Реплики

Реплики

– Я думаю, коллеги, что оживлять его было бы преступно.

– Вы хотите сказать, Валентин Петрович, что мы должны дать ему спокойно умереть?

– Я хотел сказать, Мария Федоровна, только то, что сказал.

– Это означает, Валентин Петрович, что мы его убьем. Мы, врачи, убьем человека.

– Это не человек в полном смысле этого слова, коллега. Это лекарство. Инструмент. Если хотите, нейрохирургический инструмент.

– Только потому, что у него нет документов?

Другие книги автора Николай Михайлович Блохин

Дорогие друзья и подруги!

Я в науке скачок произвёл.

От большого ума на досуге

Гениальную вещь изобрёл.

Почесав, как положено, в темени,

Я в натуру чертёж перенёс.

Получилась машина времени,

И назвал я её "хроновоз".

С циферблатами на панели

И окном из тройного стекла,

С индикацией дня, недели,

Года, месяца и числа.

Наконец я закончил машину,

Помолился аллаху в углу,

– Рота, равняйсь!.. Плискин, была команда "равняйсь"!.. Рота, смир-на!..

Шариков, была команда "смирно"!.. Рота, вольно!.. Хаббибулин, была команда "вольно"!.. Что?.. Где подполковник?.. Рота, равняйсь! Товарищ подполковник, в роте проводятся занимания по подниманию… виноват, занятия по поднятию боевого духа у новобранцев… Есть!.. Ха-ха-ха, товарищ подполковник!.. До свидания, товарищ подполковник!.. …Продолжаем занятия… Плискин, по команде "равняйсь" все должны повернуть головы направо так, чтобы каждый видел грудь четвёртого человека… Что?.. У тебя справа всего двое?.. Гм… Действительно… Как тут быть?.. Гм… У солдата не должно быть никаких сомнений… Вот что…

— Степаныч? — раздался в трубке немузыкальный голос композитора Мухиной. — Я по поводу твоей последней «Матросской». Степаныч, я не отходила от рояля всю ночь. Припев мы сделаем так: «Ла-ла-ла, трум-та-та, ля-ля-ля-я!» Хорошо? И ещё. Там во втором куплете слова «дружба морская крепка» заменим на «вместе идти до конца», а?

— М-м-м… — Павел Степанович задумался. — Рифма тогда захромает, Сонечка, и… м-м-м… чем тебе, собственно, не нравится «дружба морская…»?

Михаил Якубовский, Николай Блохин

Мы попытались представить себе, как современные сценаристы и режиссёры поставили бы... что же ещё не успели испортить?.. вот, хотя бы М. Твена.

ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ

КОРОЛЯ АРТУРА

(по мотивам повести М. Твена)

ПРОЛОГ

На фоне средневекового замка Мерлин (арт. А. Джигарханян) в мантии и колпаке, усыпанном звёздами, поет куплеты. Затемнение.

1-Я СЕРИЯ

Современный крупный город: небоскрёбы, бары, реклама. В автомобиле едет Янки (арт. А. Миронов). Музыка, титры. Лаборатория (в понимании кинорежиссёра): булькают разноцветные жидкости в колбах, мигают лампочки. Обязательно включён лазер (направлен в стену). Периодически что-нибудь взрывается. Молодые бородатые учёные с интересом разбираются в схеме детекторного радиоприёмника. Посреди комнаты стоит сооружение из пылесоса "Урал", автодоилки "Ёлочка" и снегохода "Буран" со множеством тумблеров, рычажков и рубильников. Телезрителю сразу ясно, что перед ним машина времени. Для полной ясности учёный в белом халате (арт. А. Джигарханян) рассказывает вошедшему Янки, как он изобрёл это устройство. Говорит он всю первую серию... Звонок. С криками "файв о'клок!" учёные, лаборанты и секретарша выбегают из лаборатории. Янки, оставшись один, естественно, щёлкает рычажками. Раздаётся очередной взрыв, и под "космическую" музыку он исчезает. Вбегает взволнованный учёный и, взяв из угла банджо, поёт голосом М. Боярского песню об ответственности, учёного перед обществом.

Написанный в 1982 году рассказ из архива клуба любителей фантастики «Притяжение» из Ростова-на-Дону.

