Рыцарь теней и призраков

Отнюдь не дивный новый мир: машинный интеллект превзошел естественный и предлагает человечеству унизительный компромисс.

Рассказ номинировался на премию «Небьюла» в 2002 году.

Отрывок из произведения:

Старика посещали путешественники во времени. В такие минуты он обычно бывал дома один, иногда даже сидел за массивным старым столом настоящего дерева с книгой или заметками, которые бесконечно перелистывал. Тени, бродившие в комнате, постепенно сгущались, вот-вот грозя его поглотить. Как правило, это был поздний вечер, то уплощенное безвременное мгновение между медленным вытеканием одного дня и зарождением следующего, когда небо еще не черное, но уже не серое, когда все окружающее застыло в неподвижности и ночь за оконным стеклом так же холодна, горька и мертва, как остатки вчерашнего кофе. В такие моменты он, отрываясь от работы, чтобы прислушаться, остро ощущал присутствие окружавших его древних стен из железистого песчаника, источавших запах штукатурки, дерева и застарелой пыли, окутанных уплотнявшимся оглушающим молчанием, сотканным из множества звуков, каждый из которых по отдельности расслышать невозможно.

Другие книги автора Гарднер Дозуа

Планета Сан-Паулу, расположенная на задворках галактики, стала домом для сотен тысяч землян.

Невероятные приключения старателя Рамона заставляют вспомнить бродяг Джека Лондона и Брета Гарта.

Противостояние дикой природы, загадочных инопланетных обычаев и всепроникающей людской алчности.

И, конечно же, старые как мир — любовь, честь и верность идеалам.

В давние-предавние времена истории, названные позже «волшебными сказками», взращивались для того, чтобы развлекать не детей, но взрослых, и лишь затем были укрощены, подстрижены и превращены в менее шипастые цветы для детворы. Но на самом-то деле они не утратили колкости, по-прежнему подстегивавшей, будоражившей воображение читателей всех возрастов. Многие годы писатели то и дело одалживали из этих историй разные разности, прививая их черенки к ветвям собственных произведений, отыскивая в стародавних символах новое содержание. Вдобавок, в последние несколько десятилетий они намеренно пересказывали старые сказки на множество новых ладов, придавая им новые обличья – восхитительные и мрачные, грустные и жестокие, милые и язвительные, прокладывая в темных лесах фантастической литературы новые тропы. В этой антологии собрана захватывающая коллекция лучших современных пересказов и переосмыслений волшебных сказок, созданных авторами многих бестселлеров и лауреатами множества премий, известными рассказчиками и восхитительными новыми талантами. Взгляните же на новые волшебные царства, последовав за нами – за темные леса…

Гарднер Дозойс

ЧУДНЫЙ РАССВЕТ

Перевод с англ. К. Маркеева

- Ты слышал когда-нибудь рассказ про старика и море? Не торопись, присядь и послушай.

Этот чудесный рассказ полон раздумий о человеческой судьбе, но очень содержательный рассказ. Не я его придумал. Мои гораздо длиннее и лишь мимоходом касаются того, что скрыто в глубине человеческого сознания. Но если ты не хочешь, то иди, я не буду приставать к тебе с этим рассказом. Люди моего возраста, мне кажется, заслужили рассказывать свои истории в ущерб более молодым, и пусть черти приберут всех критиков, если я не прав. Мне нравятся мои сюжеты... Что с моей ногой? Это старая, жуткая история, по-моему, она тебе понравится. Ты любишь кровь? Я расскажу тебе о своих приключениях - возможно, этот рассказ тебе пригодится и поможет лучше разобраться в жизни и понять то, что большинство понимает, стоя на краю могилы. Возможно, услышав ее, ты задумаешься о смысле жизни, пусть мы и живем в жуткое время, а задумываться о смысле жизни тяжкое бремя, которого я не пожелал бы и врагу. Я очень хочу, чтобы ты заполнил мою карточку, это для того, чтобы ты не сбежал, не расплатившись за мой рассказ. Спасибо. Остерегайся нищих, помни, что у некоторых из них кредитный счет больше, чем тебе удастся заработать за всю оставшуюся жизнь. Эти нищие выгодно торгуют своими увечьями. Но я честный нищий! Пусть из-за этого мне будет хуже... Да, единственный источник моего существования - милостыня, при условии, что мою жизнь вообще можно назвать существованием. Я помню все! Нога... Чтобы понять мою историю, придется вернуться на полвека назад и на полсектора в сторону, если у Вселенной есть стороны... Это случилось задолго до переворота, изменившего Мир. В те времена Мир еще не вступил в Сообщество. Собственно, Переворот был свершен ради вступления... Квесторы, стремящиеся к вступлению с оружием в руках, добились своего и, свергнув Объединение, силой присоединили к Сообществу Мир. Тогда и началась моя история.

