Римские историки IV века

Римские историки IV века

В книгу вошли научно подготовленные переводы сочинений известных позднеримских историков - "Краткая история от основания Города" Евтропия, произведения Секста Аврелия Виктора по истории Древнего Рима, "Жизни софистов" Евнапия. Авторы, одни из последних представителей языческой культурной интеллигенции, как бы подводят своим творчеством итог многовековому развитию римской исторической школы.

Содержание

Евтропий

Другие книги автора Секст Аврелий Виктор

Книга Аврелия Виктора «О цезарях» содержит краткие биографии римских императоров от Августа до Констанция II. Основным для него является моральная оценка людей, главным образом, стоявших во главе Римского государства. Несмотря на то, что ему пришлось описывать по преимуществу мрачные события, автор остается до конца оптимистом. Посвящая главы своего труда римским императорам, он выискивает, что бы про каждого из них сказать хорошего. И если уж ничего хорошего не находится, высказывает свои порицания в очень сдержанной и деликатной форме, чаще всего подкрепляя их какой-нибудь общей мыслью. С другой стороны, характеризуя «положительных» монархов, он находит много оснований для их восхваления и называет их вплоть до IV в. принцепсами. Идеалом Аврелия является рабовладельческое Римское государство во главе с просвещенным императором, ставленником сенаторских кругов.

«Извлечения…» — традиционно приписываемое Аврелию Виктору сочинение неизвестного автора — составлено на основе его произведения «О цезарях» и других источников. Содержит краткие жизнеописания римских императоров от Августа до Феодосия. В отличие от «De Caesaribus», внимание уделяется не столько судьбе персонажей, сколько их личности и характерам.

Книга «О знаменитых мужах», являясь непосредственным продолжением «Происхождения римского народа» (последняя фраза «Происхождения…», оборванная на середине, находит свое окончание во II главе «О знаменитых мужах», посвященной Ромулу), охватывает царский и республиканский периоды римской истории, заканчиваясь событиями гражданской войны 43–31 гг. до н. э. и воцарением Августа.

Начальная книга римской истории, о которой сам автор говорит: «Начиная от основателей Яна и Сатурна, через преемственных и следовавших друг за другом царей вплоть до десятого консульства Констанция, извлеченное из сочинений авторов — Веррия Флакка, Анциата (как сам Веррий предпочел себя назвать вместо Анция), затем из анналов понтификов и далее из сочинений Гнея Эгнация Верация, Фабия Пиктора, Лициния Макра, Варрона, Цезаря, Туберона, а затем из всей истории древнейших писателей, как это подтвердил каждый из неотериков, т. е. и Ливий, и Виктор Афр».

Популярные книги в жанре Античная литература

Менандр

Герой

Перевод Г. Церетели

Девица, мальчика родив и девочку,

Их пастуху дала для воспитания,

А там и замуж вышла за насильника.

Пастух, не ведая, что тот - отец детей,

Ему их отдал за долги. Тут раб один

Влюбился в девушку, ее рабынею

Сочтя. Тем временем сосед над девушкой

Свершил насилье, раб же на себя вину

Решился взять. А мать, не зная истины,

10 В гнев сильный впала. Но когда все вскрылося,

Менандр

Горанский папирус

Перевод А. Парина

Цаб

. . . меньше, госпожа, тебя

. . . вот этого отца

. . . как видно, о случившемся

. . . о неприятностях

. . . напрасно все

. . . я вижу этого

. . . Сэдим, тебя приветствую.

. . . услышав, что ты здесь.

. . . тотчас.

Сэдим

Не подходи ко мне!

Цаб

10 . . . В чем дело?

Сэдим

Уы об этом спрашивать

Менандр

Комедии, известные по цитатам у античных авторов

Перевод О. Смыки

ОЖЕРЕЛЬЕ

1 (333)

Теперь она, прекрасная наследница,

Спокойно может спать, свершив великое

Деяние: она из дома выгнала

Ту, кто ее терзал своим присутствием,

Пусть смотрят в рот теперь одной Кробиле все

И видят в ней хозяйку и жену мою!

