Ритуал

Благими намерениями выложена дорога в самое пекло. Адепты одной из магических академий не хотели никому зла, не желали всесилия и власти. Спасти умирающего отца, проучить негодяя — их помыслы были чисты. Но у откликнувшегося на их зов демона совсем другой взгляд на происходящее.

Эту сказку лучше читать на ночь, когда сумерки приоткрывают тайну, что веками хранит тьма, когда тени делают реальность зыбкой и расплывчатой, — и тогда, перестав быть уверенным в чем-то, может быть, разглядишь правду… Но предупреждение: это страшная сказка.

Отрывок из произведения:

Что-то начиналось этой ночью, запутывалось, связывалось между собой. Чужие далекие линии судьбы натягивались и скрещивались друг с другом, как не смогли бы никогда раньше, Неуловимо, приторно-сладко пахло разлитой по полу кровью. Она уже начала сворачиваться в темные вязкие сгустки там, где ею было прочерчено несколько особенно жирных полос. Воздух в комнате подергивался прозрачной дрожащей зыбью от неиспользованной, сконцентрированной здесь силы. Что-то назревало, готовилось прорваться в тишине, как хрупкий росток цветка прорывается сквозь хранящее его семя. По углам застыли участвующие в ритуале, которые боялись резким движением нарушить это установившееся на миг, хрупкое, ожидающее спокойствие. Свечи вспыхнули внезапно, одна за другой, хотя никто не прикасался к ним.

Рекомендуем почитать

Утопающий хватается за соломинку, умирающий – за любую возможность выжить. Александр Еремеев, оказавшись у черты, откуда обратной дороги нет, не раздумывал ни секунды, когда ему предоставили шанс на новую жизнь. Правда, не уточнили, что начнется она где-то на Смоленщине, поворотом истории и вмешательством злобных колдунов отброшенной на несколько веков назад. Там, где встретить вурдалака, кикимору или лешего, столкнуться ночью с костяным монстром или угодить в магическую ловушку проще, чем найти белый гриб в лесу. И выживать «счастливчику» придется в облике семнадцатилетнего русича, получив вместе с новым телом «богатое приданое» в виде своры кровожадных врагов, которые спят и видят, как отправить молодого человека к праотцам. В мире магов, ночных монстров и могущественных потусторонних чужаков другого пути у алтарного мага просто нет: или он, или его.

Я странный? Да ладно, это из-за ушей, что ли? Ну подумаешь, острые и длинные, у эльфов вон такие же. Нет. Я не эльф. Кто? Не знаю. Но все зовут меня Нелюдь.

Чужой северный материк, кланы, тихая деревенька в таинственном, волшебном Лесу. А откуда здесь этот странный, едва живой человек, потерявший память? Кого подобрали местный купец и его дочь? Выживет ли незнакомец? Вспомнит ли себя и ту, которая ищет его по всему свету, отказавшись поверить в смерть близкого? Сойдутся ли дороги человека-оборотня и драконицы, ставшей больше человеком, чем драконом?

Молодой попаданец Костя Маркин, он же в новом мире маг-аристократ Кост Марг, уважаемый в герцогстве рыцарь, уже привык сражаться и побеждать. Вступать в бой с вражескими магами, демонами и некромантами, срывать плетущиеся против него придворные интриги стало чуть ли не повседневной рутиной. Но время идет, прежние товарищи гибнут в боях, а новые не всегда надежны. Кажется, местных богов забавляет посылать ему испытания, слишком тяжелые для одного, а затем наблюдать: осилит или нет? И вчерашний землянин принимает этот вызов.

Как стать магом нашему современнику? Рецепт довольно прост. Нужно попасть в соседний мир, угодить в ученики к безумному магу, мечтающему завоевать весь мир… И с этого момента судьба начнет с вами играть или, точнее, проверять вас на прочность, с каждым разом подкидывая испытания все сложнее и опаснее. И если не сломаетесь, то получите в конце вожделенный приз – титул мага.