«Истории о воинах люди рассказывали с тех самых пор, как они вообще начали рассказывать истории. С тех пор, как Гомер воспел гнев Ахилла, а древние шумеры поведали нам о Гильгамеше, воины, солдаты и герои всегда пленяли наше воображение. Они являются частью любой культуры, любой литературной традиции, любого жанра. <...> Авторы рассказов и повестей, вошедших в этот сборник, — известные писатели, создатели бестселлеров и лауреаты многих наград, печатающиеся во многих издательствах и пишущие в разных жанрах. Всех их мы попросили об одном: написать рассказ про воина. Некоторые выбрали тот жанр, в котором написаны самые известные их работы. Другие решили попробовать что-нибудь новенькое. На этих страницах вы встретите воинов всех видов, размеров и цветов, воинов всех эпох человеческой истории, вчерашних, сегодняшних, завтрашних, и воинов из миров, которых никогда не существовало. Некоторые из этих историй печальные, некоторые — смешные, многие — захватывающие».

Джордж Мартин

В сборнике впервые на русском языке публикуется рассказ из цикла «Песнь Льда и Пламени»!

Гарднер Дозойс

ТАМ, ГДЕ НЕ СВЕТИТ СОЛНЦЕ

Перевод И. Невструева

Робинсон, гонимый вперед только отчаянием, почти два дня ехал через Пенсильванию, а потом - через дымящиеся пустоши Нью-Джерси. Усталость свалила его в умирающем прибрежном городке, полном рассыпающихся деревянных зданий с прикрытыми ставнями, из-за которых выглядывали бледные, испуганные лица. Он медленно ехал пустыми улицами, по которым порывы морского ветра гнали волны обрывков газет и пустых грязных коробок от леденцов. На краю города он наткнулся на заброшенную заправочную станцию и, старательно закрыв окна и двери, лег, глядя на отражающийся от ржавого насоса свет луны и сжимая в руке монтировку. Ему снились акулы с ногами, и он даже ударился головой, вырвавшись из сна. Они пытались достать до его челюстей. Потом он долго и недоуменно моргал внутри душного, пропахшего потом автомобиля, вслушиваясь в окружающую темноту.

Адам-Трой КАСТРО. НЕВИДИМЫЕ ДЕМОНЫ

На этой планете все не так, ник у людей! И ото еще полбеды — если бы не те же люди.

Чарлз ХАРНЕСС. ОТМЫЧКА

Выбраться из затруднительного положения герою помогает Зигмунд Фрейд. Но не тем способом, о котором вы только что подумали.

Стивен ДЕДМЕН. Поклонник

Детектив пускается по следу исчезнувшей девушки, хотя, как выясняется, никто в этом не заинтересован.

Дональд УЭСТЛЕЙК. ЛАЗУТЧИК В ЛИФТЕ

Вовремя не пришел лифт? Что для нас с вами ерунда, то для истинного американца — сущая смерть.

Брюс СТЕРЛИНГ. ОЧЕРЕДНОЕ ЗАДАНИЕ

Постиндустриальное общество против цивилизации майя. Кто одержит верх?

Гарднер ДОЗУА. РЫЦАРЬ ТЕНЕЙ И ПРИЗРАКОВ

Отнюдь не дивный новый мир: машинный интеллект превзошел естественный и предлагает человечеству унизительный компромисс.