Пусть смотрят, хоть она, что называется,

Средь обезьян ослица по наружности.

Менандр

Остриженная

Перевод Г. Церетели

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Полемон, командир наемников.

Гликеpа, его сожительница.

Сосия, его оруженосец.

Неведение, богиня.

Дорида, служанка Гликеры.

Дав, раб Мосхиона.

Мосхион, молодой человек.

Патэк, богатый купец.

Габротонон, флейтистка (без слов).

Действие происходит на улице в Коринфе. На сцене два дома:

один принадлежит Полемону, другой - отцу

Teофpаст

Характеры

(Пер.В.Смирина)

I. ПРИТВОРЩИК

Притворство * в общих чертах можно определить так: это - старание прибедниться в поступках и речах, а притворщик - это такой человек, который, подходя к врагам, хочет скрыть свою ненависть. Он в глаза хвалит тех, на кого нападает тайно, и соболезнует им, когда они проигрывают дело. Он извиняет тех, кто дурно говорит о нем и не сердится на своих обвинителей. С обиженными и негодующими он разговаривает кротко. Тем, кто хочет немедленно встретиться с ним, он велит прийти в следующий раз. Ни в одном деле с ним ни о чем нельзя договориться - он всегда норовит сказать и сделать вид, что сейчас только пришел, что опоздал, что был болен. И тем, кто просит вернуть долг или собирает складчину...* Продавая, он говорит, что не продает, а не продавая, что продает. Услыхав что-нибудь, он не подает вида; заметив, говорит, что даже не смотрел в ту сторону, пообещав, - что не помнит. Об одном деле он, дескать, подумает, о другом знать не знает, третьему удивляется, о четвертом и сам-де когда-то был того же мнения. И он обычно говорит в таком роде: "Не верю, не понимаю, поражаюсь" или: "Ты говоришь, он уже не тот"; "А по его словам все было не так"; "Другим рассказывай"; "Не знаю, тебе ли не верить, его ли подозревать"; "Смотри, только не будь слишком легковерен".

Теренций

Отрывки из несохранившихся комедий Римской паллиаты

Перевод М. Гаспарова

Мы знаем: спорят многие, не ведая,

Какое место дать какому комику.

Я помогу, скажу тебе решение,

А кто иначе мыслит - заблуждается.

Цецилию-мимисту - пальму первенства;

За этим Плавту превзойти нетрудно всех;

На третьем месте - Невий лихорадочный;

Четвертое придется взять Лицинию,

А за Лицинием Атилий следует.

1.

Верные рабы Божьи! Вы, оглашенные, желающие вскоре соединиться с Ним чрез крещение, и вы, христиане, уже уверовавшие в Него и участвующие в Его таинствах! Следуя правилам веры, началам истины и законам благочестия, познайте обязанность свою удаляться от соблазна зрелищ, как и от прочих мирских грехов, чтобы не грешить по неведению или из притворства. Сила удовольствия так велика, что может привлечь к себе несведущих, а других заставит изменить своей совести: двойное несчастье, случающееся весьма нередко! Некоторые, соблазнясь льстивыми, но ложными правилами язычников, рассуждают так: нет ничего противного религии в удовольствии для глаз и для слуха, потому что душа от того нисколько не терпит; Бога не может оскорбить увеселение, в котором человек сохраняет страх и должное почтение к Господу. Мечта, возлюбленные мои братья, опасное заблуждение, весьма противное и истинной религии и совершенному повиновению нашему Богу. Это и решился я вам здесь доказать. Иные думают, что христианин, долженствующий всегда быть готовым к смерти, устраняется от удовольствий только из трусости. Как это? Вот как, говорят они: христиане, народ подлый и робкий, стараются укрепить себя перед лицом смерти. Чтобы быть в состоянии презирать жизнь, они устраняют все, что нас к ней привязывает, а потому меньше заботятся о конце дней своих и с большей легкостью оставляют жизнь, которую успели уже сделать для себя ненужной. Отсюда их стойкость в мучениях и пытках, но это-скорее результат человеческого благоразумия, чем истинная покорность повелениям Божьим. Ведь те из них, кто привык к этим увеселениям, тяготились необходимостью умереть за Господа. — Пусть так! По крайней мере, такая предусмотрительность была небесполезна, потому что породила удивительное мужество, которое поставило их выше ужасов смерти.

