Самая простая реакция (фрагмент)

Александр Лыхвар

Самая простая реакция (фрагмент романа)

1

По лобовой панели остекления звезды чертили одинаковые дуги. Слева, снизу показалась яркая блестка станции. Перевалочная база искрилась в свете звезды Хотр, словно карнавальная игрушка. Кресло первого пилота занимал совсем молодой парень. Он сидел, подавшись вперед, внимательно изучая экран радара кругового обзора. Поморщившись, он сглотнул и резко качнул штурвал. Скупо разбросанные звезды замерли, словно, кто-то нажал на "стоп-кадр".

Другие книги автора Александр Лыхвар

Эта Вселенная, ее предыдущий пульс, 16 840 931 99. год стандарта U-3, с момента запуска Времени (Большого взрыва по теперешней терминологии).

Хотя все описанное ниже и происходило в далеком прошлом, но в данной ситуации, понятие «прошлое» применять крайне некорректно. Так, как в конце каждого пульса Вселенной, все сущее превращается в ничто и останавливается само Время, то принципиально не важно, предыдущий это был пульс или последующий, какой он по счету, и был ли он вообще…

В головном офисе галактической корпорации «Скант Ко Пирин», как всегда царила деловая обстановка. В огромном, тридцатиэтажном корпусе все занимались своим делом, надо сказать, размеренно и обстоятельно, совсем не так, как это бывает в маленьких и несолидных компаниях, где повседневная работа больше напоминает постоянную суету, а аврал стихийное бедствие.

Центральный офис корпорации целиком занимал все это грандиозное, по своей претензии на изыск здание, раскинувшее три свои огромные лапы на площади гектаров в восемнадцать. Три секции, построенные под 120 градусов к линии симметрии, на уровне десятого этажа гармонично сливались в единое целое, образуя далее цилиндрическую башню, в которой собственно и размещалось все более-менее действенное руководство.

Александр Лыхвар

Импульс силы

"...Федерация Марток Од воевала всегда. Она была настолько сильна, что уже давно ее никто не трогал. Поэтому, практически всегда ей приходилось начинать первой. Марток Од поглощала под свой протекторат миры и целые сообщества со стабильностью заводского пресса. Теперь их насчитывалось около девяти с половиной тысяч. Девять с половиной тысяч планет, со своими правительствами, океанами и пустынями, континентами, а кое-где и с сохранившимися странами. В шаровом звездном скоплении К-192 это была самая могучая сила. В ее полном распоряжении находилось пространство трех галактик. Две из них - хорошо развитые спиральные, третья - совсем молодая сферическая. Федерация была способна воевать даже с адом, но оттуда почемуто не наступали.

Шаровое звездное скопление Антара. Спиральная галактика ST-15, сектор К618. Нейтральное пространство. Частное спасательное судно Орса. Восьмые независимые сутки патрулирования.

Центральный пост корабля подсвечивался только экранами пультов. Блестки огоньков подрагивали на приборных модулях. Сквозь широкие панели остекления, за происходящим внутри, наблюдал мрак ничейного космоса. Кресло первого пилота пустовало. На месте второго пилота сидела сравнительно молодая женщина. Она наколдовывала что-то свеженькое системам корабля. В кресле навигатора восседал совсем юный парень. Не отрываясь, он следил сразу за тремя своими экранами.

Александр Лыхвар

Не реанимировать!

1

- Ну, что у нас сегодня на обед? - спросил дежурный.

- Как обычно. Меню четного дня, - ответил старший смены.

Дородный мужчина в белоснежном переднике.

- Я же заказал еще два контейнера полуфабрикатов! - прикрикнул он на подчиненных. - Где они?!

- Уже размораживаются, - бесцветно ответил один из поваров.

- Хорошо. Давайте быстрее. Обед через сорок пять минут. Если в этот раз опоздаете хоть на минуту, поменяю команду. Всех отправлю в производственные секции!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Петру Ивановичу так много хотелось сказать жене, но она не замечала его, словно шкаф, или стол. Петру Ивановичу стало жаль себя, словно он умер, хотя он просто находился на подоконнике пассивным предметом.