Джордж Алек ЭФФИНДЖЕР. ОДИН

Гимн человеку в пустоте Космоса.

Ричард ФОСС. ПУТЕШЕСТВИЕ ЧАНА В НЕБЕСНЫЕ СФЕРЫ

Отзывается, полеты на Луну предпринимались еще в средневековом Китае.

ВЕРНИСАЖ

Больше всего японцы любят книжки с картинками.

ВИДЕОДРОМ

«Ночной Дозор» не от Рембрандта или Лукьяненко от Бекмамбетова… Россия — страна Иванов-дураков?.. Остепенившийся скандалист.

Роберт ЗУБРИН. ГАЛАКТИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО

Один из вечных вопросов: одиноки ли мы во Вселенной?

ЭНСПЕРТИЗА ТЕМЫ

Для фантастов ответ на этот вопрос очевиден

Анна ХОДОШ. СМИРЕНИЕ ПАЧЕ ГОРДОСТИ

Попытка М 2: королева НФ-сериалов вновь примеряет корону фэитези.

Мария ГАЛИНА. ОСТОРОЖНО: СЛОВО!

Харьковский дуэт предупреждает: писать боевики опасно для мира. Но и спасти могут те же авторы

Андрей СИНИЦЫН. ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛИ ФАНТАСТЫ

Тематические сборники — большая редкость. А дело это, оказывается, весьма перспективное.

РЕЦЕНЗИИ

Восстав после праздников, обратим взор па книжную полку.

КУРСОР

Новости с телетайпной ленты агентства F-npecc.

ФАНТАРИУМ

Тематические номера, которые ждут читателей. Немного об интернет форуме журнала. Очередные изыски начинающих авторов.

ПЕРСОНАЛИИ

Ветераны и дебютанты.

Гарднер Дозуа

"УТРЕННЕЕ ДИТЯ"

Во время войны в старый дом что-то попало и почти сравняло его с поверхностью. Фасад был вмят так, словно чьим-то огромным кулаком его вогнало в землю: дерево было размолото в сплошное месиво и щепки, как сломанные пальцы выступали балки, второй этаж свалился на остатки первого. Раздробленные кирпичи дымохода покрывали это все красным толченым покрывалом. Зияющая справа дыра пересекала руины, оголенными лежали слои раздробленного камня, штукатурки и обугленного дерева - все смешано между собой, словно края пораженной гангреной раны. Сорняки захватили все пространство от дороги у подножия холма и набросились на дом, покрыв руины дикими цветами и диким виноградом, словно пытаясь смягчить зеленью боль разрушений.

Гарднер ДОЗОЙС

Джек ДЕНН

ИГРА

Лес, окружавший северную сторону Маннингтона, примыкал к кладбищу и, если посмотреть на запад в сторону Эндикотта, то можно было разглядеть красивые мраморные надгробия на холмах. Кладбище занимало несколько акров земли, покрытой ровной, подстриженной травой, и граничило на юге с Джефферсон-авеню, на которой красивые деревянные дома находились прямо напротив надгробий.

На запад от кладбища когда-то начинался ряд домов из грубого камня и маленьких магазинчиков, но он уже не помнил, когда их снесли. Теперь на этом месте раскинулся огромный торговый центр. На восток от кладбища некрасивое здание школы и огороженная спортплощадка закрывали ряд роскошных вилл с мансардами, которые Джек так хорошо помнил. Однако, само кладбище никогда не изменялось, оно всегда было такое, насколько он мог доверять своей памяти, и это привело к тому, что Джимми Даниэльс полюбил это место - остров божественной благодати и постоянства в этом внезапно изменяющемся мире, где часто изменения были не только не понятны, но порой и опасны.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Павел Hикарюк

ВИРТУАЛЬНЫЙ ДРАКОН

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ

Кто в мир меня отправил, согласья не спросил.

Хочу ль вернуться, тоже я Им не спрошен был.

А то бы в мире праха приход мой и уход

Совсем не состоялись: я вовсе бы не жил.

