Русско-Турецкие войны 1676-1918 г. - X. Война 1877-1878 годов

Русско-Турецкие войны 1676-1918 г. - X. Война 1877-1878 годов

Летом 1875 года в южной Герцеговине вспыхнуло антитурецкое восстание. Крестьяне, подавляющее большинство которых было христианами, платили огромные налоги турецкому государству. В 1874 году натуральный налог официально считался 12,5 % от собранного урожая, а с учетом злоупотреблений местной турецкой администрации он доходил до 40 %.

Ближайшим поводом к восстанию послужили притеснения христианского населения турецкими сборщиками податей, вызвавшие кровавые схватки между христианами и мусульманами. В дело вмешались оттоманские войска, но они встретили неожиданное сопротивление. Все мужское население Невесинского, Билекского и Гачковского округов вооружилось, оставило свои дома и удалилось в горы. Старики, женщины и дети, чтобы избежать поголовной резни, бежали в соседние Черногорию и Далмацию. Усилия турецких властей подавить восстание в зародыше оказались безуспешными. Из южной Герцеговины оно скоро перешло в северную, а оттуда и в Боснию, христианские жители которой частью бежали в пограничные австрийские области, а частью тоже вступили в отчаянную борьбу с мусульманами. Кровь лилась рекой в ежедневных столкновениях восставших с турецкими войсками и с местными мусульманскими жителями. С обеих сторон появилось необычайное ожесточение. Не было пощады никому, борьба шла только на смерть.

Другие книги автора Александр Борисович Широкорад

До 1990 г. власти молчали о величайшей в истории человечества контрибуции, взятой в Германии в 1945—1947 гг. Специальные организации забирали всё — пассажирские лайнеры, станки, автомобили, паровозы, рельсы и даже телескопы из обсерваторий.

Было ли это грабежом или законной контрибуцией? А как вели себя западные союзники в своих секторах оккупации? Какую роль трофейное имущество сыграло в восстановлении разрушенных войной регионов, проведенном в самые рекордные сроки? Помогло ли оно создать нам ракетно-ядерный щит?

И вообще, какую роль сыграли германские трофеи в личной жизни наших бабушек и дедушек?

Об этом и о многом другом рассказывается в монографии Александра Широкорада «Великая контрибуция».

Атлантический вал стал самой грандиозной системой береговых укреплений в истории человечества. Его береговые батареи, бетонные подземные сооружения и различные средства противодесантной обороны представляли собой шедевры артиллерийской и строительной техники. В то же время Гитлер и его адмиралы допустили ряд непростительных просчетов, сделавших возможным успешное вторжение союзников в Нормандию. Западные историки уже полвека спорят о достоинствах и недостатках систем вала. А советское руководство со времен войны наложило табу на любую информацию об Атлантическом вале, и отечественный читатель впервые познакомится с ним в этой книге.

Северные войны России происходили в течение семи веков. Начало им положила Невская битва со шведами в 1240 году, завершила их победа над финнами в 1944 году. Автор книги использовал немало источников, ранее не известных отечественным историкам либо отвергавшихся ими по причинам идеологического характера. Многие его суждения опровергают привычные штампы и популярные мифы, дают иную оценку событиям далекого и недавнего прошлого. Книга легко читается, заставляет думать, сравнивать, спорить.

В неспокойном XXI веке ни одна великая держава не может существовать без могучего океанского флота. В свою очередь флот не может быть реальной силой, не имея мест базирования для заправки топливом, продовольствием, боекомплектом, а также для ремонта кораблей и отдыха экипажей.

К сожалению, отечественный читатель почти ничего не знает о заграничных военно-морских базах России и СССР. Автор рассказывает о создании таких баз, их функционировании и дальнейшей судьбе. Читатель впервые узнает о ряде засекреченных боевых операций нашего флота, морской пехоты и ВВС.

Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.

В неспокойном XXI веке ни одна великая держава не может существовать без могучего океанского флота. В свою очередь флот не может быть реальной силой, не имея мест базирования для заправки топливом, продовольствием, боекомплектом, а также для ремонта кораблей и отдыха экипажей.

К сожалению, отечественный читатель почти ничего не знает о заграничных военно-морских базах России и СССР. Автор рассказывает о создании таких баз, их функционировании и дальнейшей судьбе. Читатель впервые узнает о ряде засекреченных боевых операций нашего флота, морской пехоты и ВВС.

Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.

Как возникла Османская империя? Как при жизни одного поколения небольшое азиатское государство стало самой сильной империей Европы и Азии? Можно ли объяснить это лишь агрессивностью и жестокостью турецких войск или «пассионарностью» турок, о которой нам талдычат весьма далекие от военной истории ученые? А может, это была естественная реакция исламского мира на 400-летнюю агрессию католической Европы на Средиземном море и Ближнем Востоке? Причем эта реакция усугубилась первой в истории человечества полномасштабной социальной революцией и идеями равенства всех подданных империи, провозглашенными турецкими султанами.