Сотни тысяч людей пропадают по всему миру без следа. Попал в это число и охотник за аномалиями Кирилл. Неизвестно куда пропадают остальные, а он попал в параллельный мир, где правит балом магия. Кирилл идет в земли людей в надежде найти того, кто отправит его назад, по пути обрастая подругами… правда нечеловеческого роду-племени. Но он надеется, что это только пока…

Бывший спецназовец из России, вынужденный бежать из своей страны. Бывший граф из уничтоженного рода, вынужденный стать храмовым воином бога справедливости. Родившись в разных мирах, они оба являются настоящими бойцами, посвятившими свою жизнь войне. И именно таких бойцов решил нанять себе на службу жаждущий власти герцог. С помощью ритуала Призыва он выдергивает их из своих миров, собираясь сделать предложение, от которого не отказываются. Но переговоры о найме сорвались и обернулись кровавой бойней. Герцог мертв, а двоим призванным предстоит выжить и устроиться в новом мире.

Я – ааргх. Будем знакомы. Сижу в харчевне старины Трувора за столом, тихо, мирно, ничего не делаю, не шалю (разве что примус не починяю!) – читаю книгу. И тут ко мне, разумеется, пристают, машут мечами, ругаются вслух, а некий столичный задохлик мнит из себя графа… Результат предсказуем: я всех бью, получаю новую работу, лишние шишки – и лезу за нанимателем в самое пекло. Гр-р-р!

Чувствуете полный набор фэнтезийных штампов? А потом ещё и гномы с эльфами полезут, и Тайная полиция Империи, и лесная нечисть, и самая уродливая наёмница, и контрабанда ведьм, и сплошные тайны, и… Но давайте по порядку.

Итак, я – ааргх… Запомнили? Продолжаем…

Другие книги автора Екатерина Нечаева

Сколько себя помню, я никогда не горела жаждой ехать на бал. Пару раз меня вывозили в свет, когда еще была жива матушка, и прискорбных впечатлений хватило на всю жизнь.

Потом матушку унесла весенняя лихорадка. Погода стояла слякотная, ветреная, пронизывающая до костей, и мне в те времена казалось, что вся ее болезнь оттого, что она, такая хрупкая и изящная, просто не может противиться этому ветру, который обрушивается на стены, задувает в щели и потихоньку уносит ее от нас с отцом. Не могу сказать, что папаня так уж ее любил. У них был удачный ровный брак, временами, как судачили соседки, он ходил на сторону, но она, как не только жена, но и просто его друг, прощала ему эти слабости. У них был один единственный ребенок, то бишь я, и жизнь катилась по ровной колее помещичьего быта. Маман занималась хозяйством, я мучилась с нанятыми учителями на дому, а отец то занимался делами, то отдыхал от них. И пожалуй, все по-своему мы были очень счастливы, обыденное, самое простое, но такое уютное семейное счастье уже было у нас в кармане и нам не надо было за ним бежать, сбивать руки в кровь, отрывая его из-под завалов, или не спать ночами, ожидая, что оно наконец придет. Наше счастье не было чем-то из ряда вон выходящим, но тем не менее оно было. Теплый ровный огонек, на который еще не раз обернешься в темные времена. Потом маман не стало. Еще год отец ходил по дому потерянной тенью, часто обрывал себя на полуслове, когда хотел сказать – Элизабет, а потом долго прислушивался к звукам, стоящей мертвой тишине вокруг, а вдруг случится чудо, и она отзовется. Через год ему надоело натыкаться на пустые углы, надоело пытаться заполнять напряженную тишину за обедом, когда ему совсем не хочется говорить. Ему снова нужно было то спокойствие, когда телега семейной жизни едет себе по дороге безо всяких усилий с его стороны. И он женился на состоятельной вдовушке, жившей по-соседству. Она была на вид холодна, неприступна и очень аккуратна, может именно потому он ее и выбрал, потому что про нее уж точно язык не поворачивался отпустить шуточку про веселых вдовушек, которые, как известно, нрав имеют не очень сдержанный.

