Русские Курилы: история и современность

Игорь Латышев, Вячеслав Зиланов,

Анатолий Кошкин, Иван Сенченко, Алексей Плотников.

Русские Курилы: История и современность

О структуре и содержании настоящего сборника

Он состоит из Предисловия, Семи разделов и Приложения.

Предисловие включает Предисловие глав администрации и законодательной власти Сахалинской области, Предисловие авторов ко второму изданию, а также Предисловие к первому изданию "Русских Курил", в котором рассматривается история территориального размежевания между Россией и Японией, основные этапы формирования русско-японской и советско-японской границы, даются общие оценки и комментарии.

Другие книги автора Игорь Александрович Латышев

Игорь Латышев.

Япония, японцы и японоведы.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Япония... При упоминании названной страны в сознании моих соотечественников возникают обычно самые разнообразные ассоциации. У подростков и молодых людей эта страна навевает мысли о новейших образцах телевизоров, видеокамер, фотоаппаратов, мотоциклов и автомашин. Рафинированным интеллигентам, увлеченным театром, поэзией и живописью, Япония видится страной уникальной экзотической культуры, общеизвестными символами которой стали в нашем обиходе такие понятия и слова как чайная церемония, гейши, самураи, харакири, кимоно, икэбана и т.д. Иначе смотрят на Японию наши ученые-экономисты и деловые люди: для них это динамичная страна, совершившая в недавнем прошлом "экономическое чудо" и достигшая в результате крупных успехов в развитии целого ряда ультрасовременных, наукоемких отраслей производства. Не столь уважительно относятся, однако, к Стране восходящего солнца российские политологи: упоминания об этой стране вызывают у них настороженность в связи с бессрочным пребыванием на Японских островах вооруженных сил США и неуемными посягательствами японского правительства на российские Курильские острова. А вот в сознании людей преклонного возраста, помнящих военные лихолетья, Япония и по сей день остается очагом агрессивных милитаристских устремлений, подкрепляемых неистребимым самурайским духом ее жителей.

В середине 1960 года ХХ века Министр рыбного хозяйства СССР А.А. Ишков впервые привлек автора к решению непростых вопросов рыболовства в Баренцевом море, возникших в то время с соседней Норвегией. И это первое прикосновение к рыболовной дипломатии было продуктивным. В последующем В.К. Зиланову посчастливилось неоднократно, в составе советских, а затем российских делегаций, отстаивать отечественные интересы в области рыболовства в различных районах Мирового океана и с различными странами.

В ходе почти 50-летней деятельности в рыболовной дипломатии накапливался опыт работы, устанавливались определенные отношения с руководителями аналогичного направления в зарубежных странах. Все это изложено в новой книге В.К. Зиланова.

В данной публикации речь идет о российском золоте, похищенном Японией в ходе японской интервенции в Сибири и на российском Дальнем Востоке в 1918–1925 годах.

Мало кто из нынешнего поколения наших соотечественников знает о том, что золото, попавшее в руки японских интервентов, представляло собой значительную часть золотого запаса царской России. Не представляют себе современники и колоссальных масштабов этого похищения. Ведь из России в Японию были увезены не килограммы, и не десятки и сотни килограммов, а тонны золота! К сожалению об этом “ограблении века” в нашей литературе нет специальных книжных публикаций.

Книга посвящена исследованию семейных проблем современной Японии. Большое внимание уделяется общей характеристике перемен в семейном быту японцев. Подробно анализируются практика помолвок, условия вступления в брак, а также взаимоотношения мужей и жен в японских семьях. Существенное место в книге занимают проблемы, связанные с воспитанием и образованием детей и духовным разрывом между родителями и детьми, который все более заметно ощущается в современной Японии. Рассматриваются тенденции во взаимоотношениях японцев с престарелыми родителями, с родственниками и соседями.

Тема Арктики всегда находится в центре внимания, однако сегодня к этому региону обращен пристальный интерес всего мира. Именно к Баренцеву морю и в целом к северным морским районам приковано внимание ведущих морских держав в связи с потеплением Арктики и соперничеством за обладание ее природными ресурсами, в том числе такими, как углеводородные ресурсы и рыбные запасы.

Насколько Россия готова к такому соперничеству и чем руководствуются отечественные политики, уступая без достаточных на то оснований свои исторические морские арктические районы? Ответы на эти непростые вопросы читатель найдет в книге.

Автор — В. Зиланов — один из известнейших не только в России, но и за рубежом экспертов по морскому международному рыболовству, сотрудничеству в этой области, а также по проблемам оптимального использования ресурсов Мирового океана, включая район Арктики.

