Рыжий пациент

Олег Болтогаев

Рыжий пациент

Пошёл я как-то на речку ловить рыбу. Это совсем недалеко от нашего двора. Ловлю себе и ловлю, а сам на дом свой поглядываю, потому как мать с отцом уехали и велели мне далеко не отлучаться.

И вижу я нашего пса по кличке Каштан, вижу, что он смотрит на меня и радостно повизгивает, видимо, завидует, что я занимаюсь рыбалкой, а ему приходится сидеть на цепи.

Прошло немного времени, и заметил я, что притих наш Каштан. Присмотревшись, вижу, что сидит он неподвижно и молча смотрит на меня. Причём голова у него как-то странно опущена, словно загрустил слегка наш рыжий весельчак.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Радий Петрович ПОГОДИН

МАКСИМ И МАРУСЬКА

Рассказ

Мальчишку звали Максим. Тяжеловатый и не очень подвижный на вид, он шагал по земле, как по лестнице, всё выше и выше, и глядел вокруг взглядом долгим и строгим.

Паук!

Думает Максим - зачем паук? Зачем он выплетает сетку, такую тонкую и некрепкую и с большими дырками?

Цветок!

Думает Максим - зачем цветок? Зачем он растёт такой яркий, ярче другого? И зачем вообще цветы растут среди трав?

Егор Полторак

ДВА ВЕСТНИКА

Глава первая

Бородатый Карла жил в табакерке, которая пылилась в собрании древностей в одной квартире на Васильевском острове. Кроме него в квартире жила старушка по прозвищу Буся, любившая играть на гитаре, и белая толстая болонка, когда-то умевшая делать сальто назад. Приходящая внучка знала про Карлу, потому что о нем ей рассказывала старушка, и болонка тоже знала. А внучка не думала, что болонка знает, потому что полагала ее глупым животным, не способным к наукам. А бабушка, конечно, наоборот про болонку считала. А болонка больше любила внучку, а к бабушке относилась покровительственно и несколько высокомерно.

Постников В.

МОЖНО ЛИ ЛЕТАТЬ ПОД ВОДОЙ?

Ты спрашиваешь: можно ли летать под водой?

Об этом хорошо бы спросить у специалистов.

Рыбы, большие специалисты по подводному передвижению, скорее всего ответят, что нельзя. Например, летучие рыбы, прежде чем полететь, сначала выпрыгнут из воды, а потом уже летят - по воздуху.

И птицы, большие специалисты по летному делу, тоже, конечно, ответят, что нельзя.

Кроме одной птицы - Пингвина.

Михаил Михайлович Пришвин

Цветущие травы

Как рожь на полях, так в лугах тоже зацвели все злаки, и когда злачинку покачивало насекомое, она окутывалась пыльцой, как золотым облаком.

Все травы цветут, и даже подорожник. Какая трава подорожник, - а тоже весь в белых бусинах. Раковые шейки, медуницы, всякие колоски, пуговки, шишечки на тонких стебельках приветствуют вас.

Сколько их прошло, пока мы столько лет жили, и не узнать; кажется, всё те же шейки, колоски, старые друзья!

Алф Прёйсен

Шляпа Петера Ульсона

Старый замок в Або - одно из старейших строений Финляндии. Некогда король Юхан III, будучи герцогом Финляндским, вместе со своей супругой-полячкой, Катариной Ягеллоникой, держал здесь двор, и здесь же находился в заточении король Эрик XIV. Долгие годы в темнице замка томились узники. В настоящее время в нем - превосходный исторический музей.

Жил-был когда-то старый - семисот лет от роду - домовой. А борода у него была такая длинная, что он мог дважды обернуть ее вокруг талии. От старости он весь согнулся, словно древний стальной лук, натянутый до отказа. Домовой частенько похвалялся, что он-де самый старый домовой во всей стране. И даже домовой из кафедрального собора, которому было всего лишь пятьсот пятьдесят лет, величал его дядюшкой. Все прочие мелкие домовые Финляндии считали его главой рода: домовой он был хороший, предельно честный, дельный, хотя и у него были свои слабости. Обитал он в самом глубоком подземелье Абоского замка, в так называемой Полой башне. Там в стародавние времена содержались самые отпетые и опасные преступники, которым никогда уже более не суждено было увидеть белый свет. "Апартаменты" домового в Полой башне, оборудованные всеми возможными удобствами, поражали своей роскошью. Не было там недостатка в мусорных кучах, разбитых вдребезги кувшинах, рваной рогоже, непарных сапогах и перчатках, ломаных игрушках, оконных створках без стекол, в ушатах и чанах без днищ, изгрызенных крысами книгах без переплетов и многом другом, совершенно неописуемом великолепном мусоре. Башня тщательнейшим образом была задрапирована паутиной самых изысканных узоров и усеяна небольшими лужицами, непрестанно пополнявшимися водой в течение сотен лет.

