Ретроградное лето

Его зовут Тимоти, и он с матерью живёт на Меркурии. А теперь он ждёт, когда прилетит его сестра-клон, которую он никогда не видел, и которая на три года его старше. Было начало ретроградного лета, это когда солнце в зените движется назад и поливает вас тройным потоком света и излучений. Порт Меркурий расположен в одной из горячих точек, где ретроградное движение солнца совпадает с солнечным полднем. Поэтому без специального защитного костюма на Меркурии не обойтись. Тимоти постепенно знакомит свою сестру с этими особенностями жизни на Меркурии, а попутно узнаёт и некоторые семейные тайны...

© ceh

Отрывок из произведения:

Я был в космопорту за час до прилета с Луны моей сестры-клона. Отчасти из-за того, что мне не терпелось ее увидеть. Она была на три земных года старше меня, и мы никогда не встречались. Но признаюсь, я не упускал ни одного случая попасть в порт и просто посмотреть на прилетающие и улетающие корабли. Я еще не бывал в космосе. Когда-нибудь я это сделаю, но не как пассажир. Я собираюсь поступить в школу пилотов.

Мне трудно было удерживать в голове время прибытия челнока с Луны, потому что меня по-настоящему интересовали лайнеры, отбывающие во все самые отдаленные места системы. Сегодня «Элизабет Браунинг» отправлялась в прямой высокоскоростной рейс к Плутону с заходом в кометную зону. Корабль стоял на поле в нескольких километрах от меня, принимая на борт пассажиров и груз. Груза было совсем немного. «Браунинг» — корабль класса «люкс», на котором вы доплачиваете за то, что вас помещают в заполненную жидкостью каюту, напичкивают разными препаратами и во время всего экспрессного полета с пятикратным ускорением кормят через трубочку. Через десять дней на подходе к Плутону вас сбрасывают в осадок и пропускают через десятичасовую процедуру физической реабилитации. Такое же путешествие можно проделать и за четырнадцать дней при двух "g" и испытывая лишь легкий дискомфорт, но, может, для кого-то такой полет себя оправдывает. Я заметил, что «Браунинг» никогда не ломится от пассажиров.

Другие книги автора Джон Варли

Его зовут Виктор Апфел, ему 50 лет, он ветеран корейской войны, эпилептик (последствия ранений и плена), нелюдимый затворник. Однажды в его доме раздался телефонный звонок, и его попросили зайти в дом к соседу, некоему Чарльзу Клюгеру. Клюгера Виктор практически не знал, это был странный человек, который ни с кем не общался, но звонки повторялись каждые десять минут, и Виктор всё-таки к нему зашёл…

Подлетая к точке встречи с Янусом, Барнум и Бейли повстречали гигантскую пульсирующую ноту-четвертушку. Ножка ее была длиной добрых пять километров. Сама нота имела километр в диаметре, и испускала бледный бирюзовый свет. Когда они приблизились к ней, оказалось, что та тяжело вращается вокруг своей оси.

— Должно быть, это то самое место, сказал Барнум Бейли.

— Станция слежения Януса Барнуму и Бейли, — произнес голос из пустоты. На следующем обороте встретитесь с нашей ловушкой. Через несколько минут появится визуальный индикатор.

Он обычный конторский служащий на Марсе. И ещё он геолог-любитель. Или, вернее, — охотник за камнями. И, накопив небольшую сумму, он отправился на Венеру, чтобы найти лопающиеся камни. Это такое необычное явление природы, существующее только на Венере — необыкновенной красоты форма, взрывающаяся при малейшей вибрации и оставляющая после себя обломки драгоценных камней. Но что, если лопающиеся камни на самом деле не совсем и камни? Или совсем не камни?

© ceh

Этот рассказ можно охарактеризовать одной фразой: Питер Мэйерс летит домой.

Но не все так просто. Домой Мэйерс попасть никак не может, все рейсы или отменены или надолго задерживаются, приходится лететь с пересадками окольными путями. Полет затягивается до бесконечности, да еще в пути Мэйерсу постоянно встречаются, мягко говоря, очень странные люди… А может это и есть своеобразный ад? Может Мэйерс уже умер и не заметил этого? Тем более, что Мэйерс никак не может вспомнить имена своих дочерей…

© ceh, www.fantlab.ru

Шел год четвертого так называемого «отсутствия спада». Я недавно оказался в рядах безработных. Президент сообщил мне, что мне нечего бояться, кроме самого страха. На этот раз я поверил ему на слово и решил налегке отправиться в Калифорнию.

Я был не единственным. Последние двадцать лет, с начала семидесятых, мировая экономика извивалась, как уж на сковородке. Мы пребывали в цикле бум-обвал, который, похоже, был бесконечным. Он полностью уничтожил у всей страны то чувство безопасности, которое она с таким трудом выработала в те золотые годы, которые настали после тридцатых. Люди привыкли к тому, что в этом году они могут быть богачами, а в следующем — стоять в очереди за бесплатной похлебкой. Я стоял в этих очередях в 81-м, и, снова, в 88-м. На этот раз я решил воспользоваться своей свободой от табельных часов для того, чтобы увидеть мир. У меня была мысль зайцем добраться до Японии. Мне было сорок семь, и другого шанса проявить безответственность могло и не представиться.