Популярные книги в жанре История

Девятая книга сочинений С.М. Соловьева включает семнадцатый и восемнадцатый тома «Истории России с древнейших времен». В них продолжено начатое в предыдущих томах повествование о царствовании Петра I, освещены события внешней политики России, изменения внутри страны, годы, последовавшие за смертью императора.

Автор книги рассматривает греческую мифологию с точки зрения ее взаимосвязи с жизненным укладом греческого общества тех давних времен, а также ее влияния на мировую историю и культуру. Исследование основано на анализе наиболее значимых в этом отношении мифов – о Геракле и Тесее, о Троянской войне, об Одиссее и Эдипе, Персее и аргонавтах. Материал отличают простота изложения и высокая информативность, которой немало способствуют 50 великолепных иллюстраций.

Для широкого круга читателей.

Люсилла Берн работает хранителем в Британском музее, в отделе греческих и римских древностей. Ее специализация – древнегреческая живопись на вазах и терракоте. Теме античности она посвящает свои многочисленные лекции, книги, статьи и обзоры.

В исторических сочинениях, повествующих о замечательных временах Франциска I, Генриха II и его трёх сыновей, редко упоминается имя маршала де Вьейвиля. А между тем он принимал весьма близкое участие в самых важных переговорах, и ему надлежит занять почётное место в ряду великих государственных деятелей и полководцев той эпохи. Из всех современных ему историографов один лишь Брантом отдаёт ему должное, и это свидетельство имеет тем больший вес, что оба они стремились к одной цели, но были приверженцами разных партий.

Новая система общественного устройства, рождённая на севере Европы и Азии и установленная новыми народами на развалинах Западной империи, теперь уже имеет почти семивековую давность — срок достаточно длительный, чтобы испытать себя на этой новой, более обширной арене и в новых соотношениях, развиться во всех своих видах и разновидностях и пройти через все свои различные формы и изменения. Потомки вандалов, свевов, аланов, готов, герулов, лангобардов

Ожесточённый спор императора с церковью, придававший столь бурный характер правлению Генриха IV и Генриха V, закончился, наконец (в 1122 г.), временным миром, и конкордат, который Генрих V заключил с папой Каликстом II, казалось, устранял возможность новой вспышки. Благодаря последовательной политике Григория VII и его преемников духовный мир насильственно отделился от светского, и отныне церковь образовала в государстве и рядом с государством обособленную, если не враждебную систему. Столь ценное право назначения епископов, которым трон пользовался для награждения верных слуг и приобретения новых признательных друзей, было утрачено императорами даже с чисто внешней стороны, в связи с введением свободных выборов. Ничего не осталось у них от этой бесценной привилегии, кроме права перед рукоположением вручить вновь избранному епископу скипетр в знак пожалования ему, словно светскому вассалу, также и светского сана. К кольцу и посоху, этим священным символам епископского величия, не смела ныне прикасаться грешная, обагрённая кровью рука мирянина. Только в спорных случаях, если соборный капитул не мог достичь единогласия при выборе епископа, за императорами сохранялась ещё некоторая доля их прежнего влияния, и разногласия между избирающими не раз давали им повод воспользоваться этим влиянием. Но в дальнейшем властолюбие пап неоднократно восставало и против немногих уцелевших остатков прежнего могущества императоров, и «слуга слуг господних»

Чтобы надлежащим образом оценить замысел Ликурга, необходимо воскресить в памяти политическое положение Спарты тех времён и ознакомиться с государственным устройством лакедемонян, каким оно было в те дни, когда Ликург огласил свой проект преобразований.

Во главе государства стояли два царя, облечённые равною властью; они непрестанно соперничали друг с другом, и каждый из них стремился приобрести как можно больше приверженцев, дабы, опираясь на них, ограничить могущество своего соправителя. Это соперничество, унаследованное от первых царей, Прокла и Эврисфена, переходило в их династиях из поколения в поколение и сохранилось вплоть до Ликурга; поэтому на протяжении очень длительного периода Спарта была ареною непрекращающихся распрей между двумя партиями. Каждый царь пытался подкупить народ дарованием значительных вольностей; эти поблажки породили в народе дерзость и в конце концов привели к мятежам. Государство пребывало в неустойчивом состоянии; оно металось от монархии к демократии и вследствие частых перемен курса впадало из одной крайности в другую. Границы между правами народа и произволом царей не были определены, богатства сосредоточивались в немногих семьях. Богатые горожане держали в страхе и повиновении бедняков, отчаянье которых находило выход в восстаниях.

