Ритианский террор

Где-то в городе таилось чудовище. Откинувшись на подушки лимузина, Торн Спенглер позволил своему мозгу остановиться на этой мысли, обдумывая ее неторопливо и с таким же удовольствием, с каким маленький мальчик обсасывает леденец. Он представлял себе монстра шагающим по освещенной улице или сидящим в дешевом гостиничном номере, со свернутыми щупальцами, затаившегося под оболочкой, которая делала его похожим на мужчину, а возможно, и женщину. А жизнь в городе вокруг продолжалась. «Привет, Джефф. Ты слышал? Они останавливают все автомобили. Какое-то происшествие со шпионами… Моя сестра хотела вылететь в Таксон, а ее вернули. Мой двоюродный брат, работающий на космодроме, говорит, что никакие корабли, кроме военных не прилетают и не вылетают. Наверное, произошло что-нибудь серьезное».

Другие книги автора Дэймон Найт

Человечество установило контакт с инопланетной цивилизацией. Но это был крайне странный контакт. Раз в 20 лет, на специально построенной за границами Солнечной системы космической станции встречался один человек и один инопланетянин.

© cherepaha

В конце XXIII века биолог Джордж Мейстер высадился со своей группой на неисследованную планету.

Не было оснований предполагать, что на ней будет совершенно новая форма жизни. Но всё оказалось не совсем так, как думал Джордж. Он столкнулся с весьма необычным организмом, и, к сожалению, нашёл этот организм не он один…Теперь осталось только выжить на этой необычной планете…

Дэймон Найт

Человек в кувшине

В крохотном номере гостиницы на планете Менг было тесно. Голубоватый солнечный свет падал из окна на затоптанный серый ковер, на массивную песочницу, усыпанную окурками, на батарею пустых бутылок. В углу были кучей свалены вещи - и привезенные с собой, и купленные здесь, на Менге. Неподалеку от двери сидел очередной хозяин номера, мистер Р.С.Вэйн человек лет пятидесяти, чисто выбритый, с ежиком стальных волос. Вэйн был отчаянно пьян.

По человеческим меркам этот юнга не совсем был юнгой — он походил на прозрачное яйцо, полное зеленоватого студня. Да и корабль его был не совсем звездолётом — это был единый живой организм, залетевший в Солнечную систему в поисках металла. Навстречу же ему, на своей ракете с Земли на Марс летели Лео Роджет и Френсис Макменамин. Корабль пришельцев притянул их ракету и принялся растворять обшивку. И только юнга знает, что внутри этого космического металла находятся другие разумные существа.

© Ank

На планете Веегль в системе Фомальгаута они обнаружили расу целлюлозных вампиров. Местные жители, вееглиане, как и все высшие формы жизни на планете Веегль, являются растениями, и вееглианские вампиры сосут из них сок. Не сразу и заметишь два зеленых прокола у основания главного стебля вееглиан. В случае гибели вампира, хороните его с куском вуугля в сердцевине. На всякий случай.

© ozor

Аудитория замерла в напряженном молчании.

— А сейчас, — произнес профессор Гордон Найсмит, — смотрите внимательно. Я опускаю в резервуар заряженную частицу.

Он освободил спусковое устройство механизма, подвешенного над большим стеклянным баком, и в чистую прозрачную жидкость очень быстро, почти незаметно для глаза, упала серебристая пылинка.

— Контакт с другими частично заряженными молекулами приводит к высвобождению энергии времени, — проговорил Найсмит, наблюдая за серебристым облачком, которое вдруг начало подниматься со дна бака, — и, как вы видите…

Деймон НАЙТ

ВОССЛАВИТ ЛИ ПРАХ ТЕБЯ?

И настал День Гнева. Содрогнулось небо от звуков труб. Вздыбились, стеная, выжженные скалы и грохочущей лавиной рухнули. Раскололся свод небесный, и в ослепительном блеске явился белый престол. Исходили от него громы и молнии, и подле стояло семь величественных фигур, облеченных в чистую и светлую льняную одежду, опоясанных по персям золотыми поясами. И каждый держал в руках дымящуюся чашу...

Дэймон Найт

БИЗНЕС ЕСТЬ БИЗНЕС

Длинный сверкающий автомобиль появился в облаке пыли. Вывеска над придорожной лавкой извещала: "КОРЗИНКИ. РЕДКОСТИ". Чуть подальше вторая вывеска над застекленным фронтоном деревенского домика: "КОФЕМОЛКА СКВАЙРА КРОУФОРДА. ПОПРОБУЙТЕ НАШИ ПОНЧИКИ!" Еще дальше были пастбище, амбар и силосная башня.

