Салон черной магии

Несколько лет прошло с того дня, как ушла из жизни родная сестра экстрасенса Ольги Калиновой Мстительный колдун Захар, от руки которого погибла Наташа, охотится теперь и за ней Но ее экстрасенсорный дар очень силен, поэтому просто так с ней не справиться Ольга живет, собирая силы для решительной схватки со злобным колдуном С ней рядом любящий и надежный мужчина Только почему же Ольга каждую ночь видит один и тот же ужасный сон, который мучает ее, не давая покоя? Может быть, показаться психиатру? Или все это — происки бывшей жены ее возлюбленного, владелицы салона черной магии, которая насылает на нее кошмары, желая вернуть мужа?

Отрывок из произведения:

Человечек с автоматом наперевес прыгнул в открывшийся люк, опустился на колени и немедленно открыл огонь по целой орде двухголовых монстров, появившихся из оскаленного обломками камней пролома в стене подвала.

– А завтра? — спросила Нина. — Суббота же. Что мы завтра с тобой делать будем?

Огненный шквал заставил человечка подняться с колен и резво отбежать за первый попавшийся угол — это двигался по трупам расстрелянных монстров механический паук, похожий на средних размеров танк.

Другие книги автора Екатерина Ивановна Савина

Я шла по серебристому небосводу, которого, конечно, никогда не было. Переливающаяся холодным светом поверхность слегка пружинила под моими ногами; и время от времени, опуская глаза вниз, я представляла себе, что иду по быстрой северной речке, пузырящейся миллионами рыбьих спин, металлически поблескивающих под тусклым солнцем.

Космос был вокруг меня и во мне. Гудящие струи энергии свободно проходили сквозь мое тело, изгибались где-то в неведомых глубинах необъятной Вселенной и, принимая форму понятного во многих галактиках знака бесконечности, возвращались обратно – чтобы вновь насытить ту субстанцию, которая называлась в этом измерении моим телом, несокрушимой космической силой…

Обезьяну связали и просунули в небольшое круглое отверстие в центре стола. Хотя тщедушное тельце зверька отчаянно извивалось, стол не шелохнулся ни разу – очевидно, его ножки были прикручены к полу.

Через несколько минут, когда обезьяна почти совершенно перестала трепыхаться, ее голову закрепили в отверстии так, что над поверхностью стола торчал лишь ее тщательно выбритый череп, очень похожий на чисто вымытое страусиное яйцо.

Китайцы расселись вокруг стола. Мне указали место рядом с узкоглазым толстяком, который из-за длинных тонких усиков на круглом лице, очень был похож на перекормленного кота.

За окном моей спальни второй час подряд синели сумерки. Даже странно думать об этом – вот уже несколько лет подряд я вижу те же самые сумерки – в них тонет тот самый дом, все девять этажей – напротив моего дома, та самая аптека на углу с фонарем над дверью, свет которой привычно режет мой маленький двор на две равные части – а в длинном конусе ярко-желтого электрического луча танцуют миллионы снежинок, и кажется, что не найти ни одной снежинки, хоть сколько-нибудь от другой отличающейся.

Всполохи оранжевых молний разрывали воздух, отчего казалось, будто ночное небо покрывала пылающая решетка. Я распахнула плащ, и в руках у меня оказался длинный деревянный кол с заостренным, словно у средневекового копья, наконечником, обожженным для прочности.

Под моими ногами извивалась гнусная тварь, подобной которой я никогда не видела в привычном для меня мире. Отдаленно тварь напоминала скорпиона, только в сотни раз увеличенного в размерах.

Первый день моего отпуска начался довольно оригинально. А точнее – только я, освободив свое сознание от повседневных рабочих забот, прилегла на софу с книжкой, купленной вот уже неделю назад, но все никак не прочитанной из-за хронической нехватки времени, в дверь моей квартиры раздался звонок.

Даша вбежала в прихожую, едва не сбив меня на пороге. Волосы ее были растрепаны, а лицо залито слезами – чему я, в принципе, не удивилась, хорошо зная свою старинную подругу – вечно она расстраивается из-за каких-нибудь пустяков, возводя их в статус из ряда вон выходящих событий. И, конечно, бежит за помощью ко мне.

Несколько последних дней моя голова была занята только одной мыслью: где бы найти гонг североамериканских индейцев. Я обзвонила все магазины, торгующие музыкальными инструментами, там мне любезно отвечали, что могут принять у меня заказ на рояль любого цвета, от нежно-розового до фиолетового перламутра, на китайскую цитру и даже на древнерусские гусли, но интересующий меня гонг все почему-то доставить в Москву отказались.

