Самострел

Истории разносила по городу Лукешка. Рассказывать она умела пестро — с ее языка, через исконную бабью говорливость, рацеи вмиг облетали окрестные дворницкие, завалинки и лавки, за день рассасываясь по всем закоулкам простолюдной Мельны. Дальше, из кухонь и людских, рассказки тянулись в господские столовые, потешая в обеденный час отцов семейств, родню и домочадцев. Но у барских самоваров уже не знали, что главная заслуга в том удовольствии, какое подавалось за чаем вместе с вареньями и калачами, принадлежит сорокалетней незамужней бабенке — Лукерье.

Другие книги автора Павел Васильевич Крусанов

Только человек, проведший детство в Египте, способен строить такие монументальные литературные композиции. Действительно, книги Павла Крусанова по сокровенному присутствию тайны и мощности исполнения в чём-то родственники египетских пирамид, символов незыблемости и вечности.

Мистика и история, трагические судьбы людей, вписанные яркими красками в судьбу России прошлой, настоящей и будущей, миф, творящийся на глазах читателя, хаос и космос в их извечном смертельном противостоянии – вот то поле, на котором Павел Крусанов ведёт в бой своих литературных героев и одерживает победу за победой.

«Укус ангела» — огромный концлагерь, в котором бесправными арбайтерами трудятся Павич и Маркес, Кундера и Филип Дик, Толкин и Белый…

«Укус ангела» — агрессивная литературно-военная доктрина, программа культурной реконкисты, основанная на пренебрежении всеми традиционными западными ценностями… Унижение Европы для русской словесности беспрецедентное…

Как этот роман будет сосуществовать со всеми прочими текстами русской литературы? Абсолютно непонятно.

В этом мартирологе четырнадцать имен, список далеко не полон, но, делая свою работу, авторы соблюдали условие личное знакомство с героями этих очерков. Все герои этой книги — люди очень разные. Их объединяет только то, что они были деятельны и талантливы, для них все начала и концы сходились в Петербурге. Все они — порождение Петербурга, часть его жизни и остаются таковой до сих пор.

Действие нового романа П.Крусанова происходит в ближайшем будущем – 2010-2011 годах. Персонажи этого затейливого повествования, одним из которых оказывается мистификатор и выдумщик Сергей Курехин, художественным жестом, артистической провокацией преображают привычную реальность до неузнаваемости.

Павел Крусанов — известный прозаик с явственным питерским акцентом: член Ленинградского рок-клуба, один из лидеров «петербургских фундаменталистов», культуртрегер, автор эпатажных романов «Укус ангела», «Американская дырка», «Бом-бом», «Мертвый язык». Его упрекали в имперских амбициях и антиамериканизме, нарекали «северным Павичем», романы Крусанова входят в шорт-листы ведущих литературных премий. «Царь головы» — книга удивительных историй, современных городских мифов и сказок сродни Апулеевым метаморфозам или рассказам Пу Сун-лина. В этом мире таможенник может обернуться собакой, а малолетний шкет вынуждает злобного сторожа автостоянки навсегда исчезнуть с лица Земли. Герои хранят свою тайну до последнего, автор предпочитает умолчание красноречию, лишая читателей безмятежности.

Культовый прозаик, автор "Укуса ангела", пересказывает своими словами главную книгу наших северных соседей. "Калевала" - мощнейшее сочинение, практически не известное русским: старые переложения читать было невозможно. Да еще и цензура вырезала из них целые куски. Версия Крусанова - легкая, динамичная, увлекательная и полная. Хочешь, наконец, узнать, о чем написано в "Калевале"?

 Роман `Ночь внутри` - своего рода притча. Это история о братьях Зотовых, выходцах из чумных астраханских степей, - людях, несущих в себе собственную погибель. Впечатляющая образность (порой до эпатажа) и замысловатая композиция романа вполне объяснимы наложение реальности на ирреальность - извечная роковая фантасмагория российской действительности. Поэтому и ужасы, порожденные этой действительностью, по-житейски осязаемы и страшны.

ХХ век укротил чуму, сибирскую язву, холеру и еще целый ряд страшных недугов, но терроризм как социальная патология оказался ему не по зубам. К настоящему времени бациллы терроризма проникли едва ли не во все уголки планеты и очаг разросся до масштабов всемирной пандемии. Чтобы лечить болезнь, а не симптомы, надо знать ее корни, понимать тайну ее рождения. Павел Крусанов не предлагает рецептов, но делает попытку разобраться в истоках явления, нащупать порождающие его психические и социальные протуберанцы. Иконы терроризма от Шарлотты Корде и Сергея Нечаева до Че Гевары и Карлоса Шакала предстанут перед читателем на страницах этой книги во всем своем зловещем блеске.

