Рождение Шотландии

История Шотландии известна отечественному читателю в основном по романам Вальтера Скотта, посвященным бурной переломной эпохе Английской революции и падения Стюартов. В остальном Шотландия появляется на страницах книг и журналов только в роли непримиримой противницы Англии. И уж совсем мало внимания уделяется тому периоду, когда оба государства мирно сосуществовали, а седые времена основания шотландской государственности совершенно ускользают из поля зрения исследователей. Именно об этой эпохе и повествует книга Агнес Мак-Кензи. Шаг за шагом прослеживает автор процесс формирования шотландской нации, собирания шотландских земель от самых древних времен и до той поры, когда шотландская территория приобрела современные очертания.

Ранняя шотландская история не в меньшей степени богата драматическими сюжетами, парадоксами, взлетами и падениями, чем история любой другой страны, и эта книга поможет читателю не только заглянуть в глубь веков и познакомиться с доселе малоизвестными землями, людьми и событиями, но и глубже понять природу и характер Шотландии и шотландцев.

Отрывок из произведения:

Пожалуй, Шотландия, как никакая другая страна, знакома со странными парадоксами и зигзагами истории, то возносящими на вершину успеха, славы и благоденствия, то низвергающими в пучину бедствий и невзгод. Судьба распорядилась так, что сейчас она воспринимается как неотъемлемая часть Британии, в каком-то смысле даже как некий довесок или придаток к Англии, хотя, обладай история хоть малой толикой справедливости, все было бы наоборот. Ведь эти государства объединились под короной именно шотландских королей из славной династии Стюартов. Но уже вскоре после этого триумфа Шотландия превратилась в отсталую северную окраину острова Британии, склонившуюся перед экономической мощью южного соседа. Мятежи, один за другим поднимавшиеся шотландцами в поддержку различных претендентов на английскую корону, заканчивались, как и подобает мятежам, неудачами и провалами. Так бесславно завершилось многовековое противостояние Шотландии и Англии — полной победой последней. Впрочем, несмотря на прошедшие века жизни в едином государстве, у шотландцев еще очень силен дух независимости. Как всегда, индикатором, лакмусовой бумажкой национального самосознания служит отношение к собственному языку. В XX веке здесь, как и у многих других «малых» народов Европы, началось настоящее возрождение гэльского языка (правда, никогда и не доходившего до грани языковой смерти, как это чуть не случилось с родственным гэльским языком Ирландии), местных традиций, культуры. Так что на будущее шотландцев как нации можно смотреть если и без излишнего оптимизма, то и без особой опаски.

Другие книги автора Агнес Мак-Кензи

Что мы знаем о Шотландии? Пожалуй немного. Кое-что из романов Вальтера Скотта да яркий кинематографический образ шотландского «Горца» — Дункана Мак-Лауда… Эта книга представит вам древнюю страну на севере Британии в исчерпывающей исторической конкретности: как хранительницу ныне почти забытых традиций еще докельтской (!) культуры полулегендарной Кельтиды, как непримиримую соперницу Англии со своими, исконно шотландскими основами государственного устройства. Драматичные перипетии взлетов и падений королевских династий вроде бы далекого от России горного края интересны не только сами по себе: ведь Россия и Шотландия связаны какими-то незримыми, тайными узами, недаром многие шотландцы стали поистине русскими, — достаточно вспомнить род Лермонтовых, восходящий к шотландскому барду Томасу Лермонту, ушедшему, по преданию, в конце жизни в страну Королевы фей…

Популярные книги в жанре История

Программа создания систем облегчённого стрелкового оружия для американской армии (LSAT).

Маленький остров, затерянный в Атлантическом океане, стал последним прибежищем Наполеона. Те пять с половиной лет, которые он провел здесь (1815—1821), можно назвать временем угасания и медленной агонии великого человека, умерщвляемого бесконечными и по большей части бессмысленными придирками английских тюремщиков и самой природой этого унылого острова — Скалы, как называли его французы. Едва ли кто-нибудь смог бы лучше рассказать о жизни Наполеона и других обитателей острова, нежели Жильбер Мартино — человек, в течение сорока лет занимавший должность хранителя Французских владений на Святой Елене и собравший бесценный материал о последних годах жизни Императора французов и его окружении.

Несмотря на то что у Франции и России никогда не было общих границ, интересы двух государств имели множество точек соприкосновения. Ни у одной из этих стран не было и не могло быть территориальных претензий. Россия, в отличие от Англии, никогда не претендовала на французские колонии и не была конкурентом в промышленности и торговле. Напротив, французская культура и французский язык в среде русских образованных людей XVIII -XX веков пользовались особой любовью. И тем не менее в течение последних пяти веков Франция и Россия гораздо чаще были соперниками, нежели союзниками.

Новая книга военного историка А.Б. Широкорада рассказывает об известных и неизвестных сторонах в отношениях двух великих держав.

Критика социальных наук — это ответ на современный кризис гуманитарного знания. Социальные науки родились как идеология демократии, поэтому их кризис тесно взаимосвязан с кризисом современного демократического общества. В чем конкретно проявляется кризис социальных наук? Сумеют ли социальные науки найти в себе ресурсы для обновления или им на смену придет новая культурная практика? В книге известного историка Н. Е. Копосова собраны статьи и рецензии, посвященные истории и современному состоянию социальных наук, и прежде всего — историографии. В центре внимания автора — формирование и распад современной системы основных исторических понятий.