Уже в течение нескольких лет в Лондоне под заглавием «Collection universelle des Mémoires particuliers relatifs á l'histoire de France» выходит полное собрание исторических мемуаров для французского читателя; это побудило издателя настоящего труда предпринять такое издание и на немецком языке, но расширив план французского издания, охватив все сочинения данного рода, какой бы истории они ни касались, на каком языке ни были написаны. Благодаря этому, а также присоединению к отдельным мемуарам обзоров всемирно-исторических событий данной эпохи и заполнению пробелов там, где мемуарист прерывает повествование, издатель надеялся возвысить это собрание до уровня некоего исторического целого и тем самым сделать его возможно более пригодным для той части читающей публики, для которой оно в сущности предназначено. По этой же причине он начинает свой труд с эпохи крестовых походов, ибо лишь отсюда можно хотя бы в некоторой последовательности вести издание мемуаров.

В год по воплощении Господа нашего Иисуса Христа DССССХIХ в Реймсе выпал удивительный град, размером превышающий куриное яйцо; он был столь велик, что занимал среднюю часть ладони. Но в некоторых местах произошли и большие чудеса. В этом году в округе Реймса почти совсем не уродился виноград. Норманны всю Бретань в Кимпере, то есть ту ее часть, которая расположена на морском побережье, опустошили, растоптали и повергли в запустение, уведя, распродав и изгнав всех бретонцев. Венгры совершили грабительский набег на Италию и на часть Франции, а именно королевство Лотаря[1]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

[Русские неродные горбушки и коры]

. Любишь кататься - полезай в кузов. . Hе плюй в колодец - вылетит не поймаешь. . Чем дальше в лес, тем гуще партизаны. . Днем с огнем, вечером разогнем. . Hа безбабье и рыбу раком. . Быстрее, глубже, нежнее. . Машу пальцем не испортишь. . Жареному коню в жопу не смотрят. . Чем больше женщину мы меньше, тем меньше больше мы ее! . Яйца ломаного не стоит. . Hа халяву и зверь бежит. . Баба с возу, и волки сыты! . Ложись девка и большая и маленькая. . Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не забеременело. . Пришел, увидел и ушел: . Любишь кататься - люби и катайся! . Лучший способ покончить в себя наложить себе в руки. . Сделал дело - вымой тело. . Кто последний, тот и вводит. . Сделал дело - кобыле легче. . Фарш невозможно провернуть назад и мясо из котлет не восстановишь: . Своя Hаташка ближе к телу. . Чем дальше в лес, тем ближе вылез. . Яйцо от курицы недалеко падает. . Счастливые трусов не надевают. . Hе пеняй на зеркало, пока не перепрыгнешь. . Лучше иметь синицу в руках, чем утку под кроватью. . Работа не хрен - 100 лет простоит. . Язык до киллера доведет. . Семеро одного найдут. . Сколько волка не корми, а он все равно лоб расшибет! . Лучше колымить в Гондурасе, чем гондурасить на Колыме. . Кто раньше встает, того и тапки. . Готовь сани летом, а честь смолоду. . С кем поведешся, с тем и наберешся. . Hа безптичье и жопа соловей. . Слово не воробей, поймают - вылетишь. . Друг познается в бидэ. . Баба с возу - потехе час. . Большому кораблю - большая торпеда. . Мой дядя самых честных грабил: . Hе все то солнышко, что встает. . Крепче за шоферку держись, баран! . Hе пей из колодца - пригодится плюнуть. . И ухом не моргнул! . Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками. . Что посмеешь, то и пожмешь. . Hе говори гоп, коли рожа крива. . Секс без дивчины - признак дурачины. . Hе все то золото, что плохо лежит. . Лысый пешему не конный. . Сделал дело - бабу с воза. . Hе тяни резину за хвост в долгий ящик. . Гроша выеденного не стоит. . Тише едешь - толще морда. . Кому тошно, а кому и в попу можно. (оригинал: кому тошно, а попу в мошно). . Мужчины - женитесь, женщины мужайтесь. . Hе пеняй на зеркало, коли яйца мешают. . Один в поле - хуже татарина. . Чем дальше в лес, тем третий лишний. . Есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах! (и влага во влагалище) . Hе водкой единой пьян человек! . Сколько волка не корми, а у слона все равно больше! . Сделал дело - слезай с тела. . В темноте все кошки серют. . Солдат по осени считают. . Hа нет ни туда ни суда нет. . Кто не работает, тот пьет! . Я милого узнаю по колготкам. . Тише едешь - хрен приедешь! . Без пруда не вытащишь и рыбку из него. . Каждой твари - по паре. (так говорил некий препод на экзамене) . Мал золотник, да и взять негде. . Лучше переспать, чем недоесть. . Мойте руки вместо еды. . Своя смирительная рубашка ближе к телу. . Хуй - железо, пока горячий. . Голод не тетка - полюбишь и козла. . Hе плюй в колодец - сам туда попадешь. . Hе откладывай на завтpа то, что можно выпить сегодня. . Баба с возу - вылетит - не поймаешь. . Дома от воpа и стены не помогут. . Гостей встpечают по одежке, а пpовожают - по моpде! . Одна голова - хоpошо, а два сапога паpа. . Сколько в колодец не плюй, а все pавно в лес тянет. . Куда ни кинь, сам туда попадешь. . Шило - не воpобей, в лес не убежит. . За двумя зайцами погонишься - от обоих по моpде получишь. . Кто pано встает, тот pано помpет. . Hе pой яму дpугому, чтобы он не использовал ее как окоп. . Делу вpемя, потехе - деньги. . Тише будешь - дальше уедешь. . Все лишнее - детям ! . Hе плюй в колодец - там же никого нет... . Любишь кататься - катись к чеpтовой матеpи! . Темнота - залог здоpовья. . Hе нытьем, так каканьем! . Каждый народ имеет такое правительство, которое имеет его. . Конец - телу венец. . Кончил мимо - гуляй смело. . Баба с возу - кoбыла в куpсе дела. . Зубов боятся - в рот не давать. . Hа чужую кровать рот не разевать! . Hа безpыбье и слона из мухи сделаешь. . Там хорошо, где нас! . Что с возу упало - тому и глаз вон. . Дальше - больше...быстрее, выше, сильнее... . Hакося-к, выкуpи! . Работа - не волк, а пpоизведение силы на pасстояние.

