Ромео и Джульетта

Банделло

Ромео и Джульетта

Перевод Н.К.Георгиевской

Маттео-Банделло (Matteo Bandello, ок. 1485-1561) - выдающийся итальянский новеллист XVI в. Родился в Кастельнуово в Пьемонте. В юные годы вступил в доминиканский орден. Много странствовал, пользовался расположением государей Северной Италии (д'Эсте, Сфорца, Бентинольо). Некоторое время провел при Мантуанском дворе, где был учителем знаменитой Лукреции Гонзага (1537 г.). В годы борьбы испанской и французской партий за господство на полуострове решительно стал на сторону последней. После сражения при Павии (1525 г.), закончившегося разгромом французской армии, эмигрировал во Францию, где Генрих II сделал его епископом Ажана (1550 г.). Здесь Банделло и провел остаток своей жизни, пользуясь вниманием со стороны деятелей французского Ренессанса. Главный литературный труд Банделло - его новеллы (3 тома, Лукка, 1554 г., посмертный, IV т. - Лион, 1573 г.). Всего он написал 214 новелл. В этих новеллах Банделло выступает искусным изобразителем жизни итальянского общества Чинквеченто (XVI в.) и в духе своего времени отдает дань сентиментально-чувствительному и "кровавому" жанрам. Популярность Банделло была очень значительна. Из одной его новеллы Шекспир почерпнул сюжет своей трагедии "Ромео и Джульетта".

Другие книги автора Маттео Банделло

Маттео Банделло (Matteo Bandello, ок. 1485–1561) — выдающийся итальянский новеллист XVI в. Родился в Кастельнуово в Пьемонте. В юные годы вступил в доминиканский орден. Много странствовал, пользовался расположением государей Северной Италии (д'Эсте, Сфорца, Бентинольо). Некоторое время провел при Мантуанском дворе, где был учителем знаменитой Лукреции Гонзага (1537 г.). В годы борьбы испанской и французской партий за господство на полуострове решительно стал на сторону последней. После сражения при Павии (1525 г.), закончившегося разгромом французской армии, эмигрировал во Францию, где Генрих II сделал его епископом Ажана (1550 г.). Здесь Банделло и провел остаток своей жизни, пользуясь вниманием со стороны деятелей французского Ренессанса. Главный литературный труд Банделло — его новеллы (3 тома, Лукка, 1554 г., посмертный, IV т. — Лион, 1573 г.). Всего он написал 214 новелл. В этих новеллах Банделло выступает искусным изобразителем жизни итальянского общества Чинквеченто (XVI в.) и в духе своего времени отдает дань сентиментально-чувствительному и «кровавому» жанрам. Популярность Банделло была очень значительна. Из одной его новеллы Шекспир почерпнул сюжет своей трагедии «Ромео и Джульетта».

Популярные книги в жанре Древнеевропейская литература

Книга, полная приятного веселия и наслаждения для юношества. Напечатана в Лондоне Эдвардом Алди, в доме неподалеку от церкви Христа.

Разыгралась однажды у Юпитера желчь, и поднял он крик, да такой, что земле жарко стало; ибо нехитрая штука задать жару небесам, коли самолично на них восседаешь.

Пришлось всем богам, хочешь не хочешь, плестись по его велению на совет. Марс, сей донкихот небожителей, меча громы и молнии, явился в шлеме, при оружии и с символом виноградаря — копьем наперевес, а бок о бок с ним Бахус, придурковатое божество: на голове — колтун виноградных листьев, глаза заплыли, из пасти — винная отрыжка, язык не слушается, ноги выписывают кренделя, мозги задурманены вином.

С тайным сожалением наглядясь, какое ныне пошло обирательство, почел я за благо остеречь небрежителей кошелька своего, дабы, читая сочинения мои, попридержали карманы и пеклись бы о том, чтобы удостоиться скорее звания хранителей, нежели подателей, и чтобы податливы были дамы, а не мы, и на таковой манер удостоились бы мы звания членов ордена бережливцев святого Никому-не-дадима, или Недадима, который и доныне почитается за Никодима по причине малого разумения в сей материи. И да будет отныне любому влюбленному имя Хуан-Береги-Карман, будь он именем хоть тот, хоть не тот, и да бережет его ангел-хранитель, ибо воистину именуются дни бережливости днями праздничными, кои должно соблюдать, и соблюдать так, чтобы не было праздно.

Созданная в XIII в., поэма «Кудруна» («Гудруна») занимает место в одном ряду с «Песнью о Нибелунгах» – прославленным эпосом немецкого Средневековья.

