Рука Дракулы

РОБЕРТ ЛОРИ

РУКА ДРАКУЛЫ

Глава 1

В дневные часы улицы Сан-Франциско, залитые ярким солнечным светом, наполнены веселым гомоном. Хоть это и современный город, в нем есть все, чтобы его любить, подобно тому, как любили свои общины древние греки. Любой житель Нью-Йорка или Чикаго тоже может заявить, что любит свой город, однако, хорошенько поразмыслив, поймет, что привлекать внимание и радовать глаз могут в нем лишь какие-то отдельные проявления городской жизни, например вечернее оживление, красочная ночная иллюминация, когда электрический свет пульсирует по транспортным артериям, соединяющим между собой огромные деловые центры... Но кроме этого найдется и такое, что иначе как отвратительным не назовешь...

Другие книги автора Роберт Лори

Действие романа происходит в современном Сан-Франциско. Дракула жив и им управляет профессор Деймен Хармон, желающий чтобы вампир участвовал в расследованиях преступлений.

Популярные книги в жанре Ужасы

Канун Дня Всех Святых. В младшем классе школы появляется Рейли — маленькая девочка, с красивыми волосами и пухленьким милым личиком. Рохля, но отлично рассказывает страшные истории.

Самую страшную историю она расскажет этим вечером …

Рассказ из антологии «Детские игры».

Тэннера Хиггинса собираются линчевать, и кто знает, как бы все обернулось, если бы не Чули — паренёк, которого он научил читать…

Рассказ из антологии «Детские игры».

Внимание героини рассказа привлекает странное окно в здании напротив, комната за окном и ее загадочный обитатель. Наблюдения приводят к парадоксальным результатам.

По воле польского короля Стефана Батория бессмертный вампир и искусный алхимик Сен-Жермен отправляется в Москву, дабы с помощью созданных им драгоценных камней задобрить русского государя и добиться мирного союза.

Но в России грядет смута. Царь Иван стар и немощен, а наследник престола царевич Федор не способен управлять государством. Неожиданно для себя Сен-Жермен оказывается втянутым в хитроумные интриги придворных, стремящихся любой ценой пробиться к вершинам власти.

В одном из городков есть местная достопримечательность — привидение старика, которое продолжает жить между обычных людей.  Людей уже не беспокоят его внезапные появления и пророчества. Но журналист, приехавший засвидетельствовать местное чудо, начал тщательно документировать все изречения старика-призрака и смог разобраться в тайнах местных жителей...

© Vendorf

Как сильно может отец любить свою дочь? Как далеко может он зайти в стремлении оградить ее от мужчин?

И как страстно может дочь ненавидеть своего старого отца, любящего ее слишком сильно?…

Никогда не геройствуйте, если можете этого избежать. Не открывайте через силу двери, закрытые перед вами. Иначе никогда не сможете вернуться к тому миру, что вы оставите за дверью. Но если вам девятнадцать, как Андрею Бельскому, и вы, как и он, слишком хорошо воспитаны, чтобы пройти мимо крика о помощи – дерзайте. Вам жить с последствиями. Прекрасный, дождливый Питер, мир Ночи – созданный Андреем Васильевым.

В 1895-м её звали Джульетта. В 16 лет она стала музой и возлюбленной женатого художника – и это принесло ей только боль.

В 1932-м её звали Нора. Она сбежала в Голливуд от любовника, награждавшего её побоями, навстречу блеску и славе кинозвезды.

В 1970-м её звали Сандра. Она играла в музыкальной группе, влюбилась в чужого мужа – и обнаружила, что умеет исцелять наложением рук.

Сейчас её зовут Хелен Ламберт. Ей 33, она руководит крупным журналом и только что развелась. На свидании вслепую она встречает мужчину, который утверждает, что любил её в прошлых жизнях – и что она обречена умереть, едва ей исполнится 34. А чтобы разорвать проклятый круг смерти, перерождений и любовных интриг, делающих несчастной её и других, Хелен придётся пожертвовать самым дорогим…

Встречайте красивую историю с головокружительным сюжетом – о любви сквозь перерождения, вызывающий в памяти такие признанные шедевры, как «Облачный атлас» Дэвида Митчелла, «Дракула Брэма Стокера» Фрэнсиса Форда Копполы и «Фонтан» Даррена Аронофски.

