Самоубийство исключается

Чтобы заставить преступника выдать себя, талантливый и проницательный инспектор Маллет не без риска для себя провоцирует убийцу на решительные действия.

Отрывок из произведения:

Воскресенье, 13 августа

Если приблизиться к самому краю высокого холма Пендлбери, прямо за отметкой «До Лондона 42 мили», внизу увидишь «Пендлбери-Олд-Холл». Это внушительное каменное сооружение в георгианском стиле расположено в стороне от дороги и сверху кажется драгоценной розовой жемчужиной, бережно помещенной на зеленую бархатную подушку окружающих его просторных лужаек и полян. Если у вас есть обыкновение размышлять, сидя за рулем автомобиля, вы можете подумать, что владельцу «Холла» стоит позавидовать; и только сильная спешка может помешать вам съехать вниз по крутой извилистой дороге и, минуя широкие ворота у подножия холма, полюбоваться на просторную буковую аллею, ведущую к строгому и величавому фасаду здания. Над воротами вы увидите вывеску с изящной надписью, извещающей, что перед вами гостиница «Пендлбери-Олд-Холл», под которой более мелкими буквами, но в том же строгом стиле сделана другая надпись: «Привилегированное заведение, открытое для публики». Уже очарованный строгой красотой здания, восхищенный его уединенным расположением, ваш утонченный вкус оценивает строгое благородство этих вывесок, и вы решаете, что вот наконец-то перед вами загородная гостиница, о которой вы всегда мечтали, где взыскательного путешественника ожидают радушный прием и истинный староанглийский уют. И вот тут-то, поскольку загородные гостиницы Англии таковы, какие они есть, вы ошибетесь.

Рекомендуем почитать

Мексика, 1922 г.

Как обычно, около полудня начальник полиции для острастки кого-нибудь казнил. Экзекуции проводились почти каждый день. Такие порядки царили в этом мексиканском городке.

Я был на склоне холма на полпути от железнодорожной станции, когда раздался первый резкий залп. Я инстинктивно сунул руку в пиджак. Большую часть пути мне удалось пройти в тени, но когда я оказался на Плаза Сивика, солнце схватило меня мертвой хваткой за глотку, сдавило, выжав капли пота из всех пор.

Два молодых риелтора, которым поручили осмотреть дом, обнаружили там… тело известного финансиста. Вдобавок выяснилось, что предыдущий жилец, Колин Джеймс, бесследно исчез. Возможно, все это связано с недавним освобождением из тюрьмы банкира, осужденного как раз за аферу с недвижимостью? Инспектор Маллет начинает расследование…

Чтобы заставить хитроумного преступника выдать себя, талантливый и проницательный инспектор Маллет становится режиссером мелодрамы («Смерть — не азартный охотник»).

Лондон, суббота, 5 октября

Был один из тех неестественно жарких дней, которые принято называть бабьим летом. В Байна-парк на юго-западе Лондона заходить было не ко времени, да и времени не было.

К увитому плющом забору, огораживающему дом, который я искал, был прикреплен кусочек картона. На нем большими печатными буквами было написано: «Потерялся сиамский кот. Откликается на кличку Конфуций».

Интересно, как он откликается? Я поднялся на крыльцо, где солнышко грело пинту жирного молока и йогурт бананового цвета. За бутылками торчал экземпляр «Дейли мейл», в котором я разглядел заголовок «Новый берлинский кризис?». Кнопок на дверном косяке было что жемчужин на шляпе короля, но только под одной из них помещалась медная табличка «Джеймс Дж. Хэллам, чл. Кор. общ. лит.»; именно на нее я и нажал.

К Барни Годвину случайно попадают денежные купюры, украденные из банка, и он устремляется на поиски всей добычи бандитов («Женщина из захолустья»). Изобретательный дядюшка Сагамор ухитряется гнать самогон прямо под носом у шерифа, а когда его пытаются «схватить за руку», всегда находит способ избежать ответственности («Дядюшка Сагамор и его девочки»). Супруги спасают перепуганного молодого человека с яхты «Орфей», а тот оказывается опасным сумасшедшим («Мертвый штиль»).