Популярные книги в жанре Современная проза

Прохоров Артём

HОВЫЙ ОПЫТ

Двеpи потpепанного кpасного "Икаpуса" с пpиятным шипением закpылись, и Иван Могилевский с облегчением откинулся на спинку сиденья. Его лоб был покpыт мелкими бисеpинками пота... ...интеpесно, а из чего делают бисеp? Из пластмассы, навеpное, ну, это сейчас, а pаньше? Из жемчуга, что ли... ...еще у входа на автовокзал он увидел, как последний на сегодня автобус на Hовопавловскую медленно и степенно, как океанский лайнеp отходит от стоянки и вот-вот пеpед ним откpоется pадужная пеpспектива ночевки на скамейке в пpиятном обществе бомжей и нищих бpодяг, котоpых он еще несколько дней назад мог пpеспокойно отпpавить в отделение, тем более, что в конце месяца у них, как всегда, гоpел план, и тpебовалось обеспечить достойную статистику по количеству задеpжаний. Да, этот день начался для сеpжанта московской милиции не лучшим обpазом. Виной всему была, конечно, водка... ...если водка мешает pаботе, ну ее нафиг, эту pаботу. А еще лучше: Пьянству - бой, блядству - геpл... Геpл, геpл, что там сейчас Ленка поделывает? В пеpеходе на "Белоpусскую" будет телефон, надо будет ей позвонить, узнать, чем она сегодня вечеpом занята. Если ничем, можно будет обеспечить себе небольшой тpаходpом. Я думаю, в этом больших пpоблем не станет. Только водки нужно будет купить...

Григорий Рейнгольд

Школа выживания

или

Еще не все потеряно

Предисловие автора

Каждый пишет, как он слышит,

Как он дышит, так и слышит,

Не стараясь угодить...

(Булат Окуджава)

Дорогие читатели!

Вот и пришло время для нашей второй встречи, если, конечно, вы читали мою первую книжку "Встреча с поэтом или размышления математика". Моя новая книга это тоже цикл коротких рассказов (как я их называю, рассказиков) целиком посвященных школе, ее учителям и ученикам. Я недолго думал над общим названием, оно взято из жизни. Один из учителей нашей школы организовал кружок, который так и назывался:

Ю. В. Решетов

H О В Ы Й

П Р И Х О Д

Дьякон Hиколай уже собрался закрывать двери церкви, как вошел бомж. Бомж был пьян, источал дурной запах и едва держался на ногах.

- Иди отсюда, уходи, - сказал дьякон, пытаясь выставить бродягу.

- Отрекись, откажись, - заорал бомж и свалившись на колени вцепился в рясу.

- Уходи, служба уже закончилась, церковь закрыта.

- Отрекись несчастный!

Hа помощь Hиколаю бросились церковный сторож и еще два дьякона. Они вытолкали бомжа за дверь и прищемили ему конечность. Hиколай схватил эту конечность и начал ее запихивать в дверной проем, но ему показалось ему вовсе не человеческой частью, а крылом. Вдобавок ко всему, после того, как замок был закрыт, на пороге оказалось перо, белое и похожее на гусиное.

Ю. В. Решетов

ЧИНАБАДСКАЯ 26

- Кенджяев, зайди к главарю, - прошипел шестерка шефа Хайрулла в трубку сотового, - сегодня квартальный отчет, все уже собрались.

- Сейчас буду, - ответил Эркин.

- Быстрее давай, шевели ножками.

- Уже бегу, - Кенджяев отключил сотовый, - Быстро только у кошек получается, - добавил он брезгливо.

Главарь - это хоким района (председатель хокимията, т.е. райкома). Сам Эркин Кенджяев (по паспорту Кенжаев, т.к. в узбекском языке "ж" читается, как "дж") - начальник квартирного отдела Мирзо-Улугбекского хокимията г. Ташкента. Квартальный отчет - время сдачи пайды (неоффициального налога за занимаемое теплое кресло).

Владимир Романовский

ЦЕНА ЧЕЛОВЕКА

"... Подвижники нужны, как солнце. Составляя самый поэтический и жизнерадостный элемент общества, они возбуждают, утешают и облагораживают. Их личности - это живые документы, указывающие обществу, что кроме людей, ведущих спор об оптимизме и пессимизме, пишущих от скуки ненужные проекты и дешевые диссертации ...и лгущих ради куска хлеба... есть ещё люди иного порядка, люди подвига и ясно осознанной цели".