Действие романа разворачивается в четырех ярких эпохах и знаковых местах: Париж конца XIX века, «золотой век» Голливуда, Лос-Анджелес 1970-х годов и современный Вашингтон. Это органичный сплав фантастики, романтики и повседневности, где есть место ведьмам, приворотным зельям, проклятиям и притягательным демонам.

Высокие рейтинги на Западе и масса положительных отзывов иностранных читателей: более 700 оценок на Amazon (4,5 из 5) и 3500 на Goodreads (4,2).

«Книга читается на одном дыхании! Откровенная история о запретной̆ любви, которая длится на протяжении нескольких жизней. На страницах этого романа Вас ждёт полное погружение в загадочность происходящего, где ведьмы, демоны и реальная жизнь сплетаются в одно целое».

Ксения @mal__books

«Верите ли вы в бессмертную душу? А в то, что любовь сильнее смерти? А что, если это не благо, а проклятие? В романе «Четыре жизни Хелен Ламберт» героине предстоит получить ответ на все эти вопросы. Мое сердце разрывалось каждый раз, когда очередная жизнь героини прерывалась и порочный круг начинался заново. А вам, дорогие читатели, только предстоит узнать, получится ли у Хелен снять проклятие и прожить свою жизнь счастливо до самого конца.»

Анна Петелина, бренд-менеджер

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Федерико Гарсия Лорка

- Memento ("Когда умру..."). Перевод И.Тыняновой - Август... - Безнадежная песня ("Сливаются реки..."). Перевод А.Гелескула - В глубинах зеленого неба ("В глубинах зеленого неба..."). Перевод М.Кудинова - Встреча ("Теперь ни к чему ни тебе, ни мне..."). Перевод Ю.Мориц - Газелла о воспоминании ("Останься хоть тенью милой..."). Перевод А.Гелескула - Газелла о нежданной любви ("Не разгадал никто еще, как сладко...") - Гитара ("Начинается..."). Перевод М.Цветаевой - Глупая песня ("Мама...") - Дерево песен ("Все дрожит еще голос..."). Перевод А.Гелескула - Деревцо ("Деревце, деревцо..."). Перевод А.Гелескула - Дождь ("Есть в дожде откровенье - потаенная нежность..."). Перевод В.Парнаха - Если б мог по луне гадать я ("Я твоё повторяю имя..."). Перевод Я.Серпина - Есть души, где скрыты.... Перевод М.Кудинова - Желтая баллада ("На горе, на горе высокой..."). Перевод И.Тыняновой - Карусель ("Праздничный день мчится..."). Перевод И.Тыняновой - Колокол (Припев) ("На желтой башне..."). Перевод М.Самаева - Луна восходит ("Когда встает луна..."). Перевод В.Парнаха - Мадригал ("Твои глаза я увидел..."). Перевод М.Кудинова - Малагенья ("Смерть вошла..."). Перевод А.Гелескула - Маленький Венский вальс ("Десять девушек едут Веной..."). Перевод А.Гелескула - Молодая луна ("Луна плывет по реке..."). Перевод М.Самаева - На иной лад ("Костер долину вечера венчает..."). Перевод А.Гелескула - На мотив ночи ("Страшно мне туманов..."). Перевод Б.Дубина - На ушко девушке ("Не хотел..."). Перевод Ю.Мориц - Неверная жена ("И в полночь на край долины..."). Перевод А.Гелескула - Ночь ("Свеча и светляк..."). Перевод М.Кудинова - Он умер на рассвете ("У ночи четыре луны..."). Перевод М.Самаева - Пейзаж ("Вечер оделся в холод...") - Пейзаж ("Масличная равнина..."). Перевод М.Цветаевой - Перекресток ("Восточный ветер..."). Перевод В.Парнаха - Песня любая.... Перевод Я.Серпина - Пещера ("Из пещеры - вздох за вхдохом..."). Перевод М.Цветаевой - Портик ("В серебряные барабаны...") - Потупив взор, но воспаряя мыслью... - Прелюдия ("И тополя уходят..."). Перевод А.Гелескула - Пресьоса и ветер ("Пергаментною луною..."). Перевод А.Гелескула - Проходили люди.... Перевод М.Самаева - Пустыня ("Прорытые временем..."). Перевод М.Цветаевой - Раздумья над дождем ("Ливень ласки и грустья прошумел в захолустье..."). Перевод Ю.Мориц - Романс о луне, луне ("Луна в жасминовой шали..."). Перевод А.Гелескула - Романс о черной тоске ("Петух зарю высекает..."). Перевод А.Гелескула - Романс об испанской жандармерии ("Их корни черным-черны..."). Перевод А.Гелескула - Романс обреченного ("Как сиро все и устало..."). Перевод А.Гелескула - Сан-Габриэль (Севилья). Перевод А.Гелескула - Свеча ("В скорбном раздумье..."). Перевод М.Самаева - Селенье ("На темени горном..."). Перевод М.Цветаевой - Серенада ("При луне у речной долины..."). Перевод Юнны Мориц - Солнце село ("Солнце село. Деревья..."). Перевод Н.Ванханен - Сомнамбулический романс ("Любовь моя, цвет зеленый..."). Перевод А.Гелескула - Сонет ("Я боюсь потерять это светлое чудо..."). Перевод М.Кудинова - Танец (В саду Петенеры) ("В ночи сада..."). Перевод М.Самаева - Тишина ("Слушай, сын, тишину..."). Перевод А.Гелескула

