Римские историки IV века

Римские историки IV века

В книгу вошли научно подготовленные переводы сочинений известных позднеримских историков - "Краткая история от основания Города" Евтропия, произведения Секста Аврелия Виктора по истории Древнего Рима, "Жизни софистов" Евнапия. Авторы, одни из последних представителей языческой культурной интеллигенции, как бы подводят своим творчеством итог многовековому развитию римской исторической школы.

Содержание

Евтропий

Другие книги автора Секст Аврелий Виктор

Книга Аврелия Виктора «О цезарях» содержит краткие биографии римских императоров от Августа до Констанция II. Основным для него является моральная оценка людей, главным образом, стоявших во главе Римского государства. Несмотря на то, что ему пришлось описывать по преимуществу мрачные события, автор остается до конца оптимистом. Посвящая главы своего труда римским императорам, он выискивает, что бы про каждого из них сказать хорошего. И если уж ничего хорошего не находится, высказывает свои порицания в очень сдержанной и деликатной форме, чаще всего подкрепляя их какой-нибудь общей мыслью. С другой стороны, характеризуя «положительных» монархов, он находит много оснований для их восхваления и называет их вплоть до IV в. принцепсами. Идеалом Аврелия является рабовладельческое Римское государство во главе с просвещенным императором, ставленником сенаторских кругов.

Книга «О знаменитых мужах», являясь непосредственным продолжением «Происхождения римского народа» (последняя фраза «Происхождения…», оборванная на середине, находит свое окончание во II главе «О знаменитых мужах», посвященной Ромулу), охватывает царский и республиканский периоды римской истории, заканчиваясь событиями гражданской войны 43–31 гг. до н. э. и воцарением Августа.

«Извлечения…» — традиционно приписываемое Аврелию Виктору сочинение неизвестного автора — составлено на основе его произведения «О цезарях» и других источников. Содержит краткие жизнеописания римских императоров от Августа до Феодосия. В отличие от «De Caesaribus», внимание уделяется не столько судьбе персонажей, сколько их личности и характерам.

Начальная книга римской истории, о которой сам автор говорит: «Начиная от основателей Яна и Сатурна, через преемственных и следовавших друг за другом царей вплоть до десятого консульства Констанция, извлеченное из сочинений авторов — Веррия Флакка, Анциата (как сам Веррий предпочел себя назвать вместо Анция), затем из анналов понтификов и далее из сочинений Гнея Эгнация Верация, Фабия Пиктора, Лициния Макра, Варрона, Цезаря, Туберона, а затем из всей истории древнейших писателей, как это подтвердил каждый из неотериков, т. е. и Ливий, и Виктор Афр».

Популярные книги в жанре Античная литература

Менандр

Гидрия

Перевод О. Смыки

I

Когда, бывает, я смотрю комедию,

Где повар есть: тогда - о, боги вышние!

И наше мне искусство жалким кажется,

И род наш поварской, коль так воруем мы!

Ведь все - сплошное злое издевательство:

Искусно из кусочка мяса делают

По два куска, а колбасу воруют так:

Часть режут из средины, вновь сводя концы,

А масло и питье выносят губками.

Менандр

Ненавистный

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Фрасонид, воин.

Гета, раб Фрасонида.

Демея, отец Кратии.

Старуха, служанка Клинии.

Кpатия, молодая девушка.

Кормилица Кратии.

Клиния, юноша.

Повар (без слов).

Действие происходит перед домами Фрасонида

и Клинии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Фрасонид

О Ночь, - ты водишь дружбу с Афродитою

И ближе всех богов ей; ночью мы твердим

Менандр

Одержимая

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Парменон, раб.

Лисий, юноша

Клиния, юноша

Девушка

Кратон, старик.

Парменон

Из глаз лавиной слезы. . .

И к ней вопрос: "А где дары мои, скажи!"

Она в ответ: "Подарки все отобраны".

А он: "Ты шлюха! Кто же взял? Того, кто дал

Тебе их, ты откуда знаешь юношу?

Ты что в венке по улицам разбегалась?

Менандр

Отрезанная коса

Перевод Г. Церетели

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Полемон, хилиарх, любовник Гликеры, коринфянин.

Гликера, любовница Полемона, дочь Патэка.

Mосхион, брат Гликеры, приемный сын Миррины.

