Реализация ниже себестоимости

Александр Лебедев

Реализация ниже себестоимости

Эта книга появилась в 1999 году и как говориться, была написана в "стол". Один из читателей определил ее жанр, как "бухгалтерский вестерн". Искренне надеюсь, что она будет интересна не только представителям самой консервативной профессии.

Все описанные события и персонажи вымышлены, любые совпадения случайны.

Глава 1

Значимость элемента,

определяется местом,

Другие книги автора Александр Петрович Лебедев

В книге впервые на основе воспоминаний солдат и офицеров спецназа, а также документального материала рассказывается о боевой работе отряда специального назначения «Русь», созданного в середине 90-х годов для борьбы с терроризмом.

В летопись этого элитного спецподразделения России вписано немало славных и трагических страниц. Отряд участвовал в первой и второй чеченских кампаниях, в отражении террористической атаки на Дагестан, в спецоперациях по освобождению заложников в Буденновске, Кизляре и Первомайском, нейтрализации террористов-наемников и главарей бандгрупп на территории Северо-Кавказского региона РФ.

Издание содержит большое количество редких фотографий, многие из которых публикуются впервые.

Книга предназначена для профессионалов, а также для всех, кто интересуется историей российского спецназа.

Хотите стать миллионером? Нет ничего проще. Всё, что для этого требуется — купить лотерейный билет и заполнить его выигрышной комбинацией. Кто сказал, что вы не знаете какая комбинация выигрышная? Зато ваши потомки это конечно же знают. И передадут вам её. Правда, для этого сначала требуется напиться до определённой кондиции. До какой? А помните пословицу — не бывает некрасивых женщин, а бывает мало водки? В общем, водка закуплена и женщина найдена. И теперь Игорю Суркову надо только дождаться когда ему сообщат комбинацию. Наверное…

Сценарий к фильму, написанный по книге. Имеет с ней общего столько, сколько и любой фильм, поставленный по литературному произведению.

Мистический триллер. Книга из серии «Последний герой». Как московская девушка решила убежать от своих проблем и забралась слишком далеко.

И не важно, что кто-то ворует тушенку по ночам, а чья то голова катится по камням. Главное - не сдаваться, идти сквозь туман, и ни в коем случае не выпускать из рук весло. Потому что в этой игре - проигравшие выбывают навсегда.

Профессор

  Много лет спустя Александр Лёдов обратил внимание, что взрослые и уважаемые люди, пользуясь электронными сообщениями, в графе «от кого» указывали прозвище - «профессор». Наверное, это одно из самых распространенных прозвищ и совсем не стыдно, если ваши друзья называют вас «профессор», а не «огурец» или, скажем, «огрызок».

   Человека, с которым Ледов познакомился в тот день, тоже звали «профессор», и, если честно, то он этому прозвищу соответствовал, по меньшей мере, Ледову так казалось. В его немногие двадцать пять «профессора» уже разыскивал Интерпол, он состоял в черном списке ряда банков, а среди знакомых и друзей этот молодой человек пользовался авторитетом  специалиста в области высоких технологий. Прозвище «хакер» никак не могло пристать к парню в белой отутюженной рубашке с платком в кармане.  Это был «профессор», хотя и молодой.

Александр Лебедев

Дивергенция любви

Прозрачные полукруглые двери разъехались, услужливо пропуская меня вперед.

Они могли бы это сделать бесшумно, но на заключительной фазе своего движения невидимый механизм элегантно пискнул. Hаверное, это должно было означать, что электроника свою работу закончила, и пора бы мне пошевелить конечностями, что я незамедлительно и исполнил. Мрамор и пластиковые кактусы действовали безотказно, и, попав в просторный холл, я вмиг ощутил себя букашкой.

Александр Лебедев

Спайм

Аркадий потянул лямки бронежилета. Дышать стало тяжело, но он тут же подумал, что это не надолго. Задержав дыхание и с трудом согнувшись пополам, молодой человек натянул на шею кольцо оранжевой прорезиненной ткани.

Закончил композицию Аркадий большой хоккейной каской. Она сползала на правое ухо, поэтому он еще некоторое время возился с ремешком, подгоняя размер.

Придирчиво осмотрев себя в зеркало, Аркадий решительно шагнул к компьютеру.