Когда я перешел реку по старому деревянному мосту и оказался на другом берегу, я понял, что попал в детство. Кому-то удалось восстановить давно исчезнувший мир, все, что иногда приносили сны и воспоминания. Я стоял на берегу и смотрел на гору и на лес. Все было точно такое, как в детстве, и вдали был виден дом, тот самый, из которого я ушел много лет тому назад. Он стоял на холме, дом моего детства. Мир возвращался ко мне не спеша, со скоростью пешехода, рядом с которым идет пространство, показывая свои дары, вдруг возвращенные мне далеким прошлым. Кто поставил эту удивительную драму, в которой я должен был изображать блудного сына? Случай? Но случай всегда посланец настоящего, его верный слуга, и до прошлого ему нет никакого дела. Да, детство шло ко мне навстречу. Тропа ласково касалась моих подошв. И деревья, узнавая меня, передавали одно другому радостную весть, что я вернулся в свой край. На поляне заржала лошадь. Та самая, которую мы звали Чалкой. Чалка нисколько не изменилась, словно кто-то остановил все часы и люди забыли, что надо срывать листы на календаре. Затем я увидел ветряную мельницу. Она стояла на том же месте, возле ручья, закрытого густо разросшимися кустами смородины. Как я любил эту старенькую мельницу и особенно ее большие деревянные крылья! И мельница тоже любила нас, ребятишек, приходивших собирать смородину сюда, к прохладному ручью. Я нагнулся над ручьем, зачерпнул ладонью студеную воду и поднес ее к губам. Прошлое коснулось моих губ ласково и осторожно. Ручей звенел, мягко ударяясь о круглые камни, исполняя все ту же монотонную песенку, которая началась задолго до моего рождения и все длилась, длилась, длилась, соединяя вечную бодрость с нескончаемым детским сном. Ручей звенел, и его звон возвращал мне давно утраченные дни и то никуда не спешащее бытие, когда ты чувствуешь, что все только что началось, как утро, заглядывавшее в окно вместе с синим кудрявым облаком, плывущим в просторном деревенском небе. Ручей словно говорил мне: — Не спеши. Задержись здесь, посиди. В мире, куда ты вернулся, никто не спешит. Это же твое возвратившееся детство.

Что ожидало юного Келдера на родной ферме? Скука смертная. Чего он хотел от жизни? А чтоб было нескучно и разнообразно. Значит, что надо было делать? Рюкзак на плечи - и вперед по Волшебной Дороге. А впереди... Да-а... Впереди - крылатая красавица, волшебник - недоучка. Впереди - бандиты, демоны, демонологи, заклятия, проклятия, чародеи, те, кто нуждается в защите, и те, от кого не знаешь, как и защититься-то. Впереди - великие города и великие приключения. И уж до того нескучно и разнообразно, что безнадежно мечтаешь об одном - сбавить обороты...

Желтая лента реки неспешно вытекает из тонкой щели горизонта. Скалы древних зданий бессмысленно таращатся в ее мутную глубину. Гранит и бетон набережных осыпаются вниз серой мертвой пылью, добавляя реке строительного материала для дна и берегов. Уровень ее, долго остававшийся неизменным, с течением времени незаметно растет. Грязные волны уже омывают лапы прозрачных сфинксов, царственно разлегшихся на нефритовых парапетах, когда-то находившихся высоко над водой. Через какое-то время грандиозные статуи окончательно исчезнут под неумолимой властью прибывающей воды, но пока еще величие их сильнее стихии.

В повести-мистификации «Жюлля Мэнна» рассказывается о похождениях трех чудаковатых французов, приехавших в Советскую Россию на поиски сокровищ затонувшего града Китежа. Замаскированная под переводное французское произведение повесть впервые вышла в Киеве в самом начале 1930-х гг. и с тех пор успела стать книжной редкостью. Настоящее имя автора, скрывавшегося под псевдонимом «Жюль Мэнн», остается неизвестным.

Материал был очень странный. Ему пока нет названия. Малиновые пластинки, почти как лепестки шиповника, чуть тепловатые на ощупь. Бросишь на камни — звенят, как хрусталь.

Их нашла Лелька Логинцева. Она принесла с собой и гигантский бесцветный, абсолютно прозрачный кристалл, по твердости не уступающий алмазу.

На Крайнем Севере в мае перемешаны времена года. Сжались могучие снежные массивы, осели, но не почернели. Снеговой покров измеряется метрами. В полярную ночь он пушистый и сумрачно-серый. Сейчас — слепящий. Солнце не исчезает за горизонтом, оно низко висит над пологими белыми сопками.

Рисунок А. Банных

В медчасти Крылечкина сначала смотрели на рентгене, потом на тепловизоре, потом на нейровизоре с какими-то непонятными фильтрами, затем, обстукав и обслушав, часа два мучили хитроумными психологическими тестами — и, наконец, передали из рук в руки высокой стройной блондинкв из отдела кадров.

На блондинке был серебристый брючный костюм из только что вошедшего в моду релятивина. Собственно, серебристым он оставался лишь первые минуты. Пока блондинка изучала новенький диплом Крылечкина и расспрашивала его о семейном положении, о темах курсовых работ, костюм поголубел, налился лазурью, и, словно по небу в цветном фильме, по ткани поплыли легкие белые облачки.