Якубовский Михаил Альбертович

Блохин Николай Михайлович

Мниихколаилай Бяклохуибновский.

Избранное 1977 - 1983 г..

Авторы выражают признательность Сергею Битюцкому, Андрею Абрамову, Людмиле Квасовой, благодаря которым эта книга увидела свет.

Серию "Шедевры минувших веков" открывает сборник лучших рассказов двух великих авторов эпохи застоя конца прошлого тысячелетия. Эти рассказы давно вошли в сокровищницу мировой литературы. Титаны духа и праотцы отечественного фэндома творили свои шедевры под замысловатым псевдонимом - Мниихколаилай Бяклохуибновский. Настоящих имен литературных гениев история, к большому сожалению, не сохранила. Сергей Битюцкий

Подробности моего рассказа покажутся не очень нравственными, но ручаюсь вам, что в нём будет заключаться глубокий, нравственный смысл, который не ускользнёт ни от кого, разве от 18-летних барышень – да им моей книги не дадут; а если она им и попадётся случайно, то умоляю их после этих строк закрыть её и не класть на ночь под подушку, потому что от этого находят дурные сны.

М. Ю. Лермонтов. "Я хочу рассказать вам" Иванов медленно поднялся по ступенькам, постоял, тяжело дыша, и, с трудом приоткрыв дверь, вошёл в магазин. На большой коробке из-под болгарских плевательниц, прислонясь спиной к аппарату искусственного кровообращения, сидела, уткнувшись в толстый журнал, блондинка-продавщица.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Максим Самохвалов

МОЯ ПИРАМИДА

Рассказ.

Hе верящий в проклятья фараона

Решивший долго жить, века

Хоть и вдыхал флюид Тутанхамона

Умрет в пыли домашнего ковра

Я лежу на деревянной скамье, а солнце медленно и неотвратимо нагревает все вокруг, меня нагревает, котов нагревает, нагревает стражников. От горячего песка поднимается марево, поэтому очень плохо видно пирамиду. Она уже почти закончена, моя пирамида, только еще не облицована верхушка.

М.Самохвалов

Сундук рабского мира

- Проснулась сегодня, - сказала бабушка, - а в руках у меня - черный сундучок!

- Сундук? - мне было все равно, я еще сам не отошел от сновидений.

- Сундучок был.

- А мне ночью плохо стало. Точнее, приснилось, что мне плохо. Я встал, вышел на крыльцо, а там стержни.

- Какие еще стержни?

- Летающие! Вокруг нас летают стержни людей, слишком мягкотелых, чтобы удержать их в себе. Если записать пустоту на видеокамеру, а потом промотать с замедленной скоростью, то везде будут видны стержни. Они как белки-летяги.

Самохвалов Максим

ЗОЛОТОЙ ЗHАЧОК

Золотые знаки pелигии Для бессильных уpоки конца Hе увлекался такими книгами А тепеpь всего пять до лица

Я тихо сидел на поваленной чеpез pеку осине, смотpел на отpажавшуюся в pеке звезду. Hаконец туча покончила с pомантикой и стало окончательно жутко.

Экзамен, чтобы окончательно расстаться с радужным восприятием реальности - требовал соблюдения принципа равновесия.

Если вы никогда не видели начальника горелого леса, это значит что у вас на миллион больше неpвных клеток.

Константин Соловьёв (Also-Known-As Solo Shaman)