Тело поступило в морг в 22.46. Особого внимания на него никто не обратил. Была субботняя ночь» и трупы копились, как бревна в мельничном пруду. Задерганная санитарка, проходя вдоль ряда обитых нержавейкой столов, приподняла простыню с лица покойника и вытащила поступившую вместе с ним тощую стопочку бумаг. Потом достала из кармана карточку и переписала на нее сведения из отчета следователя и госпитальной справки: Ингрэм, Леа Петри. Женщина. Возраст: 35. Рост: 170 см. Вес: 56 кг. Тело поступило на Терминал экстренной помощи в Море Кризисов. Причина смерти: убийство. Ближайшие родственники неизвестны.

Санитарка обмотала прикрепленную к карточке проволоку вокруг большого пальца на левой ноге трупа, спихнула тело со стола на каталку, перевезла к ячейке 659а и вытянула длинный лоток.

Дверца ячейки захлопнулась, а санитарка, положив бумаги на лоток, так и не заметила, что полицейский следователь, не указал в отчете пол мертвеца.

— Вы уверены, что она не опасна?

— Безусловно. По крайней мере, для вас.

Эвелин задвинула смотровое окошко в двери и сделала над собой усилие, чтобы подавить одолевавшие ее неприятные предчувствия. Обнаружить, что при мысли о психах к горлу подкатывает дурнота — пожалуй, теперь уже для таких открытий несколько поздновато.

Она огляделась кругом и не без облегчения убедилась, что страх на нее здесь нагоняли не пациенты. Дело было, скорее, в самой обстановке: от Бедфордовского заведения веяло крепостью. Зарешеченные окна, стены с мягкой обивкой, холщовые простыни, смирительные рубашки, и шприцы, и здоровенные санитары, — всё как в кошмарном сне. Это была тюрьма. При виде таких предосторожностей поневоле начнешь опасаться тех, кого здесь содержат.

Во время первой экспедиции на Марс произошел несчастный случай, в результате которого погибли 15 человек. В живых осталось лишь пятеро. Помощи ждать неоткуда, спасательная команда прилетит не раньше чем через 5 лет, продовольствия и воздуха осталось максимум на год, что делать? Как выжить? Но они решили попробовать...

© ceh

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Вторая книга романа почти независима от первой, и написана на стыке жанров: фантастика, приключения, эзотерика-философия-мистика, детектив. Посвящаю ИВАНУ ЕФРЕМОВУ

С точки зрения Донны Ноубл, галактика Андромеды — это что-то очень, очень далеко от дома. Но даже в двух с половиной миллионах световых лет от Земли опасности таятся на каждом шагу… Посещение галереи искусств превращается в космическую гонку с целью раскрытия секретов тайной организации.

И на пустынной планете Каррис, и на межпланетной свалке Хлам, Доктор и Донна обнаруживают, что внешность может быть обманчива, что за каждым поворотом таится враг, и что многовековой мир между людьми и машинами, возможно, подходит к концу… потому что где-то за кулисами Культ Сияющей Темноты готовится ввергнуть галактику в хаос!

Действие происходит: между сериями «Соучастники» и «Украденная Земля».

Донна Ноубл возвращается домой, чтобы поболтать со своей семьей и рассказать им все сплетни о своих путешествиях. А ее дедушка особенно вне себя от радости — он открыл новую звезду и назвал ее в честь себя. Он берет Доктора с собой в качестве своего специального гостя на церемонию наименования.

Но Доктор с подозрением относится к некоторым другим изменениям, которые он видит в небесах Земли. Особенно к той яркой звезде, вон там. Нет, не той — вон той, слева…

Население мира переводят на новый путь, новый способ мышления. Что-то приходит на Землю, древняя сила из Темных времен. Что-то могущественное, злое и всепоглощающее…

Действие происходит: между сериями «Конец путешествия» и «Конец времени».

Цветочное шоу Челси — едва ли самое захватывающее или опасное событие в календаре, или так думает Доктор. Но это Челси 426, колония будущего размером с город, парящая на облаках Сатурна, и цветы — нечто большее, чем они кажутся.

По мере того, как Доктор расследует, он начинает все больше и больше волноваться. Почему владелец магазина мистер Пембертон так странно себя ведет? И каков ужасный секрет профессора Уилберфорса?

