Реванш двоечников

Кузнецов Илья

Реванш двоечников

РЕФОРМА родного языка, о которой сейчас так много говорят, не может не вызывать у всякого нормального человека одного из двух возможных откликов: "за" или "против". Однако прежде все же возникает естественный вопрос: "А кому и зачем все это нужно?" Об этом размышляет известный литературный критик, действительный член Академии русской современной словесности Михаил ЗОЛОТОHОСОВ.

Hовояз-64 не прошел

Другие книги автора Илья Андреевич Кузнецов

Илья Кузнецов

ДОЖДЬ

Пролог.

Дождь, грязь и крысы - всё, что он осознавал. Для него, теперь было понятно только одно - то, что вокруг, то, что вне и то, что в нём - не хорошо. Весь мир сводился к определению "нехорошо". Льющийся дождь постепенно смывал грязь с его лица. Капли дождя попадали в открытые глаза, но он не чувствовал этого, он больше ни чего ни чувствовал. Он не знал, что жизнь его близка к концу. Тьма постепенно проникала в мозг. В его сознании медленно угасали дождь, грязь и крысы ... Туман, лишь туман и ни чего более. Сквозь эту завесу шёл человек, держа на плече лопату. Потёртые джинсы, грязный белый свитер и резиновые сапоги, ни чего примечательного. Он шёл устало, ни спеша. Было тихо и спокойно. Под ногами чавкала грязь вперемешку с опавшими листьями, нарушая тишину. Создавалось впечатление, будто смысл жизни это бродить здесь, в тумане, вдыхать прохладный воздух, который бывает в лесу после дождя, и ни о чём не думать потому, как и нет ничего. За окном, небо какой уже день было серым, лил дождь, нагоняющий тоску. а кровати, стоящей рядом с окном, лежал парень лет восемнадцати. Глаза открыты, но в них не было видно рассудка. Парень просто лежал с открытыми глазами, ощущая, как накатывается волна за волною то чувство, которое он испытывал не раз, когда героин растекался в крови по всему его телу. В голову постоянно лезли мысли о смерти, об убийстве, о боли и горе. От этого у него сильно болела голова. Он не хотел думать, но он не мог с этим ни чего поделать. "Смерть, боль, смерть, боль..." Дождь сказал, что нет в нём более смысла, ему не зачем творить. Он теперь просто сам по себе и дорога его быть. Быть везде, ни говоря, ни шепча, оставляя жаждущих, ни давая, ни чего. Он видел всё, но он не осознавал что это, он просто не может, ему всё равно, он не хочет. И он стал людьми, он теперь был всеми живущими на земле. Омывая каждую минуту мир, он был, но это были не слёзы, это была его сущность.

Популярные книги в жанре Языкознание

А.А. Минкин

ТОПОНИМЫ МУРМАНА

ТРЕ. ТЬРЕ. ТЕРЬЕ, ТИР...

Вы прочитали ряд непонятных слов и в недоумении остановились. Зачем автору понадобилось его составлять и что эти слова означают? Да, таких слов в наше время не встретишь. Придется, видно, обратиться к истории.

Господни Великий Новгород, приглашая князя, заключал с ним договор, где оговаривались права и обязанности князя. Оформлялось все это договорной грамотой, и князь был обязан "на том... на всемь хресть целовати по любви, без всякого извета, в правьду, при... послех" (послах. - А. М.).

Зотов Ю.П.

Диалогика текста как бесконечномерное смысловое пространство

(На материале английских текстов)

Монография

Рецензенты:

Доктор филологических наук, профессор О.Е. Осовский

Доктор филологических наук, профессор А.П. Ялышева

Издание осуществлено в авторской редакции.

В монографии исследуется диалогика текста - перспективное направление в филологической науке. Впервые многофакторному анализу подвергается диалог как филологическая мегапарадигма в бесконечномерном смысловом пространстве. По-новому осмысливается диалог с непосредственной, задержанной и потенциальной обратной связью.

Рецензионно-аналитическое обозрение «Критическая Масса» — это уникальное периодическое издание, издаваемое Фондом «Прагматика культуры» с декабря 2002 года. Журнал изначально предпринял попытку новаторского самоопределения внутри ниши интеллектуальной периодики. В плоскость критической оптики на этот раз попадает не столько собственно современный литературный процесс, сколько «общая» социальная фактура, семиотическая множественность, размытая в повседневности.

Для «КМ» нет тем низких или высоких, так как его (журнала) рефлективная способность позволяет переваривать любое культурное сырье с должным интеллектуальным аппетитом и в благородной компании. Авторы —именитые интеллектуалы, реализованные в разных гуманитарных сферах и проектах, но на страницах «Критической Массы» проявляющие свои свободные от форматов позиции.

Главное достоинство журнала в том, что в «составе» его тем не последнее место уделяется анализу культурных фактов с точки зрения их «экономики» — не в строго дисциплинарном смысле, а в значении ресурса их происхождения и приятия потребителем. Анализ коммерческих культурных продуктов делается с поэтическим остроумием, тогда как некоммерческие артефакты разглядываются сквозь лупу денег. «Критическая Масса» — свободная публичная площадка, принимающая стилистику современности, и, как нам кажется, в меру своих сил оттачивающая ее.

Слово суве́ли мн. ч. ‛сугробы’ было записано во время одной из экспедиций Московского Диалектологического Атласа в 1955 г. в деревне Великое Село Шольского района Вологодской области[1].