Знаменитый детектив Майкл Шейн, герой серии романов американского писателя Бретта Холлидея, способен не только распутать самые сложные дела, но и помочь пострадавшим от руки преступника устроить личную жизнь. В романе «Не теряй головы» Шейн расследует убийство, произошедшее на заправочной станции во время бензинового кризиса.

1. Разговор

2. Панацея

3. Воздух

4. Я

5. Пистолет

6. «Гиб»

7. Кратко

8. Дорога

9. Пистолет

10. Тип "U"

11. Подмога

12. Лягушка

13. Читать

14. Согласие

15. Одобрение

16. Счета

17. Сведения

18. Фадо

19. Краска

20. Недруг

21. Грех

22. Секс

23. Лодка

24. Пряжа

25. Да

26. Шарик

27. Все

28. Плата

Другие книги автора Сирил Хейр

«Золотой стандарт» английского детектива.

Роман, который лег в основу легендарного одноименного фильма, любимого многими поколениями российских зрителей.

…Аристократы собрались на Рождество в роскошном загородном особняке, отрезанном от мира снегопадом.

Внезапно одного из них настигает загадочная смерть. Что это — убийство или несчастный случай? И если в доме затаился убийца, кто станет его следующей жертвой?

Инспектор полиции начинает расследование…

От скуки, чтобы хоть как-то скрасить серое, монотонное существование в офисе, несколько сотрудников управления затевают литературную игру, в которой разрабатывают план убийства своего начальника. По их плану роль убийцы должна сыграть старая дева, весьма религиозная, но безобидная. Сама она ни о чем таком не подозревает. Но именно ее, а не начальника, вскоре среди бела дня убивают в здании, где полным-полно людей, причем убивают в запертой на ключ комнате в нескольких метрах от полудюжины человек. У единственного служащего с известными криминальными наклонностями стопроцентное алиби! Полиция заходит в тупик. Адвокат Френсис Педигрю находит не только разгадку преступления, но и свое счастье.

Мисс Силвер

Еще одно «чисто английское убийство» от классика детективного жанра. Сирил Хейр был судьей окружного суда в Сурее, и не случайно, что и в этой книге мотивы преступления объясняются особенностями британской юриспруденции. Итак, типичный английский городок, где провинциальный оркестр из любителей-музыкантов дает концерт вместе с знаменитой скрипачкой-виртуозом. На генеральной репетиции днем приглашенная звезда-иностранка играет бестяще и вдохновенно. Затем происходит ссора между ней и одним из музыкантов оркестра, а вечером во время концерта артистку убивают. Под подозрение попадают многие. Читатель получит истинное наслаждение, погрузившись в несуетливую атмосферу расследования загадочного преступления. Честь раскрытия убийства принадлежит отошедшему от дел адвокату Ф. Петигрю. Больше всего на свете он хочет жить спокойно, а меньше всего желает участвовать в следствие, которое ведет свеженазначенный и самоуверенный инспектор полиции. Читатель раньше полицейского может догадаться, кто убийца, если, как адвокат, знает и любит Диккенса, а также Моцарта и Генделя. В любом случае, по достоинству оценит этот образец великолепного английского детектива, полного иронии.

Мисс Силвер

Один из лучших романов автора прославленного «Чисто английского убийства».

Одно из самых интересных и запутанных дел детектива-любителя Фрэнсиса Петтигрю.

Маленькая английская деревушка потрясена чудовищным преступлением. На холме, откуда открывается потрясающий вид, обнаружено тело миссис Пинк,

Но кто и почему отнял жизнь у тихой вдовы, зарабатывавшей на жизнь уборкой в богатых домах?

Версия ограбления отпадает сразу. Убийца не оставил ни одной улики.

Провинциальная полиция в недоумении.

И только Фрэнсису Петтигрю удается выйти на след преступника благодаря брошенным вскользь словам мальчишки-свидетеля...

