Робинзон. Инструкция по выживанию

Александр Покровский великолепный рассказчик и безукоризненный стилист. Многие его книги выдержали десятки переизданий, разошлись огромными тиражами. Его прозу можно узнать всегда. Он доподлинно знает то, о чем пишет. Он убедителен настолько, что не верить ему невозможно. Всех его героев можно легко вообразить – как они двигаются, как говорят, о чем думают.

В своем новом повествовании «Робинзон» А. Покровский остается верен морской тематике. Он пользуется выразительным запоминающимся языком, рисуя в прямом и переносном смысле (в книге использованы его рисунки) своих персонажей так, что каждый из них отчетливо выступает в общем интригующем действии, которое разворачивается в подводной лодке, терпящей аварию.

Отрывок из произведения:

1. Лейтенант Робертсон Александр Васильевич

2. Боцман Степаныч

3. Командир БЧ-2 – капитан 3 ранга Сова Николай Николаевич

4. Старший помощник командира – капитан 2 ранга Зубов Анатолий Иванович

5. Помощник командира – старший лейтенант Петров Владимир Яковлевич

6. Командир группы БЧ-2 старший лейтенант Кашин

7. Начхим – старший лейтенант Рустамзаде Эдуард Пейрузович

8. Матрос Алиев

9. Корабельный врач – майор Демин Михаил Сергеевич

Другие книги автора Александр Михайлович Покровский

Исполненные подлинного драматизма, далеко не забавные, но славные и лиричные истории, случившиеся с некоторым офицером, безусловным сыном своего отечества, а также всякие там случайности, произошедшие с его дальними родственниками и близкими друзьями, друзьями родственников и родственниками друзей, рассказанные им самим.

Без бурлескных рассказов Александра Покровского невозможно представить ландшафт современной словесности. Новое слово, новый юмор, новые ситуации... Все это «пробёрет» не только былого волкодава-подводника, но и просто штатского персонажа, не потерявшего чуткость к извивам и чутьё на закруты великого, могучего, солёного и прожжённого родного языка. Читая Покровского, мы плачем, радуясь, что еще живы, – и смеемся тому, что пока еще способны плакать по тому же поводу.

Замечательный русский прозаик Александр Покровский не нуждается в специальных представлениях. Он автор многих книг, снискавших заслуженный успех.

Название этого сборника дано по одноименной истории, повествующей об экстремальном существовании горстки моряков, «не теряющих отчаяния» в затопленной субмарине, в полной тьме, «у бездны на краю». Писатель будто предвидел будущие катастрофы.

По этому напряженному драматическому сюжету был снят одноименный фильм.

Широчайший спектр человеческих отношений — от комического абсурда до рокового предстояния гибели, определяет строй и поэтику уникального языка Александра Покровского.

Ерничество, изысканный юмор, острая сатира, комедия положений, соленое слово моряка передаются автором с точностью и ответственностью картографа, предъявившего новый ландшафт нашей многострадальной, возлюбленной и непопираемой отчизны.

В этой книге читатель встретит новых и старых героев, затянутых в воронку нынешней жизни, полной как комических ситуаций, так и подлинного драматизма.

Как они справляются с бурными испытаниями, что противопоставляют наглому натиску времени — об этом повесть «Бегемот».

Острое слово, искрометный юмор, фразы, становящиеся поговорками, — стилеобразующие особенности прозы замечательного писателя, делающие чтение книг А. Покровского самым настоящим удовольствием.

Книга Александра Покровского «…Расстрелять!» имела огромный читательский успех. Все крупные периодические издания от «Московских новостей» до «Нового мира» откликнулись на нее приветственными рецензиями. По мнению ведущих критиков, Александр Покровский – один из самых одаренных российских прозаиков.

Новые тенденции прозы А.Покровского вполне выразились в бурлескном повествовании «Фонтанная часть».

Александр Покровский в этой книге размышляет о разном. Смешном и не очень, сложном и комичном, безобразном и восхитительном, трагичном и жестоком. Обо всём, что ему и его поколению предлагала немилосердная стихия времени. Особенного времени, которое, пока мы живы, никогда не сделается "прошедшим".