Mиррина, богатая женщина.

Патэк, богатый купец.

Дорида, наперсница Гликеры, рабыня Полемона.

Сосия, солдат, доверенное лицо Полемона.

Дав, раб Миррины, доверенное лицо Мосхиона.

Теренций

Девушка с Андроса

Перевод с латинского А. В. Артюшкова

ДИДАСКАЛИЯ

Была поставлена на Мегалеспйских играх при курульных эдилах Марке Фульвии и Мании Глабрионе. Играли Лунин Атилий Пренестинец и Луций Амбивий Турпион. Музыку сочинил Флакк, раб Клавдия, на равных флейтах для всей пьесы, правых или левых. Она греческая, Менандра. Сочинена первой в консульство Марка Марцелла и Гая Сульпиция.

ГАЯ СУЛЬПИЦИЯ АПОЛЛИНАРИЯ

Теренций

Евнух

Перевод с латинского А. В. Артюшкова

ДИДАСКАЛИЯ

Начинается "Евнух" Теренция. Представлен на Мегалесийских играх при курульных эдилах Луции Постумии Альбине и Лунди Корнелии Меруле. Играли Луций Амбивий Турпион и Луций Атилий Пренестинец. Мелодии сочинил Флакк, раб Клавдия, на двух правых флейтах. Комедия греческая, Менандра. Сочинена второй, при консулах Марке Валерии и Гае Фаннии.

ГАЯ СУЛЬПИЦИЯ АПОЛЛИНАРИЯ

Теренций

Отрывки из несохранившихся комедий Римской паллиаты

Перевод М. Гаспарова

Мы знаем: спорят многие, не ведая,

Какое место дать какому комику.

Я помогу, скажу тебе решение,

А кто иначе мыслит - заблуждается.

Цецилию-мимисту - пальму первенства;

За этим Плавту превзойти нетрудно всех;

На третьем месте - Невий лихорадочный;

Четвертое придется взять Лицинию,

А за Лицинием Атилий следует.

Годы жизни византийского эпистолографа — автора фиктивных любовных писем — Аристенета предположительно относят к VI в. Дело в том, что реальность автора вызывает сомнения: не исключено, что «Любовные письма» — сборник произведений разных авторов, за которым просто закрепилось имя героя первого письма.