Юрий Лощин

ОСТЕЕВСКИЕ РЫБАРИ

Полюбуйтесь на них - что за бедовый народишко! Мимо, по мосту, гремя деревянным настилом, урча и пыль вздымая, чуть не отдавливая этой бесшабашной пацанве босые ступни, ползут "Беларуси", кряхтят грузовики, снуют "Запорожцы", а им хоть бы что: разлеглись в самых непринужденных позах, на животах, головы свесили вниз, день-деньской следят, как течение неуклонно втягивает в щелястую тень моста их белые, розовые, зеленые с желтым, красные пластмассовые, перьевые, самодельные пробковые, деревянные и прочие поплавки...

А.Ф.ЛОСЕВ

АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ

ГЛАВА I

КАТЕГОРИИ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ПОСТРОЕНИЯ ВСЯКОЙ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ

Невозможно изучать историю такого предмета, о котором неизвестно, что же он собой представляет. Несомненно, такого рода предварительное знание предмета неизбежно будет абстрактным, потому что конкретным оно станет только в своем историческом развитии и в результате соответствующего исследования. Тем не менее это абстрактное знание должно быть все же достаточно существенным, чтобы мы в процессе исторического исследования никогда не теряли из виду то, что же именно мы исследуем исторически.

Лосев Алексей

ИСТОРИЯ АНТИЧНОЙ ЭСТЕТИКИ (РАННЯЯ КЛАССИКА)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РОЖДЕНИЕ ЭСТЕТИКИ

I. СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА АНТИЧНОЙ ЭСТЕТИКИ

1. Марксистский принцип понимания античной культуры

То, что классический период греческой литературы и философии приходится на ранний этап рабовладельческой формации, - это известно всем. Казалось бы, такое важное хронологическое совпадение с необходимостью должно вести к рассмотрению этого совпадения и по его существу, а не только с точки зрения простой одновременности. Тем не менее существенная связь классики греческой культуры с рабовладельческой формацией обычно не только не рассматривается именно как существенная, но часто все понимание этой связи сводится к констатированию простого синхронизма рабовладельческой формации с ее культурными надстройками. Следует подчеркнуть, что простая констатация такого синхронизма не имеет ничего общего с марксистским пониманием греческой классики, она выражает лишь отсутствие вообще всякого ее понимания. При таком подходе к делу история античной культуры оказывается рядом слепых и непроанализированных фактов.