Рынок

Рынок шумел, скворчал, кипел в тесных рядах прилавков, бился о стены разнокалиберных киосков, звенел адской смесью попсы, ревущей из сотен колонок. Я, ошарашено оглядываясь, пробивался сквозь толпу, высматривая знакомую спину в зеленом пуховике. Ну все, потерялись. Найти друга в этом бедламе, было труднее, чем жемчужину в навозной куче. Проще говоря — нереально.

Я плюнул на все и начал протискиваться к краю рынка. На секунду мне показалось, что стало свободней, но тут же понял, что оказался в тупике, образованном несколькими киосками, плотно загородившими проход. Перед тем как снова кинуться в сумасшедшую толчею, я решил покурить. Прислонившись спиной к одному из киосков, я с наслаждением затянулся.

Другие книги автора Камил Гадеев

Камил Гадеев

Я и король. (возвpащение 6)

Замок приближался угрожающе быстро, высокие стены нависли над головой. Гульсум резко натянула поводья, и я с удивлением обнаружил, что все еще в седле. За воротами началась суета, с жутким скрипом мост опустился и к нам навстречу выбежали местные обитатели.

- Милая, ты вернулась! - седой мужчина, протянул руки и буквально снял принцессу с лошади.

- Отец, познакомься это мой спаситель, бесстрашный Рустам.

Камил Гадеев

Дракон и Я. (Возвращение - 1 часть)

Я сидел на кухне и чистил картошку. Острый нож легко срезал тонкую кожуру. Даже в страшном сне я не представил бы того, что произошло со мной буквально через минуту. Дочистив последнюю картошину, я бросил ее в раковину и встал, разогнув уставшую спину. В этот момент искры замелькали у меня в глазах, это бывало и раньше, может быть из-за давления, но в этот раз искры становились гуще, превращались в свеpкающие шары и, наконец, окружили меня огненной метелью...

Камил Гадеев

Принцесса, рыцарь и я. (возвращение 5)

Понемногу пейзаж начал изменяться, в бескрайней степи стали попадаться островки леса, невысокие холмы хаотично разбросанные по равнине превратились во вполне приличные горки.

- Все, осталось совсем немного - Гульсум глубоко вдохнула свежий воздух - Там, в горах, замок моего отца, радуйся, еще немного и мы устроим свадьбу достойную принцессы трех долин. Мир восхитится красотой невесты и мужеством жениха, певцы будут восхвалять наше великое путешествие, сто человек будет пить и петь у нас в замке.

Камил Гадеев

Я и Тролль (Возвращение 2)

Проснулся я от птичьего щебета - прямо посередине поляны на куче камней что-то не поделили два воробья. Может это были и не воробьи, но, по крайней мере, повадки были точно такими же. Я встал и потянулся, настроение было хорошим, не смотря на ощущение легкого голода. Hадо было идти. Мир, в котором я оказался, утром выглядел достаточно миролюбиво, вчерашняя встреча с недалеким Драконом и хитрым Руфни, казалась нестрашной и даже забавной. Обойдя дерущуюся парочку, я пошел по тропинке вглубь леса. Мягкая почва, усыпанная опавшими листьями, приятно пружинила под ногами. Hебольшое неудобство вызывали мелкие косточки валявшиеся тут и там.

Содержание:

1. Дракон и Я

2. Я и Тролль

3. Я и колдун

4. Я и вампир

5. Принцесса, рыцарь и я

6. Я и король

Камил Гадеев

Монолог - 2

Olge Vishhya,

недовеpчивой и тpебовательной,

посвящается...

Ее пальцы нежно прикасаются к моим векам. Я давно проснулся, но делаю вид, что сплю. Она не успокаивается, проводит по щеке, теребит ухо и что-то шепчет мне. Я улыбаюсь, обнимаю ее и начинается веселая возня. Hаконец она, вся растрепанная, вырывается и идет готовить завтрак.

Милая, ласковый ветерок, непостоянная и непредсказуемая, ты как ландыш, светящийся среди густой травы. Твой голос серебряным ручейком журчит на кухне, ты рассказываешь о подругах, о работе, я не вслушиваюсь, я просто наслаждаюсь твоим беззаботным смехом, твоим мягким "р".

Камил Гадеев

Hастроение

Hастроение бывает разным. Бывает грустно, весело, скучно. Можно быть серьезным, задумчивым, злым, спокойным.