Романовский Владимир

Ричард В.Гамильтон

Сфинкс

театральная сага в двух действиях

В этой пьесе нет ни политических подоплек, ни тайных месседжей. Если вы так устроены, что вам обязательно нужен месседж, проверьте свой автоответчик, может там чего-нибудь как раз и есть. Так же, все в этом произведении - плод фантазии автора, за исключением, разумеется, самого Сфинкса, чьим образом, запечетленном в камне, вы можете полюбоваться в пригороде Каира, можете сравнить его с образом, запечетленном в слове на нижеследующих страницах.

Валерий Роньшин

Разговоры Христолюбова с ламповым приемником 1957 года выпуска

Христолюбов сидит в своей комнате, в полной темноте, на полу, прижавшись спиной к горячей батарее парового отопления, и, закрыв глаза, слушает радио. Старенький ламповый приемничек 1957 года выпуска. Радио говорит женским голосом:

-- Вчера в Париже...

-- В Париже, -- с восторгом шепчет Христолюбов. -- В Париже...

-- А завтра в Сингапуре... -- говорит радио.

Михаил Рощин

Елка сорок первого года

А жизнь, товарищи, была совсем хорошая.

Аркадий Гайдар. Голубая чашка.

На пути из Ленинграда в Севастополь мы остановились в Москве, мама выстанывала:

- В Москву! Хоть на денек! Сколько не была в Москве!

Она - коренная москвичка, в Москве выросла, работала, все знала. Поженившись, они с отцом объездили полстраны, - куда отца направляли, туда и ехали. Теперь путь его лежал в Севастополь, на морской завод. Опять надолго.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Уайт (1928–1999) — один из известнейших английских писателей‑фантастов — был автором многих замечательных книг. Но именно цикл произведений о Космическом госпитале принес ему особую популярность во всем мире.

«Космический госпиталь» Джеймса Уайта — не просто один из знаменитейших сериалов за всю историю научной фантастики, не просто оригинальнейшая из «космических опер» нашего времени, но — истинное ЯВЛЕНИЕ В ЖАНРЕ!

Над невероятными похождениями бригады межгалактических врачей смеются уже несколько поколений любителей фантастики — в том числе и в нашей стране. Потому что «Космический госпиталь» — это ЕДИНСТВЕННАЯ фантастическая сага, в которой приключения и юмор переплетены настолько плотно, что отделить одно от другого практически НЕВОЗМОЖНО!..

Конфликт с руководством открывает герою романа дорогу на биржу. Но не на биржу труда, а на фондовую биржу. Здесь царят свои жестокие законы и нравы, а люди живут в таком накале страстей, в котором рядовой обыватель не выдержит и десяти минут. Рыночная борьба перестает быть для героев только работой и обретает зловещий смысл борьбы за жизнь, когда на охоту выходят те, кто хочет вести игру по своим правилам, те, кто предпочитает выигрывать наверняка и любыми средствами…

• Интригующий детективный сюжет, основанный на биржевых событиях недавнего времени

• Доступное пособие по интернет-трейдингу на российском фондовом рынке

• Реалии повседневной жизни частных трейдеров

• Спекулятивные схемы и биржевые махинации

• Практическая психология трейдинга

Первый российский биржевой триллер, содержащий увлекательное, полное драматизма и юмора, тайн и разоблачений описание мира биржевых спекуляций, продолжает серию экономических романов издательства «Вершина».

Он приучил себя засыпать мгновенно, как только подворачивался подходящий случай, — нужно было просто закрыть глаза и расслабить мускулы. Двадцать лет назад у него не было времени выспаться как следует, спать приходилось урывками. Он научился просыпаться от малейшего шороха — хрустнет ли ветка, или послышится постороннее дыхание. В джунглях Кореи, где он командовал ротой морских пехотинцев, о нем говорили, что он чувствует приближение опасности, даже когда она подкрадывается бесшумно.

Стоило Сейру Вудлингу пропустить несколько стаканчиков виски, как в глазах у него начинало двоиться. К сожалению он не мог определить заранее, когда наступит этот неприятный момент. Иначе он предупреждал бы бармена в клубе “Рок-Сити”, чтобы тот не обслуживал его, скажем, после девятой порции. Возникновение двойного зрения зависело от многих обстоятельств. Иногда оно появлялось лишь после того, как бармен в пятнадцатый раз наполнял его стакан. О том, что у него в глазах двоится, Сейр узнавал, увидев двух пожилых тучных мужчин, уставившихся на него из зеркала за стойкой бара. И каждый из этих совершенно одинаковых толстяков, с одинаковыми сигарами во рту и стаканами в руках, был Сейром Вудлингом. Закрыв один глаз, он мог стереть с зеркала одного близнеца, но второй Сейр Вудлинг, теперь одноглазый, все так же смотрел на него.