Витольд Прощаков

"Пират"

Сосед наш приехал из Африки жаркой,

Привез обезьяну он вместо подарка.

Ее почему-то назвали "Пиратом".

Одели морскую тельняшку с 6ушлатом.

Ребятам забавный понравился зверь.

Я вам расскажу, как живет он теперь.

Морской порядок у "Пирата".

Лишь только солнышко встает,

Мы еще спим со старшим братом

А он гулять уже идет.

Привык "Пират" хозяев слушать

Эмиль Виктор Рью

Мистер Оп

Мне сразу полюбился он,

веселый мистер Oп,

Его открытое лицо

и безмятежный лоб.

Мы познакомились в четверг,

дождливым летним днем:

Я помню мокрые кусты

и лужи под окном.

Он к нам вошел не так, как все,

в прихожей сняв пальто,

И, как он в комнату проник,

не углядел никто.

Он не стучал, он не звонил,

он появился вдруг

Георгий Раичев

Самый красивый птенец

Были времена, когда птицы, как и люди, посылали своих детей учиться. У них были свои школы. Там маленьких птенцов обучали летать, находить себе пищу, вить гнёзда - всему, что может пригодиться в жизни.

Ласточка и ворона жили по соседству. Однажды ласточка увидела, что ворона куда-то собралась.

- Куда спешишь, соседка? - спросила ласточка.

- Ох, не спрашивай, соседка, - озабоченно ответила ворона. - Полечу в школу, понесу завтрак своему воронёнку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Сара

Говорил и буду говорить: "Сара прожила восемь лет".

Правда, мне мало кто верит. Смеются: "Куры столько не живут".

Живут. Я знаю. Живут. Сара прожила восемь лет.

Потому что у неё был редкий дар.

Сара умела быть матерью.

Она хорошо высиживала цыплят.

Мы всегда держали кур. Десять-двенадцать штук.

Приходит время и почти каждая курица начинает квохтать. Она садится на гнездо, чтобы высидеть цыплят и продлить свой род.

Олег Болтогаев

Сэм

Почему я назвал его Сэмом?

Да потому что он звездно-полосатый. Серый с белым. Полоски и пятна. А еще толстый, как буржуин с картинки про американских капиталистов. Несмотря на свой упитанный вид, Сэм очень резв и жизнерадостен.

Про таких говорят: "Шустрый, как веник".

А еще Сэм страшно любопытен.

Его интересует все: содержимое моих карманов (на запах); мои тетради и учебники, карандаши и мелкие монеты (на зуб); листик салата, кусочек яблока и корочка от сала (на вкус).

Олег Болтогаев

Секретный эксперимент

То, что мама не одобрит мой эксперимент, было ясно. Потому я решил действовать тайком, чтоб никто не узнал про мой замысел.

А мысль моя была вот какая.

"Кто в курином стаде главный: петух или курочки?

Если смотреть со стороны, то получалось, что главный у них петух.

Вон он какой гордый и важный! Генерал! Куда топает он, туда и курочки семенят. Но с другой стороны, говорят же: "куры". Словно петуха тут и нет вовсе.

Олег Болтогаев

Шах

Справка

Настоящая справка выдана гражданке Авдеевой Зинаиде Макаровне в том, что, согласно закону военного времени, её чёрномастный осёл по кличке Шах призван в Красную Армию для использования по прямому назначению.

Печать.

Подпись: уполномоченный по комплектации гужевого стада - лейтенант Ковалёв.

Этот маленький пожелтевший лист бумаги - память о войне.

В далёком тысяча девятьсот сорок первом году моему дяде Авдееву Ивану Ивановичу исполнилось десять лет. Тогда его звали просто - Ваня.