Рыбацкие байки

Предисловие.

Секрет заключается в том, что я хотел вести повествование от имени вымышленного персонажа, но дед Латып из рассказа «Склероз» заставил меня отказаться от моего намерения. Рассказ «Склероз» написал я. Но, пожалуй, кое-кому могло бы показаться нескромным, если бы о своем собственном рассказе я стал говорить от чужого имени. Лучше уж самому сказать то, что сказать необходимо. И тем не менее прошу не считать эту повесть автобиографической. Ее сочинил не писатель Мирсай Амир, а рыболов Михаил. Почему Михаил? Узнаете по ходу повествования. А почему рыболов, понятно: я и в самом деле рыболов. Правда, всего-навсего любитель. Да еще и не из удачливых. Но ведь для того, чтобы слушать я собирать рыбацкие истории, не обязательно самому ловить рыбу пудами. Имеющий уши да слышит! Вот я и решил назвать свою книгу «Рыбацкие байки». Очень я обрадовался, когда мне в голову пришло это название. Оно мой щит. Оно защищает меня от критики, требующей, чтобы литератор писал только правду, только правду и только правду. Но ведь если книга называется «Байки», да еще рыбацкие, то каждому понятно, что без преувеличения автор обойтись не мог. Ну, если не врал, то кое-что присочинил, скажем так. Но сделал я это только в интересах читателя.

Отрывок из произведения:

— У вас свободно?

Я сделал вид, что не слышу, и как ни в чем не бывало продолжал читать журнал. Тем более что на вагонной лавке рядом со мной портфель стоит, каждому ясно, что место занято!

Но спрашивающий не успокоился. Теперь он уже к моему портфелю привязался:

— Портфель, а портфель, ты чей, скажи, пожалуйста?

Кто-то из пассажиров засмеялся. Это его подбодрило.

— Не хочешь отвечать?! Ты что, портфель, язык проглотил? Или, вернее будет сказать, полпуда картошки.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Из сборника «Сорные травы», Санкт-Петербург, 1914 год.

©1975

ПеревелАндрей Кононенко

В одном прекрасном южном городе на берегу моря росла старая осина. Этой осине было, наверное, не меньше тысячи лет, поскольку кроной своей она упиралась в небо и в полдень перекрывала солнце, а в ее густой листве застревал даже ураганный ветер. Но самое главное то, что это была не просто старая трухлявая осина, а эта осина была волшебной. Стоило человеку встать под эту осину, стукнуться хорошенечко об нее лбом и загадать желание, как оно тут же исполнялось. Пронюхал про то один плохой дядька, торговавший органическим удобрением в селе Гадюкино. Звали его Кошмар Горыныч Натощак, был он злым, тощим, лысым… в общем, отвратительный тип, причем ужасно не любил маленьких мальчиков и девочек.

Работы художника Ключки всегда отличались необыкновенной достоверностью. Однажды, бродя с приятелем по Моравии, Ключка согласился реставрировать изображение святой Аполены в одном из костелов…

Где-то в глубинах большого города, там, где выпавшая в осадок муть постоянно вечно сбивается, встретились молодой Мюррей с Капитаном, и они подружились. Оба оказались на такой прочной мели, какую и представить себе трудно, оба скатились, по крайней мере, со средних высот респектабельности и социальной значимости, и оба они были типичным продуктом чудовищной и весьма специфичной в социальном отношении системы.

Капитан уже не был капитаном. Один из внезапных моральных катаклизмов, которые время от времени сотрясают город, сбросил его с высокой и престижной должности в департаменте полиции, сорвал кокарду с фуражки и пуговицы с мундира, перекинул в руки его адвокатов солидные куски имущества, которые его природная бережливость позволила ему нажить. Настигший его потоп выбросил на мель и промочил до нитки. Через месяц после того, как его раздели, лишили полицейской формы, владелец салуна, дотянувшись до него от своего прилавка, на котором ставят бесплатный ланч, и схватив его за шкирку, как хватает полосатая кошка своего котенка из корзинки, выбросил его вон, — прямо на асфальт.

Джордж Райт решил жениться на молодой девушке, на которую еще нужно произвести впечатление. Для этого ему понадобился богатый дядюшка и перспектива крупного наследства…

Отрывки были напечаты в журнале «Вокруг света» 1970 в № 1 и № 5

Однажды в 77 палате военного госпиталя произошло чп — больной Бинксенгубер раздавил казенный градусник…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пережив тяжелую личную драму, Алекси решает, что любовь — это не для него. Пока не встречает Джессику…

Юная девушка, мечтающая стать писательницей приезжает в суровый край — Шотландию — на работу к пожилой леди. Она живо интересуется происходящими событиями и вызывает недоверие у внука своей хозяйки, молодого ученого, который старательно оберегает свою независимость и окружает себя тайнами. Недоверие, непонимание, ревность, предательство, любовь — через все это прошли герои романа, некоторые страницы которого написаны в детективно-приключенческом жанре.

Для широкого круга читателей.

Миллионер Роман О'Хэген случайно узнает, что у него есть сын. Однако мать ребенка он видит впервые. Парадокс разрешается легко, более проблематичным оказывается завоевание доверия женщины и малыша.

Они прошли через самые страшные бои Великой Отечественной, но на их счету нет убитых — только спасенные жизни. Руки у них по локоть в крови — но их поминают добрым словом, за них молятся, их именами называли детей тысячи спасенных ими солдат. Они сами не раз рисковали головой, работая под огнем, каждый из них вытащил с того света сотни наших бойцов, благодаря их подвигу вернулись в строй миллионы.

Ветераны знают, что настоящий ад — даже не на передовой, а в санбатах, лазаретах и фронтовых госпиталях, где человеческая боль и весь ужас войны предстают в предельно сгущенном, концентрированном виде. Медики Великой Отечественной — военврачи, медсестры, медбратья, военфельдшеры — годами жили и работали в этом аду, ежедневно глядя в лицо смерти, от их простых, безыскусных рассказов об увиденном и пережитом — мороз по коже и комок в горле. Их живые голоса, их потрясающие истории вы услышите в новой книге проекта Артема Драбкина «Священная война».