Реванш двоечников

Кузнецов Илья

Реванш двоечников

РЕФОРМА родного языка, о которой сейчас так много говорят, не может не вызывать у всякого нормального человека одного из двух возможных откликов: "за" или "против". Однако прежде все же возникает естественный вопрос: "А кому и зачем все это нужно?" Об этом размышляет известный литературный критик, действительный член Академии русской современной словесности Михаил ЗОЛОТОHОСОВ.

Hовояз-64 не прошел

Другие книги автора Илья Андреевич Кузнецов

Илья Кузнецов

ДОЖДЬ

Пролог.

Дождь, грязь и крысы - всё, что он осознавал. Для него, теперь было понятно только одно - то, что вокруг, то, что вне и то, что в нём - не хорошо. Весь мир сводился к определению "нехорошо". Льющийся дождь постепенно смывал грязь с его лица. Капли дождя попадали в открытые глаза, но он не чувствовал этого, он больше ни чего ни чувствовал. Он не знал, что жизнь его близка к концу. Тьма постепенно проникала в мозг. В его сознании медленно угасали дождь, грязь и крысы ... Туман, лишь туман и ни чего более. Сквозь эту завесу шёл человек, держа на плече лопату. Потёртые джинсы, грязный белый свитер и резиновые сапоги, ни чего примечательного. Он шёл устало, ни спеша. Было тихо и спокойно. Под ногами чавкала грязь вперемешку с опавшими листьями, нарушая тишину. Создавалось впечатление, будто смысл жизни это бродить здесь, в тумане, вдыхать прохладный воздух, который бывает в лесу после дождя, и ни о чём не думать потому, как и нет ничего. За окном, небо какой уже день было серым, лил дождь, нагоняющий тоску. а кровати, стоящей рядом с окном, лежал парень лет восемнадцати. Глаза открыты, но в них не было видно рассудка. Парень просто лежал с открытыми глазами, ощущая, как накатывается волна за волною то чувство, которое он испытывал не раз, когда героин растекался в крови по всему его телу. В голову постоянно лезли мысли о смерти, об убийстве, о боли и горе. От этого у него сильно болела голова. Он не хотел думать, но он не мог с этим ни чего поделать. "Смерть, боль, смерть, боль..." Дождь сказал, что нет в нём более смысла, ему не зачем творить. Он теперь просто сам по себе и дорога его быть. Быть везде, ни говоря, ни шепча, оставляя жаждущих, ни давая, ни чего. Он видел всё, но он не осознавал что это, он просто не может, ему всё равно, он не хочет. И он стал людьми, он теперь был всеми живущими на земле. Омывая каждую минуту мир, он был, но это были не слёзы, это была его сущность.

Популярные книги в жанре Языкознание

Общеизвестно, что лингвистические данные вместе археологическими могут дать убедительные результаты. В связи с этим можно попытаться привязать области поселений тюрок, финно-угров и индоевропейцев к определенным археологическим культурам. Расположение областей говорит о том, что первыми на территорию Восточной Европы пришли индоевропейцы, за которыми двигались финно-угры, а их всех оттеснили на север тюрки. Первой неолитической культурой на Левобережье Украины в V тыс. до н.э. была сурско-днепровская культура, которая образовалась на основе мезолита и пришлой (возможно из района Приазовья) более восточной культуры. Просуществовав 1-1,5 тыс. лет, она словно бы растворилась в более поздних культурах (Археология Украинской СССР, 1985, 139). Этническую принадлежность носителей этой культуры определить трудно. Возможно, это были какие-то северокавказские племена, которых теснили в своем движения в Приднепровье индоевропейцы. Просачиваясь под давлением тюрок в район среднего Днепра, индоевропейцы не могли миновать бассейн Северского Донца, поэтому с ними можно связывать днепро-донецкую культуру из блока культур гребенчато-накольчатой керамики, которая появилась на Левобережье в долинах Донца позднее сурско-днепровской в V тыс. до н.э. Со временем племена днепро-донецкой культуры двигаются далее на север и северо-запад. По свидетельству Телегина они, поднявшись по Днепру, Сожу, Припяти, почти достигают их верхней течений (Телегін Д. Я., 1968, 62). О том же говорят и белорусские археологи (Формозов А. А., 1977, 101). На юге Украины население этой культуры жило около тысячи лет, приблизительно до середины IV тыс. до н.э. Но на севере Украины и в Белоруссии после 2 – 2.5 тыс. лет существования эта культура исчезает лишь в середине-конце III тыс. до н.э. (Там же, 189). Тем не менее, по мнению специалистов, культуры гребенчато-накольчатой керамики приняли участие в сложении тшинецкой культуры, существовавшей позднее в бассейне Припяти и соседних областях (Телегин Д.Я., 1990, 94).