Предсказание вулканических извержений, использование энергии вулканов и строительство промышленного центра у подножия укрощенного вулкана.

Первая публикация повести — журнал «Знание-сила», 1954-1955 гг.

Художник Аркадий Александрович Лурье.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эльга Лындина

Олег Меньшиков

Светлой памяти моих родителей

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Даже самый бесстрастный фотографический снимок несет отпечаток личности того, кто держал в руках фотоаппарат... Оттого, работая над книгой об Олеге Меньшикове, я ни в коей мере не претендовала и не претендую, закончив ее, на холодную объективность взгляда - да и возможна ли она, ежели пишущий, в сущности, тот же зритель со своим миром, своими критериями и своей судьбой?

Иолдо - Нижний Курагаг - Катунь

Фрагменты ОТЧЕТа

Владимира Лысенко

о водном путешествии пятой категории сложности

по р.р.Иолдо - Нижний Курагаг - Катунь (Алтай)

в сентябре 1983г.

Маршрутная книжка 0-90-83,

выдана Новосибирской МКК.

Руководитель группы

Лысенко В.И.

Новосибирск, 1983

ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Справочные сведения о путешествии 2. Сведения о районе путешествия 2.1. Рельеф 2.2. Климат 2.3. Гидрологическая характеристика района 2.4. Типы ландшафтов, флора и фауна 3. Характеристика маршрута и его туристское освоение 3.1. Гидрологические характеристики р.р.Иолдо и Нижний Кураган 3.2. Гидрологические характеристики р.Катунь 3.3. Туристское освоение реки Нижний Кураган 3.4. Сведения о заходе на маршрут и выходе с него 4. Состав группы 5. Организация путешествия 6. Техническое описание маршрута 7. График движения 8. Обеспечение безопасности на маршруте 9. Итоги путешествия, выводы и рекомендации 10. Картографический материал 10.1. Лоция р.р.Иолдо и Н.Кураган 10.2. Лоция р.Катунь 10.3. Условные обозначения на схемах препятствий 10.4. Схемы препятствий на маршруте 11. Приложения 11.1. Средства сплава 11.2. Список группового снаряжения 11.3. Список личного снаряжения 11.4. Ремонтный набор 11.5. Продукты питания 11.6. Медицинская аптечка 11.7. Весовые характеристики груза 11.8. Смета расходов 11.9. Список литературы

Владимир Лысенко

Краткая биография путешественника

Хотя по опыту и совершенным путешествиям я являюсь, конечно же, профессиональным путешественником (в России признаю равным себе лишь Конюхова и Малахова), но все-таки считаю себя путешественником полупрофессиональным (профессиональный - значит, зарабатывающий этим), так как все мои экспедиции не принесли мне никакого финансового дохода (а в первые путешествия я вообще вкладывал свои деньги, все, без остатка), так что в свободное от экспедиций время существую на 50 долларов в месяц как обычный нищий российский госслужащий. А в мирной жизни я - старший научный сотрудник Института теоретической и прикладной механики СО РАН, кандидат физико-математических наук, занимаюсь сверхзвуковой аэродинамикой, тема моей кандидатской (защищенной еще в 1982г.) "Устойчивость и переход сверхзвукового пограничного слоя при теплообмене". Тема докторской диссертации (написанной еще пять лет назад, но для защиты которой - из-за путешествий - у меня никак не хватает времени, да и желание это сделать с каждым годом ослабевает) - "Устойчивость и переход высокоскоростных пограничного слоя и следа". Имею 60 научных работ, в том числе в ведущих в мире (по моей тематике) журналах, таких как Journal of Fluid Mechanics (Англия), AIAA Journal (США), Jornal of Mechanical Sciences (Англия) и т.д. Однако наука в моей жизни потихоньку отошла на второй план, и я большую часть времени посвящаю путешествиям или подготовке к ним.

Владимир Лысенко

На катамаране с высочайших вершин мира

В книге описываются гималайские, каракорумские, кордильерские и другие экспедиции Владимира Лысенко (в Непале, Индии, Пакистане, Китае, Аргентине, Танзании, Перу, США, Италии, Австралии, Индонезии и Эфиопии), во время которых он сплавился на катамаране и плоту по бурным рекам со всех четырнадцати восьмитысячников (в том числе и с Эвереста), став первым человеком в мире, сделавшим это, а также с высочайших вершин всех континентов и Океании (опять же ( первым) и, кроме этого, по горным истокам Амазонки и Нила.