Об этом и многом другом читатель узнает в очередной книге историка Александра Широкорада.

Русско-польско-литовские связи имеют тысячелетнюю историю.

Первые контакты русских и поляков, зафиксированные летописцами, относятся ко второй половине X века.

Периоды добрососедства и сотрудничества между славянскими государствами неоднократно сменялись восстаниями и войнами.

Предлагаемая книга поможет читателю не только найти ответы на самые темные вопросы давнего конфликта, но и понять современные отношения между странами и перспективы их развития.

До недавнего времени история Британской империи рассматривалась как история метрополии. Больше писали о ее войнах на территории Европы и лишь косвенно — о колониях. Автор книги впервые рассказывает об истории каждой британской колонии во всех пяти частях света.

Как и почему образовалась Британская империя? Как этому противодействовали другие европейские державы? Почему колониальная политика Англии привела к перманентному конфликту с Россией (СССР) в XIX—XX веках? Что было общего и чем различались пути колоний к независимости? Читатель познакомится с жизнью британских колоний изнутри, в весьма необычном и даже шокирующем ракурсе увидит Вторую мировую войну.

Популярные книги в жанре История

Третий том «Истории русской литературы» посвящен литературе второй половины прошлого века (1856–1881), эпохе могущества расцвета русского реализма и его мировой славы.

«Преподавателям слово дано не для того, чтобы усыплять свою мысль, а чтобы будить чужую» – в этом афоризме выдающегося русского историка Василия Осиповича Ключевского выразилось его собственное научное кредо. Ключевский был замечательным лектором: чеканность его формулировок, интонационное богатство, лаконичность определений завораживали студентов. Литографии его лекций студенты зачитывали в буквальном смысле до дыр.

«Исторические портреты» В.О.Ключевского – это блестящие характеристики русских князей, монархов, летописцев, священнослужителей, полководцев, дипломатов, святых, деятелей культуры.

Издание основывается на знаменитом лекционном «Курсе русской истории», который уже более столетия демонстрирует научную глубину и художественную силу, подтверждает свою непреходящую ценность, поражает новизной и актуальностью.

«Преподавателям слово дано не для того, чтобы усыплять свою мысль, а чтобы будить чужую» – в этом афоризме выдающегося русского историка Василия Осиповича Ключевского выразилось его собственное научное кредо. Ключевский был замечательным лектором: чеканность его формулировок, интонационное богатство, лаконичность определений завораживали студентов. Литографии его лекций студенты зачитывали в буквальном смысле до дыр.

«Исторические портреты» В.О.Ключевского – это блестящие характеристики русских князей, монархов, летописцев, священнослужителей, полководцев, дипломатов, святых, деятелей культуры.

Издание основывается на знаменитом лекционном «Курсе русской истории», который уже более столетия демонстрирует научную глубину и художественную силу, подтверждает свою непреходящую ценность, поражает новизной и актуальностью.

«Преподавателям слово дано не для того, чтобы усыплять свою мысль, а чтобы будить чужую» – в этом афоризме выдающегося русского историка Василия Осиповича Ключевского выразилось его собственное научное кредо. Ключевский был замечательным лектором: чеканность его формулировок, интонационное богатство, лаконичность определений завораживали студентов. Литографии его лекций студенты зачитывали в буквальном смысле до дыр.

«Исторические портреты» В.О.Ключевского – это блестящие характеристики русских князей, монархов, летописцев, священнослужителей, полководцев, дипломатов, святых, деятелей культуры.

Издание основывается на знаменитом лекционном «Курсе русской истории», который уже более столетия демонстрирует научную глубину и художественную силу, подтверждает свою непреходящую ценность, поражает новизной и актуальностью.

Пятьдесят дат в истории мира не могут претендовать на то, чтобы стать основой для «Всемирной истории», даже в сокращенном варианте. Они могут тем не менее помочь осветить ее ход как бы несколькими вспышками прожектора. В книге «50 великих дат мировой истории» Жюль Шулер описывает события, оттолкнувшись от которых можно составить общую картину целого ряда вех истории человечества — от овладения огнём до падения Берлинской стены.

…. Если признать, что, кроме Холокоста евреев нацистами, были и другие холокосты, не менее кровавые, иногда… Не случайной была мгновенная отрицательная реакция на попытки объявить «холокостом» советский голодомор 30-х гг. прошедшего века на Украине. Что касается связи армянского терроризма с палестинским (и вообще — арабским), то она не подлежит никакому сомнению. Кстати, в конце XIX-начале ХХ вв. армянские террористы-фидаины, в частности, дашнаки и крупная буржуазия (Хатисов, Манташев и др.) сыграли достаточно разрушительную, антигосударственную роль в российской Великой Смуте. Желаю Вам всего самого наилучшего и успехов в поисках Истины. Искренне Ваш В. Акунов.