Тогда я пошла дальше в своих попытках приобрести жизненно необходимый для меня предмет и нашла нью-йоркский телефон Жанны, бывшей сотрудницы нашего рекламного агентства, уехавщей в прошлом году в Штаты. Она была приятно удивлена моему звонку, но когда услышала мою просьбу, то чуть не повесила трубку. Правда, Жанна перезвонила мне на следующий день и сообщила, что отправить мне гонг североамериканских индейцев почему-то нет никакой возможности. Опять вышел облом, но я не могла просто так выбросить из головы свою затею.

Еще никуда в своей жизни Васик так не собирался. Он надел дорогую костюмную пару и посмотрел на себя в зеркало. Черный пиджак сидел мешковато, но молодой человек этого не заметил. Он поправил длинную прядь волос и утвердился во мнении, что его имидж сильно изменился в лучшую сторону. Васику казалось, что он стал выглядеть солиднее на столько, что отцу не будет стыдно ввести его в свой круг.

Спустившись во двор, Васик подошел к своей приземистой японской колымаге. Стараясь не оценивать ее критически, он сел за руль, завел машину, огляделся по сторонам и выехал на оживленный проспект. «Мерседесы», «Саабы», «БМВ» и «Вольво» нагло шли на обгон. Васик проявлял степенность и сдержанность. Он ехал туда, где скоро должна будет осуществляться заветная мечта всей его беззаботной двадцатисемилетней жизни.

Васик повернул ручку приемника, и тотчас звуки безымянной мелодии складно и сладко заполнили сгустившуюся в салоне автомобиля тишину.

Васик снова вздохнул и посмотрел на замершую утреннюю улицу, где старика с разбитым лицом, судя по всему, только что проснувшегося на какой-то лавочке, выглянувшее солнце снова заставило идти куда-то и волочить за собой такую же дряхлую, как и сам старик, серую тень.

– Посмотреть на часы или не посмотреть? – подумал Васик и вдруг заметил, что в его пальцах дымится наполовину истлевшая сигарета. – Докурю, тогда посмотрю, решил Васик и тут же, повернув лежащую на обруче руля руку, искоса глянул на свои часы.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Похоже на то, что я влип. Влип как муха. И, увы, не в мёд, а в нечто ещё более неприятное. И даже не в дерьмо, как можно было бы подумать. Хуже. Дерьмо — что? Вытер ботинки о траву и пошёл себе дальше. Я же влип как муха в янтарь. Намертво. Сидел на полу в охотничьем домике и кожей ощущал, как плоть мою обволакивает тягучая, липкая и вязкая смола. И нет моих сил вырваться из этого смертельного кокона.

— Эй, Соколик! Вылазь, сучий потрох! Вылазь, хуже будет!

Я – террорист. Мои объятия смертельны. В жилете, плотно облегающем мою грудь, десять с половиной килограмм тротила.

Я – маньяк.

Я – фанатик.

А, попросту, я – дракон.

И не нужно путать меня с этим ублюдком Айрой Гамильтоном. Он-то был самым заурядным человеком. И отец его был самый заурядный человек.

За свою не очень-то долгую, но достаточно безалаберную, жизнь отец Айры Гамильтона успел несколько раз обзавестись семьей. Айра являлся его первым отпрыском, однако далеко не последним. И, если быть до конца откровенным, Айра имел весьма смутное представление об этих своих многочисленных родственниках. Он даже не удосужился разобраться в ситуации, когда речь зашла о наследстве. Тем не менее, он знал, что сводных братьев и сестер у него то ли шесть, то ли восемь.

Все началось с того, что у Лили Лидок появился любовник-американец. Звали его Пью, и он был сложен, как бог. Не знаю, где она его выкопала и зачем он ей понадобился, – ведь Лили никогда не заводила себе любовников просто так, без дополнительной функциональной нагрузки, – но моя по природе обостренная интуиция сразу же просигнализировала недоброе.

Лили Лидок – бывшая моя одноклассница, а ныне – даже страшно произносить! – председатель правления финансово-посреднической корпорации «Гвидон». Разговор, о котором пойдет речь, происходил в ее кабинете в многоэтажном современном здании, принадлежащем когда-то райкому партии и позже цинично выкупленном «Гвидоном» на корню.

Люди, которые знают Черного Фетчена, стараются держаться подальше, когда он из прерий выезжает в город.

