Робин Гуд против шерифа

В этой книге Робин Гуд и его отважные друзья вновь вступают в борьбу со злом и несправедливостью. Коварные противники захватили в плен его верных товарищей и требуют выкуп. Робин вступает с ними в схватку, но помощь неожиданно приходит… от самого английского короля.

Отрывок из произведения:

Звери? Воины? Шпионы?

Четыре фигуры осторожно передвигаются в сумерках предрассветного тумана. Недавно они вышли из скорбного мрачного леса, который в такое время кажется заколдованным. Теперь, дыша друг другу прямо в затылок, они движутся, едва различимые, по лугу, окутанному скупым светом сказочницы Луны.

Передний, высокий и сутуловатый, подает остальным знак — остановиться и прислушаться. Может, птица, разбуженная шагами ночных путников, проснулась на верхушке вяза; а может, осторожный человек, соорудив там свое убежище, шевельнулся во сне — и этот легкий звук заставил путников насторожиться.

Другие книги автора Диана Кинг

Автор книги «Черепашки-ниндзя на острове чудовищ» живо, легко и доступно проводит нас, читателей, по страницам своего произведения. Многие из нас знакомы с четверкой друзей — отважными черепашками-ниндзя, для которых самое главное в жизни — это благородство, доброта и миролюбие, помощь обиженным и слабым, защита порядка и справедливости И Леонардо, страстный поклонник компьютерных игр, и Рафаэль, неожиданно для себя увлекшийся книгами по хиромантии, белой магии и колдовству, и Донателло — лучший из всей четверки в поединках на палках, — увлеченный просмотром видеокассет, и Микеланджело, для которого судьба человечества важнее собственной жизни, — все они являются для нас примером мужества и бесстрашия. И наши герои, преодолевая все невзгоды и преграды на своем пути, все же смогли победить жестокого Крэба и всех чудовищ. Зло всегда должно быть наказуемым…

Популярные книги в жанре Исторические приключения

(c) Tommy [Сеpгей Маpей]

Вторая стрела

Сказания про героев сочиняют одни дураки. А другие дураки их рассказывают - у костра на охоте или, скажем, за починкой сетей. А уж слушают таких рассказчиков даже не то чтоб дураки, а просто набольшие дурилы и дурищи. Вот Марта, например.

Предупредил же её Господь - не будь дурой! По-хорошему предупредил, понятно:

наградил такой рожей, что хочешь-не хочешь, а в воду глянешь - и задумаешься.

Прежде чем влиться у Шарантона в Сену, Марна вьется, изгибается и скручивается, словно змея, греющаяся на солнце; едва коснувшись берега реки, которая должна поглотить ее, она делает резкий поворот и спешит вперед, удаляясь еще на пять льё. Затем она во второй раз сближается с ней, чтобы снова уклониться от встречи, и, подобная стыдливой наяде, лишь нехотя решает покинуть тенистые, утопающие в зелени берега и соединить свои изумрудные воды с большой сточной канавой Парижа.

В то время, о котором пойдет наш рассказ, предместье Марселя было живописным и романтичным, а не таким, как ныне, — утопающим в зелени и цветах.

С высоты горы Нотр-Дам де ла Гард одинаково легко можно было сосчитать как дома, разбросанные по долине и холмам, так и корабли и тартаны, испещрявшие белыми и красными парусами огромную голубую гладь моря, что простиралась вплоть до самого горизонта; ни один из этих домов, за исключением, быть может, построенных по берегам Ювоны на развалинах того самого замка Бель-Омбр, где некогда обитала внучка г-жи де Севинье, не мог тогда еще гордиться теми величественными платанами и очаровательными лавровыми рощами, тамарисками и бересклетами, экзотическими и местными породами деревьев, что ныне укрывают мощной сенью своей листвы крыши бесчисленных марсельских вилл; дело в том, что Дюранс не протекала тогда еще по этой местности, пробегая по небольшим долинам, извиваясь меж склонов холмов и неся плодородие мертвым скалам.

Король Карл IX в великолепнейшем настроении возвращался в Лувр из Сен-Жермена, где ему удалось затравить десятирогого оленя.

Королева Екатерина ехала рядом с ним, окруженная придворными. Король сиял, королева-мать улыбалась с довольным видом.

Для того чтобы король был в таком счастливом настроении, требовалось удачное сочетание трех обстоятельств. Во-первых, король должен был провести спокойную ночь без приступов мучившей его сердечной болезни. Во-вторых, нужен был такой удачный охотничий день, во время которого собаки ни разу не сбились со следа. И в-третьих (что было труднее всего), королева-мать должна была забыть излюбленные рассуждения о политике и религиозных разногласиях.

