Русские народные сказки в обработке А. Толстого

Русские народные сказки

в обработке А. Толстого

По щучьему велению

Мальчик с пальчик

Царевна лягушка

Лисичка-сестричка и волк

Морозко

По щучьему велению

Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий дурачок Емеля.

Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:

Другие книги автора Народные сказки

"Русские заветные сказки" А.Н.Афанасьева были напечатаны в Женеве более ста лет назад. Они появились без имени издателя, sine anno. На титульном листе, под названием, было лишь указано: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". А на контртитуле была пометка: "Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров".

Исключительно редкая уже в прошлом веке, книга Афанасьева в наши дни стала почти что фантомом. Судя по трудам советских фольклористов, в спецотделах крупнейших библиотек Ленинграда и Москвы сохранилось всего лишь два-три экземпляра "Заветных сказок". Рукопись книги Афанасьева находится в ленинградском Институте русской литературы АН СССР ("Народные русские сказки не для печати, Архив, № Р-1, опись 1, № 112). Единственный экземпляр "Сказок", принадлежавший парижской Национальной библиотеке, исчез еще до первой мировой войны. Книга не значится и в каталогах библиотеки Британского музея.

Переиздавая "Заветные сказки" Афанасьева, мы надеемся познакомить западного и русского читателя с малоизвестной гранью русского воображения — "соромными", непристойными сказками, в которых, по выражению фольклориста, "бьет живым ключом неподдельная народная речь, сверкая всеми блестящими и остроумными сторонами простолюдина".

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и старуха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они — не ленились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все города-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А старшие сыновья утешают их:

— Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка останется: он еще очень молод, чтоб на бой идти.

За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царь с царицею; детей у них не было. Поехал царь по чужим землям, по дальним сторонам, долгое время домой не бывал; на ту пору родила ему царица сына, Ивана-царевича, а царь про то и не ведает.

Стал он держать путь в свое государство, стал подъезжать к своей земле, а день-то был жаркий-жаркий, солнце так и пекло! И напала на него жажда великая; что ни дать, только бы воды испить! Осмотрелся кругом и видит невдалеке большое озеро; подъехал к озеру, слез с коня, прилег на землю и давай глотать студеную воду. Пьет и не чует беды; а царь морской ухватил его за бороду.

«Лиса с журавлём подружились.

Вот вздумала лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости:

– Приходи, куманёк, приходи, дорогой! Уж я тебя угощу!..»

«Жили были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

– Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зёрнышко!

– Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!..»

Русская сказка

ФИНИСТ - ЯСНЫЙ СОКОЛ

Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу - в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала:

- Не надо, батюшка, нанимать работницу, сама я буду хозяйство вести. Ладно. Стала дочка Марьюшка хозяйство вести. Все-то она умеет, все-то у нее ладится. Любил отец Марьюшку: рад был, что такая умная да работящая дочка растет. Из себя-то Марьюшка красавица писаная. А сестры ее завидущие да жаднющие; из себя-то они некрасивые, а модницы-перемодницы - весь день сидят да белятся, да румянятся, да в обновки наряжаются, платье им - не платье, сапожки - не сапожки, платок - не платок.

«Мужик поехал в лес репу сеять. Пашет там да работает. Пришёл к нему медведь:

– Мужик, я тебя сломаю…»

«Старый солдат шёл на побывку. Притомился в пути, есть хочется. Дошёл до деревни, постучал в крайнюю избу:

– Пустите отдохнуть дорожного человека.

– Заходи, служивый…»

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Владимир Романович Келер

Ирина у лемуров

Жила-была девочка Ирина. И было у нее два друга: кот Рыжик и пес Айдар.

Кот Рыжик ласкался к девочке и мурлыкал.

- Ах, как я люблю тебя! Ты добрее и прекраснее всех на свете!

А пес не признавал кошачьих нежностей. Временами он налетал на девочку как шквал, махал хвостом и громко лаял:

- Скажи мне, если кто тебя обидит, и я ррразорву их всех!