Двое пришельцев сидели в автомобиле и рассматривали вывески. У обоих была багровая шкура и маленькие желтые глазки. Оба носили серые твидовые костюмы. Сложения были почти человеческого, но подбородков не было видно, их прикрывали оранжевые шарфы.

Популярные книги в жанре Ужасы

Это трогательная и немного страшная повесть о встрече двух влюбленных, которой, может, и не было на самом деле, потому что они существуют в разных мирах.

Было бы совсем другое дело, если бы вы знали Бенлиана. Если бы вы хоть раз взглянули на него, как взглянул я, впервые встретившись с ним на узкой деревянной лестничной площадке у двери своей студии. Я говорю «студия», но в действительности это был всего лишь чердачный этаж, выходящий окном на лесной склад, который я использовал в качестве студии. Настоящая, большая студия находилась с другой стороны склада, и это была студия Бенлиана.

Здесь почти никогда никого не бывало. Не раз мне думалось, что лесоторговец умер или у него отказала память и он начисто позабыл про свое дело, потому что штабеля досок, уложенных крест-накрест для сушки (ну, вы представляете, как их складывают), были покрыты копотью, а стойки строительных лесов неизвестно с каких пор стояли нетронутыми вдоль стен, как палисад. Вход был с улицы, через дверь во временном заборе. На реке неподалеку от склада свистели пароходы, и в ветреную погоду доски гудели, подпевая им.

Haploteuthis Ferox — громадное головоногое животное, обитающее на больших глубинах, было известно зоологам только по трупам и по отдельным частям его тела, изредка находимым на берегах океанов или во внутренностях китов и кашалотов.

Так, в 1895 году, принц Монакский, катаясь на своей яхте, наткнулся на кашалота, раненного каким-то китобоем и околевшего в виду яхты. Во время агонии кашалот этот выбросил множество каких-то больших предметов, которые принцу удалось выловить из моря и которые оказались остатками головоногих животных, неизвестных до того времени науке. В числе их был, между прочим, и Haploteuthis Ferox.

Небезопасно копаться в прошлом чужих планет. Мало ли ЧТО можно откопать? Ведь до сих пор оставалось неизвестным, по какой причине планета земного типа Тертуллиан лишилась почти всех своих обитателей.

Увлеченный экспериментами с электричеством, Джордж Викерс частенько показывал своим друзьям что-нибудь интересное, производил какой-нибудь поражающий воображение эксперимент, объяснял какое-нибудь непонятное явление.

В этот раз, его приятели увидели странное существо, зародившееся в лаборатории Викерса…

Мой вольный перевод рассказа «Bothon» (1932). Совместное произведение Генри С. Уайтхеда и Говарда Ф. Лавкрафта. Я несколько лет ждал, что его кто-нибудь переведет, но в итоге пришлось сделать это самому. Судя по стилю и содержанию рассказ на 99 % написан Уайтхедом, а Лавкрафт лишь добавил «пугающие прилагательные». В официальном списке сочинений Лавкрафта «Bothon» не значится. У Г. Уайтхеда есть всего два рассказа, переведенных на русский язык: Ловушка (тоже в соавторстве с Лавкрафтом) и Губы. Так что мой перевод будет третьим. Сам рассказ кажется каким-то недоработанным, в нем есть сюжетные и смысловые несостыковки. Непонятно откуда Уайтхед взял, что столицей Атлантиды был город Алу, когда всем «известно», что главным городом был Метрополис.

Живем и думаем, что все делаем себе на пользу. А нет, как показывает время. Оно обличает результат наших действий, выворачивая хорошее и плохое с одинаковой непредвзятостью.