УДК 821.111 ББК 84 (4Вел)

© by Charles Gordon Clark

© Перевод. А.А. Комаринец, 2011

© Издание на русском языке AST Publishers, 2012

Пятница, 13 ноября

Дейлсфорд-Гарденз, Ю. З. — один из тех адресов, которые, когда их называют, заставляют даже самых опытных водителей такси на какой-то момент заколебаться. Но не потому, что возникают какие-то трудности с определением его местоположения, — всем хорошо известен этот спокойный, респектабельный район, где Южный Кенсингтон граничит с Челси. Проблема была порождена недостатком воображения у специалистов строительного синдиката, которые где-то в середине нашего столетия закладывали этот жилой район Дейлсфорд. Дело в том, что, помимо Дейлсфорд-Гарденз, есть еще Дейлсфорд-Террас, Дейлсфорд-сквер, Верхняя и Нижняя Дейлсфорд-стрит, не говоря уже о высоком многоквартирном доме из красного необожженного кирпича, известном как Дейлсфорд-Корт-Мэншнз и двух-трех новых нарядных маленьких домиках, которые до сих пор сохраняют название Дейлсфордские конюшни. Однако дома на Дейлсфорд-Гарденз не высокие, не сложенные из сырого красного кирпича, не новые и далеко не нарядные. Напротив, они приземистые, желтые и старые, в одинаковом закопченном лепном убранстве однообразных трехэтажных фасадов, невзрачных, но — с некоторой натяжкой — респектабельных. Пара из них опустилась до того, что стала меблированными комнатами, несколько можно заподозрить в том, что туда берут жильцов с пансионом, но по большей части эти дома по-прежнему ухитряются вести неравную войну с превратностями судьбы, и над ними по-прежнему реет знамя аристократизма.

Этот роман легендарного автора «Чисто английского убийства» считается ЛУЧШИМ из его произведений!

Член Высокого суда Джастис Барбер проводит жизнь в бесконечных разъездах, председательствуя на самых серьезных процессах Южной Англии.

Он вынес множество приговоров — но кто из осужденных им преступников или близких прислал ему анонимное письмо с угрозами?

Поначалу Барбер не принимает угроз анонимщика всерьез — но вскоре ему только чудом удается избежать смерти от яда.

Полиция бездействует.

И тогда за дело берется детектив-любитель Фрэнсис Петтигрю.

Один из самых необычных романов автора легендарного «Чисто английского убийства».

Вторая мировая война. Фрэнсиса Петтигрю призывают на службу в прибрежную деревушку Марсетт-Бэй, куда эвакуирована одна из многочисленных лондонских контор.

Чтобы хоть как-то скрасить унылое существование, сотрудники начинают писать сценарий идеального убийства. Но вскоре игра превращается в кошмар — тихую и немного чудаковатую мисс Дэнвил находят убитой.

Возможность совершить преступление была практически у каждого, вот только мотивов ни у кого нет, а следов убийца не оставил…

В тупике — не только провинциальная полиция, но и опытный инспектор Скотленд-Ярда, срочно вызванный на подмогу.

Но внезапно Петтигрю, ведущего собственное расследование, осеняет догадка…

Отпуск инспектора Маллета не задался с самого начала: его соседа по столику, мистера Дикинсона, нашли мертвым в номере.

Местная полиция подозревает самоубийство, однако Маллет другого мнения. Он убежден: чтобы разгадать тайну гибели Дикинсона, необходимо внимательнее присмотреться к членам его весьма респектабельной на первый взгляд семьи…

Два молодых риелтора, которым поручили осмотреть дом, обнаружили там… тело известного финансиста. Вдобавок выяснилось, что предыдущий жилец, Колин Джеймс, бесследно исчез. Возможно, все это связано с недавним освобождением из тюрьмы банкира, осужденного как раз за аферу с недвижимостью? Инспектор Маллет начинает расследование…

Популярные книги в жанре Классический детектив

Автор романов, вошедших в сборник, не нуждается в дополнительном представлении. Оно будет излишним, потому что Эрл С. Гарднер — один из самых публикуемых сегодня писателей детективного жанра. Его адвокат Мейсон, пожалуй, самый популярный у нас литературный герой и тоже не нуждается в дополнительной рекламе. Но вот два других романа в этой книге будут приятным сюрпризом для читателя. Он познакомится с двумя новыми циклами и новыми гранями творчества Гарднера.