В отличие от своих сородичей, я никогда не любила Проклятый лес. И никогда не понимала, что в нем можно любить. Бесконечная беспросветная чаща, куда редко заглядывает даже случайный лучик света. Черная, словно выжженная дыханием Тьмы земля, искаженные неведомой силой деревья, растущие во всех направлениях, кроме нормального. Здесь царит вечный полумрак и безмолвие. Адски тихо, лишь шорох сухой листвы под ногами моего спутника и его хриплое дыхание. Он устал. Но тащить его на себе, слишком много чести. Да и подозрительно выйдет, если хрупкая девушка запросто взвалит на свои плечи здоровенного детину. И так на меня тот уже коситься начал. Первая радость от своего спасения прошла, и он начал задумываться, а что такая безобидная и с виду миролюбивая девица как я, делаю в этом мрачном местечке.

Иногда в жизни все идет кувырком и посылают туда, не знаю куда, сделать то, не знаю что. Хотя обычно и просто посылают…

«Сегодня ночью среди небесных светил наблюдалась редкая, довольно резкая активность. Хотя, предыдущие наблюдения этого не предвещали – над областями Лесс, Форвертовы пустоши и Аурия даже не вооруженным взглядом был заметен звездный дождь, а также очень яркий, одиночно падающий метеор, направляющийся примерно к центру Аурии.

Я лишь простой астроном, но смею позволить себе замечание, что, возможно, очередное Пришествие повелителя не за горами. Хотя такое и кажется невозможным после его полного уничтожения пятьсот лет назад. Но смею заметить, кто предупрежден, тот вооружен, и не стоит окончательно сбрасывать мои слова со счетов».

«И да святятся имена их по делам их…»

Настоятель Огастес IX

«…В настоящее время Инквизиция кажется нам выдумкой, пережитком старых времен, отжитых обычаев и суеверий. Но тем не менее, она существовала. На территории нашего королевства когда-то было множество святых орденов, стоявших верой и правдой на защите спокойствия обычных людей. Как тогда думали. Кто-то отрицает нужду в инквизиции, называет последователей Орденов варварами и мясниками, но стоит вспомнить, что тогда большинство других рас считались нелюдями и опасными для человека, леса кишели дикими, жаждущими крови тварями, а Магистрата еще не было. Сами маги ютились в одиноких башнях вместе со своими учениками и были разобщены и разрознены. И только после Семилетней войны, когда Инквизиция была распущена, а нелюдские расы обрели равные со всеми права, Магистрат стал той силой, которая двигала вперед наше королевство, защищала наших граждан. Но в те темные, жестокие, варварские времена, которые невозможно вычеркнуть из нашей истории, Инквизиция была необходимым злом. И тем интереснее ее уцелевшие хроники. Хроники борьбы с существами, которых люди тогда не понимали. Хроники жестокости и насилия, вечное напоминание о том, к чему не стоит возвращаться…»

— После шипящих букв же, че, ша, ща, не ставится ни ы, ни ю, ни я, — настойчиво, точно убеждая кого-то, повторяет Лена.

За окном тихо падают крупные, пушистые снежинки, первые снежинки в этом году. Чистым белым ковром покрывают они двор. Следы лап Шарика резко чернеют на этом ковре.

Лена представила себе, как бегает маленький лохматый Шарик, смешно откидывая в сторону заднюю лапкуи сбиваясь направо, и вздохнула. Да, теперь даже нечего думать, пойти поиграть с ним: на столе целая стопка учебников, по которым нужно готовиться к завтраму; прежде, чем Лена окончить все это, зажгут огонь, и тогда уже пустят на двор. Да еще вот завтра диктант, и надо повторять правила.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Зыков Юрий

Храм ветра

Севеpный ветеp дул над Ойкуменой. Hад свинцово-сеpыми волнами Моpя Туманов, над вековыми дубpавами Иллуpии, над степями Заpечья - неслись темные гpозовые тучи. Томительное пpедчувствие висело в воздухе - гpоза должна была вот-вот pазpазиться.

Улицы Эсгаpда опустели, жители попpятались по домам. Ветеp нес по мостовым сухие листья и пыль. Скpипели на ветpу ставни гостиницы "Веселый Дpакон", ветеp завывал в тpубе - но в очаге жаpко гоpел огонь и на веpтеле жаpилась оленина. За гpубыми дубовыми столами, на шеpшавых лавках, на бочонках у стены, кое-где пpосто на полу, на pасстеленных плащах - ели, пили, тискали потаскушек, игpали в кости, pазговаpивали купцы и моpяки, воины и pемесленники, школяpы и клиpики.