В дошедшем до нас виде она облечена в форму семейного предания. Вначале говорится об ирландском короле Гере и его жене Уте, родителях Зигебанда. После смерти отца Зигебанд женится на норвежской королеве. У них родится сын Хаген. В детстве он был унесен грифом на дикий остров, где провел несколько лет. Описано его возвращение на родину, женитьба. У супружеской четы родится дочь, которую в честь матери назвали Хильдой. К королевне сватаются много женихов, но суровый отец всем отказывает, а сватов велит казнить. Король хегелингов Хетель, узнав о ее красоте, посылает в Ирландию верных слуг, они уговаривают Хильду бежать из родительского дома к влюбленному Хетелю. Следует погоня за беглецами и битва за Хильду между Хагеном и Хетелем, которая, однако, оканчивается их примирением и женитьбой Хетеля и Хильды. Молодая королева родит двух детей – Ортвина и Кудруну. К Кудруне сватаются женихи – Зигфрид, Хервиг и Хартмут. Надменный отец всем отказывает. Тогда Хервиг идет войной, чтобы завоевать невесту, и добивается согласия родителей. Кудруне люб Хервиг. Они обручаются. Отъезд королевны к Хервигу откладывается на год. В это время Кудруну похищает норманнский князь Хартмут…

Немецкая народная книга о Рыцаре Серебряные Ключи и о Прекрасной Магелоне является переводом на немецкий язык популярного в средние века и эпоху Возрождения французского рыцарского романа о Петре Прованском и неаполитанской принцессе Магелоне.

Роман о Прекрасной Магелоне был одной из популярнейших в Германии народных книг.

Когда одного философа спросили, почему он не советует смотреться в зеркало при свечах, он ответил: «Да потому, что в отблеске свечей лицо кажется красивей, чем на самом деле». Этими словами он предостерегал сильных мира сего от славословий ораторов, чьи сладкозвучные речи приукрашивают истину. Но ваша светлость убедитесь, как и прочие, что я поступаю иначе, ибо взял за правило оставлять свою мысль недосказанной, дабы другие дополняли ее сами: упрек в многословии страшит меня больше, чем порицание за краткость. Ваши славные деяния у всех на устах — и потому я о них умолчу или коснусь их лишь бегло и мимоходом, в ущерб собственной пользе.

По мнению составителей предлагаемого издания, после уже существующего сборника ирландских саг Л. А. Смирнова, настоящий перевод памятников должен более или менее полно отразить один из сложившихся в раннее средневековье циклов эпических повествований – героических саг, традиционно группировавшихся вокруг наиболее значительных по объему и месту в истории ирландской культуры – «Похищения Быка из Куальнге». Среди множества менее значительных по объему саг героического цикла некоторые считались как бы предваряющими «Похищение Быка из Куальнге». В подборе текстов мы следовали установившемуся соотнесению малых саг с основным текстом.

Подавляющее большинство публикуемых текстов переводится впервые. Исключение составляют саги «Недуг уладов», «Изгнание сыновей Уснеха». «Сватовство к Эмер» и «Смерть Кухулина», уже переведенных Смирновым. В настоящем издании они переведены заново с целым рядом уточнений. В значительной степени откорректирован и перевод одного из эпизодов «Похищения», который в качестве самостоятельного отрывка фигурирует в книге Смирнова – «Бой Кухулина с Фер Диадом».

Нам хотелось бы выразить благодарность А. А. Королеву, чьи советы и поддержка много значили при подготовке этой книги.

По примеру средневековых кодексов, под обложкой собрались лучшие образцы трактатов о чудовищах, написанных в Средние века: «Книга о зверях и чудовищах» неизвестного автора VIII века, глубокие исследования о драконах, скорпионах и морских чудищах энциклопедиста XIII века Фомы из Кантимпрэ, географические выкладки Гонория Августодонского (XII в.), поселившего монстров по всему Кругу земному, и весьма актуальное послание монаха Ратрамна (VIII в.), рассматривающее вопрос о том, крестить или не крестить собакоголовых людей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В жестокой схватке с конкурентами пришлось сразиться Дороти Маккрейн за будущее унаследованной ею компании. И она выиграла в этой нелегкой борьбе, сделав по-женски мудрый и красивый ход: превратила своего заклятого врага в мужа и компаньона.

В извечном выборе — любовь или деньги начинающей бизнес-леди удалось найти третий путь и создать невозможное, связав воедино эти два столпа и два главных ориентира нашей жизни.