Это происходило на берегах Гаронны. В старом, полуразрушенном замке юный владелец поместья принимал гостей. Кругом все говорило о неповитой бедности, но гасконец хвастун по природе, и повсюду виднелись старания придать этой бедности лишь вид почтительно культивируемой старины.

В теплый июльский вечер тысяча пятьсот семьдесят второго года в громадном зале старого замка собрались трое друзей, из которых старшему было не более тридцати лет, а младшему не было и девятнадцати. Последним был сам хозяин.

— Вот уже четыре дня, — говорил полковник своей дочери, — как мы не видели Тимолеона, не надул он нас?

— Нет, — отвечала мадемуазель Гепэн, — ему, может быть, не удалось…

— Это почему?

— Рокамболь, может быть, убежал.

— Вот уже три дня, как мы ждем обещанные тридцать тысяч франков… Если сегодня вечером он не придет, я выпускаю пленника.

— Аженора?

— Да.

В это время послышался звонок, вошел почтальон и отдал письмо полковнику, письмо было от Тимолеона.

Она все еще находилась в летаргии, наконец на третий день с ней сделалось странное явление, губы ее раскрылись и она проговорила:

— Я жива и слышу все, что говорится вокруг меня. Когда доктор ушел, она спросила Петра:

— Мы одни?

— Одни.

— Так достань мне стрихнина и ланцет.

Час спустя вошел Петр и принес склянку стрихнина и ланцет.

— Засучи рукав моего платья, обмакни ланцет в склянку и кольни одну из жил.

То самое явление, которое произошло при воскресении Антуанетты, произошло и с Василисой.

Надо отдать справедливость, что виконт Карл де Морлюкс удивительно ловко устроил свои дела с Тимолеоном.

Решив спрятать Антуанетту, он нашел нужным не оставлять на свободе и Аженора.

С этой целью он постарался увидеться с ним и, одобрив вполне его план относительно женитьбы на Антуанетте, предложил ему ехать на другой день в Ренн, чтобы повидаться там с бабушкой, которой будто бы было нужно поговорить с ним о семейных делах.

Молодой человек после долгих колебаний наконец согласился послушаться его, но предварительно написал Антуанетте большое письмо, в котором уведомлял ее, что уезжает всего на несколько дней.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Красавица Маргарет Лонгвилль не только умна и богата, она еще автор популярных дамских романов о любви, в которых действуют благородные, бесстрашные рыцари. Но человек, с которым она помолвлена, — виконт Уортен, самый завидный жених сезона и ярый противник дуэлей, — далек от ее идеала. Тем не менее, он решает во что бы то ни стало, завоевать сердце капризной красавицы. Но, лишь наделав множество глупостей и едва не упустив свое счастье, Маргарет узнает, что такое истинное мужество и благородство.

Молодая вдова, красавица леди Джейн твердо намерена устроить свое счастье. Все должно решиться за две недели в поместье ее друзей. Но кто одержит победу над ее сердцем — талантливый робкий поэт или безумно влюбленный в нее вероломный сердцеед лорд Торп, который не намерен жениться, а хочет сделать красавицу вдову своей любовницей? Страсти накалены до предела, на кон поставлены судьбы. Но все решается в последние мгновения и совершенно неожиданно для всех участников этой истории!

Она приехала в Брайтон, чтобы отомстить красивому и вероломному лорду Стоунлею за своих подруг и разбить его сердце. И действительно, встретив кареглазую красавицу, надменный лорд понял, что именно ее он ждал всю свою жизнь. Но дерзкий план очаровательной Шарлотты не удался — она тоже не устояла перед его губительными чарами. Как теперь преодолеть стену недоверия, выросшую между ними?

Леди Тесс Коллир, дочь знаменитого путешественника, выросшая в дальних странствиях, неохотно согласилась исполнить последнюю волю умирающего отца – вернуться в Англию и устроить свою личную жизнь.

Капитан Гриф Меридон столь же неохотно согласился принять на себя обязанности опекуна Тесс и подыскать ей подходящего мужа...

Чем дальше, тем сильнее Гриф ненавидит многочисленных, поклонников, вьющихся вокруг Тесс.

Возможно, он просто не видит среди них достойного?

Или ревнует?

Впервые в жизни Меридон окунулся в омут подлинной страсти – и не желает отдавать любимую женщину другому.

А что же леди Тесс? Кого выберет она?