Русь Мiровеева (опыт «исправления имен»)

Сегодня совершенно ясно, что в истории и культуре России жизненны и очевидны только две сквозные идеи — о Церкви и о Царстве. Если их так или иначе нет, налицо черты вторичности, подражания, печать чужого. Но еще хуже то, что и эти две сокровенные идеи русской истории сегодня почти полностью превращены в пародию (хотя мы и знаем, что Церковь врата адовы не одолеют). Более того, современный мир весь и есть пародия. Монархию невозможно восстановить. Всякая попытка восстановления — все равно чего — «монархии», «советской власти» или «истинной демократии» — с неизбежностью оборачивается и обернется гнусной и жуткой пародией. Но Царство бывает явлено. Как и в каких внешних формах — Бог весть. Оно может быть явлено вдруг — во исполнение обетований, данных века назад, святым и старцам, явлено не благодаря, а вопреки нам нынешним. Это область чуда — когда невозможно ничего, возможно все.

Другие книги автора Владимир Игоревич Карпец

Сборник научных трудов является логическим продолжением сборника «De Conspiratione / О Заговоре» (М., 2014). В работах, представленных в сборнике, анализируется ряд таинственных и загадочных проблем древности, средневековья и современного мира; при этом выясняется, что современные проблемы уходят вглубь веков, а древность неожиданно прорастает в наши дни.

В сборнике рассказывается о жизни и деятельности замечательных героев Отечественной войны 1812 года Барклае-де-Толли, Платове, братьях Тучковых, Курине и других.

Популярные книги в жанре История

(в бронзовом и раннем железном веках)

* Первогород (археологии, термин) – зародыш города. – Л.К.

ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 1999. № 3

На земле не так много мест пригодных и удобных для долговременного проживания человека, как может показаться на первый взгляд. Поэтому повторные использования новыми поколениями или мигрантами остатков старых стойбищ и поселений обычны и хозяйственно целесообразны. Лучше всех известно это археологам, дотошно изучающим культурный слой, нараставший и остающийся на месте бывших древних селений или городов. Исследуя сложную стратиграфию разновременных строительных конструкций, ученые фиксируют повременное переиспользование бывших стен старых жилищ, оставшихся от них ям или котлованов[1]

Эта книга была написана в 1980 — 81 годах, когда по признанию одного известного деятеля нашей культуры: «Все думали, что не только мы и наши дети, но и наши внуки и правнуки будут жить при этом строе». Я уже тогда так не думал и, оценивая экономическое положение СССР, считал, что жить ему осталось 5-10 лет. Приятно оказаться правым. Хотя на роль провидца я и не претендую.

В разгар «перестройки» я вернулся к рукописи, но все изменения свелись к тому, что я написал новую главу «Экономическая история» и несколько примечаний — так как основная идея книги выдержала испытание временем.

В работе автор рассказывает о исторической судьбе тюркютов после падения Первого Тюркского Каганата.

Задача, решение которой предлагается здесь, была поставлена исторической географией. М.И.Артамонов в своей «Истории хазар» отмечает: «До сих пор точно не установлено местонахождение главнейших городов Хазарии – Итиля и Семендера, неизвестны их вещественные остатки. Не обнаружены не только могилы хазарских каганов, но вообще неизвестны собственно хазарские погребения» [1, с. 412]. Иными словами, до сих пор не была открыта территория, на которой жил хазарский народ, хотя довольно точно были известны границы Хазарского каганата. Артамонов указал, что только археологические поиски на Нижней Волге «прольют свет на вопросы, остающиеся не освещенными письменными источниками», и действительно, в 1960-1963 гг. работами Астраханской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа были обнаружены не только хазарские могильники [2]

О значении географических условий, например рельефа для военной истории, говорилось давно. Еще в XVIII в. один из первых русских историков Иван Никитич Болтин сделал замечание: «У историка, не имеющего в руках географии, встречается претыкание»[1]. Однако ныне история ставит куда более глубокие задачи, и география отошла от простого описания диковинок нашей планеты и обрела возможности, которые нашим предкам были недоступны.

В наше время вопрос стоит иначе, чем в XVIII-XIX вв.: не только «Как влияет географическая среда на людей?», но и «В какой степени сами люди являются составной частью той оболочки Земли, которая сейчас именуется биосферой?»[2]

Мы публикуем полную стенограмму лекции одного из наиболее известных российских лингвистов, крупнейшего специалиста по древненовгородскому диалекту и изучению текстов берестяных грамот, действительного члена Российской Академии Наук Андрея Анатольевича Зализняка, прочитанной 23 ноября в клубе — литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит. ру».

Научное творчество Андрея Зализняка можно условно разделить на две основные части: первая связана с созданием формального описания синхронной системы грамматических категорий, а вторая — с изучением памятников древненовгородской письменности, и в первую очередь — с изучением берестяных грамот: писем и записей на бересте (первая была найдена археологом Артемием Владимировичем Арциховским еще в 1951 году).

Краткая история региональной организации

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В этом романе перед читателем впервые преодстает наиболее устоявшийся и долговечный детектив Карра, неуклюжий пьянчужка Гидеон Фелл, созданный в манере и традициях Г.К.Честертона, которого сам Карр боготворил.

…Мужчины в роду Старбертов погибают, сломав себе шею. Такова легенда, бытующая в деревне, где расположена Чаттерхэмская тюрьма, заброшенная уже сотни лет, но до сих пор хранящая свои ужасные тайны. Скотланд Ярд узнает об этой легенде после смерти Мартина Старбета. Но именно Гидеону Феллу предстоит раскрыть одно из самых коварных и таинственных преступлений…

Произведения известного писателя Джона Д. Карра представляют собой прекрасный образец классического добротного английского детектива. В центре внимания автора – блестящая работа сыщика-интеллектуала, силой ума и логики побеждающего опасного и хитроумного преступника.

Не менее изощренное убийство — классическое «убийство в запертой комнате» — совершается и в романе «Патрик Батлер защищает», разгадывать которое берется блестящий адвокат Патрик Батлер.

Джон Диксон Карр – премьер-министр при дворе королевы жанра Агаты Кристи – считается самым крупным специалистом в истории детектива по убийствам в запертой комнате. Технология этого вида преступлений, является предметом изучения теории детектива. Писатель определял детектив как своеобразную «игру, в которой автор играет против читателя» – отсюда загадочность его произведений, таинственность вплоть до близости готическому роману. «Сжигающий суд» – мистический детектив с совершенно неожиданной развязкой, посвящен «неумирающим» – явлению, пока остающемуся в стороне от любителей непознанного.