I.1.

Мужи карфагеняне, вечные властители Африки, знатные своей древностью, счастливые своей новизной! Я радуюсь, что вы столь процветаете во времена, когда имеется приятная возможность обращать внимание на одежду. Ибо это — досуг мира и благополучия3. Благо снисходит от властей и от небес. Однако и у вас вид туники некогда был иным. По крайней мере, как гласит молва о вашем пристрастии к ткани, выбору цвета и длины одежды, туники не опускались ниже голени, не доходили бесстыдно до колен и не были узки в плечах и руках. Не было в обычае и разделять складки поясом; напротив, они своей квадратной симметрией отлично сидели на мужах. Верхней же одеждой был плащ-паллий; и сам четырехугольный, отведенный назад с обеих сторон, он покоился на плечах, стянутый на шее укусом пряжки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Римские каникулы

Просто говорят, что у меня красивые большие груди, еще не очень развитая талия, широкие бедра, стройные ноги, тело нежное и очень упругое. Настало время летних каникул. За мной приехал мой далекий родственник дядя Джим. Это красивый мужчина лет 40. По прибытию его в небольшое имение, расположенное в живописной долине, я познакомилась с его сыном Робертом. Он был на пять лет старше меня. Вторым моим знакомым стал духовник дяди Джима - монах Петр. Ему было лет 30. Время в имении проходило очень весело. Мы с дядей часто катались на лодке, на лошади, купались много читали книг. Нередко я ходила собирать ягоды и фрукты. Лето было жаркое и я часто ходила по саду не одевая ничего, кроме ситцевого платьица. Однажды, это было через две недели после моего приезда, я собирала сливы под деревом, сидя на корточках. На месте, покрытым легкими курчавыми волосиками, я почувствовала щекотание, туда забилось какоето насекомое. В одно мгновение я почувствовала нестерпимый зуд. Я тутже присела на траву, приподняла юбку, пытаясь рассмотреть укушенное место, постепенно начала указательным пальцем водить вверх и вниз по укушенному месту. Мой палец случайно скользнул во влажное место, между пухлыми губками, покрытыми волосиками. Я ощутила горячее тепло, меня словно ударило током, от прикосновения моего пальца к нежному горячему телу, которое я никогда не видела. Я неожиданно почувствовала какуюто сладкую истомину. Забыв об укусе, я начала водить по влажному телу и ощутила неиспытанное до сих пор блаженство. Всецело отдаваясь охваченному меня ощущению, я не заметила Роберта, который тихо подкрался к месту, где я сидела и наблюдал за мной. А когда я его заметила он вышел из-за кустов и спросил: "Чем это ты здесь занимаешся, Анна?" Я инстиктивно опустила юбку на колени. Роберт опустился рядом на траву и продолжал: "...я все видел, не правда ли тебе было очень приятно?" С этими словами он пододвинулся и обнял меня за плечи. "Тебе будет еще приятнее, если тоже самое буду делать я, только давай я сначала поцелую тебя, Анна." Не успела я вымолвить и слова, как его жаркие губы впились в мой рот. Его рука, обнимая мои плечи скользнула мне на грудь, и начал ее нежно гладить. Вторая рука вдруг коснулась моего колена, неторопливо и нежно начала приближаться к моему животу. Настигнув его, как-бы случайно скользнула и разжала нежные губки. Горячие руки коснулись моего влажного тела. Трепетная дрожь так и пронзила меня. Роберт языком разжал мои зубки и, проникнув в рот, коснулся моего языка. Рука, лежавшая на груди, скользнула в вырез платья, нашла сосок и нежно начала щекотать. Вторая рука, вернее два ее пальца, нежно гладили влажное тело. Я испытывала неведомую до сих пор мне приятную слабость, дыхание мое участилось, грудь высоко вздымалась. Видя мое состояние, Роберт участил движение рук и языка. От его движений мне делалось все приятней и приятней. Незнаю сколько времени все это продолжалось, мое тело напряглось, вздрогнуло и я почувствоала , как все мои пальцы расслабились. Приятная нега разлилась по всему телу. Движение рук Роберта прекратились, он замер. Затем выпустил из своих объятий. Некоторое время мы сидели молча. Я почувствовала полное бессилие и была не в состоянии сообразить, что со мной произошло. Роберт спросил: "Тебе было приятно, Анна, правда? Да, я ничего подобного никогда не испытывала, что это было Роберт?" спросила я в недоумении. "Давай встретимся в 7 часов в роще и я тебя кое-чему научу. Хорошо? А теперь пойди домой, скоро обед. Только никому не говори. - Я обязательно приду, Роберт," - сказала я, горя желанием узнать объяснение случившегося.. Роберт ушел. Собрав полную корзину слив, я последовала за ним. За обедом я была очень расстроена, мысли мои путались в голове и как не старалась я понять случившегося, так и не поняла. Было около 7 вечера. Я незаметно вышла из дома, пробралась через сад и, войдя в рощу, сразу заметила Роберта, сидевшего на старом пне. "Тебя никто не видел?" - спросил он. "Нет" - ответила я. "Тогда пойдем к старому пруду, что в глубине сада, там и поговорим" - сказал он. Я ответила кивком головы в знак согласия. Роберт одной рукой взял меня за талию и повел нежно, прижимая меня к своему телу. В дороге он несколько раз останавливался со мной, прижимая к себе и целуя меня в глаза, шею, руки, губы. Придя к пруду мы сели на траву, облокотившись спинами о ствол дерева.