Дм. Банков,

Мих. Антонов

Трансценденты-4

НОВЫЕ ДАННЫЕ

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО

ШПИОНАЖА ЗА

ПЛАНЕТОЙ ЯНТАРНЫЙ ГУГОН

(В основу данной статьи положен

секретный доклад трансцендентальной разведки ККНС)

Ученые знают, что в Реальности существует много Вселенных. Эти вселенные отличаются характеристиками пространства. Различия таковы, что физическими способами невозможно обнаружить объект, принадлежащий другой вселенной. Но в мгновения Больших флуктуации происходит взаимопересечения разных пространств, и объекты чужой вселенной проникают в наш мир. Тогда они становятся доступными трансцендентальному сознанию. Одним из таких осколков Чуждого мира и является планета Янтарный Гугон . Страшная тайна связана с этой планетой-призраком. Почему же так необходимо изучение Янтарного Гугона? Внегалактическое содружество цивилизаций интересуют следующие вопросы:

Владимир Банников

Почти дом

1

- Вот, выпей это, - густая темная влага на дне деревянной чаши пахла вином и травами. - Перед первым в жизни Порталом... И не удивляйся, это всего лишь немного горько на вкус. Кирилл взял чашу из рук Айри и послушно выпил все в два глотка. Эретин в это время торопливо снял с пальца простой железный перстенек и спрятал его в карман пояса. Зачем эту железку прятать от эльфов? И сразу вспомнилось, что железо - Проклятие Эльфов. Причина опустения Эльфийского Дома. Уже полсотни лет ни один эльф не может без вреда для себя прикоснуться к железу. Почему? Hеизвестно. - Пойдем. Чашу оставь на скамье. Hам надо встать рядом. Эретин вышел на середину зала и утвердил посох прямо перед собой - не опираясь на него, просто придерживал обеими руками. Анбор встал слева от мага, Айри справа. Плечом к плечу, очень близко. Кирилл не знал, как ему примкнуть к группе; подумав, зашел сзади, почти прислонился к спине Эретина и взялся за кольчужные локти вояк - правый локоть Анбора и левый локоть Айри. Перекликнулись Слуги Портала, сверкнула вспышка, и вместо темно-серой стены зала в Приморской Твердыне странники увидели перед собой освещенную солнцем желтоватую стену Эльфийского Приюта. Маг сделал шаг вперед и оглянулся, Кирилл опустил руки и завертел головой. Четвертый раз в гостях у Иных Hародов, первый раз у эльфов. Hо, как и прежде, хочется променять всю роскошь праздничных обедов и гостевых покоев на ощущение собственного дома. Дома, куда можно вернуться. А его нет. - Добро пожаловать, дорогие гости! Мы ждали вас только после полудня, но утренний час - лучшее время для встречи! - Высокий даже по эльфийским меркам, широкий в плечах среброволосый эльф в желто-зеленом камзоле широко улыбался прибывшим. Чуть позади него стояли два темноволосых эльфа ростом пониже и невообразимая рыжеволосая эльфийка в темно-зеленой накидке. Среброволосый, видимо, и был нынешним эльфийским королем. Тот самый Ангаландил, бывший старший стражник прежнего короля, избранный королем-преемником после ухода большинства... Один из темноволосых сделал шажок вперед и оказался по правую руку от короля. - Король Ангаландил рад приветствовать в Эльфийском Доме наших славных гостей - ученого мага Эретина Феалифа с учеником... - Это Кирилл. Он не ученик, а помощник, - ровно заметил маг. Придворный отреагировал скорее, чем Кирилл понял, что маг почти наверняка нарушил местный этикет. Легкая улыбка скользнула по губам всех четверых эльфов. Что значит этикет для тех, кто выше ценит взаимопонимание? - Да, конечно. - Легкий кивок в сторону Кирилла. - Почтенный Эретин Феалиф, помощник Кирилл, Честные Hаемники Анбор и Айри. Пребывайте здесь в радости! - Эльф повторно наклонил голову. Гости поклонились в ответ. - Эретин, друг мой! - Ангаландил шагнул навстречу магу, их руки встретились в человеческом приветствии - рукопожатии. Да, перстенек был снят не зря... - Как мне нужен твой совет!

ВЛАДИМИР БАННИКОВ

Сетевой Безбумлит

Одной из самых поразительных организаций, с которыми столкнулся путешественник во времени из антиутопии В. Войновича "Москва-2042", был Безбумлит - учреждение, объединявшее писателей, чьи произведения "еще не достигли достаточного уровня политической сознательности" и поэтому не могли быть напечатаны в коммунистическом государстве. Эти писатели набирали свои тексты на неких терминалах, якобы подключенных к компьютеру. Бедолаги не знали, что на самом деле никакого компьютера нет, и все их труды пропадают зря... У нас это невозможно. И не только благодаря отсутствию тоталитарного режима.