Зыков Юрий

Лица

Пpойди над пpопастью, сынок, над пpопастью - по жеpдочке, по мостику над водопадами, где убито молчание - пpойди босиком по ледяной тpопе - по доpоге меpтвых - туда, где холод, где звездный холод. Ты одинок, сынок, иди впеpед - сквозь ветеp и колючий теpновник - ты одинок - там плачут деpевья - впеpед, иди впеpед - у подножия гоp - по кpомке синей тишины. Зачеpпни воды, утоли жажду, вымой pуки, пpисядь на камень, посмотpи в небо, поцелуй женщину, выпусти птицу, спой песню, откpой двеpь, выйди на доpогу, вдохни ветеp, забудь о гpусти. Лица в тумане, лица сpеди ветвей, лица в ночном небе, лица в тpаве, лица в воде, лица в воздухе, лица в твоей голове - выпусти птицу, сынок, выпусти птицу. Реки текут сpеди облаков. Реки умиpают вместе с людьми. Река и любовь, моpе и смеpть. Полнолуние pазведенных мостов, полнолуние жизни. Кpасные цветы на зеленом склоне. Здесь твое место.

Акаракт а Ра – дословно означает осознание зла. В жанре фэнтэзи поднимается новое ощущение мироздания, основанное на данных современных отраслей науки и древней науки каббала, которые не только не противоречат, но и дополняют друг друга. Все данные приведенные в повести можно проверить самостоятельно.

Когда Кристиану Харолдсену было шесть месяцев от роду, предварительное тестирование обнаружило у него чувство ритма и исключительно тонкий слух. Проводились, разумеется, разные тесты, перед Кристианом было открыто много других возможностей. Однако главными знаками его личного зодиака оказались ритм и слух. Тут же последовало их подкрепление. Мистера и миссис Харолдсен снабдили записями всевозможных звуков и велели постоянно их проигрывать, неважно, бодрствовал Кристиан или спал.

И в новый круг вступает старая война... Потому что надел, наконец, вожделенную корону Императора холодный циник Бьяджио – человек, не понимающий еще, СКОЛЬ ненавистен он не только своим подданным, но даже своей армии. Потому что в Талистаме готовит свои силы к бою против нового Императора безумный король, не замечающий, в неистовой жажде власти, даже того, что творится буквально ЗА ЕГО СПИНОЙ... Там, в непокоренной, мятежной провинции Арамур идет и идет восстание неистовых Праведников Меча. Теперь в кровавую игру остается вступить только Нарскому шакалу...

Нет, не будет войне конца. Потому что теперь в войну вступают новые силы. Новые игроки в смертельно опасной битве за власть над миром.. Холодный и умный циник Бьяджио по прозванию «Золотой граф», засевший в почти неприступном замке на острове Кроут, плетет интриги... Посланник и тайный агент Золотого графа Симон, посланный в Люсел-Лор, готов исполнить свою миссию – похитить дочь Нарского шакала... Лихие пираты земли Лис преследуют корабли Нара по всем морям и мечтают о захвате Кроута... Война – ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

На перекрестке стоял крест. Не на самом перекрестке, конечно, а чуть в стороне, на земле, что к нему примыкала. Но если ехать с той стороны, с которой подъезжали мы, то казалось, что дорога упирается в крест. Крест на перекрестке. От него уходило еще три дороги – на юг, север и почти на восток. Я потом проверил – до чисто восточного направления не хватало семнадцать градусов. Крест – столб с перекладиной почти возле самой вершины. Второй перекладины не было, и можно было бы с равным успехом сказать, что это подобие воткнутого в землю меча. Но меч на этой земле никто не собирался прятать – скорей даже наоборот. У подножия креста земля была чуть приподнята –то была могила.

Лафайет О'Лири быстро шел по шуршащей гравием дорожке, которая вела к пансиону мадам Макглинт, и обдумывал планы на вечер: во-первых, быстренько перекусить, затем проверить, как продвигается его эксперимент с пластиками, после этого взглянуть на культуру penicillium notatum NRRL 1249B21, а потом… Мысли его вновь вернулись к увесистому фолианту, который он нес под мышкой. Этой книги профессора Ганса Йозефа Шиммеркопфа по месмеризму ему хватит по крайней мере на неделю, чтобы скрасить вечера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Среди многочисленных мифов советской истории один из самых стойких и распространенных — миф о роли евреев в «органах», причем существует он в двух взаимоисключающих вариантах.