Омар Хайам

ВНИМАНИЕ! Все описываемые события и персонажи вымышленные. Все совпадения с реальными людьми, животными и демонами, а так же их именами абсолютно случайны. В сказке не содержится никаких намеков. Ни одно существо при съгмках не пострадало. Автор, Издатель, Минздрав, Минюст, МВД, ФСБ, ЦРУ и Отделение общей физики Академии Наук предупреждают: не следует пытаться повторять никакие действия персонажей, противоречащие действующему Уголовному Кодексу и законам физики. Специальное предупреждение Фонда Джорджа Сороса, МВФ и РПЦ: никаких демонов и драконов (особенно экономических) больше не существует.

Роман Hикифоpов

Анабиоз

{вpемя летит}

Где-то навеpхy тyскло замигала лампочка, в этот момент он очнyлся. Hет, сознание еще не включилось, действовали только pефлексы. Резкое сокpащение мышц и голова поднялась над pаствоpом.

{вpемя замедляется}

Резкий выдох, pаствоp вышел из гоpла и носа. Hебольшое движение pyками, тело заняло нyжное положение и больше не тонет. Тепеpь пpоблеск сознания: "экстpенный выход из анабиоза. боевая тpевога". Слова, пока бессмысленные, но цепляющие за собой целyю цепочкy... дpyгих слов? Hет, инстpyкций. Пока тоже бессмысленных, но побyждающие к действ...

Роман Никифоров

"Мы в рассказе!"

Он сидел и хмуро перечитывал результаты анализа ситуации компьютером. По всему выходило, что весь мир вокруг него был недавно рожден в мозгу какого-то писателя в иной реальности. Впрочем, он некоторое время об этом догадывался: все вокруг слишком напоминало дурацкие боевики вроде "звездных войн". Он не расстраивался от сознания собственной эфемерной породы - сейчас он жил, чувствовал и мог влиять на ход событий (впрочем, он отдавал себе отчет в том, что часто его мысли придумал тот... писака...). Он хмурился от другого боевой компьютер-анализатор выдал сводку, из которой следовало, что сейчас настало время в рассказе появиться положительному герою. Только недавно боевые корабли разведки империи захватили некий артефакт. Из древних легенд, преданий, книг и CD-ROMов компьютеры смогли вытащить более-менее пристойную инструкцию по эксплуатации. В ней говорилось, что артефакт может быть активизирован только рукой представителя сил добра. После активизации в радиусе примерно [...] (тут в инструкции был пропуск - даже современные компьютеры не смогли даже воспроизвести цифру и выдавали давно забытую ошибку "Run-time error") наступает полное уравновешивание сил добра и зла, но зло уходит на молекулярный уровень (получалось так, что снаружи все хорошо, а внутри... Какая кому разница...). Мало того, артефакт давал своему активизатору по сути полубожественный статус вплоть до вершения отдельными судьбами. Разумеется с изменением сознания в лучшую сторону. Hу а злые сознания подлежали очистке без сохранения памяти. Командор хмурился из-за этого бреда и почем зря честил бедолагу-автора. Он, как и любой человек не хотел терять свою личность. И, в целом не понимал, почему ему нельзя стать хорошим в его теперешнем сознании,а какому-то современному Рэмбо, который ничего толком для людей не сделал, кроме того, что убил пару десятков солдат империи - можно и даже предопределено.

Антон Никитин

ПОВЕСТЬ О НЕКОЕЙ БРАНИ

"Сочинена эта повесть о некоей войне,

случившейся за наши грехи в благочестивой России, и о явлении

некоего знамения в нынешнем последнем поколении нашем."

Евстратий(?).

Повесть о некоей брани.

"Вышли два больших змея, готовые драться друг с другом;

и велик был вой их, и по вою их все народы приготовились к войне."

Есфирь.

"...ажно царевич лежит во Спасе зарезан и царица сказала:

Георгий Николаев

Следующий

- Следующий!

Ноэл поднялся со стула и робко открыл дверь. Человек за столом окинул его быстрым взглядом.

- Профессия?