Hо существует особый тип настроения, он приходит около восьми часов вечера, когда только начинает смеркаться если лето, или уже давно темно, если зима.

В это время уже нет того потока бессмысленно-озабоченных, людей спешащих с работы в полных трамваях и автобусах, но еще нет пьяных одиночек и компаний небезопасного вида.

Камил Гадеев

Я и колдун. (Возвращение 3)

Я брел по дороге, мучительно ощущая пустоту в желудке, тяжелая книга, заткнутая за пояс, натирала живот. Hещадно пекло солнце. Вдали, там где дорога исчезала за розовым горизонтом, появились смутные очертания высокой башни. Я, гонимый чувством голода, прибавил шагу.

Hа дороге, покрытой горячей пылью, кроме меня не было никого. И поэтому, услышав голос прямо перед собой, признаюсь, испугался.

Популярные книги в жанре Современная проза

Хаим Бен Порат-большой мальчик, и аппетит слава богу, только туповат.

Что тут сделаешь. 15 лет румын Яков, из велосипедного магазина, ждал ребенка, и когда уже совсем дошел до ручки, ему наконец-то удалось взять «кассу» у своей благоверной.

Послал Бог ребенка, да какого! — 6 кило 150 грамм, волосы как у подростка после бар мицвы, два передних зуба, а его «добро пожаловать» — настоящее благословение небес, как у дембеля. Во время обрезания моэль потребовал двойную плату.

Недавно я познакомился с человеком, которого зовут Элекс (или Алекс) Севчак. Во втором слоге буква «u». То есть Савчук. Ему, как и мне, под пятьдесят. Инженер компании, что связана с «Ай-Би-Эм». Родился в Миннесоте, учился в Нью-Йорке, долгое время работал в Калифорнии.

Во время первой встречи поздоровался со мной «добрый день» — почти без акцента. Родители — с Украины. В Америку попали после войны, тут встретились и поженились. Жили, похоже, очень изолированно, так как до пяти лет Алекс разговаривал только по-русски. Потом пошел в школу, и все, конечно, переменилось. Теперь говорит, что, кроме нескольких фраз, ничего не помнит, но дома у него я видел русские и украинские словари. Жена Алекса — американка без славянских примесей. Дети-подростки языками пока что не интересуются.

Что может подарить мужчина на день рождения своей девушке? А если этот мужчина губернатор? Обычный подарок исключен. Фантазия губернатора становится спусковым крючком этой истории, в которой стремительные повороты сюжета превращают любовный роман в захватывающий триллер. Герои пытаются благополучно миновать рифы избирательной кампании. Они идут на риск и переживают разочарования. Но оказывается, что самый важный выбор – это выбор человека, который рядом с тобой.

Размеренную жизнь Ирис, замужней матери двух почти взрослых детей, нарушили не только боли, вернувшиеся через десять лет после едва не убившего ее теракта, но и встреча с давней, но вовсе не забытой, самой сильной в жизни любовью. Чтобы скрывать от всех вновь начавшийся роман с Эйтаном, Ирис приходится лгать все более изобретательно и изощренно. Как далеко заведет ее эта ложь и чем она решится пожертвовать ради самого дорогого в жизни?

Один человек слишком много лжет и однажды попадает в пространство, где обитают его выдумки. Другой человек всегда живет с закрытыми глазами, потому что так удобнее фантазировать. А третий пережил кому и теперь скучает по тому, что в ней увидел. А четвертому непременно надо поехать в детский сад на большом синем автобусе. А пятый – к примеру, Бог в инвалидной коляске. А шестой загадал золотой рыбке два желания из трех и все откладывает третье на потом. Мертвые и живые, молчаливые дети и разговорчивые животные, сны и реальность: мир Этгара Керета – абсурд, трагизм и комизм, чистая эмоция и чрезмерная рефлексия, юмор, печаль и сострадание. Его новая книга – сборник коротких шедевров о повседневности, о самых обыденных вещах, которые прячут в себе невероятную сложность, тоску, радость, веселье, опасность и просто жизнь. Иногда к автору в дом заявляются незнакомые люди и требуют, чтобы автор сочинил рассказ, сию же минуту. Потому что о такой жизни просто необходимо рассказывать.

Целая жизнь – длиной в один стэндап.

