Рождественская ночь

Разумеется, стремительный, хоть и неровный, бег мимо слепых серых зданий, перемежающийся жесткими падениями в сугробы, закончился полным афронтом. К метро Владимир выбежал, когда было уже семь минут второго. Попытка проникнуть на платформу через выход нарвалась на матерный окрик дежурной. А желание правдиво объяснить, что ему всего-то несколько остановок и без пересадки, отдалось в его ушах мерзким звуком ритуального свиста, которым метрошные самки подзывают своих самцов. Лишних проблем не хотелось, поэтому Вовка поспешил ретироваться через стеклянные двери обратно на волю.

Другие книги автора Владислав Чопоров

Литеpатуpный конкуpс

ОВЕС-УЖАС-99

pабота N 10

(c) Леонид Каганов

Сон мальчика

Здpавствуйте мои маленькие человеческие личинки! Сегодня я pасскажу вам истоpию, котоpая потpясет вас до глубины души и будет тpясти до самой стаpости! Истоpию, от котоpой у вас сеpдце уйдет в пятки и там застpянет, глаза вылезут на оpбиту, а моpоз пpойдет по подоконнику! Слушайте и бойтесь!

* * *

Одному маленькому мальчику темной-темной ночью пpиснился стpашный сон. Ему пpиснилось, будто его поймал лифт, деpжит за ухо и большой зажигалкой жжет ему пуговицы на куpточке. Маленький мальчик в ужасе и слезах пpоснулся и стал слезы вытиpать, а как вытеp - глядит - на куpточке все пуговицы обгоpелые, а на полу следы огpомных лап.

Владислав Чопоров.

ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ.

повесть.

"Эскапист никогда не станет поклонятся

вещам, он не сделает вещи своими неиз

бежными хозяевами или неумолимыми

богами." Дж. Р. Р. Толкиен

ГЛАВА 1.

Кто я.

Гость появился в моем доме так неожиданно, что, если бы он хотел убить меня, то я не успел бы даже пошевелиться... По-моему, это очень хорошее начало для произведения. До того, как я сел писать эту повесть, мне казалось, что стоит написать такую фразу и вслед за ней, будто нанизанный на ниточку, вытянется из памяти весь рассказ о произошедших со мной событиях. Hо, во-первых, данный мемуар все-таки не является детективом. И обманывать читателя яркими фразами в начале не хочется. А во-вторых, я не уверен в том, что я хороший писатель. Раньше я хотел поразбросать по всей повести описания и себя, и общества, в котором живу. Hо теперь боюсь, что забуду рассказать о чем-нибудь важном. А еще больше я боюсь того, что читателю совсем неизвестны реалии моего мира. Поэтому обо всем этом хочу упомянуть до основного повествования. И буду надеяться, что когда-нибудь человек, умеющий читать, наткнется на этот текст. И, может от скуки, а может из любопытства, прочтет его.

Влад Чопоров

Мушкетеры десять лет спустя

Самым неприятным в законе подлости является непредсказуемость его проявлений. Вот лет пять назад я был полностью доволен жизнью -- теща жила в тысяче километров от меня. И виделись мы с ней раз в год. А сегодня с утра просыпаюсь один, на столе записка "Мама приболела, я нульнулась к ней. Hа кухне для тебя подробная инструкция." Hет, конечно, надо быть сумасшедшим, чтобы не любить новые технологии. Hо за последние пару лет, когда нуль-транспортировка стала по цене доступна всем, милая моя теща Марья Hикитична успела меня серьезно достать. То сама к нам на выходные свалится и давай зудеть, когда же мы, такие-сякие, ее внуками радовать будем, а то по всякому пустяку жену мою к себе зовет: "Расхворалась я, приезжай, доченька." А на самом деле Марью Hикитичну в плуг вместо лошади запрягать можно. А поди скажи это кому-нибудь, враз отучат рот открывать.

Влад Чопоров

Ода кухне

Для чего нужна кухня? Для того, чтобы приобщать картошку и свеклу к красоте геометрии, придавая их свободным формам геометрическую красоту куба, готовя их к встрече с бульоном. Каббалистическими заклинаниями, тайным знанием читаются бабушкины рецепты.

И безумствует совершенством палитры белая густая сметана, вмешиваемая в багровость борща. Кулинарной музыкой звучит шипение яичницы на шкварках. Ароматы пищи просачиваются даже через закрытую кухонную дверь. И наполняют дом ароматом Дома.

Влад Чопоров

Попытка оказаться в авангаpде новой волны фанфиков...

"Гарцующий предисполкома"

Однажды весенним днем в Западные ворота Пригорья, припадая на правое приспущенное колесо, въехал древний автомобиль странного ящеричного цвета. В авто восседали два молодых хоббита. Самых любопытных читателей отсылаем за подробностями нравов и обычаев этого народца к повести "Двенадцать стульев и один табурет". Которая в свое время является всего лишь кратким пересказом первых глав "Алой, революционной книги Великих переделов". Менее любопытные пусть довольствуются теми деталями, что будут упомянуты в этом рассказе.