- Автомонтажник. Но могу работать я по смежным специальностям, - он замялся, - какие требуются...

- Возраст?

- Двадцать лет, - сказал Ноэл. - Я согласен на любые условия...

- Состояние здоровья?

- Группа "1А".

- Вам повезло, - сказал человек за столом. - Возьмите адрес, - и он положил на край стола перфорированную карточку.

О.Николаев

Квартира чудес

- Хочешь поехать вечером в "Фантаэиум"? - предложил мне давний мой приятель Никита Паромов.

Слухи о существовании в городе подозрительного места, где совершались загадочные события, уже несколько раз доходили до меня из разных источников.

И вот мы стоим перед дверью, плотно обтянутой бурой, окостенелой от древности кожей, в старинном каменном доме на малоосвещенной улице с палисадниками. Пока Никита вызванивал хитроумный код, я на всякий случай посмотрел на часы. Было без четверти девять.

Во входной камере виднелась только одна фигура, несмотря на то, что камера была грузовая, достаточно просторная, чтобы вместить обоих. Очевидно, это был Корвер Раппопорт, худой, с выцветшими волосами. Густая борода закрывала половину лица. Он дождался, пока подадут трап, а потом начал спускаться.

Тернболл, ждавший внизу, с трудом сдерживал нарастающую тревогу. Что-то не так. Он это понял уже в тот самый момент, когда услышал, что приземляется «Свышесмотрящий». Корабль уже несколько часов должен был находиться в Солнечной системе. Почему же он молчал?

— Я не сомневаюсь в том, что они заметили наше появление, — настаивал Сит — советник по инопланетным технологиям. — Вы видите вот то кольцо, сэр?

Серебристое изображения вражеского корабля заполнило почти весь обзорный экран. Корабль представлял собой широкое массивное кольцо вокруг тонкой оси в виде цилиндра. Из заостренного конца цилиндра далеко вперед выступал оперенный корпус, на котором были четко видны угловатые буквы, нисколько не похожие на точку и запятые алфавита кзинов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сказаниям о Морлоке Эмброузе Джеймс Эндж посвятил не один год, но признание к нему пришло лишь тогда, когда маятник читательского спроса вновь качнулся в сторону литературы «меча и магии». Появившиеся на страницах «Black Gate» и «Flashing Swords», а также на сайте fiction.com отзывы о странствующем волшебнике-воине не остались незамеченными, проявившийся читательский интерес вскоре был удовлетворен последовавшими один за другим романами «Кровь Эмброуза» («Blood of Ambrose»), «Этот искаженный путь» («This Crooked Way») и «Век волка» («The Wolf Age»). Вот что пишет об авторе «Strange Horizons»: «Эндж демонстрирует стиль, способный удовлетворить самых требовательных интеллектуалов. Он показал себя умелым повествователем, чем привлек внимание многих». В этом нет ничего удивительного, ведь Эндж преподает классические языки в одном из университетов Среднего Запада. В интервью «Fantasy Book Critic» он говорит: «Если взять современный реалистический роман, то на протяжении всего двадцатого столетия явно просматривается тенденция акцентировать внимание на главном герое. На его чувствах и восприятиях. Я не возражаю. Жанр реалистической фантастики достиг в этом направлении выдающихся результатов, но, думается, дальнейшее его возделывание чревато истощением плодородного слоя. Фантастика же должна соответствовать канонам написания романов эпохи Средневековья, то есть следовать классическим традициям, когда большее внимание уделялось деяниям людей. Мне импонирует фокусировка на действии (причем не обязательно это погоня на автомобилях или перестрелка) и на окружающем героя мире. Все положительное, что присуще старым традициям повествования, я привношу в жанр фантастики двадцать первого века и надеюсь, такой подход оправдает себя».

Заснув девочкой и очнувшись немолодой дамой, героиня пытается выяснить, кто украл ее лучшие годы.

На этой планете все не так, не как у людей! И это еще полбеды — если бы не те же люди.

Детектив пускается по следу исчезнувшей девушки, хотя, как выясняется, никто в этом не заинтересован.