Довале – комик, чья слава уже давно позади. В своем выступлении он лавирует между безудержным весельем и нервным срывом. Заигрывая с публикой, он создает сценические мемуары. Постепенно из-за фасада шуток проступает трагическое прошлое: ужасы детства, жестокость отца, военная служба. Юмор становится единственным способом, чтобы преодолеть прошлое.

Авраам Б. Иегошуа – писатель поколения Амоса Оза, Меира Шалева и Аарона Аппельфельда, один из самых читаемых в Израиле и за его пределами и один из самых титулованных (премии Бялика, Альтермана, Джованни Боккаччо, Виареджо и др.) израильских авторов. Новый роман Иегошуа рассказывает о семье молодого солдата, убитого «дружественным огнем». Отец погибшего пытается узнать, каким образом и кто мог сделать тот роковой выстрел. Не выдержав горя утраты, он уезжает в Африку, в глухую танзанийскую деревню, где присоединяется к археологической экспедиции, ведущей раскопки в поисках останков предшественников человечества.

«Руководство к действию на ближайшие дни» молодого израильского писателя Йоава Блума каждому, любому не поможет. Оно пригодится лишь неудачнику Бену Шварцману, бывшему библиотекарю на три четверти ставки, который к тому же совсем не пьет. Странные советы дает ему книга, запугивает и поддерживает, и среди прочего рекомендует к употреблению крепкие спиртные напитки особых достоинств. Если он этим наставлениям последует – что будет? Проснется ли он просто с тяжелой от похмелья головой или, может, совсем другим человеком?.. Вдруг «Руководство» поможет ему защититься от агрессивного мира? Или, напротив, в ближайшие дни Бен поймет условность границ между силой и слабостью, опытом и невинностью и растворится в этом самом мире?.. И справится ли со всем этим Бен Шварцман?

А все мы – каждый, всякий, ты, я – обречены ли оставаться только собой? Может, никому не вырваться из собственного заколдованного круга, пока некий Йоав Блум не написал «Руководство к действию» специально для него?..

Впервые на русском языке!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С давних пор меня интересовала смерть, что это? Я с брезгливым недоумением присутствовал на похоронах дальних родственников, смотрел им в лицо и пытался увидеть, что там за ним, за восковой бледностью кожи, за плотно сомкнутыми веками, за посиневшими губами. Я не мог найти ответа. В книгах его тоже не было. Была вера. Кто верил в рай, кто в перевоплощение, кто в абсолютное несуществование. Одни говорили, что смерть это освобождение от низменной материи, другие, что это конец жизни как таковой. Многие считали смерть злом, некоторые принимали это с радостью, а кто-то думал о необходимости. Я искал ясного ответа.

— Итак, вы, как будущие социологи, люди, которые будут определять тенденции развития человеческого общества в двадцать первом веке, должны уметь экстраполировать, выделять основные влияющие факторы, в самых, казалось бы, невероятных ситуациях. — профессор откашлялся и бросил взгляд на аудиторию. Студенты, вяло прислушиваясь, поглядывали на часы, чертили что-то в конспектах.

— Рассмотрим проблему вампиров, как общества основанного на следующих принципах… — столь оригинальное вступление заставило затихнуть аудиторию.

В час за мной заехали. Денег у меня не было да и не нужны они были. Поехали пить. Нас было пятеро — двое парней и три девушки. Товарищ катает водку, и этого добра у него было валом. Захватили пятилитровую канистру спирта и поехали на пляж. Первый литр улетел незаметно. Курили, разговаривали о жизни и пытались искупаться, но помешали остатки льда у берега. Закуска кончилась. Поехали домой к одной из девчонок. Там развели еще литр, выпили. Кончились сигареты. Всех уже к этому времени основательно повело. Но, тем не менее, мы погрузились в тачку и дернули в киоск, по дороге нас тормознули гаишники, выпили с ними.

Рассвет. Солнечные лучи едва проникают сквозь плотно задернутые шторы. Я курю, не вставая с постели. Пепел падает на пол. Рядом со мной лежит девушка. Вчера она показалась мне симпатичной, сегодня ее припухшее со сна лицо кажется совершенно чужим. Пора вставать.

Я, может быть недостаточно вежливо, выпроводил девушку и побежал в университет, надо было сдать отчет по производственной практике. Преподаватель долго читал мне нотации по поводу сроков сдачи, но оценку все-таки поставил. Одногруппники позвали в бар. Там посидели выпили пива, затем водки. Познакомились с девчонками.