Русские народные сказки

в обработке А. Толстого

По щучьему велению

Мальчик с пальчик

Царевна лягушка

Лисичка-сестричка и волк

Морозко

По щучьему велению

Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий дурачок Емеля.

Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:

Русские озорные частушки

Нравится, не нравится...

Эта книга, конечно, не для детей. Но и не для взрослых ханжей. Эта книга - для простого нормального читателя, любящего соленую шутку и не лишенного чувства юмора.

Цензура, как известно, отменена. Но в каждом из нас сидит внутренний цензор. Так уж мы строго воспитаны за долгие годы тоталитарной власти: есть, мол, святые вещи, над которыми нельзя смеяться. И есть, мол, плохие слова, которые нельзя произносить вслух, а тем более печатать. Обыватель послушно кивал и поддакивал, выслушивая чопорных своих наставников, однако, едва успев покинуть официальную аудиторию, тот же обыватель вовсю смеялся и шутил, дразнил и передразнивал, произнося такие слова, от которых краснели начальнические уши. Впрочем, и сами начальники, строгие цензоры и прочие идеологические держиморды, тоже ведь не пренебрегали остреньким анекдотом или фривольной частушкой. Знаем мы их двойную мораль: в быту - можно, в литературе - нельзя. Тоже, небось, у себя в кулуарах, в узком товарищеском кругу, особенно если в застолье, на пикничке, на пленэре или в жаркой сауне - ой как пили и пели отчаянные частушки, ну, вроде вот этой, к примеру.

"Большая российская энциклопедия"

РУССКИЙ БАЛЕТ

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

В книге, которую раскрыл читатель, сделана попытка создания систематизированной картины такого значительного, снискавшего мировую известность художественного явления, как русский балет. Любители балетного искусства знают, что в 1981 в нашем издательстве вышла посвящённая мировому балетному театру энциклопедия "Балет". Она послужила основой для настоящего издания, которое, однако, не является простым повторением "русского раздела" энциклопедии 1981. Как сможет убедиться читатель, в "Русском балете" многие статьи значительно переработаны и дополнены; впервые публикуются статьи о ряде мастеров русского балета 18 в., о лицах и явлениях, ставших заметными в 1980 - нач. 90-х гг., о балетных коллективах и студиях 1920-30-х гг. Читатель впервые познакомится также со многими именами и балетными труппами русского театрального зарубежья; статьи об артистах и балетмейстерах заметно пополнены данными об их работе в кино и на телевидении. В данном издании теоретический раздел представлен в Словаре балетных терминов и понятий. "Алфавитной" части тома предшествует исторический очерк "О русском балете", дающий представление о пути отечественного балета от его возникновения до начала 90-х гг.