Но девочка неизменно отвечала:

Любимова Валентина Александровна

Одолень-трава

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Н а т а л ь я, вдова, 42 лет,

И в а н, вдовий сын, 18 лет,

М а р ф и н ь к а, 16 лет,

Е г о р у ш к а, брат Марфиньки, 10 лет,

Т у г а р и я; восточный царь,

З об е и да, принцесса, дочь Тугарина, умеет оборачиваться Чёрной Лебедью,

Д у г м э, мамка Зобеиды,

Ч у м и ч к а, мальчик-поварёнок,

К о т Б а ю н,

Владимир Иванович ОДНОРАЛОВ

Град

Ах, это как раз тот самый момент, ради которого и протопана "пешки" вся жаркая и пыльная дорога на Елшанку. Всхожу - и прямо на макушку села, которая, собственно, над селом - здесь когда-то стояла неизвестно какого века деревянная церковь, - поднимаюсь я на эту макушку, и с каждым шагом растет передо мной иззелена-синяя Ямантау с шестью своими вершинами, лохматыми, как верблюжьи горбы. И вот вся она передо мной лежит, и синеют по сторонам шиханы, дальние совсем... Высоки они после степи, Ямантау высока, но еще выше - небо, и все оно в живых росчерках ласточек.

Людмила Стефановна Петрушевская

Жучок-водомерка

Жил-был жучок-водомерка. У него был прекрасный домик над водой - с верандой, посудой и кроваткой. Однажды в гости к нему залетела стрекоза, сама голубая, глаза зеленые, и сказала:

- Как у тебя прекрасно! Можно я буду здесь жить?

- Но ты не поместишься, - сказал водомерка.

- Я сложу крылья, - сказала стрекоза.

Она сложила крылья и поместилась в комнате. Но водомерка спросил:

К. Пино

Сын принца-консорта

КОЛЛЕКЦИЯ

Королевством Марекарлия правила толстая и добродушная королева, которую подданные называли "доброй государыней". Когда она проезжала по городу, народ радостно приветствовал ее и собирался на ее пути, чтобы поклониться по марекарлийскому обычаю, упершись рукой в бедро и отставив вытянутую ногу. Принц-консорт был менее любим. Не то чтобы он был плохим человеком, но он питал пристрастие к крепким напиткам и поэтому порой впадал в досадный гнев, а главное, он не умел носить военный мундир, а без этого никак нельзя рассчитывать на популярность. Из всего королевского семейства народ отдавал предпочтение принцу-наследнику Клодомиру, красивому двадцатидвухлетнему юноше, храброму и великодушному, умному как раз настолько, чтобы не выдумать ни нового налога, ни нового наказания. Его любили и девушки страны, с которыми он охотно танцевал вечерами по субботам, и юноши, с которыми он играл в мяч по утрам в воскресенье. Здороваясь, он умел с большим изяществом приподнимать свою шапочку, украшенную перьями, и во всем королевстве не было ему равных в искусстве зачесывать назад волосы и позвякивать шпорами. Он любил музыку как раз настолько, чтобы не играть самому, поэзию как раз настолько, чтобы не писать стихов, и живопись как раз настолько, чтобы посещать выставки и с видом знатока поздравлять художников. Короче говоря, это и в самом деле был очаровательный принц.

К. Пино

Зеркало и кроссворд

Случилось это на севере, в туманном и холодном городе. Целый день шел снег, и вечер обещал быть морозным, но все жители города стояли на порогах своих домов и смотрели, как двигалось по улицам погребальное шествие с телом сто двадцать восьмого претендента на руку королевской дочери Греты. Хоронили высокого черноволосого юношу, который приехал сюда из далеких южных стран, чтобы увидеть прекрасную принцессу, пользовавшуюся зловещей славой.

Дмитрий Пинский

Близнецы

Эта сказка пришла к нам... Как, кто-то еще не знает откуда она пришла? Ну, конечно же, не из холодильника. Потому что предметы в холодильнике ног не имеют и не ходят. И из игрушек, которых у нас очень много, почти никто не ходит, если его не держать за ручку. Причем, это относится не только к тем куклам и игрушкам, у которых есть ручки. Например, у машин нет ручек, но гулять они выходят, держась за наши ручки.

Постников В.

ЗАЧЕМ БАРАНУ РОГА?

Ходит Баран по горам, закинув на спину рога, как альпинист с рюкзаком. Чем выше горы, тем больше рога у Барана.

У баранов, которые на равнине живут, рога легонькие, а у него, у высокогорного, огромные, двухпудовые. И такую тяжесть таскать на голове!

Так всю жизнь и таскается Баран со своей ношей.