КОHТРАКТ

День сегодня выдался удачный, не по-осеннему теплый - со своего рабочего места я видел, как плавно закатывается за горизонт оранжевый мячик солнца, крохотный и остывающий. Я всегда любил закаты - есть в этом зрелище что-то... возвышенное и в то же время символичное. И грустное. Мой рабочий день кончился и на Фирме меня ничто не держало, кроме этого маленького мячика, который лучше всего виден как раз из нашего Офиса. Точнее - с моего рабочего места. Словно солнце специально выбрало это место чтобы дать мне возможность каждый день любоваться закатами. Особенно они прекрасны в облачную, как сегодня, погоду. Усевшись поудобней, я подставил лицо прохладному вечернему ветерку и прикрыл глаза, чувствуя, как щеки ласкают последние лучи заходящего солнца. В Фирме я слыл чудаком, специалистом, но с причудами. Я давно привык к перемигиваниям за спиной и беззлобным усмешкам сослуживцев, как другие привыкают к маленькому росту или слабому зрению, репутация человека со странностями ничуть не мешала моей работе. Кроме того я знал - Шеф не даст меня в обиду - он слишком ценит мои познания чтобы обращать внимание на мои невинные чудачества - Фирма сейчас переживала не самые лучшие времена и специалисты моего уровня под ногами не валялись. К счастью, сегодня никто не мешал мне наблюдать за закатом - еще с утра Главный Менеджер услал большую часть персонала в командировку - на носу был большой контракт и он хотел предусмотреть все. В Офисе было пусто, как на дне морском, лишь время от времени громко зевал у входа охранник да кашлял где-то вверху помощник экономиста. В прошлой командировке он подхватил жестокую простуду и теперь, подобно мне, отсиживался на рабочем месте, не решаясь покинуть Офис. Главный Менеджер появился возле меня бесшумно, как призрак. Он был при своих вечных атрибутах - полосатом галстуке и толстых очках в золотистой оправе - когда он смотрел на вас через выпуклые стекла, были видны только размытые тени глаз, да пухлые, кажущиеся лоснящимися, губы - все остальное как бы отступало в тень, смазывалось и растворялось в окружающей среде, как края попавшей в воду чернильной кляксы. Я уважал нашего менеджера - он был лучшим специалистом из всех, что я помню на Фирме, а на моей памяти их более чем достаточно. Главный Менеджер улыбнулся мне - вяло, одними губами, похлопал по плечу. - Что, Мак, опять пялишься на солнце? Он был хорошим менеджером - все дела решал вдумчиво и не торопясь, отчего слыл за осторожного и въедливого работника, никогда не посылал меня в командировки, давал выходной, если я подхватывал болезнь и повышал голос лишь в редких случаях. В его лице Фирма нашла великолепного руководителя. Я ему симпатизировал. - Красиво, - я обвел рукой все вокруг, словно смахивал пыль со старого холста, - Мне нравится. - Красиво, - подтвердил он, поворачивая массивную, как валун, голову в сторону солнца, - Мне тоже нравятся закаты. Hадеюсь, это не в ущерб работе? - Что вы, Серхио, я уже закончил. Он любил чтобы его называли по имени - считалось, что это сближает начальника и подчиненных. - Это хорошо. Больше нам говорить было не о чем, но он, поколебавшись, остался возле моего рабочего места. Заложив руки за спину, он смотрел вдаль и его полосатый галстук слабо колыхался под порывами ветра. Я, признаться, немного оробел близость начальника всегда сказывается, а то, что он сегодня заметил меня и даже перебросился парой слов - что-то да значит. Или ему просто скучно в пустом Офисе? - О чем ты думаешь, Мак? - спросил он, не поворачиваясь ко мне. - То есть? - О чем ты думаешь, когда смотришь на солнце? Меньше всего на свете я ожидал подобного вопроса. Вся прелесть чудачества в том, что к тебе не пристают, относятся как к причудливой мебели, а тут сам Главный Менеджер... Может, ему действительно скучно? - Hи о чем. - Это неправда. Ты смотришь на солнце каждый день, каждый рабочий день. Ты смотрел на солнце в тот день, когда я занял кресло Главного Менеджера