Лексема суве́ли еще не привлекала внимания этимологов, она не зафиксирована в диалектных словарях русского языка и не имеет соответствий в других славянских языках.

Слово суве́ли пополнило собой группу терминов с приставкой *sǫ‑

В книге рассматривается формирование этических и эстетических представлений Древней Руси в момент столкновения и начавшегося взаимопроникновения языческой образности славянского слова и христианского символа; показано развитие основных понятий: беда и лихо, ужас и гнев, обман и ошибка, месть и защита, вина и грех, хитрость и лесть, работа и дело, долг и обязанность, храбрость и отвага, честь и судьба, и многих других, а также описан результат первого обобщения ключевых для русской ментальности признаков в «Домострое» и дан типовой портрет древнерусских подвижников и хранителей — героя и святого. Книга предназначена для научных работников, студентов и аспирантов вузов и всех интересующихся историей русского слова и русской ментальности.

В основу учебника легли лекции по технологии деловой коммуникации, прочитанные автором будущим ИТ-специалистам на математико-механическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета. В учебнике собран необходимый объем фундаментального теоретического материала, но основной акцент сделан на решении практических задач коммуникации, таких как управление производственными конфликтами или ведение деловой переписки, анализ личностных особенностей собеседника и влияние уровня эмоционального интеллекта на профессиональную деятельность, описание результативного взаимодействия в проектной команде, технологии успешной публичной презентации продукта. Учебник предназначен для студентов вузов, проходящих подготовку в сфере информатики и информационных технологий.

Книга посвящена изучению словесности в школе и основана на личном педагогическом опыте автора. В ней представлены наблюдения и размышления о том, как дети читают стихи и прозу, конкретные методические разработки, рассказы о реальных уроках и о том, как можно заниматься с детьми литературой во внеурочное время. Один раздел посвящен тому, как учить школьников создавать собственные тексты.

Издание адресовано прежде всего учителям русского языка и литературы и студентам педагогических вузов, но может быть интересно также родителям школьников и всем любителям словесности.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Михаил Леонович Гаспаров (1935–2005) – выдающийся отечественный литературовед и филолог-классик, переводчик, стиховед. Академик, доктор филологических наук.

В настоящее издание вошло единственное ненаучное произведение Гаспарова – «Записи и выписки», которое представляет собой соединенные вместе воспоминания, портреты современников, стиховедческие штудии. Кроме того, Гаспаров представлен в книге и как переводчик. «Жизнь двенадцати цезарей» Гая Светония Транквилла и «Рассказы Геродота о греко-персидских войнах и еще о многом другом» читаются, благодаря таланту Гаспарова, как захватывающие и увлекательные для современного читателя произведения.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Кузнецов

"Николай и Мария"

Наш постоянный автор поэт Юрий Поликарпович Кузнецов впервые предстает перед читателями журнала "Москва" как прозаик.

Человек не ведает, как совершаются судьбы Господни. Даже самое проницательное сердце, особенно женское, может только догадываться об этом.

В предутренние сумерки поезд остановился, и на перрон спрыгнули двое дюжих парней в пятнистом. У одного на плече висел тощий рюкзак защитного цвета, а другой нес в опущенной руке пышную красную розу в прозрачном целлофане. На малое время роза привлекла внимание станционного служителя. "У спецназа свои причуды", - хмыкнул он и отвернулся. Двое в пятнистом вышли на привокзальную площадь, где стояла серая машина, а в ней зевал водитель, Мишка-дергунец, свой человек.

Константин Кузнецов

Милостивый единорог: Притяжение бездны.

История 2

Голые безжизненные поля тянулись далеко за горизонт, теряясь в Ирвинских лесах. Узкая извилистая речушка голубой лентой отделяла свободные земли от владений монастыря святого Эльда, и казалось, что темный лес по ту сторону ленных владений монахов, притягивает к себе ночь. Словно пытаясь растянуть удовольствие, вечерний сумрак, медленно, окутывал здешние края, и лишь бродяга ветер, позволял себя кружить по округе, не страшась тьмы.

Кузнецов Леонид Михайлович

Стопроцентный американец:

Исторический портрет генерала Макартура

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Аннотация издательства: Генерал Дуглас Макартур - один из самых видных деятелей американской истории новейшего времени. По выражению одного из ученых, его жизнь - это "одно из наиболее объемных зеркал", в котором отразилась целая эпоха. Следует добавить, что "зеркало" это было американцем, и "отражение", возникшее в нем,- специфическим, именно американским. Этим и интересна для нас личность генерала Макартура, до сих пор чтимого у себя на родине в качестве национального героя.

Леонид КУЗНЕЦОВ

ОПЕРАЦИЯ БЕЗ НОЖА?

"Мы видели, как руки вошли в тело больного и показалась кровь. Четыре пальца врачевателя пронзили живот мужчины. Затем двумя или тремя пальцами он осторожно проткнул череп пациента, каждый раз вынимая оттуда окровавленные кусочки ткани и сгустки крови. Снова и снова мы старались увидеть, как блеснет на свету скальпель или появится выражение боли на лице оперируемого. Но ни скальпеля; ни перемены лица не было. Пациент не испытывал ничего, что вызывало бы напряжение, он сам спокойно наблюдал за работой врачевателя. Через три минуты он встал с ложа. Когда он проходил мимо нас, мы прикоснулись к его лбу, надеясь обнаружить след раны. Кожа была чистой.