Родственницы

Наконец долгожданное воскресенье. Ко мне приезжают с Белоруссии родственники, какие то дядя и тетя. Но самое главное от мысли о чем мой член набухает в трусах, и на конце головки выступает влага смазки это две племянницы которых они везут с собой показать большой город. Я не видел их ни разу, но от одного предвкушения, что я собираюсь для них сделать, у меня сводит между ног. Две девочки на пороге, мой квартиры показались мне слишком маленькими для их возраста 10 и 11 лет. Выпуклости под под футболками на уровне груди с явно выделяющимися темными пятнышками сосков, давали повода, думать, что они уже интересуются чем то кроме кукол.

Роль Военно-воздушных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста книги.

С о д е р ж а н и е

А.Н. Ефимов. Вступительное слово

А.Н. Ефимов. Роль советских Военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне

Л.Л. Батехин. Роль партийно-политической работы в мобилизации личного состава Военно-воздушных сил на решительный разгром врага

В.Е. Панькин. Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны

Коллектив авторов

Россия (СССР) в войнах второй половины XX века

{1} Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Привлекая документы из многих государственных и ведомственных архивов (множество материалов впервые становятся доступными не только для служебного пользования), авторы впервые в отечественной литературе дают системный анализ участия советских и российских войск, военных советников и специалистов, а также использование оружия и боевой техники в локальных войнах и вооруженных конфликтах после второй мировой войны (1945-2000). Анализируется применение боевой техники и боевые действия в первой (1994-1996) и во второй чеченских компаниях (1999-2000). Труд адресуется специалистам, генералам, адмиралам, офицерам Вооруженных Сил и других силовых ведомств, политикам и широкому кругу читателей.