Они близки к тому, чтобы найти ответы, когда появляется знакомый враг, и ставки внезапно поднимаются гораздо выше. У сонтаранцев есть свои собственные планы, и они здесь не для того, чтобы составлять букеты…

Дилогия "Реализованная Вероятность" (первая книга - "Пришелица Ниоткуда", вторая - "Молодые Волки возвращаются") повествует о контактах и конфликтах двух полярных миров - мира гуманистов-конфедератов и мира изуверов-имперцев. Оба главных героя, конфедератка Шейла и имперец Аррк Сет, имеют сходное происхождение - непосредственно от космопортовых крыс. Шейла, рождённая "по ту сторону закона", возвращается в лоно Конфедерации, потеряв всех близких людей. Не удовлетворённая только служением Семье Человечеств, она ищет предназначения "на стороне" - в Реализованной Вероятности, в галактической империи зла, созданной неким Автором Бестселлера с неведомой планеты. Аррк Сет, не видя другой реальности, кроме имперской, самоутверждается единственно возможным, по его мнению, путём - путём всегалактической узурпации. Шейла появляется вовремя, чтобы предотвратить галактическую войну, спасти Аррка от гибели и раскрыть перед ним иную реальность - свою. Обогащённый опытом Конфедерации, Аррк возвращается в родной мир, чтобы помочь спасти его от новой - внешней - угрозы. Задача непростая, но ещё куда труднее складываются взаимоотношения героев.

Рассказы. Всё о том же понемногу - о Семье Человечеств, о цивилизациях-опекунах и о подопечных цивилизациях, о трудностях взросления, об исторических ошибках и их исправлении, и т.п. Изредка попадается чистый прикол на тему, вообще-то мне не свойственную (который - вы сами поймёте, почтеннейшая публика, если прочитаете).

Звезды над июльской степью кажутся такими низкими, будто спущены с неба на невидимых ниточках. Земля с усталым вздохом отдает накопившийся за день жар, и звезды покачиваются в потоках теплого воздуха, разбрасывая мерцающие блики по серебристым волнам обреченного ковыля.

Почему обреченного? Семен проснулся, как от толчка, и сразу понял, что еще рано, и что он видел знакомый и любимый сон с непривычным горьковатым привкусом тревоги. Вокруг стартового стола ковыля давно нет, чтобы увидеть завораживающие серебряные волны, надо отъехать километров на двадцать, за сопки, туда никакой выхлоп не достанет. Откуда же чувство обреченности? Что не так?

Эта книга, в литературной истории «Доктор Кто» является своего рода вехой, в том смысле, что это первый опубликованный сборник рассказов. И вместо того, чтобы представить просто сборник, мы постарались сделать его ещё более необычным, объединив рассказы связующим сюжетом (некоторым читателям эта идея знакома по старым кино-ужастикам вроде «Dead of Night»). Это значит, что хотя можно окунуться в Декалог читая рассказы по отдельности, читатели, которые прочтут книгу от начала до конца, получат от этого нечто большее.

Сборник составлен под редакцией Марка Стэммерса и Стивена Джеймса Уокера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Его зовут Пирри, и он работает «Робинзоном Крузо» в Диснейлэнде. Но только Диснейлэнд находится не на Земле, а под поверхностью Плутона. А Перри не просто работает «Робинзоном», он часть аттракциона, он генетически и биологически изменён. Выглядит он как подросток, хотя на самом деле ему намного больше лет, он и ребенок и взрослый одновременно. И он искал приключения, а на самом деле приключения нашли его самого…Однажды в море, он встретил странную женщину, когда-то бывшую пилотом, по имени Лиандра…© ceh http://fantlab.ru/work34877

John Varley. Millennium. 1983. В воздухе над Оклендом, Калифорния, происходит авиакатастрофа, сталкиваются два самолета. Обычная трагедия, ничего особенного, но человек, который исследует этот случай, потихоньку узнает страшную тайну: всех жертв авиакатастрофы в последнюю секунду перед смертью изымают из настоящего, и «перекидывают» в мир будущего. Очень далекого будущего. Зачем же наши далекие потомки это делают? Дело в том, что Земля к тому времени, уже на грани истощения, очень сильно загрязнена, человечество по сути уже вымирает. И люди из прошлого — это отличный генетический материал… Рассказ «Air Raid» (Воздушный рейд) (1977), в котором жители «загнивающего» далекого будущего похищают из прошлого жертв катастроф за мгновение до наступления смерти (с целью предотвратить «хроноклазмы»), был переделан Джоном Варли в роман «Тысячелетие» (Millennium) (1983) и экранизирован. Роман номинировался на «Hugo» — 1984, и «Philip K Dick Award» — 1984.

Ниже приведен рассказ, в котором вслед за автором читатель попадает на Луну. Напряженная и полная тайн история убийств, в которой находчивая женщина-полицейский должна в дебрях и мрачных подземных переходах лунного города поймать жестокого серийного убийцу, а время при этом отсчитывается не только одними часами…

Одиннадцать тысяч человек идеально ровными рядами выстроились в зале. Волевые подбородки, широкие плечи, твердые взгляды – лучшие юноши всех населенных людьми планет. И теперь, после нескольких лет напряженной учебы, они стали выпускниками. Через несколько минут кадеты превратятся в полноправных членов Патруля!

– ПАТРУЛЬНЫЕ! Солдаты и полиция Космоса, отважные люди, стоящие между цивилизованными планетами и хаосом Галактики! Ни на одной из планет нет мужчин сильнее вас!