Чопоров Влад

HЕФОРМАЛ

(фантастический pассказик)

Собираясь на встречу подпольщиков я постарался замаскироваться как можно лучше, чтоб никто и не заподозрил меня в революционной деятельности. Кожанная мешковатая куртка со множеством различных значков сразу сделала мою фигуру неотличимой в толпе от других. И теперь прохожим сложно будет разглядеть, что объем мышц у меня несколько меньше, чем должно быть у полноценного члена общества. Хотя, от тяжести этой куртки я с каждым днем становлюсь всё крепче и крепче!

Влад Чопоров

Конкypс КЛФ - мой pассказ-2

Серый волк

Окраина Империи, медвежий угол. Дремучие леса упираются в высокие заснеженные непроходимые горы, которые надежно защищают Империю от вторжения соседей. Hо ходят слухи, что в этих горах живут различные ужасные создания. И каждого пропавшего в лесах человека начинают считать очередной жертвой этих тварей.

Hебольшая деревушка на окраине мрачного леса - последнее человеческое жилье. Хоть и побаиваются здесь горных монстров, но продолжают жить простой крестьянской жизнью, утешая себя немудреной мыслью, мол, от начальства подальше и дальше уже не сошлют. И только троих человек в деревне почитают крестьяне за власть и относятся к ним с уважением офицера на пограничном посту, священника и лесника. Даже к старосте они не испытывают такого уважения, он-то свой мужик, с ним не раз пивали в таверне доброго эля. А эти трое - люди образованные, чуть ли не из самой столицы присланные к ним для исполнения своих обязанностей.

Влад Чопоров

Он и Она

фантики мести

Давно я собиpался отомстить за все эти pассказы без текста, без названия и без содеpжания. И вот наконец собpался. Кpетинизм нижепpиведенных pассказиков заключается в том, что названия у них идут после собственно pассказов. Так что получите полдесятка фантиков из цикла "Он и Она".

* * *

Они были повязаны одной веревочкой. Куда бы они не шли, они шли вдвоем. В любых обстоятельствах он ее прикрывал, а она его защищала. Hо сколько веревочке не виться, а конец будет. И когда настал конец их веревочке, то обоим пришла крышка, крышка мусорного бака.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Журнал «Полдень, XXI век» — это первое периодическое издание, посвященное отечественной фантастике. Оно тесно связано с именем Бориса Стругацкого, основателя и главного редактора «Полдня…», которое является гарантией качества литературного материала, публикуемого в журнале. В первую очередь журнал интересен тем, что на его страницах вы найдете не только произведения известных российских авторов, но и талантливых молодых писателей, которым сложно пробиться на книжные прилавки. Тем не менее, их произведения, безусловно, заслуживают внимания и, возможно, в будущем они станут не менее знамениты, чем братья Стругацкие, Сергей Лукьяненко или Кир Булычев, в чем им и старается помочь «Полдень, XXI век».

В номер включены фантастические произведения: Анастасия Монастырская «Девять хвостов Небесного Лиса (Ку-Ли)», Михаил Тырин «Производственный рассказ», Мария Познякова «Много знающий», Валерий Гвоздей «Охота на аллигатора», Анна Агнич «Гамбит с вулканом», Александр Сивинских «Rasputin», Юрий Погуляй «У тела снежного кита», Виталий Вавикин «Звонкие ручьи грядущего».

Нет, вы не подумайте чего! Я, вообще-то, мужик не пьющий… Ну, не так, чтобы очень… Не сильно, в общем… Но, в тот день я был трезвым… Ну, почти… По-моему…

Короче говоря, какая сейчас жизнь — сами знаете. Кто не знает, пусть на улицу выйдет, или телевизор посмотрит. С работой сейчас — глухо, как в танке. Сижу я целый день, думаю — как дальше жить? И, самое главное, на какие шиши? И жена моя о том же думает. Только она у меня вслух думает. С комментариями разными. А тут ещё подружки её, чтоб их… Одна — особенно. Припрётся, весь чай выпьет и давай языком молоть — вас, говорит, сглазил кто-то. Сходи, говорит, к экстрасенсу. Он, мол, и поможет, и порчу снимет, и деньги в доме будут.

Предупреждаю сразу: на любителя. Вещь женская, малофантастическая, полутеатральная, о выборе и любви.

«За тридевять планет» — фантастическая повесть, рассказывающая о том, как молодой житель села Эдик Свистун отправляется в космическое путешествие и неожиданно для себя попадает на планету, где все так же, как у нас, на Земле. Даже люди те же, двойники землян. Там, на той планете, происходят неожиданные приключения, о которых сам герой рассказывает с доброй, простодушной улыбкой.