Перевод с греческого С. Поляковой

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Римские каникулы

Просто говорят, что у меня красивые большие груди, еще не очень развитая талия, широкие бедра, стройные ноги, тело нежное и очень упругое. Настало время летних каникул. За мной приехал мой далекий родственник дядя Джим. Это красивый мужчина лет 40. По прибытию его в небольшое имение, расположенное в живописной долине, я познакомилась с его сыном Робертом. Он был на пять лет старше меня. Вторым моим знакомым стал духовник дяди Джима - монах Петр. Ему было лет 30. Время в имении проходило очень весело. Мы с дядей часто катались на лодке, на лошади, купались много читали книг. Нередко я ходила собирать ягоды и фрукты. Лето было жаркое и я часто ходила по саду не одевая ничего, кроме ситцевого платьица. Однажды, это было через две недели после моего приезда, я собирала сливы под деревом, сидя на корточках. На месте, покрытым легкими курчавыми волосиками, я почувствовала щекотание, туда забилось какоето насекомое. В одно мгновение я почувствовала нестерпимый зуд. Я тутже присела на траву, приподняла юбку, пытаясь рассмотреть укушенное место, постепенно начала указательным пальцем водить вверх и вниз по укушенному месту. Мой палец случайно скользнул во влажное место, между пухлыми губками, покрытыми волосиками. Я ощутила горячее тепло, меня словно ударило током, от прикосновения моего пальца к нежному горячему телу, которое я никогда не видела. Я неожиданно почувствовала какуюто сладкую истомину. Забыв об укусе, я начала водить по влажному телу и ощутила неиспытанное до сих пор блаженство. Всецело отдаваясь охваченному меня ощущению, я не заметила Роберта, который тихо подкрался к месту, где я сидела и наблюдал за мной. А когда я его заметила он вышел из-за кустов и спросил: "Чем это ты здесь занимаешся, Анна?" Я инстиктивно опустила юбку на колени. Роберт опустился рядом на траву и продолжал: "...я все видел, не правда ли тебе было очень приятно?" С этими словами он пододвинулся и обнял меня за плечи. "Тебе будет еще приятнее, если тоже самое буду делать я, только давай я сначала поцелую тебя, Анна." Не успела я вымолвить и слова, как его жаркие губы впились в мой рот. Его рука, обнимая мои плечи скользнула мне на грудь, и начал ее нежно гладить. Вторая рука вдруг коснулась моего колена, неторопливо и нежно начала приближаться к моему животу. Настигнув его, как-бы случайно скользнула и разжала нежные губки. Горячие руки коснулись моего влажного тела. Трепетная дрожь так и пронзила меня. Роберт языком разжал мои зубки и, проникнув в рот, коснулся моего языка. Рука, лежавшая на груди, скользнула в вырез платья, нашла сосок и нежно начала щекотать. Вторая рука, вернее два ее пальца, нежно гладили влажное тело. Я испытывала неведомую до сих пор мне приятную слабость, дыхание мое участилось, грудь высоко вздымалась. Видя мое состояние, Роберт участил движение рук и языка. От его движений мне делалось все приятней и приятней. Незнаю сколько времени все это продолжалось, мое тело напряглось, вздрогнуло и я почувствоала , как все мои пальцы расслабились. Приятная нега разлилась по всему телу. Движение рук Роберта прекратились, он замер. Затем выпустил из своих объятий. Некоторое время мы сидели молча. Я почувствовала полное бессилие и была не в состоянии сообразить, что со мной произошло. Роберт спросил: "Тебе было приятно, Анна, правда? Да, я ничего подобного никогда не испытывала, что это было Роберт?" спросила я в недоумении. "Давай встретимся в 7 часов в роще и я тебя кое-чему научу. Хорошо? А теперь пойди домой, скоро обед. Только никому не говори. - Я обязательно приду, Роберт," - сказала я, горя желанием узнать объяснение случившегося.. Роберт ушел. Собрав полную корзину слив, я последовала за ним. За обедом я была очень расстроена, мысли мои путались в голове и как не старалась я понять случившегося, так и не поняла. Было около 7 вечера. Я незаметно вышла из дома, пробралась через сад и, войдя в рощу, сразу заметила Роберта, сидевшего на старом пне. "Тебя никто не видел?" - спросил он. "Нет" - ответила я. "Тогда пойдем к старому пруду, что в глубине сада, там и поговорим" - сказал он. Я ответила кивком головы в знак согласия. Роберт одной рукой взял меня за талию и повел нежно, прижимая меня к своему телу. В дороге он несколько раз останавливался со мной, прижимая к себе и целуя меня в глаза, шею, руки, губы. Придя к пруду мы сели на траву, облокотившись спинами о ствол дерева.

Родственницы

Наконец долгожданное воскресенье. Ко мне приезжают с Белоруссии родственники, какие то дядя и тетя. Но самое главное от мысли о чем мой член набухает в трусах, и на конце головки выступает влага смазки это две племянницы которых они везут с собой показать большой город. Я не видел их ни разу, но от одного предвкушения, что я собираюсь для них сделать, у меня сводит между ног. Две девочки на пороге, мой квартиры показались мне слишком маленькими для их возраста 10 и 11 лет. Выпуклости под под футболками на уровне груди с явно выделяющимися темными пятнышками сосков, давали повода, думать, что они уже интересуются чем то кроме кукол.

Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста книги.

С о д е р ж а н и е

А.Н. Ефимов. Вступительное слово

А.Н. Ефимов. Роль советских Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне

Л.Л. Батехин. Роль партийно-политической работы в мобилизации личного состава Военно-воздушных сил на решительный разгром врага

В.Е. Панькин. Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны

Коллектив авторов

Россия (СССР) в войнах второй половины XX века

{1} Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Привлекая документы из многих государственных и ведомственных архивов (множество материалов впервые становятся доступными не только для служебного пользования), авторы впервые в отечественной литературе дают системный анализ участия советских и российских войск, военных советников и специалистов, а также использование оружия и боевой техники в локальных войнах и вооруженных конфликтах после второй мировой войны (1945-2000). Анализируется применение боевой техники и боевые действия в первой (1994-1996) и во второй чеченских компаниях (1999-2000). Труд адресуется специалистам, генералам, адмиралам, офицерам Вооруженных Сил и других силовых ведомств, политикам и широкому кругу читателей.