Русско-еврейский диалог

На мой исторический очерк “Евреи в России и в СССР” откликнулись три еврея – сотрудники эмигрантских органов печати, выходящих на русском языке, причем первый из них – Э. Райс – предложил “диалог” по вопросам положения и роли евреев в России и в СССР, на что я и изъявил свое согласие.

Но мои ответы и разъяснения, посланные в редакции тех органов печати, в которых были напечатаны отклики трех евреев на мою книгу были настолько “сокращены” редакциями (а некоторыми и вовсе не напечатаны), что “диалог” потерял всякий смысл и ничто не было ни уточнено, ни разъяснено.

Это обстоятельство и вынудило меня прибегнуть к тому, что сейчас называется “Самиздат” и выпустить “Диалог” за свой риск и страх отдельной книгой, конечно, неся полную ответственность за содержание. В этой книге приведеныполностью высказывания трех евреев (Райса, Гольдштейна и Марголина) и мои ответы им, каждому в отдельности. Тоже полностью, без всяких редакторских “сокращений” и изменений. – Так получился “Русско-Еврейский Диалог”.

А. Дикий

Отрывок из произведения:

Окружный суд в Вевей (Швейцария) 15 июля 1969 г. по делу автора книги “Прошлое, настоящее и будущее еврейского вопроса” д-ра Джемса Мате, вынес такое решение:

Все экземпляры конфисковать и уничтожить, запретивши распространение книги, как путем продажи, так и частно.

В швейцарских газетах на двух языках: французском н немецком напечатать решение суда – без каких либо комментарий.

Расходы по уничтожению книги и печатанию решения суда в газетах возложить на автора книги.

Другие книги автора Андрей Дикий

Как указывает заглавие настоящего очерка, он ограничен и временем, и территорией. Временем – только теми тремя периодами, когда еврейская этническая группа жила на территории русского государства: периодом Киевской Руси; периодом, когда Западная и Юго-Западная Русь находилась под властью Польши; и третьим периодом – Российской Империей, переименованной в СССР.

Территория – только земли русского народа и, созданного им, Государства Российского.

Все, что вне этих территориальных и временных границ, находится и вне границ настоящего очерка.

Цель этой книги – дать правдивую историю Руси-Украины и тем опровергнуть все извращения этой истории, которыми обилует украинская сепаратистическая историография.

Поэтому было неизбежно, параллельно с изложением неоспоримых исторических фактов, делать отступления для изложения тех извращений или умолчаний, к которым прибегает сепаратистическая историография. Отступления эти вносят в книгу элемент полемический. Но зато они дают всякому объективному читателю ясную картину, насколько далеко зашло извращение истории Украины, которая является фундаментом для всего построения руссоненавистнической пропаганды на Украине.

Книга максимально сжато рассказывает об истории Украины, начиная с древнейших времен и заканчивая гибелью Запорожской Сечи.

Первый том, в максимально сжатом изложении, охватывает огромный период, начиная с предистории Руси и кончая переломным моментом в ее истории, когда определились исторические пути воссоединенной Руси и отошли в область тяжелых воспоминаний многие столетия жизни под властью поработителей и кровавой борьбы за свое национальное Я.

Только последняя четверть 18-го столетия принесла конец непосредственной агрессии соседей с запада, северо-запада, юга и юго-востока, от которой веками страдала Украина-Русь.

Печенеги, половцы, татары, своими постоянными набегами сделали невозможным не только дальнейшее развитие культуры Киевской Руси, стоявшей так высоко в период ее расцвета, но вообще поставили под вопрос даже физическое существование населения. И оно, как известно, бежало на север, под защиту лесов или (из западных окраин) – в предгорья Карпат и, северо-западные болота.

С другой стороны – с запада и северо-запада – шла агрессия польско-католическая. Хотя поляки и католики и не уводили население в плен и не продавали его на рынках невольников, как это делали татары, но и их агрессия была не многим легче татарской. Они стремились превратить население в бесправных рабов на его же собственной земле, да к тому же обезличить национально и поглотить религиозно.

Между молотом и наковальней находился народ, не видя просвета в будущем.

И, если бы не изменившаяся историческая обстановка и распределение сил, более чем вероятно, что судьба всего населения Руси-Украины была бы такой же, как судьба “полабских славян”, полностью поглощенных тевтонами. И не было бы сейчас ни “Украины”, ни “Малороссии'', а все бы была католическая Польша.