Проснулась, как всегда, в восемь. Глупая привычка — ложиться иной раз приходится под утро… Но она не хотела ее менять — сама не зная, почему. Или зная, но не признаваясь самой себе, что не хотела остаться без мимолетного ощущения детства, той утренней свежести, которая сопровождала ее по пути в школу… Выспаться можно и днем. Упруго потянувшись, она изогнулась, безжалостно смяв головой черную шелковую простыню, потом легко поднялась, мимолетно окинув взглядом свое отражение в стоячем омуте зеркала. Жаловаться пока не на что — не модель, конечно, но фигура подтянутая, без складок, а смутно отсвечивающая голизной кожа на вид гладка и упруга. Не было и следа той ранней дряблости, которая выдает привычку к залеживанию в постели. Еще несколько раз старательно потянувшись и походив на цыпочках, она раздвинула шторы и окинула взглядом пасмурную панораму утреннего города. Прямо под ней стыла в утренней сырости Садовая, а напротив Гостиный уже жил, как всегда, своей гостиной жизнью — зазывно светил в который уже раз обновленными витринами, устрашая плетущихся в поисках пивных бутылок бомжей неземным шиком и ценами. Не одеваясь, она прошла на кухню, рассеянно заглянула в холодильник — овощной салат, заботливо приготовленный с вечера, пара перепелиных яиц… Выпив кофе, закурила всегдашнюю утреннюю сигарету. Давно пора бы бросить — не всем нравиться табачный запах… В теле было то приятное утомление, которое остается после хорошо выполненной работы. Накануне у нее были постоянные клиенты: пожилая пара из Германии, навсегда покоренная рокочущей русской речью — без русского акцента процесс терял для них всякую прелесть. Как всякий уважающий себя «владыка», она читала Фрейда, но желания людей, ее клиентов, порой не поддавались никакому анализу, и де Сад вместе с Макаренко и Ушинским помогали ей ничуть не меньше… Каждому нужно было свое, для каждого надо было найти это «свое», о котором иногда не подозревал и сам клиент. За то, что она умела это делать, ее ценили в соответствующих кругах, да и сама она испытывала иногда, может быть, странноватую, но искреннюю гордость. Ведь она видела, насколько успокоенными и умиротворенными уходили от нее после сеанса. И, в отличие от многих коллег по ремеслу, не испытывала к ним презрения. Она чувствовала своеобразную суровую материнскую нежность, как к непослушным детям — многим именно это и было нужно… Вымыв посуду, она аккуратно поставила тарелку в сушилку, перевернула чашку, старательно протерла досуха вилку и положила ее в ящик стола, по пути турнув задорно торчащую оттуда «игрушку». Кухня иногда использовалась не только для приготовления еды — обилие разнообразных приспособлений просто-таки провоцировало на эксперименты, иногда получалось весело, особенно с молодоженами. Если бы ее мать увидела тут такое… «Что это ты делаешь?» Она даже привздрогнула, явственно услышав ее голос, и с детства знакомый сладостный страх вдруг напомнил о себе, пройдясь по телу бархатистыми кошачьими лапками. Мама, мамочка… С минуту она шмыгала носом, потом сполоснула лицо холодной водой, чтобы глаза не покраснели. Хорош будет властелин с заплаканными глазами… Правда, сегодня клиентов не будет — праздник. Недаром она вспомнила детство — именно к этому первому школьному дню мать всегда приурочивала подарки к ее дню рождения, который как-то незаметно происходил за неделю до этого. Она не знала, почему так было — так было, и это было правильно. И с раннего утра, когда, украшенная бантами и цветами, она уходила на первый урок, она твердо знала, что праздник будет достойно завершен вечером.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Молодая талантливая переводчица Делия Паркер, столкнувшись с предательством любимого, больше не верит в радостные перемены, которыми может одарить ее судьба. Однако случайная встреча с известным адвокатом Джонатаном Брендли, еще не оправившимся от постигшей его семейной драмы, дает ей силы бороться с собственной тоской, сковавшей сердце. Лишь помогая другому, Делия осознает истину: не позволяй невзгодам сломить тебя, только тогда познаешь вкус истинного счастья…

Получив от тетки в наследство гостиницу в Вайоминге, Джонси поначалу счастлива, но каково же ее разочарование, когда она узнает, что гостиница эта – бордель. Сумеет ли девушка превратить притон в приличное заведение, а неотесанного ковбоя Мэта Доусона, – в трепетного любовника и верного мужа?

Соглашение между компанией, которой управляет Аманда, и опасными конкурентами почти достигнуто, однако на переговоры вместо владельца фирмы почему-то приходит… его кузен.

Саймон торгуется и ставит условия — но как обаятельно это делает!

Он просто наглец — но как чертовски привлекателен!

С ним не свяжется ни одна нормальная женщина — но Аманде кажется, что она вот-вот потеряет рассудок!

Это сумасшествие?

Хуже. Это любовь!..

Если женщина упорно отвергает мужчину, может ли он все-таки надеяться на ее расположение?

Конечно! Нужно лишь проявить настойчивость и вовремя оказаться рядом.

Писательнице Лиз Бартон угрожает опасность – кто-то шлет ей странные письма, следит за каждым шагом и пытается убить...

Хорошо, что в этот трудный момент ей приходит на помощь Джошуа Уотт. Он не скрывает своих чувств и готов защищать Лиз, но согласится ли она вместе с защитой принять его любовь?..