из письма В. Акунова

Алексей Егорович РАЗИН

ИЗЯСЛАВ-СКИТАЛЕЦ

В Олеговом лесу было одно особенно привольное местечко. На откосе горы раскинулась поляна - из лесу на нее выступали четыре дуба, густые, кудрявые, свежие, возле них гремел небольшой ключ, трава свежа и нетоптана. Пониже, под горой, в потных местах, держался кабан; повыше нередко попадался олень; медведь-пустынник ходил за ягодами, лось-сохатый щипал рябиновые побеги.

Со времен Святослава положен на лес строгий запрет, и никто из простых людей не смел в нем тронуть зайца, не то что княжеской зверины: кабана, лося, медведя. Князь Владимир наезжал сюда на охоту, а после него нога человечья почти в него не ступала. Ярослав Мудрый охотником не был, Изяслав тоже охоты не любил, и зверь плодился и жил по своей звериной воле, хотя от Киева до средней Олеговой поляны было не больше пятнадцати верст.

(Документ о русско-византийских отношениях в конце Х века)

Под таким названием в русской исторической литературе известен загадочный документ, вызвавший много споров и не переставший привлекать внимание специалистов по истории Киевской Руси и Византии и в настоящее время.

Он был найден в начале XIX в. Бенедиктом Газе во французской Королевской библиотеке в одном из рукописных византийских кодексов, содержащем письма святых. Этот кодекс Газе на основании палеографических данных отнес к концу Х века. На его неиспользованных страницах Газе нашел черновые записки неизвестного автора. В них рассказывается о попытке переправы какого-то отряда, во главе которого стоял автор записок, через замерзающий Днепр, о войне этого отряда с «варварами» в области Климат или у города Климаты, о решении окружающего этот город населения признать над собой власть "царствующего к северу от Дуная" и о поездке, наконец, автора записок к северному повелителю для осуществления этого решения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джордж Готобед постучал в дверь, и ему открыла разбитная рослая женщина лет около шестидесяти.

— Здравствуйте, мистер Готобед! — громогласно приветствовала она Джорджа. — Моя фамилия Прэйди. Я компаньонка вашей тетушки. Пожалуйста, заходите. У нас здесь такой беспорядок! Мы только три дня, как приехали, так что вы уж нас извините.

— Что вы, не стоит извинений, — пробормотал Джордж.

— Говорите громче! — буквально заорала мисс Прэйди. — У нас обеих такой плохой слух, что просто беда. Ваша тетушка пользуется слуховым аппаратом, а мне и он не помогает. Сюда, пожалуйста. Шляпу можно пока положить на этот стул.

Неизвестные письма Н. Н. Пуш­киной и ее сестер Е. Н. и А. Н. Гончаровых, собранные авторами книги, позво­ляют глубже понять и оценить личность жены поэта, помогают взглянуть по-новому и на ее сестер, ощу­тить обстановку в семье поэта и вокруг него в последние годы его жизни, уточняют и дополняют уже известные факты биографии А. С. Пушкина. Все письма публикуются полностью, из них 16 - впервые. Книга снабжена краткими биографиями основных действующих лиц, их портретами, а также  вступительной статьей Д.Благого.

В этой работе авторов, являющейся продолжением книги «Вокруг Пушки­на», собраны письма Н. Н. Пушкиной и ее сестер, написанные ими после смер­ти А. С. Пушкина. Эти письма позволяют расширить наши представления о личности Натальи Николаевны, узнать о ее дальнейшей судьбе и жизни детей Пушкина после гибели поэта. Особенный интерес представляют публикуемые в книге письма Александры Гончаровой-Фризенгоф, ее мужа Густава Фризенгофа, а также Екатерины Дантес, Жоржа Дантеса и Луи Геккерна, которые дают возможность почувствовать отношения, которые сложились между ос­новными действующими лицами трагедии, произошедшей так давно, но не пе­рестающей волновать всех любителей творчества Пушкина. Вступительная статья Д.Благого.

Данная книга является переработанным дайджестом четырех книг Генриха Эрдмана о создании капитала с помощью инвестирования в паевые инвестиционные фонды (ПИФы). В ней собраны наиболее яркие моменты книг, с помощью которых читатель без труда освоит базовые принципы создания, увеличения и сохранения своего капитала.

Отличительной особенностью книги является то, что автор, передавая успешный опыт инвестирования в различные фонды, делает это простым и доступным языком.

Книга адресована широкому кругу читателей.