Ромео и Джульетта

Банделло

Ромео и Джульетта

Перевод Н.К.Георгиевской

Маттео-Банделло (Matteo Bandello, ок. 1485-1561) - выдающийся итальянский новеллист XVI в. Родился в Кастельнуово в Пьемонте. В юные годы вступил в доминиканский орден. Много странствовал, пользовался расположением государей Северной Италии (д'Эсте, Сфорца, Бентинольо). Некоторое время провел при Мантуанском дворе, где был учителем знаменитой Лукреции Гонзага (1537 г.). В годы борьбы испанской и французской партий за господство на полуострове решительно стал на сторону последней. После сражения при Павии (1525 г.), закончившегося разгромом французской армии, эмигрировал во Францию, где Генрих II сделал его епископом Ажана (1550 г.). Здесь Банделло и провел остаток своей жизни, пользуясь вниманием со стороны деятелей французского Ренессанса. Главный литературный труд Банделло - его новеллы (3 тома, Лукка, 1554 г., посмертный, IV т. - Лион, 1573 г.). Всего он написал 214 новелл. В этих новеллах Банделло выступает искусным изобразителем жизни итальянского общества Чинквеченто (XVI в.) и в духе своего времени отдает дань сентиментально-чувствительному и "кровавому" жанрам. Популярность Банделло была очень значительна. Из одной его новеллы Шекспир почерпнул сюжет своей трагедии "Ромео и Джульетта".

Другие книги автора Маттео Банделло

Маттео Банделло (Matteo Bandello, ок. 1485–1561) — выдающийся итальянский новеллист XVI в. Родился в Кастельнуово в Пьемонте. В юные годы вступил в доминиканский орден. Много странствовал, пользовался расположением государей Северной Италии (д'Эсте, Сфорца, Бентинольо). Некоторое время провел при Мантуанском дворе, где был учителем знаменитой Лукреции Гонзага (1537 г.). В годы борьбы испанской и французской партий за господство на полуострове решительно стал на сторону последней. После сражения при Павии (1525 г.), закончившегося разгромом французской армии, эмигрировал во Францию, где Генрих II сделал его епископом Ажана (1550 г.). Здесь Банделло и провел остаток своей жизни, пользуясь вниманием со стороны деятелей французского Ренессанса. Главный литературный труд Банделло — его новеллы (3 тома, Лукка, 1554 г., посмертный, IV т. — Лион, 1573 г.). Всего он написал 214 новелл. В этих новеллах Банделло выступает искусным изобразителем жизни итальянского общества Чинквеченто (XVI в.) и в духе своего времени отдает дань сентиментально-чувствительному и «кровавому» жанрам. Популярность Банделло была очень значительна. Из одной его новеллы Шекспир почерпнул сюжет своей трагедии «Ромео и Джульетта».

Популярные книги в жанре Древнеевропейская литература

ИЗДАТЕЛЬСТВО

«ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА»

МОСКВА 1970

испанская

классическая

эпиграмма

Перевод с испанского В. ВАСИЛЬЕВА

Предисловие E. Эткинда

Редакция переводов Ю. Корнеева

Комментарии В. Васильева

Художник М. Шемякин

СИЛА ЭПИГРАММЫ

Пушкин сравнивал эпиграмму с булавкой, которой коллекционер-естествоиспытатель прикрепляет к листу картона насекомых — божьих коровок, жуков, пауков и букашек:

Создание «Камбрийских анналов», или «Анналов Уэльса», датируется 970 г. Хроника охватывает период 447-954 гг. Считается, что именно 447 г. (в оригинале – 1 г.) – начало анналов. Между тем, по мнению некоторых исследователей, в работе есть вставки, сделанные в более поздние времена – какие-то детали, имена и проч. Несмотря на название, в хронике отмечаются не только события в самом Уэльсе, но также – в Ирландии, Корнуэлле, Англии, сообщается о набегах язычников – викингов. Следует отметить, что практически все упомянутые в работе персонажи – реально существовавшие люди. К сожалению, имя автора русского перевода неизвестно.