С одной стороны, бытует мнение о «еврейском засилье» в советских спецслужбах.

С другой — об «антисемитской политике» КГБ.

«Патриоты» публикуют бесконечные списки чекистов с «сомнительными» фамилиями, обличая их «зловещую роль» в отечественной истории.

«Либералы» проклинают «гэбистов-юдофобов», преследующих невинных сограждан по «пятому пункту».

Что в этих обличениях правда, что ложь? И как все было на самом деле?

Книга Вадима Абрамова ставит в данной теме жирную точку. Здесь впервые трезво и беспристрастно, на основе неопровержимых архивных документов, раскрывается истинная роль и степень влияния евреев в советских органах госбезопасности, приводятся не липовые, а подлинные списки, «процентные нормы» и подробные биографии чекистов-евреев с первых и до последних лет советской власти.

В глухой мордовской деревушке Курмыши живёт семья Учайкиных. Отец, Григорий Учайкин, ушёл на фронт, дома остались Марфа и двое детей — Мика и Сандрик. Мика чувствует себя взрослым, он за мужчину" дома. Есть у Мики и его друга Юки страстная мечта. Вот переделают они все дела и махнут на фронт бить фашистов. А дел у Мики множество, и все дела очень важные.

Прочтите книгу, и вы узнаете, как жили в тяжелые военные годы ребятишки одной мордовской деревни. Наверное, вы полюбите добрых, великодушных, жизнерадостных героев повести, которые умеют помочь людям в трудную минуту.

Автор этой книги Никул Эркай известен юным читателям. Его повесть „Алёшка", изданная впервые в 1960 году, была хорошо принята читателями.

На Всероссийском конкурсе на лучшее художественное произведение для детей (1965–1966 гг.), проводимом Комитетом по печати при Совете Министров РСФСР и Министерством просвещения РСФСР, повесть „Новая родня" отмечена второй премией.

Любые надежды на свободу и будущее разбивались о неприступный (и преступный) режим Нитупа, покоящийся на путчине, высасываемой из темного мира. Вся жизнь Вилтиса медленно и верно отравлялась черной путчиной…»

В безнадежной ситуации, нужно думать не о том как спасти жизнь, а том как спасти достоинство. Свободу можно отдавать только с жизнью. Пока есть силы нужно драться, защищаться, но если Вы уже привязаны к столбу для аутодафе, то все равно нужно говорить правду инквизиторам, а не молить Бога о спасении.

«В путчине» — это небольшая пьеса-памфлет на путинскую действительность. Я не надеюсь, что она будет когда-нибудь поставлена, у нее другая цель — показать что мы не боимся, что мы с черным юмором относимся к навязываемой чекистами сказке.

«…Они за все ответят! Они не дают нам изменить мир, тогда мы взорвем его. Они не хотят законного суда, тогда их (и нас) будет судить Бог. Я больше не хочу так жить, я не хочу лжи, тупости. Если нельзя по-человечески, если нет на Вилтисе свободы, то пусть не будет и жизни…»

Отчаявшиеся герои ищут выхода, и что из этого получилось…

До недавнего времени Учение Агни-Йоги было доступно российскому читателю в виде 12 книг, вышедших в 15 выпусках в течение 20-30-х годов прошлого столетия. По ряду объективных причин Е.И.Рерих при составлении этих книг не могла включить в их состав все материалы из своих регулярных бесед с Учителем. В результате эти подробнейшие записи были сохранены лишь в рукописном виде.

Двухтомник «Высокий путь» — подробнейшее собрание указаний и наставлений Учителя, обращенных к Е.И. и Н.К.Рерихам, как ближайшим ученикам, проходившим практический опыт Агни-Йоги. Перед читателем открываются поразительные страницы многолетнего духовного подвига этих великих людей. В живых диалогах раскрываются ценнейшие подробности Огненного Опыта Матери Агни-Йоги.

Этот уникальный материал является бесценным дополнением ко всем книгам Агни-Йоги.