Рован

Если предать того, кого любишь, то, скорее всего, это не останется безнаказанным.

Отрывок из произведения:

Яан ун Рабике, больше известный под именем «Крысяка», свесил жилистые ноги с кровати и стошнил в ведро. После этого он долго пил, дергая кадыкастой шеей, вино из высокогорлого кувшина, не замечая изысканной прелести последнего. Вино отдавало медью. Напившись, Яан продрал редеющие на макушке жесткие черные волосы и почесал небритый подбородок. Скосил глаз на разметавшуюся по постели и приятно обильную телом Удун Герике. Та скоренько прикрылась простыней. Под левым глазом у нее цвел роскошный фонарь, но мона молчала, и это радовало. Это было обычной жизнью, рядом с которой забывалось увиденное сегодня на рассвете раскатанное по булыжнику тело. Судя по одежде, раздавлен был моряк, хотя очень трудно судить о ком-то, если по нему прокатит вал из набитых ломом бочонков, или колесница Джаггернах, или угольный утюг размером с корову. Получается что-то вроде яйца с кровью, которое намазывают на гренок. Пожалуй, Яан больше гренков не ест. Даже привычных ко всему каннуокских портовых стражей выворачивало на месте — возле того, что они пробовали соскрести с булыжника. Яан ун Рабике, дознаватель Иностранного Квартала Каннуоки, не был неженкой. Ему доводилось в силу своей профессии видеть пробитые головы, доставать из воды несвежих утопленников, да и самому саживать нож под чужие ребра доводилось. Но нынешнее… Крысяка сплюнул. Господи, прости.

Другие книги автора Ника Дмитриевна Ракитина

У меня за спиной тринадцать лет лагерей… пионерских… Так что тут все правда, даже привидение…:-)))

Писатели не умирают. Они попадают в созданный ими мир. К сожалению, "не все благополучно в Датском королевстве"…

Это сказка, в которой соединились три сна и заброшенная давным-давно история. Существует мир, где все, как у нас, только его жители умеют колдовать. А за теми, кто не умеет, охотится местная инквизиция, потому что отсутствие магии считается опасной заразной болезнью. В этот мир и попадает Настя. У нее, на первый взгляд, нет дара. Но ей везет, главная ведьма страны берет ее под свое покровительство

Огромное спасибо Наташе Медянской за песни, под которые эта история писалась.

Продолжение пока не планируется.

 В этом мире падающие звезды остаются жить среди волшебного народа; вредные птички летавки умеют странствовать между звезд, вот только начисто забыли об этом, и потому чаще оказываются в жарком или супе; телепорт угодил в замковый ров, исправно пополняя поголовье лягушек странными особями; инквизиция охотится на остроухих, а те готовы превратиться из тревожной сказки в опасную быль... но в этом мире никогда не оставят в беде и придут на помощь.

Простенькая история любви в средневековом антураже

"… и великие воды не могут потушить любви… стрелы ее — стрелы огненные…" История любви Ивара и Ливии Харт

Работница аптеки Вика отправилась в новый диагностический центр, открывшийся недалеко от места ее работы. Диагност Гавриил Аркадьевич проводит обследование уникальным способом — обнюхивая пациентов. Чем же объясняются такие странности?

В этом мире ждут Избавительницу: одни — чтобы вместе одолеть врагов, другие — не позволить исполнить предназначение…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Ей пришлось стать человеком, чтобы найти его, а ему… На какие жертвы придётся пойти человеку ради своей баньши?

Книга первая романа «Свидетели Рассвета».

(Пергаментный вкладыш N 206/а)

(Этот листок был вложен в Алую Книгу между 1744 и 1745 страницами. Писан шрифтом Ангертас Мория, с некоторыми дополнениями Эребор Даэрон, ровным почерком, с характерными приподнятыми росчерками в буквах «Д» и «Л», что позволяет считать авторство Хранителя Гимли несомненным. Труднее сказать, кто мог доставить записи, начиная с этой, в Забрендию. Этот вопрос, несомненно, требует дальнейших исследований.)

Икен становится помощником знаменитого сыщика Шикаши. Внезапно Шикаши решает, что молодому магу следует проявлять больше инициативы, и отправляет его на самостоятельное задание…

Дело охотника раскрыто, но не закончено. Трое сыщиков отправляются в погоню. Но логово преступников находится в таких местах, куда обычные люди не рискуют соваться…

Однажды в детстве Шана укусил табипен. То было в лесу, и с тех пор он ненавидел зеленый цвет. Как-то на праздник жена подарила Шану зеленый халат.

– Нравится? – спросила она.

Шан очень любил свою жену, и не желал ее расстраивать. Потому сказал:

– Конечно! Спасибо!

– А хорош ли фасон? – спросила она.

– Разумеется, замечательный.

– А цвет?

– Мой любимый, – скрипнув зубами, ответил Шан.

На следующий праздник жена подарила ему зеленые штаны.

Жалюзи были опущены, солнце било прямо в глаза. В этот послеполуденный час все жители города независимо от пола, возраста и состояния, искали тени, но даже в тени было слишком жарко. Особенно для приезжего с севера. Хотелось снять мундир, улечься где-нибудь поудобнее и ни о чем не думать. Однако Роберт Дирксен никогда не позволял себе следовать подобным желаниям. Поэтому он ограничился тем, что передвинул стул подальше, чтобы солнечные лучи, пробивающиеся сквозь щели, не падали на его лицо.

Это история о любви и смерти. Или история взросления. Или нечто, основанное на календарных мифах и толике милосердия Божьего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

У Чюрлениса есть картина "Сказка Замка". Это о Ратанге.

То, что девушка, вместо чтобы выйти замуж, станет пиратом — знакомо и привычно. Беда лишь в том, что ей предсказали смерть, если она спасет того, кого любит. Сбудется ли пророчество?

– Три минуты до конца эвакуации.

Сигнал тревоги сбивал все мысли, они путались и не хотели возвращаться к Дану. Выход из гибернации всегда сопровождается таким эффектом, человек не способен мыслить трезво как минимум десять минут. Дан, напрягся, нажал на мигающую клавишу, гибернационной кабины, вывалился на пол отсека.

"Твою мат…." – Пилот, как собака, затряс головой, стоя на карачках, пополз к кислородным шлангам впереди. Шланги приблизились. Ухватив за один, пилот потянул на себя и на него сверху из кабинки упал кислородный шлем, больно ударив по голове, упав в руку подставленную автоматически. Рефлекс, без которого не получить зачета по гибернации.

Я умер в апреле. 9-го числа, в 13 часов 6 минут по местному времени. Прямо в троллейбусе 1-ого маршрута. Сначала в груди что-то сильно закололо, а затем горячее жжение быстро разлилось по левой стороне моего тела. Я с трудом удержался от того, чтобы не застонать. Затем все оборвалось, поскольку я потерял сознание…

Позднее патологоанатом рассказывал моей жене, что если бы меня сразу доставили в реанимацию, то, наверное, меня еще можно было спасти, но, к сожалению, и «скорую» вызвали слишком поздно, да и медики прибыли без кардиологической аппаратуры. Тут он был прав, винить особо было некого.