У альпиниста в рюкзаке предметы первой необходимости, провизия на дорогу. А что в этих рогах? Какой толк в этих рогах?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Русские озорные частушки

Нравится, не нравится...

Эта книга, конечно, не для детей. Но и не для взрослых ханжей. Эта книга - для простого нормального читателя, любящего соленую шутку и не лишенного чувства юмора.

Цензура, как известно, отменена. Но в каждом из нас сидит внутренний цензор. Так уж мы строго воспитаны за долгие годы тоталитарной власти: есть, мол, святые вещи, над которыми нельзя смеяться. И есть, мол, плохие слова, которые нельзя произносить вслух, а тем более печатать. Обыватель послушно кивал и поддакивал, выслушивая чопорных своих наставников, однако, едва успев покинуть официальную аудиторию, тот же обыватель вовсю смеялся и шутил, дразнил и передразнивал, произнося такие слова, от которых краснели начальнические уши. Впрочем, и сами начальники, строгие цензоры и прочие идеологические держиморды, тоже ведь не пренебрегали остреньким анекдотом или фривольной частушкой. Знаем мы их двойную мораль: в быту - можно, в литературе - нельзя. Тоже, небось, у себя в кулуарах, в узком товарищеском кругу, особенно если в застолье, на пикничке, на пленэре или в жаркой сауне - ой как пили и пели отчаянные частушки, ну, вроде вот этой, к примеру.

"Большая российская энциклопедия"

РУССКИЙ БАЛЕТ

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

В книге, которую раскрыл читатель, сделана попытка создания систематизированной картины такого значительного, снискавшего мировую известность художественного явления, как русский балет. Любители балетного искусства знают, что в 1981 в нашем издательстве вышла посвящённая мировому балетному театру энциклопедия "Балет". Она послужила основой для настоящего издания, которое, однако, не является простым повторением "русского раздела" энциклопедии 1981. Как сможет убедиться читатель, в "Русском балете" многие статьи значительно переработаны и дополнены; впервые публикуются статьи о ряде мастеров русского балета 18 в., о лицах и явлениях, ставших заметными в 1980 - нач. 90-х гг., о балетных коллективах и студиях 1920-30-х гг. Читатель впервые познакомится также со многими именами и балетными труппами русского театрального зарубежья; статьи об артистах и балетмейстерах заметно пополнены данными об их работе в кино и на телевидении. В данном издании теоретический раздел представлен в Словаре балетных терминов и понятий. "Алфавитной" части тома предшествует исторический очерк "О русском балете", дающий представление о пути отечественного балета от его возникновения до начала 90-х гг.

PREFACE TO FIRST EDITION

Throughout the history of Russia, with the exeption of a brief period around the beginning of the present century, it has been the official policy of the govenment to forbid the appearance in print of a large body of words used in the everyday speech of many Russians and known to virtually all. These words are considered too obscene for inclusion in dictionaries, even through some of them have existed in the language from its beginnings (e.g. perdet', Common slavic *perdeti, c.f. Sanscrit pardati, English 'fart'). Unfortunately, the compilers of most Russian reference works outside Russia have also deemed these words unsuitable for inclusion.

NoMad Frog

РЫБАЛКА

Рассказ

Вчера ко мне пробрался Бог.

Был он небольшого росточка, в надтреснутом пенсне и вроде как слегка навеселе - говорлив больно. Случилось это явление, как обычно, неожиданно. Сначала я просто лежал и глядел в потолок, собирая трещинки в одну длинную дорогу, по которой можно уйти... Потом встал, подошёл к вделанному в стену стальному крану, медленно подтянул за цепочку валяющуюся рядом кружку. Аккуратно подставил её под кран (помню, как в первые годы я забавлялся, играя с кружкой и краном...). Потекла вода. Водичка. Повернувшись, насколько позволяла цепочка, я тихонько прихлёбывал тепловатую воду со ставшим давным-давно привычным и даже, наверное, необходимым сладковатым привкусом, искоса поглядывая на особо упрямые тропинки-трещины. Когда в кране _забулькало_ ! Я отшатнулся. Оттуда, где всегда есть водичка, медленно раздуваясь, свесилась белёсая сопля. Она росла, переливаясь всеми цветами (цветами ? всеми оттенками цветов ! Даже _зелёным_ !!!) в сухом электрическом свете, пока не коснулась мякоти пола... Дззыынььььььььььь !