Слав. *skotъ (ст.-слав. скотъ κτῆνος, ζῷον, болг. скот ‛скот’, с.-хорв. ско̏т, словен. skòt ‛детеныш животного, приплод’; др.-чеш. skót, чеш. skot ‛крупный рогатый скот’, польск. skot, кашуб. skœt, в.-луж., н.-луж. skót, полаб. sküöt; др.-рус. скотъ ‛скот’, ‛имущество’, ‛деньги, подать’, ср. скотьница

В исторической русистике принято считать, что смоленские говоры пережили довольно раннюю замену фонемы <�ě> на <�е> (см., например [Соболевский 1886: 1—2; Горшкова, Хабургаев 1981: 94; Расторгуев 1960: 54]). Это заключение основывается на данных Смоленской грамоты 1229 г. (список А), где наблюдается беспорядочное взаимное смешение букв ѣеь. Однако же теперь, когда благодаря исследованиям А. А. Зализняка стало известно, что в бытовых орфографических системах допускалась и была регулярно представлена мена букв ъ

Слово микитки с пометой «просторечное» в значении ‛место в нижней части груди под ребрами; подвздошье’ представлено в современных словарях литературного языка только в выражениях под микитки (ударить, толкнуть): [пономарь] ударил дьячка под микитки, что вызвало всеобщий смех (Решетн. Ставленник); и под микитками: У мужика зачесалось в бороде, зачесалось под микитками (А. Н. Толстой 18 г.) (здесь, впрочем, возможно значение ‛подмышки’)[1]

Слово суве́ли мн. ч. ‛сугробы’ было записано во время одной из экспедиций Московского Диалектологического Атласа в 1955 г. в деревне Великое Село Шольского района Вологодской области[1].

Лексема суве́ли еще не привлекала внимания этимологов, она не зафиксирована в диалектных словарях русского языка и не имеет соответствий в других славянских языках.

Слово суве́ли пополнило собой группу терминов с приставкой *sǫ‑

Анализ семантики славянской метеорологической терминологии показывает, в частности, что сфера понятий, относящихся к пасмурной, дождливой погоде, облакам, тесно соприкасается со сферой понятий, связанных с процессами скисания молока, брожения пива, кваса, теста и т. д.

На это указывают, например, значения продолжений праслав. *kys‑, kvas‑: смол. ква́ситься ‛становиться пасмурным, покрываться облаками (о небе, погоде)’ (Филин 13, 159), псков. квас

Эта книга о новейших книгоиздательских форматах и писательских технологиях, творческих экспериментах с внешней формой книг и стратегиях чтения в формате Web 2.0, библиотерапии и библиофобиях, способах книгоедства и книгоубийства, парактиритике и экспертократии, проблемах графомании, плагиата, книжного пиратства… Как строятся взаимоотношения писателей с издателями и читателями? Что такое партворки и книгли? Как связаны чтение, еда и деторождение? Какие мифы бытуют в современной литературной критике? Серьёзное полемическое и, одновременно, увлекательное исследование взаимосвязей современной книжной культуры и литературной среды с актуальными культурными процессами и тенденциями общественной жизни.

Расширение арсенала современных методов фонетического исследования, в том числе использование результатов инструментального анализа, увеличивает возможности получения точных типологических данных, необходимых для оптимальной характеристики не только фонетического строя, но и фонологических систем современных русских говоров.

В русских диалектах обнаружена обширная группа согласных особого артикуляционного образования — палатальные среднеязычные, которые отличаются от соответствующих палатализованных согласных русского литературного языка[1]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Кузнецов

"Николай и Мария"

Наш постоянный автор поэт Юрий Поликарпович Кузнецов впервые предстает перед читателями журнала "Москва" как прозаик.

Человек не ведает, как совершаются судьбы Господни. Даже самое проницательное сердце, особенно женское, может только догадываться об этом.

В предутренние сумерки поезд остановился, и на перрон спрыгнули двое дюжих парней в пятнистом. У одного на плече висел тощий рюкзак защитного цвета, а другой нес в опущенной руке пышную красную розу в прозрачном целлофане. На малое время роза привлекла внимание станционного служителя. "У спецназа свои причуды", - хмыкнул он и отвернулся. Двое в пятнистом вышли на привокзальную площадь, где стояла серая машина, а в ней зевал водитель, Мишка-дергунец, свой человек.

Константин Кузнецов

Милостивый единорог: Притяжение бездны.

История 2

Голые безжизненные поля тянулись далеко за горизонт, теряясь в Ирвинских лесах. Узкая извилистая речушка голубой лентой отделяла свободные земли от владений монастыря святого Эльда, и казалось, что темный лес по ту сторону ленных владений монахов, притягивает к себе ночь. Словно пытаясь растянуть удовольствие, вечерний сумрак, медленно, окутывал здешние края, и лишь бродяга ветер, позволял себя кружить по округе, не страшась тьмы.

Кузнецов Леонид Михайлович

Стопроцентный американец:

Исторический портрет генерала Макартура

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Аннотация издательства: Генерал Дуглас Макартур - один из самых видных деятелей американской истории новейшего времени. По выражению одного из ученых, его жизнь - это "одно из наиболее объемных зеркал", в котором отразилась целая эпоха. Следует добавить, что "зеркало" это было американцем, и "отражение", возникшее в нем,- специфическим, именно американским. Этим и интересна для нас личность генерала Макартура, до сих пор чтимого у себя на родине в качестве национального героя.

Леонид КУЗНЕЦОВ

ОПЕРАЦИЯ БЕЗ НОЖА?

"Мы видели, как руки вошли в тело больного и показалась кровь. Четыре пальца врачевателя пронзили живот мужчины. Затем двумя или тремя пальцами он осторожно проткнул череп пациента, каждый раз вынимая оттуда окровавленные кусочки ткани и сгустки крови. Снова и снова мы старались увидеть, как блеснет на свету скальпель или появится выражение боли на лице оперируемого. Но ни скальпеля; ни перемены лица не было. Пациент не испытывал ничего, что вызывало бы напряжение, он сам спокойно наблюдал за работой врачевателя. Через три минуты он встал с ложа. Когда он проходил мимо нас, мы прикоснулись к его лбу, надеясь обнаружить след раны. Кожа была чистой.