Одна из главных тем этой книги — как человек, поклявшийся быть верным, сохраняет свою клятву, не теряя ни себя, ни инстинкта жизни в себе самом.

«Бортовой журнал» Александра Покровского – замечательного русского прозаика, автора знаменитых книг «…Расстрелять!» (выдержавшей огромное число переизданий), «72 метра» (на основе одноименной повести был снят блокбастер) и многих других, представляет собой собрание наблюдений и записей по совершенно различным поводам.

Парадоксальное сочетание искрометного юмора, поэтического видения мира с жестким пристальным аналитизмом, – позволяют А. Покровскому держать в напряжении читательское внимание на протяжении всей книги.

Море и детство, новое время и давняя история, любовь и дерзость, – вот берега, в которых шумят страницы «Бортового журнала».

Александр Покровский снискал заслуженную славу блистательного рассказчика. Он автор полутора десятков книг, вышедших огромными тиражами. По его сюжетам снимаются фильмы.

Интонации А. Покровского запоминаются навсегда, как говорится, с пол-оборота, потому что он наделен редкостным даром в тривиальном и обыденном различить гомерическое. Он один из немногих на литературной сцене, кто может вернуть нашей посконной жизни смысл эпического происшествия. Он возвращает то, что нами утрачено. Он порождает смыслы, без которых нельзя жить. Хотя бы на то время, когда мы читаем его замечательную прозу. Ведь то, что пишет А. Покровский – литература.

Популярные книги в жанре Современная проза

Меня зовут Туре, я очень маленький пёсик. Мою породу называют Китайская голая собачка, но мне очень стыдно, что меня так зовут. Я совсем не голый. У меня есть шерсть и на голове и на хвосте и на ножках.

Мои близкие предки из Англии, а далёкие из Китая, но живу я в Швеции.

Мой папа заразил меня страстью к путешествиям, научил не бояться ничего в лесу и теперь я готов был совершить путешествие, но пока его откладывал до лета. Зимой мне путешествовать холодно, ведь у меня нет шерсти, а зимние одежды я одевать не любил…

Март Кивастик

Когда окончательно прояснилось, что все в полной заднице, остался единственный выход — продать Пилле. Пеэтер приуныл. Пойти и сказать ей прямо в глаза, что послушай, Пилле, тебе придется уехать, возможно, даже в Финляндию, а может, и еще черт знает куда, но у меня больше нет денег, чтобы платить за тебя, понимаешь? Прошу тебя, иди и не оглядывайся, не будем усугублять и без того тяжелую для нас обоих ситуацию. Ведь тебе должно быть до лампочки. Конюшня есть, овса навалом, в загоне бегать будешь, так что, по сути, разницы нет, кто все это станет оплачивать. Может, тот, кто тебя купит, окажется хорошим человеком, который любит животных, не будет ни с того ни с сего хлестать тебя, и в его карманах всегда найдется сахар.

Фотограф Дэниел Ши (Daniel Shea). This Story was originally published by Vol. 1 Brooklyn

Питер страдал агорафобией. Год тому назад он и слыхом не слыхал о такой болезни, но теперь легко мог бы рассказать вам, что значит стоять перед дверью в прихожей и чувствовать, как от ее ручки пышет жаром — только прикоснись, и обожжет. Снимая эту однокомнатную квартиру в полуподвале, он не предполагал, что она станет его прижизненным гробом, что он позволит смерти похоронить себя заживо. Это было первое место, найденное им на сайте объявлений, владелица дома была первой, кто откликнулся на его телефонный звонок, и он принял ее условия сразу, без проверки туалета и разглядывания трещин на потолке.

Сборник рассказов, эссе и очерков о великом городе, о его особенностях, традициях, культурных и исторических памятниках. Понять душу города и ощутить ауру его пространства непросто, для этого нужно не просто знать, но и уметь видеть, чувствовать, ощущать.

Необычайно теплая весна в этом году. И потянулись перелетные птицы, возвращаясь к местам своих гнездовий. Но прежде чем опуститься, набирают они высоту, кружат в воздухе, хлопая крыльями, радуясь встрече с родными пенатами.