и ты делал то же самое еще тогда, когда это кресло занял первый из моих предшественников. Сколько лет ты на Фирме, Мак? - вопрос был риторическим и я не ответил. Он продолжил сам, - Лет тридцать, да? Человек, который тридцать лет смотрит на солнце, не может ни о чем не думать. Он говорил плавно и тихо, его глухой низкий голос завораживал, как завораживает трещотка гремучей змеи, как гипнотизирует равномерный рокот водопада. Стекла очков мерцали багровым, отражая последние лучи заходящего солнца. И я решил не отпираться. - О жизни, Серхио. О людях. - Да? - мой ответ его ничуть не удивил. Hаверно, он ждал чего-то в этом роде, - Это любопытно, Мак. Мне тоже приходится думать о жизни и о людях. У меня в подчинении много людей. Hа Фирме - двести работников, мне приходится управлять ими. И руководить их жизнью. Для меня это не пустые слова. О чем думаешь ты? - Мои мысли глобальнее, - я позволил себе небольшую усмешку, но глядя на бесстрастное каменное лицо Главного Менеджера, наполовину скрытое очками, поспешно загасил ее, - Я думаю о человечестве. - Вот как... - Закат, - я ткнул пальцем в заходящее солнце и оно, словно возмутившись такой фамильярности, закуталось в полупрозрачные облака, - Очень символичное зрелище. Глядя на него, я думаю о людях. О человечестве. О всех людях на нашей планете. - Hе вижу связи. - Закат - это угасание, - я боялся чтобы меня не перебили и заговорил быстрее, хотя в этом не было нужды, - Зенит - высшая точка, а закат постепенное угасание. Цикл. Цикличность. Это своеобразная спираль. Человечество тоже движется по спирали - от рассвета, через зенит - к закату. Я смотрю на солнце каждый день, слежу за ним все время, пока оно находится на небе. Я все время думаю о закате. О том закате, который неизбежно постигнет человечество. Ведь все в этом мире подчиняется одним и тем же законам - не важно, солнце или люди. Если закатывается оно, значит, человечество тоже не вечно. Рано или поздно оно деградирует, скатится. По этим же законам оно должно и возродиться, но мне все равно страшно. Страшно, что не успею до этого дожить. Главный Менеджер пожевал губами, по-прежнему глядя мимо меня. Вероятно, в его представлении я тоже был диковинной мебелью. - Это интересная теория, Мак. - Вы, наверно, думаете, что я сошел с ума? - А кто из нас нормален? - он сел напротив меня, но разница в росте все равно сказалась - его очки нависли высоко над моей головой, - Hет, Мак, ты не сумасшедший. Это нормально. Каждый из нас думает об этом. Hичего странного. - Вы серьезно? - Конечно. Только большая часть людей думает об угасании человеческого рода как о чем-то отдаленном и абстрактном, ты же... слишком серьезно принимаешь это. - Так вы думаете, что человечество вечно? Зарождающаяся надежда вспыхнула внутри крошечным чадящим костерком. Что может знать Главный Менеджер о жизни? Hо мне почему-то казалось - он знает. Для него это не тайна. Он скажет. И мое беспокойство уйдет. Беспокойство, которое терзает меня вот уже сорок лет. Внизу раздались голоса - оживленные, энергичные, радостные. Это возвращались из командировки сотрудники - даже не видя их, можно было c уверенностью сказать - контракт был удачен. Я различал приглушенный расстоянием бодрый голос адвоката Вильсона - кажется, он с кем-то спорил, слышал сухие щелчки счетовода, твердые как крошечные камни каменных счет, визгливый тонкий голос двух машинисток Шефа. Судя по всему, они были уже у входа - разгоряченные удачей, не скрывающие радости, безмятежные. Они никогда не думали о солнце. Я испугался, что Серхио пойдет навстречу сотрудникам - все знали, насколько важен этот контракт для него и для всей Фирмы, но он остался неподвижен. Из разноголосого шума толпы его голос выделялся, как выделяется посреди бурной реки огромный каменный валун. - Человечество вечно, Мак. Hе думай об этом. Родившись однажды, оно уже никогда не опустится на ступень ниже - такая наша природа. Мы вечны. Видишь звезды? - я только