Земля Фетчена - вверх по Синкин Крик, а мы - Сакеты - не часто там бываем, так что наши дорожки не пересекались, но о его проделках наслышаны: убийство на Кени Форк, перестрелки и поножовщины где-то шесть-семь лет тому назад. Правда, в этих делах он не одинок. И другие Фетчены бала-мутили этот край и прилегающие равнины. Из уст в уста кочует история о том, как Черный Фетчен прискакал в Тейзвелл и освободил пару ребят из своей банды.

В течение нескольких лет американский журнал «Journal of Chemical Education» публикует занимательные рассказы Т.Г. Вадделя и Т.Р. Риболта о химических приключениях Шерлока Холмса. Авторы разбивают рассказ на две части. В конце первой части ставят химические вопросы, ответы на которые приводят к раскрытию преступления, а во второй части дают ответ устами своего героя — знаменитого детектива. Переводы на русский язык, а скорее пересказы многих из этих историй для публикаций в газете «Химия» готовил профессор Менделеевского университета Э.Г. Раков. Сейчас газета публикует его собственный рассказ о химических приключениях Шерлока Холмса.

Классический детектив. Валдимир Солоухин как-то писал, что роман должен походить на замок — с залами, коморками, пыльными чердаками и мрачными подвалами. Такой роман попытался написать и я.

Очередное дело пианистки Наталии – как всегда, интересное, опасное, увлекательное и невероятно сложное.

Смерть учительницы Ирины Литвиновой официальные следственные органы объявили самоубийством, и никто, кроме ее возлюбленного, не верит в то, что молодой, привлекательной и вполне счастливой женщине кто-то «помог» уйти из жизни.

Наталия начинает собственное расследование – и вскоре понимает: погибшую что-то связывало с компанией ее бывших учеников.

Но что?

Раньше чем Наталии удается это понять, молодых людей убивают одного за другим...

Сценарий фильма о Иоханне Каспаре Лафатере — знаменитом основателе физиогномики… для талантливого, но бедного писателя — это ОТЛИЧНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ прославиться и заработать! Работа начинается…

Но чем глубже погружается писатель в архивы Лафатера, тем яснее ему становится: однажды с великим ученым произошло НЕЧТО, раз и навсегда изменившее всю его личность.

И разгадку случившегося следует искать в таинственной смерти писца Лафатера Энслина. Самоубийство? Скорее — убийство…

Но как расследовать преступление, совершенное СТОЛЕТИЯ НАЗАД?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказы и повести, составившие книгу украинского советского писателя, вводят читателя в мир необычных ситуаций и невероятных приключений. Повествуя о них легко и непринужденно, автор раскрывает морально-этические ценности своих персонажей. А его манера моделирования событий, художественного их разрешения отражает оптимистический взгляд на будущее человечества, веру в его созидательный разум.

Рецензент Н. Б. Славинский

«Бастион» – тайная полувоенная организация, противостоящая правящей в стране коррумпированной группировке «Орден». Дина Красилина, секретный агент «Бастиона», под видом журналистки отправляется на задание. Вертолет, в котором она летела, совершает вынужденную посадку в тайге. Спасаясь от вооруженных бандитов, Красилина теряется в тайге и набредает на какие-то жилые строения. Там ей удается подслушать разговор о некой базе, на которой готовят зомбированных «суперсолдат». В одном из говоривших Красилина узнает начальника дальневосточной группы «Бастиона» и понимает, что щупальца «Ордена» уже проникли в «Бастион»…

В великий и древний город Ква-Ква пришел кризис…

И не простой, а эхо-гномический. А это значит, что во всем виноваты гномы (по мнению людей), все нелюди (по мнению Чистой Лиги), богатые (по мнению бедных) и городская власть (по общему мнению).

И народ потихоньку стал подумывать, что давненько он не бунтовал…

А еще на окраинах начали находить трупы с вырванным горлом, студенты видели давно вымершее чудовище, а в страже появился новичок. Такой шустрый, что сразу видно – далеко пойдет.

И пенсионные герои решили, что самое время подзаработать…

И все это вместе страшно… смешно.

Собираясь в путешествие, человек знает, куда он хочет ехать. Но бывает и так, что человек, группа людей едут в полной неопределенности, не зная, куда они следуют и доедут ли вообще! Иные правители разных стран пытаются вести свой народ, страну куда-то вдаль, не зная иногда маршрута своего фантастического путешествия. Нередко такие горе-правители, уподобившись плохим лоцманам, сажают ведомый ими корабль на мель… А люди, как обреченные, следуют по тому пути и той дороге, какие указали им их вожди…