Книга вышла к четырехсотлетию со дня рождения великого испанского писателя Франсиско де Кеведо. Она знакомит читателя с такими сатирическими произведениями Кеведо, как «Сновидения», «История жизни пройдохи по имени дон Паблос», «Час воздаяния, или Разумная Фортуна» и другими, а также с поэзией Кеведо.

Составление, вступительная статья и критико-библиографические справки З. Плавскина.

Рисунки художника Андрея Пахомова.

Книга, полная приятного веселия и наслаждения для юношества. Напечатана в Лондоне Эдвардом Алди, в доме неподалеку от церкви Христа.

Жил в Солнечной Долине человек по имени Торарин, старый и почти совсем слепой. В молодости он был великим викингом. Он был человек не из покладистых, хотя уже и старый. Был у него сын по имени Торстейн, рослый, очень сильный и притом миролюбивый. Он работал за троих в хозяйстве у своего отца. Торарин был небогат, но оружия у него было довольно. Еще у отца с сыном был табун, и продажа коней приносила им хороший доход, потому что кони эти никогда не подводили в дороге и были непугливы.

Предлагаем вниманию читателей три французских романа, изданных нами в трех книжках. Это А. Гамильтон «Мемуары графа де Грамона», Кребийон-сын «Заблуждения сердца и ума», Ш. де Лакло «Опасные связи». Три шедевра французской прозы XVIII столетия складываются в своеобразную трилогию о любви. Но не только о ней, они – о незащищенности человека, о его бессилии перед обществом с его гибкой моралью и податливыми нравами.

«Заблуждения сердца и ума» – самый лучший из написанных Кребийоном романов как бы раскрывает суть происходящего с героями во всех трех книгах. Это история молодого человека, вступающего на путь светского воспитания, а точнее, морального развращения, история разрушения внутренней цельности человека, история «заблуждений» сердца и ума.

Текст воспроизведен по изданию: Бартикян Рач Микаелович, Петр Сицилийский и его «История павликиан» / Византийский временник т. 18 М. 1961  [Пер., публикация и примеч.].  C. 323–358

История Петра Сицилийского дошла до нас только в одной рукописи X в.

Полезная история Петра Сицилийского — осуждение и опровержение ереси манихеев, называемых также павликианами, начертанная для архиепископа Болгарии.

Древнеисландская сага о древних временах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В жестокой схватке с конкурентами пришлось сразиться Дороти Маккрейн за будущее унаследованной ею компании. И она выиграла в этой нелегкой борьбе, сделав по-женски мудрый и красивый ход: превратила своего заклятого врага в мужа и компаньона.

В извечном выборе — любовь или деньги начинающей бизнес-леди удалось найти третий путь и создать невозможное, связав воедино эти два столпа и два главных ориентира нашей жизни.

Дм. Банков,

Мих. Антонов

Трансценденты-4

НОВЫЕ ДАННЫЕ

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО

ШПИОНАЖА ЗА

ПЛАНЕТОЙ ЯНТАРНЫЙ ГУГОН

(В основу данной статьи положен

секретный доклад трансцендентальной разведки ККНС)

Ученые знают, что в Реальности существует много Вселенных. Эти вселенные отличаются характеристиками пространства. Различия таковы, что физическими способами невозможно обнаружить объект, принадлежащий другой вселенной. Но в мгновения Больших флуктуации происходит взаимопересечения разных пространств, и объекты чужой вселенной проникают в наш мир. Тогда они становятся доступными трансцендентальному сознанию. Одним из таких осколков Чуждого мира и является планета Янтарный Гугон . Страшная тайна связана с этой планетой-призраком. Почему же так необходимо изучение Янтарного Гугона? Внегалактическое содружество цивилизаций интересуют следующие вопросы:

Владимир Банников

Почти дом

1

- Вот, выпей это, - густая темная влага на дне деревянной чаши пахла вином и травами. - Перед первым в жизни Порталом... И не удивляйся, это всего лишь немного горько на вкус. Кирилл взял чашу из рук Айри и послушно выпил все в два глотка. Эретин в это время торопливо снял с пальца простой железный перстенек и спрятал его в карман пояса. Зачем эту железку прятать от эльфов? И сразу вспомнилось, что железо - Проклятие Эльфов. Причина опустения Эльфийского Дома. Уже полсотни лет ни один эльф не может без вреда для себя прикоснуться к железу. Почему? Hеизвестно. - Пойдем. Чашу оставь на скамье. Hам надо встать рядом. Эретин вышел на середину зала и утвердил посох прямо перед собой - не опираясь на него, просто придерживал обеими руками. Анбор встал слева от мага, Айри справа. Плечом к плечу, очень близко. Кирилл не знал, как ему примкнуть к группе; подумав, зашел сзади, почти прислонился к спине Эретина и взялся за кольчужные локти вояк - правый локоть Анбора и левый локоть Айри. Перекликнулись Слуги Портала, сверкнула вспышка, и вместо темно-серой стены зала в Приморской Твердыне странники увидели перед собой освещенную солнцем желтоватую стену Эльфийского Приюта. Маг сделал шаг вперед и оглянулся, Кирилл опустил руки и завертел головой. Четвертый раз в гостях у Иных Hародов, первый раз у эльфов. Hо, как и прежде, хочется променять всю роскошь праздничных обедов и гостевых покоев на ощущение собственного дома. Дома, куда можно вернуться. А его нет. - Добро пожаловать, дорогие гости! Мы ждали вас только после полудня, но утренний час - лучшее время для встречи! - Высокий даже по эльфийским меркам, широкий в плечах среброволосый эльф в желто-зеленом камзоле широко улыбался прибывшим. Чуть позади него стояли два темноволосых эльфа ростом пониже и невообразимая рыжеволосая эльфийка в темно-зеленой накидке. Среброволосый, видимо, и был нынешним эльфийским королем. Тот самый Ангаландил, бывший старший стражник прежнего короля, избранный королем-преемником после ухода большинства... Один из темноволосых сделал шажок вперед и оказался по правую руку от короля. - Король Ангаландил рад приветствовать в Эльфийском Доме наших славных гостей - ученого мага Эретина Феалифа с учеником... - Это Кирилл. Он не ученик, а помощник, - ровно заметил маг. Придворный отреагировал скорее, чем Кирилл понял, что маг почти наверняка нарушил местный этикет. Легкая улыбка скользнула по губам всех четверых эльфов. Что значит этикет для тех, кто выше ценит взаимопонимание? - Да, конечно. - Легкий кивок в сторону Кирилла. - Почтенный Эретин Феалиф, помощник Кирилл, Честные Hаемники Анбор и Айри. Пребывайте здесь в радости! - Эльф повторно наклонил голову. Гости поклонились в ответ. - Эретин, друг мой! - Ангаландил шагнул навстречу магу, их руки встретились в человеческом приветствии - рукопожатии. Да, перстенек был снят не зря... - Как мне нужен твой совет!

ВЛАДИМИР БАННИКОВ

Сетевой Безбумлит

Одной из самых поразительных организаций, с которыми столкнулся путешественник во времени из антиутопии В. Войновича "Москва-2042", был Безбумлит - учреждение, объединявшее писателей, чьи произведения "еще не достигли достаточного уровня политической сознательности" и поэтому не могли быть напечатаны в коммунистическом государстве. Эти писатели набирали свои тексты на неких терминалах, якобы подключенных к компьютеру. Бедолаги не знали, что на самом деле никакого компьютера нет, и все их труды пропадают зря... У нас это невозможно. И не только благодаря отсутствию тоталитарного режима.