Но, “в последнюю историческую минуту”, когда польско– католическая агрессия уже проглотила всю без остатка Украину-Русь и собиралась ее “переваривать”, пришло спасение. Совместными усилиями, доведенного до отчаяния, населения и помощью единокровной и единоверной Москвы, начался длительный и кровавый процесс освобождения уже обреченной жертвы – Руси-Украины. Процесс этот был облегчен начавшимся разложением обоих агрессоров – татар и Польши и усилением Москвы.

Исторические события пошли по новому пути – по пути освобождения и воссоединения всех частей единой когда то Киевской Руси.

Путь этот был облегчен и оправдываем поведением самих агрессоров: татары делали постоянные набеги, разоряя и опустошая Украину-Русь; католики своей нетерпимостью и насилиями над религиозными, убеждениями вызывали обостренное тяготение к православию (а, следовательно, и к его центру – Москве); польский шовинизм, высокомерие и социальное угнетение порождали взрыв национальной гордости, будили воспоминания о единстве Руси и стремления это единство восстановить. – Только в этом единстве видело население Украины-Руси свое будущее.

И, если сейчас все земли Киевской Руси освобождены и воссоединены, то несомненная и огромная заслуга в этом принадлежит и католической церкви, и польским шовинистам и магнатам, и татарским ханам.

Том II посвящен не борьбе против внешних агрессоров, а созданию, развитию и борьбе политических направлений, и культурных устремлений населения Руси-Украины, как ее Российской части, так и части Австрийской.

В основном, эта борьба была борьбою и соревнованием сил и направлений центростремительных и центробежных и до 1917 года она велась, как борьба политическо-культурная, не переходя в борьбу чисто военную.

И только в 1917-20 годах борьба выливается в форму вооруженых столкновений. Российская революция 1917 года и распад Австрии в 1918 году открыли перед сторонииками создания независимой от России Украины возможности проверить подлииные настроения ее населения.

Как, чем и почему кончилась эта “проверка” будет изложено во II томе “Неизвращенной История Украины-Руси”, равно, как и все этой “проверке” предшествовавшее, начиная с конца 18 века.

Популярные книги в жанре История

Современная французская буржуазная историография занимает важное место в мировой исторической науке, а в западной историографии ей принадлежит одна из ведущих ролей. Такое положение она обеспечила себе прежде всего путем методологической трансформации, которая сделала ее более адекватной современным условиям общественного развития.

За последние десятилетия чрезвычайно обострился кризис буржуазной исторической мысли, который дал о себе знать уже на рубеже двух веков и развивался в последующие годы. К первым десятилетиям XX в. относится и начало поисков выхода из тупика, сопровождавшихся повышением интереса к теории истории со стороны буржуазных ученых. Все это способствовало активизации усилий в направлении методологического переоснащения буржуазной исторической науки.

Всякий, кто читал шекспировские бессмертные «пьесы-хроники», уверен: король Эдуард III был образцом благородства, Ричард III — беспринципным убийцей, легкомысленный и обаятельный Генрих V — гениальным полководцем, Генрих VI — легковерным простаком.

Но какое отношение все это имеет к исторической реальности?

В своем исследовании «История Англии и шекспировские короли», равно интересном как для историков и литературоведов, так и для всех, кто знаком с произведениями Шекспира, сэр Джон Джулиус Норвич анализирует, насколько подлинные образы английских монархов XIV–XV веков соответствуют трактовке великого драматурга.

Книга «Тайны «Императрицы Марии» посвящена неизвестным страницам истории военно-морского флота конца XIX — начала XX века. Поиски исчезнувшего в Финском заливе броненосца «Русалка», таинственные взрывы кораблей в годы Первой мировой войны, загадки самой выдающейся разведчицы России Анны Ревельской, таинственное происшествие на крейсере «Аскольд», оказавшее влияние на ход Гражданской войны на Севере. Об этих и многих других военно-морских тайнах рассказывается в книге, предлагаемой читателям.