Семь или восемь лет назад, посещая лекции по судебной медицине, я познакомился с доктором Лестером Эдельсоном. В то время он работал под руководством моего друга доктора Ричарда Форда, руководителя кафедры судебной медицины в Гарварде. С тех пор я с интересом следил за профессиональной карьерой доктора Эдельсона. Сейчас он и доктор Самюэль Гербер служат коронерами в графстве Каахога, в Кливленде.

Я бы желал отдать должное профессионализму, способностям и успехам доктора Эдельсона, но знаю, ему это было бы неприятно. Он предпочел бы, чтобы я отметил необходимость такой науки, как судебная медицина, и разъяснил, чем она занимается.

Дом находился в Санта-Монике, на перекрестке улиц между бульварами, на расстоянии слышимости звука от береговой автострады и ружейного выстрела — от моря. Улица была когда-то престижной, люди гордились, что поселились тут, но за последние несколько лет она утратила и престиж, и основания для гордости. В этих домах было слишком много этажей и мало окон, окраска их желала лучшего. Легко можно было догадаться об их происхождении. Это были односемейные коттеджи, позже переделанные под квартиры и меблированные комнаты или превращенные в пансионаты и мотели для туристов. Даже пальмы, которые выстроились вдоль улицы, выглядели так, как будто они знавали лучшие дни и теперь начинали терять свою растительность.

За все время моего продолжительного близкого знакомства с Шерлоком Холмсом мне никогда не приходилось слышать, чтобы он упомянул о своих родных. Он редко говорил и о своей молодости. Эта сдержанность с его стороны увеличивала несколько сверхъестественное впечатление, которое он производил на меня, до такой степени, что иногда я начинал смотреть на него, как на феномен в своем роде, как на ум без сердца, как на существо, настолько же лишенное всякого человеческого чувства — симпатии, любви, насколько выдающееся по уму. Его отвращение к женщинам и нелюбовь к новым знакомствам составляли типическую особенность его спокойного характера, не более, однако, чем его полное молчание относительно своих родных. Я пришел к убеждению, что он сирота, у которого умерли все родственники, как вдруг в одно прекрасное утро, он, к полному моему изумлению, заговорил со мной о своем брате.

— Холмс, — проговорил я, стоя однажды утром у окна и смотря на улицу, — вот бежит сумасшедший. Как это родственники пускают его одного!

Мой приятель лениво поднялся с места и, засунув руки в карманы халата, заглянул через мое плечо на улицу. Стояло светлое, морозное февральское утро. Выпавший накануне снег покрывал землю плотным слоем и сверкал при лучах зимнего солнца. По средине улицы он почернел от езды, но ближе к тротуарам был точно только что выпавший. Тротуар был подметен и вычищен, но было очень скользко, так что прохожих было меньше, чем обыкновенно. Со стороны станции метрополитэна никого не было видно, за исключением господина, привлекшего мое внимание своим странным видом.

В романе «Вдовец» (1959) отсутствует широкий социальный фон, нет серьезных философских и политических проблем, предельно сжато действие и ограничено число его участников — все направлено на поиск тайной подоплеки непоправимой беды, внезапно свалившейся на Бернара Жанте, мастера по художественным шрифтам, скромного, застенчивого человека, сторонящегося людей. Жанте удалось после женитьбы создать изолированный от внешней жизни, пугающей его бурными страстями и жестокостью, тихий, уютный мирок. Но он рушится как карточный домик: из дома внезапно уходит и не возвращается Жанна — жена Бернара. После долгих мучительных часов ожидания Жанте вынужден обратиться в полицию...

В классических рассказах о приключениях Шерлока Холмса, вышедших из-под пера Артура Конан Дойла, лишь мельком упоминается ряд дел, разгадкой которых приходилось заниматься Великому Сыщику. Даже для тех, кто не обладает дедуктивным мышлением, совершенно очевидно, что эти дела всерьез повлияли на судьбу Холмса и на формирование его методов ведения расследования. Но, в силу определенных, известных ему одному причин, Артур Конан Дойл не уделил этим делам внимания, которого они заслуживают.

Лауреат премии Эдгара По, писатель и литературовед Майк Эшли вдохновил целую плеяду известных писателей на то, чтобы закрасить «белые пятна» в истории Шерлока Холмса. Двадцать шесть вошедших в эту антологию рассказов достойно дополняют классический ряд приключений Великого Сыщика.