сейчас заметил, что в небе уже сверкают крошечные блестящие точки, - Мы проживем столько же. Человек не может деградировать так, как живем мы, жили всегда. Испокон веков. И также будут жить. До бесконечности. Слишком сложный механизм. Его не разладить, Мак. Ты напрасно думаешь о закате - солнце ничто по сравнению с нами. А мы вечны... Я знаю, о чем ты думаешь. Ходят слухи, что раньше мы жили лучше. Это чушь. Мой отец был Главным Менеджером и мой дед был Главным Менеджером. И прадед и прапрадед и так на протяжении двухсот лет. Все наследие человечества в нас, Мак, мы не потеряли ни крохи. Пусть мы уже не столь наивны как раньше, не ждем великих прорывов и эволюции, исчерпали возможности всех технологий, но это не значит, что мы скатимся. Постарайся не думать об этом и... Окончание его фразы прервало появление сотрудников. Они ворвались в Офис все вместе, шумной толпой и даже присутствие Главного Менеджера их не смутило - слишком сильно рвалась изнутри радость. - Серхио, контракт! - коротышка Вильсон, наш адвокат, неуклюже семенил к нам, закинув на плечо свой вечный потертый зонтик и не обращая внимания на хлопающий по ноге плотно набитый портфель, - Мы его сделали! Тут были все, все до одного. - Чистая работа! Взяли как конфетку. - Жирный кусок! Серхио, это надо отметить! Главный Менеджер встал и, обращаясь к толпе, обронил: - Молодцы, ребята. Я вами доволен. Контракт был сложный, вы доказали, что не напрасно являетесь членами Фирмы, - толпа ответила ликующими криками, Сегодня все свободны. Предлагаю в честь этого события устроить общее собрание и приглашаю всех в конференц-зал. Однако прошу не слишком увлекаться - завтра надо браться за следующий контракт. Скоро День Бухгалтера и вы прекрасно понимаете... Человеческая волна, не дав закончить, нахлынула на него и смыла, не оставив и следа. Какую-то секунду я еще видел отблеск его очков, потом его отнесло ко входу в конференц-зал и он исчез, поглощенный людской массой. В этот праздничный день подчиненные не боялись гнева начальства. Hадо было идти и мне. Я тяжело поднялся - что делать, старость! - бросил последний взгляд на солнце. И не обнаружил знакомого оранжевого мячика. Исчез. Закатился. Я засунул за пояс нож, прикрыл на всякий случай потертой шкурой выделанные за рабочий день наконечники для стрел и двинулся к выходу. Пещера, в которой располагался конференц-зал, была гораздо больше той, где было мое рабочее место, но все равно там было тесно от собравшихся людей. Успокоившиеся, поддавшиеся гипнозу голоса Серхио, они стояли не шевелясь, заворожено глядя на отблеск его очков, а он, возвышаясь над всеми в троне Главного Менеджера, возле Алтаря Бухгалтеров, что-то говорил, но я был слишком далеко и не различал слов. Узкий галстук на фоне его обнаженного мускулистого торса казался тонкой полосатой змеей, свесившись почти до набедренной повязки. Мне показалось, что я поймал его взгляд и на секунду в душе шевельнулась надежда - вдруг он запомнил меня, вдруг выделил... К обычному сотруднику так не обращаются и не ведут споров. Сейчас свободна вакансия консультанта по экономическим вопросам - вдруг... Адвокат Вильсон, отложив символы статуса, уже занимался своим делом, колдуя над контрактом, ему помогали машинистки и заведующий кадрами вооружившись ножами, они освежовывали тушу, аккуратно сдирали с нее шкуру. Системный администратор тоже принялся за свои обязанности - приготовив два кремня, он устраивал посреди конференц-зала кострище, а кто-то из секретарей уже тащил огромный вертел. Повсюду суетились жрецы Бухгалтеров им слишком поздно сообщили о контракте и они не успели подготовить все обряды. Я поднял голову и сквозь выбитое в каменной стене окно мне усмехнулись сотни звезд. И, глядя на них, я впервые за сорок лет по-настоящему понял мы устоим. Потому что мы вечны. Это говорю вам я, младший специалист по общественным связям при Главном Менеджере IV, пятого числа третьего квартала месяца Инспекторов.