Сборник научных статей посвящен итогам конференции «Археология и естественнонаучные методы», которая состоялась в Институте археологии РАН 1–3 ноября 2004 г. Конференция была посвящена памяти основоположника нового направления в археологии Борису Александровичу Колчину (1914–1984). В статьях сборника рассмотрены новейшие достижения в таких направлениях применения естественнонаучных методов как древняя металлургия и металлообработка, дендрохронология, палеоботаника, палеозоология.

Текст воспроизведен по изданию: Взгляд на просвещение в Китае // Журнал министерства народного просвещения, № 5. 1838 

Книга является непосредственным продолжением монографии А.Н. Сахарова «Дипломатия древней Руси: IX - первая половина X в.» (1980 г.). В ней идет речь о 60–70-х годах X в., когда Русь, опираясь на предшествующий опыт, предпринимает дипломатические усилия для достижения своих внешнеполитических целей. Этот период является одной из ярких страниц в истории древнерусского государства, связанной с деятельностью великого князя Святослава Игоревича. Показаны средства, методы и приемы дипломатии Руси в этот период.

Историография крестьянской войны под предводительством С. Т. Разина неотделима от истории общественной мысли России. О том, какими представлялись события 1667–1671 гг. и их участники современникам, как воспринимали Разина и возглавленное им движение выдающиеся дореволюционные и советские историки, рассказывается в этой книге. Центральное место в ней принадлежит советской историографии восстания. Автор прослеживает, как в легендах и преданиях жил и передавался из поколения в поколение дорогой русскому сердцу образ народного бунтаря.

Для широкого круга читателей.

Книга, основанная на воспоминаниях о жизни, быте, нравах, обычаях, верованиях русского крестьянства, представляет собой попытку нравственно-философского осмысления последствий одного из самых драматичных социальных сдвигов XX века, который принято называть раскрестьяниванием России. Это первая книга по устной истории в России.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эмили Дикинсон

Избранные переводы

Эмили Дикинсон (1830 - 1886)'

436

Как путник, ветер постучал, И как хозяйка я Сказала смело: `Заходи`, И комната моя Впустила гостя, для кого И стул-то предложить Смешно бы было, вс? равно, Что воздух уложить. Его никак не удержать, И речь его, как взл?т Всей птичьей стаи, если кто С куста е? спугн?т. Словно волна, его черты, А пальцами он вдруг Рождает музыку в стекле Дрожащий тонкий звук. Порхая всюду, погостил И снова постучать Решил со вздохом, робко так, И я одна опять.

Эмили Дикинсон

"Я улыбаюсь, - писала Эмили Дикинсон, - когда вы советуете мне повременить с публикацией, - эта мысль мне так чужда - как небосовд Плавнику рыбы

Если слава - мое достояние, я не смогу избежать ее - если же нет, самый долгий день обгонит меня - пока я буду ее преследовать - и моя Собака откажет мне в своем доверии - вот почему - мой Босоногий Ранг лучше -"

В 1862 году Томас Уэнтворт Хиггинсон, известный в Новой Англии писатель и публицист, обратился к молодым американцам с призывом смелей присылать свои рукописи в редакции журналов. Быть может, где-то в глуши таятся еще не известные миру таланты? Надо найти их, воодушевить и с должным напутствием открыть им дорогу в печать. Хиггинсон готов был взять на себя роль благожелательного ментора.

Эмили Дикинсон

Стихотворения

Переводы В. Марковой и И. Лихачева

x x x

Утром мягче холодок

Орех - литая бронза

Круглее щеки ягоды

И в отъезде роза.

На ветках клена алый шарф

Каймой на поле брошен.

Чтоб от моды не отстать

И я надену брошь.

x x x

Запоздалого утра Солнце взошло.

Встала Радуга над грозой.

Как стадо испуганных слонов

Тучи топчут горизонт.

Мои читатели имеют возможность сами разобраться, действительно ли существовали в Америке те влияния и тенденции, которые заставили меня насторожиться, или это только плод моего воображения. Они могут сами установить, проявлялись ли с тех пор эти влияния и тенденции в общественной жизни Америки как внутри страны, так и за границей. А выяснив это, они смогут меня судить. Если они обнаружат какие-либо факты, свидетельствующие о том, что хотя бы в одном из указанных мной отношений Америка отклонилась от правильного пути, значит я имел основания писать то, что я написал. Если же они таких фактов не обнаружат, — значит, я ошибся, но без всякого умысла.