«Арутюн Халибян» открывает новую книжную серию «Жизнь замечательных нахичеванцев». Этот труд — не просто биография одного из жителей «города, которого нет» (так назвал однажды Георгий Багдыков Нахичевань-на-Дону), Цель настоящей работы — показать, как сохранившийся до наших дней уникальный портрет А. П. Халибяна кисти гения живописи мариниста И. К. Айвазовского дает возможность оценить облик человека, жившего в первой половине XIX века и руководившего армянским самостоятельным городом Нор-Нахичеван. Книга — попытка не только изучить, но и оценить его деятельность как городского головы, внесшего огромный вклад в становление и развитие торговли, ремесленничества, просвещения родного города. Ведь, бесспорно, в том, что современники называли Нор-Нахичеван (Нахичевань-на-Дону) одним из лучших городов юга России, есть большая доля заслуг А. П. Халибяна.

Французская революция и войны конца XVIII — начала XIX века изменили политическую карту Европы и привели к большим переменам на других континентах. Захват Наполеоном Испании и Португалии нанес разрушительные удары по колониальным империям и вызвал подъем национально-освободительного движения народов Латинской Америки. Активнейшим участником и одним из лидеров вооруженной борьбы за освобождение южноамериканских стран от испанского и португальского владычества стал британский моряк Томас Кохрейн, ранее прославившийся в войнах против Франции. Лорд Кохрейн прожил необыкновенную и полную приключений жизнь, а его военные подвиги поражали свидетелей и современников и продолжают волновать любителей истории.

О том, что «подвиг» панфиловцев, известный каждому русскому со школьной скамьи, – чистейшей воды миф, было известно давно. Еще со времен той самой войны.

Один из панфиловцев верой и правдой служил в фашистской полиции. Другие «мертвяки» тоже были вполне ходячими…

Однако, русские свято верят, что правда в их жизни может только навредить. Поэтому герои русских – все как один, фальшивки. Совки всегда боялись правды, как огня. Боялись ломки сложившися фальшивых ценностей в насквозь фальшивой жизни. Так боятся ее наркоманы.

Знаменитый русский историк, ректор Московского университета (1871–1877), академик Петербургской АН (с 1872 г.). Основатель яркой литературной династии, к представителям которой следует отнести его детей: Всеволода, Владимира, Михаила и Поликсену (псевдоним — Allegro), а также внука Сергея.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Был ли у храброго, но грубоватого офицера Рафаэля Долтона шанс когда-нибудь покорить сердце ОСЛЕПИТЕЛЬНО КРАСИВОЙ ЖЕНЩИНЫ? Вряд ли… Однако в жизни часто все решает случай. И вот уже сразу две красавицы пытаются завоевать сердце Рафаэля — гордая аристократка Аннабел, ранее лишь холодно кокетничавшая с ним, и экзотически-обольстительная Бренна, которую он неосмотрительно пообещал взять в жены…

Нелегкий выбор. Выбор, который рано или поздно придется сделать!..

Чертей, Суррей Октябрь 1803 года

— Ваш отец готов видеть вас, мастер Долтон. — Горничная улыбнулась и отступила в сторону, чтобы пропустить Энтони в кабинет виконта.

Это была красивая горничная — с большой грудью, завораживавшей одиннадцатилетнего Энтони. Когда же она улыбнулась мальчику, в голову ему тотчас пришли мысли, заставившие его густо покраснеть.

Пробормотав слова благодарности, Энтони поспешил войти. Вероятно, тетя Юнис была права. Он действительно самый плохой мальчик во всей Англии. Он постоянно говорил себе, что не должен замечать грудь горничной, — однако все равно на нее таращился. Более того, в последнее время страстное желание увидеть обнаженных женщин стало у него чем–то вроде болезни. Но отец не должен об этом догадаться. Никогда.

Как жить в этом сложном современном мире, с его проблемами и кризисами, усугубляющими нашу вечную российскую неустроенность? Как не растерять главные духовные и нравственные ценности, на которых воспитала нас Великая русская литература? Точных ответов нет. Но можно прислушаться к мудрым советам замечательного русского писателя Вячеслава Пьецуха; квалифицированный читатель (по излюбленному определению автора) найдет их в этой книге. В нее включены новые произведения, а также рассказы разных лет, объединенные общей темой; она – в названии сборника.

В одном из своих блестящих эссе Пьецух писал, что «в России не бывает совершенно одиноких людей, уже 200 лет не существует беспросветного одиночества как этической категории, поскольку всегда с тобой верный товарищ – Пушкин, который, если что, и утешит, и порадует, если что». Таков и он сам: и развеселит, и заставит задуматься, и поможет в трудную минуту…

Нынче этого нет, а было такое время, когда и между сановниками вольтерьянцы попадались. Само высшее начальство этой моды держалось, а сановники подражали.

Вот в это самое время жил‑был губернатор, который многому не верил, во что другие, по простоте, верили. А главное, не понимал, для какой причины губернаторская должность учреждена.

Напротив, предводитель дворянства в этой губернии во все верил, а значение губернаторской должности даже до тонкости понимал.