Редактор-составитель: Майк Эшли.

Автор введения: Ричард Лэнслин Грин.

В детективных романах Николаса Блейка сюжеты построены увлекательно, действие развивается динамично и напряженно. Автор умело использует прием «скрытой» экспозиции, постепенно раскрывая прошлое героев. Романы Николаса Блейка отличаются глубоким психологизмом, который позволяет раскрыть двойственный сложный характер героев, их внутренний мир, полный противоречивых страстей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

”В конце 1943 года, вместе с В. С. Гроссманом, я начал работать над сборником документов, который мы условно назвали ”Черной Книгой”. Мы решили собрать дневники, частные письма, рассказы случайно уцелевших жертв или свидетелей того поголовного уничтожения евреев, которое гитлеровцы осуществляли на оккупированной территории. К работе мы привлекли писателей Вс. Иванова, Антокольского, Каверина, Сейфуллину, Переца Маркиша, Алигер и других. Мне присылали материалы журналисты, работавшие в армейских и дивизионных газетах, назову здесь некоторых: капитан Петровский (газета ”Конногвардеец”), В. Соболев (”Вперед на врага”), Т. Старцев (”Знамя Родины”), А. Левада (”Советский воин”), С. Улановский (”Сталинский воин”), капитан Сергеев (”Вперед”), корреспонденты ”Красной звезды” Корзинкин, Гехтман, работники военной юстиции полковник Мельниченко, старший лейтенант Павлов, сотни фронтовиков.

Немало времени, сил, сердца я отдал работе над ”Черной Книгой”. Порой, когда я читал пересланный мне дневник или слушал рассказ очевидцев, мне казалось, что я в гетто, сегодня ”акция” и меня гонят к оврагу или рву...

”Черная Книга” была закончена в начале 1944 года. Наконец книгу отпечатали. Когда в конце 1948 года закрыли Еврейский антифашистский комитет, книгу уничтожили.

В 1956 году один из прокуроров, занятых реабилитацией невинных людей, приговоренных Особым совещанием за мнимые преступления, пришел ко мне со следующим вопросом: ”Скажите, что такое ”Черная Книга”? В десятках приговоров упоминается эта книга, в одном называется ваше имя”.

Я объяснил, чем должна была быть ”Черная Книга”. Прокурор горько вздохнул и пожал мне руку”.

Илья Эренбург, ”Люди, годы, жизнь”.

Почти каждому дачнику знакомо ощущение недовольства собственным участком. Перепланировка, изменение участка — полезное и увлекательное занятие, которое, тем не менее, требует опыта и знаний.

Эта книга поможет вам определиться, какой вид грядок сделать на своём участке, опишет, чем отличается один вид от другого, и позволит вам сделать вывод о том, как правильно нужно в Вашем случае перекопать и оформить участок, а также даст множество других полезных советов.

Книга будет интересна широкому кругу читателей, каждый дачник увидит в ней много полезной информации именно для себя.

Слишком цивилизованным и спокойным казался мир времён нашей юности – какая война? «Война, такая большая и разрушительная, как Вторая Мировая, никогда больше не может повториться», – так рассуждали мы. «Мы на новой ступени эволюции. Правительства стран не допустят больше такого кошмара. Шишки на лбу набиты и получать их снова никто не захочет». Но, увы, нам пришлось встретить лицом к лицу не просто войну, а настоящий ад. И, хотя, лично мы с Андреем пока толком-то и не видели этого ада в глаза, нам было не по себе от мысли его неизбежности…

Вот уже много веков не знал войны мир магических Трех Королевств. Но теперь над ним повисла опасность… Ибо пришло время, когда воедино стали складываться части древнего мистического пророчества, коему предстоит изменить судьбу мира НАВЕКИ. Ослеп, оказался в мире теней герой Кедрин, остановивший могущественного посланника Властелина Зла — чернокнижника Тоза, и вернуть себе зрение он сможет, лишь спустившись в темный кошмар Преисподней и вызвав оттуда дух своего убитого врага…

Нет возврата из адской бездны! Три королевства оплакивают ушедшего, — а меж тем поднимает голову новое Зло…