С нами все произошло наоборот — мы оставили навсегда родные края, и мало кому доведется вернуться обратно. А что касается высоты, то что может быть выше силы духа и мысли человека, даже оторванного от своей земли… И все-таки сохранившего видимые и невидимые нити связи с ней. Особенно если таким человеком был писатель Юрий Герт, для которого эмиграция стала вынужденным шагом, но одновременно явилась и новой высотой для его творчества.

«Кордебалетный подросток, русская коза-дереза Вава Журавлева, несмотря на свои пятнадцать лет, до того любила сладкое, что даже сахар из сахарницы, когда никого нет на веранде, выудит и сгрызет в натуральном виде…»

«Помнишь, как это было? Маленький Моисей (фунтов 20 тогда он весил, не больше) плыл по реке в корзине. В красивой тростниковой корзине, так хорошо пропитанной смолой, что ни одна любопытная капля воды не могла проскользнуть сквозь крепкое плетенье…»

В книге собраны рассказы московского прозаика Владимира Тучкова, знаменитого как своими романами («ТАНЦОР»), так и акциями в духе «позитивной шизофрении». Его рассказы – уморительно смешные, парадоксальные, хитрые – водят читателя за нос. Как будто в кунсткамеру, Тучков собирает своих героев – колдунов, наркоманов, некрофилов – и заставляет их выделывать самые нелепые коленца. «Что за балаган, – вскричит доверчивый читатель, – разве так можно описывать реальность?!» А потом поймет: эту реальность только так и можно описать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это повесть о том, как в золотой век древних богатырей, в счастливой стране бессмертия Бумбе, где люди жили дружно и сообща владели всем добром, родился мальчик Шовшур. Своими подвигами он прославился по всему свету. Шовшур освободил свою страну от ига многоголовых и многоруких шулмусов, вместе со своими друзьями победил Мангна-хана, грозившего войной Бумбе. Повесть заканчивается описанием свадьбы Шовшура и прекрасной Герензал, умевшей превращатся в белую лебедь

Бесы из века в век рвутся в души людей из серой бездны, в которой никогда ничего не происходило и никогда ничего происходить не будет… Экзорцисты и экзекуторы молитвами и огнем спасают души бесноватых и изгоняют нечистых обратно в породившую их пустоту… Так было с самого сотворения мира и так должно было быть до конца его дней.

Но появился человек, способный повелевать бесами, будто собственными вассалами. И разнеслась подобно чуме по городам новая ересь. И встали одержимые под знамена монарха-вероотступника. И оказались забыты старые договоры и обеты, а в воздухе запахло большой войной. Войной, в которой яд и кинжалы будут значить ничуть не меньше, чем армии и крепостные стены. Войной всех против всех.

Какое, спросите вы, к этому имеет отношение Себастьян Март?

Не стоило ему браться за изгнание бесов, только и всего.

Конец 12 века. В Иллирии при подозрительных обстоятельствах погибает герцог Орсино. Об этом становится известно шуту Фесте, тайному агенту гильдии шутов. Именно благодаря его усилиям пятнадцать лет назад государственные дела в Иллирии устроились наилучшим образом. Фесте принимает решение вернуться в город Орсино, чтобы расследовать убийство. Его главным подозреваемым сразу становится Мальволио, который в свое время поклялся отомстить всем, кто посмеялся над ним. Однако Мальволио скрывается под чужой личиной, и найти его не просто.

Сделав главным героем своей книги одного из персонажей комедии Шекспира «Двенадцатая ночь, или Что угодно», Алан Гордон создал замечательную, полную юмора эпопею о приключениях шута-детектива.

Я совершенно уверен в том, что вначале никто из нас троих и не помышлял ограбить банк. Вся история началась с интеллектуальной разминки, которой забавлялся Чарльз Эшли. Что касается Мела Харрисона и меня, мы втянулись в эту авантюру просто из любопытства, желая стать свидетелями того, как гений разрешает сложные проблемы.

Я полагаю, мы были единственной группой в среде коллег-студентов, которая когда-либо замышляла и осуществила ограбление банка.