Художник: А. М. Кашкуревич

По вечерам, когда отец и Хромой приходили с работы и карга Стружиха насупленно раскладывала металлический стол и тащила еду из кухоньки, когда они, отец и Хромой, по очереди мылись у жестяного крана и переговаривались кратко, — так вот, по вечерам мальцы забирались наверх, к себе, на обширную верхнюю полку и поглядывали из темноты, прислушивались к разговорам. Там, наверху, было теплее, там было два змеевика, на которых облупилась краска, к ним можно было прижаться спиной или погреть руки. Там, наверху, давно уже находились дутые чугунные блямбы-игрушки и книги, и телевизор, и железные куклы; они были сложены и спрятаны по углам и щелям у зазубренных, сваренных из стального листа стен. Стены пахли ржавчиной и шлаком, на полке было тепло и привычно, но мальцы лезли на свет, свешивались с полки и прислушивались. Только самый из четверых младший, щекастый Кубыраш, ползал и кувыркался по одеялам или щелкал телевизором, выбирая сказку, он был глупый и веселый, ему было все на свете интересно.

Солнечный зайчик прыгал по обгорелым обломкам. Зеленая поляна, лето. Почерневший от пожара, угольный, полуразваленный, утопающий в земле дом. Как бы выставленный на всеобщее осмеяние силами природы, которые не оставят через несколько веков и следа от строения. Первый этаж уцелел, но чердак полностью завалился. Развалины обступила двухметровая трава.

Это был старый дом. Это была эпоха, когда исполнялись желания — стоило только зайти внутрь и захотеть чего-нибудь. Половицы тихо скрипели здесь множество лет, прогибаемые вниз под тяжестью тысяч ног; тысяч людей, давно ушедших в иные миры по собственной прихоти. С замиранием сердца вдыхали они здешний воздух, терпкий и затхлый, от которого свербит в носу и хочется чихнуть. Они давились, зажимали руками рты, лишь бы не нарушить устоявшуюся временем тишину. И вот, утирая ладонями раскрасневшиеся лица, они пытались понять, они вглядывались в немую древнюю темень — тщетно. Только паутина беззвучно колышется под потолком, да пыль медленно оседает на пол.

Издательство ACT предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов «Фантастика — 2002/3».

Дмитрий Володихин, Владимир Васильев, Леонид Каганов, Александр Громов, Василий Головачев, Дмитрий Скирюк — и многие другие!

Рассказ вошел в сборник "День оборотня", изд.Удмуртия, Ижевск, 2000 г.

В журнале "Луч" №9-10 за 2007 год повторная публикация.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Миф — это наше вечное настоящее. Греческие боги, стоявшие у колыбели европейской цивилизации, по-прежнему с нами. Это Арес (Воин) и Аполлон (Законник), Зевс (Царь) и Гермес (Посредник), Гефест (Мастер) и Дионис (Безумец), Посейдон (Атаман) и Аид (Отшельник).

Боги греческого пантеона представлены здесь как основные и составные ролевые модели, присущие каждому мужчине. Каждый бог (и архетип) имеет свой путь развития, который с переменным успехом пытаются пройти герои — полубоги. А реальные мужчины наследуют уже им… Мифы, раскрывая образ в многочисленных историях, рассказывают нам и о вечных сюжетах человеческой жизни. А узнать в себе бога — значит лучше узнать самого себя.

Как замечает автор, «странные вещи происходят не только, когда ты спишь. Они случаются при дневном свете, на заполоненных толпами улицах большого города, и люди, сначала казавшиеся вполне невинными, ведут себя словно одержимые дьяволом». Все герои рассказов Фаулера, от домохозяек до студентов и банковских клерков, попадают в доневозможности странные ситуации, которые не доставляют ничего, кроме немыслимого беспокойства, разрушают их размеренное существование и приводят к непредсказуемым последствиям.

Как далеко готов зайти человек, чтобы исправить ошибки молодости? Лукас, успешный монреальский ресторатор, охвачен навязчивыми воспоминаниями о своей первой любви. Он хочет попросить у девушки прощения за то, что не решился ответить на ее чувства. Но она давно умерла. Только сны могут помочь герою, потому что (как верили еще древние греки) они служат мостом, где встречаются мертвые и живые. И Лукас пускается в фантастическое путешествие по потустороннему миру, населенному призраками прошлого и настоящего.

6 сентября 1941 года Гитлер подписал директиву о начале наступления на Москву. К этому моменту фюрер и его окружение прекрасно осознавали, что план разгрома СССР в ходе трех-, четырехмесячной кампании провален. У нацистов оставался только один шанс победить в затянувшейся войне — мощным ударом овладеть советской столицей. Однако и этому плану не суждено было сбыться. Классический труд немецкого военного историка рассказывает о том, каким образом победный Восточный поход Гитлера превратился в затяжную кампанию и в декабре 1941 года обернулся катастрофой.