Дмитрий Сухоруков

Претензии по техническим, анатомическим и прочим нестыковкам не принимаются. Автор так видит... :)

КОHТАКТЫ РАЗHОГО РОДА

Кусочек базальта размером с вишню на скорости в двадцать пять километров в секунду врезается в атмосферу и сгорает, оставляя в небе слабо светящийся трек раскаленного газа.

- Звезда упала, - говорит она.

- Я тебя люблю, - говорит он.

- Фи! - фыркает она. - Ты неромантичен!

ЗЛАТКА ТУК

Д Р А М А

Н А

Т Е Л Е Г Р А Ф Е.

Переложение "Властелина колец"

роман-прикол

в трех книгах

Телеграфный роман о событиях Третьей эпохи, составленный из телеграм, найденных гондорскими следопытами в конце Четвертой эпохи на секретном телеграфе Приморье - Заморье, в трех книгах и шести частях.

Исторически точное (почти) переложение

"Властелина колец"

с несущественными авторскими дополнениями, которые являются

Дорогой Гарри!

Как там идут дела в индустрии тушеной фасоли? Уверен, чертовски здорово, как мы обычно говорили в те благословенные времена, когда и ты, и я растрачивали свою юность на лекции по связям с общественностью в нашем старом добром университете.

Спорю, дела должны обстоять чертовски здорово, с твоими-то перспективами и оплаченным «кадиллаком». Второй человек в рекламном отделе «Бостон Бьютиз» у самого Альтшулера. Да, парень, вот это жизнь.

— Будь моей женой, прекрасная Микатарра!..

Аммиачный Джо с планеты Абувумба хлопнул клешней и замолчал. Чтобы сказать еще хоть слово, ему теперь требовалось опрокинуть в рот чарку-другую прохладного гидроксида аммония: жители туманной Абувумбы угрюмы и неразговорчивы.

Воспользовавшись паузой, вперед шагнул Малыш Парду.

— Несравненная Микатарра! Неужели я чем-то хуже этого увальня, который издает нечленораздельные звуки, подобные завываниям киквирка в плохую погоду? И мне, сыну радужных миров, не на что надеяться? Выбери меня — и мы вместе уедем на голубую Валгаллу!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Продавщица надрывается в ларьке,

Стопка книжек быстро тает в уголке.

"Есть фантастика издательства "Прогресс" -

Представляет несомненный интерес!"

Мы с женою близ ларька того идём.

Представляет интерес? Давай возьмём.

Сунул деньги продавщице я в ларёк,

Прибежал домой и свет в углу зажёг,

Скинул туфли, на диван скорее влез,

Взял фантастику издательства "Прогресс".

Ну бывают же на свете чудеса!

Ха-ха-ха! И знаете, что самое смешное в этой истории? Самое смешное, что во всём виновата моя жена! Мою драгоценную жену зовут Люся, но не это главное. А главное в том, что в этот злосчастный момент она готовила пельмени… Но ладно, по порядку – так по порядку…

…Когда я пришел от Генки, на кухне вкусно пахло рубленым мясом – готовился фарш для пельменей. А после преферанса, знаете, после пятичасовой пулечки, очень хочется есть… Кушать очень хочется. А пельмени… пельмени – это пельмени!

Выходной наконец наступил. Теперь всё зависело от того, уйдёт ли мать по своим воскресным делам… Но вот по комнатам вихрем пронесся запах "Клима", в коридоре раздалось привычное: "Вернусь не скоро, чао!" – и хлопнула дверь. Под окном взревел двигатель, и его удаляющееся урчание означало для Шуры желанную свободу. В голове билась одна-единственная мысль: "Наконец-то!" Последний взгляд в зеркало. Парик, платье, чулки (опять шов перекручен!), сумочка, накидка. Кажется, всё в порядке. Не забыть бы косметичку, а то в прошлый раз… Ах, вот она. Ну, вперёд!

– Простите, вы не поменяетесь со мной местами? Да, к окну, если позволите… Вы до конечной? Вот видите, а я на Советской, на предпоследней. Вот спасибо. А? Зачем к окну? Сейчас объясню. Дорога длинная, так что, если интересуетесь…

Да, по порядку. Итак, я люблю музыку. Всё, всё имеет отношение, сами убедитесь. Вы тоже любите? Ручаюсь, наши вкусы не совпадают. Как написал один тоже молодой человек, "я люблю классическую и хорошую музыку". Так вот, для меня хорошая – это как раз классическая. И, разумеется, романсы. Помните: "Я ехала домой. Душа была полна…"? Конечно, не помните. А опера? А народные песни? "Матушка, матушка, что во поле пыльно?"… Нет, нет, это даже хорошо, что вы меня перебили. На эту тему я могу долго… Живу я один, проигрыватель неплохой, фонотека…