Москва встретила Светлану мелким слепым дождем. Она подивилась своей проницательности и, надев джинсы и куртку, направилась по перрону в том направлении, куда двигался людской поток. Никто из носильщиков и нищих не остановил ее. Даже не смотря на большую сумку, она выглядела москвичкой. Ее уверенная походка говорила, что девушка сейчас спустится в метро, проедет две остановки, пройдет по подземному переходу и, выйдя на улицу, попадет в свой двор, где выросла и живет. Вместо этого она вышла на площадь перед вокзалом и остановила такси, искренне удивившись, что нет очереди, так часто показываемой в кино.

Александр ЛЕБЕДЕВ

КАК СДЕЛАТЬ ЕДУ

(руководство для настоящих мужчин)

Покупка еды ------------------

Еду обычно покупают в специальных магазинах.

Еда бывает жидкая, твердая, и так себе. Особенно сложно покупать "так себе еду", потому что она мажется.

Еда бывает очень дорогая.

Если вы не уверены, правильную ли еду вы хотите купить, попросите попробовать. Если вам дают попробовать, то обычно это означает, что еда правильная. Если же попробовать не дают, или смотрят на вас странно, то это может означать одно из двух: или еду продают только в коробках и пакетах, которые нельзя открывать (потому что ее после этого может кто-то найти) или это неправильная еда.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Кандидат географических наук В. БЕРДНИКОВ

Картины художника Дарова

(Фантастический рассказ)

Стояли жаркие дни середины июля, солнце нещадно раскаляло улицы, и поэтому я поторопился выехать из города ранней утренней электричкой. Поезд осторожно выполз из-под крыши перрона, миновал застроенные домами пригороды, высокую серую дугу кольцевой автодороги и, набирая скорость, заспешил мимо дачных домиков, садов и полей. Через час я вышел на платформу небольшой станции, пересек железнодорожные пути и по крутому зеленому откосу поднялся в старый дачный поселок.

Берендеев Кирилл

Друг мой!

Прости мое излишне вычурное обращение, но я не знаю, как лучше следует начать это письмо. Если я упомяну в заглавии то имя, что носишь ты сейчас, ты не узнаешь меня, если же прежнее - просто не поймешь. Я нахожусь в затруднении, и если бы не определенные обстоятельства, я не смог приняться за письмо. Да и что я хочу сказать им? - и сам не знаю. Некую нетривиальную повесть, нечто, что заставило бы внимательно вчитаться в написанные мной строки, и не скакать, как ты привык, с пятого на десятое или посмеиваться над каждой новой фразой. Впрочем, последнее наименее вероятно, ты просто счел бы меня нетвердым в рассудке и уничтожил бы письмо, не придав ему значения. Признаться, я так и не решил, как мне убедить тебя и очень боюсь, что ты оставишь мое послание без внимания.

Берендеев Кирилл

Мерцающая звезда на черном бархате неба

Четверть седьмого вечера "Форд-Скорпио" въехал на занесенный снегом плац школьного двора. Со всех сторон горели огни, - асфальтовый дворик располагался в центре здания, и только колоннада, минуя которую и прибыла машина, едва виднелась в сумерках холодной февральской ночи.

Мотор "форда" затих, лишь едва слышно гудела печка. Первой молчание нарушила сидящая за рулем девушка.

Берендеев Кирилл

Мука

Петр Алексеевич мучился. Мучился он, надо сказать, уже более получаса, серьезно, вдумчиво, со всей ответственностью подходя к этому непростому для всякого человека делу. С толком. И, что обидно, вроде бы вполне достаточно для достижения хоть какого-то результата. Но вот только выйти из этого состояния, положить ему предел и заняться, наконец, делами по хозяйству никак не мог.

Он в сотый раз прошелся мимо книжных полок своей библиотеки и, покачнувшись, мягко переступил с пятки на носок по дорогому ковру, изрядно протертому на середине приступами предыдущих мук. Остановился и вновь воззрился на стеллажи, разглядывая их сверху вниз.

Берендеев Кирилл

Мы тут писателя нашли

* * *

- Мы тут писателя нашли...

Старик не обернулся. Поглощенный собственными мыслями, он не слышал шагов вошедших и обращенной к нему фразы. Взгляд его был прикован к окну.

Дождь, нудный сентябрьский дождь заливал город за окном, превращая его в картину импрессиониста - серо-зеленый холст с вкраплениями кремовых тонов и полутонов, разбитое на фрагменты каплями, замершими на стекле. Ни городских построек, ни парков и скверов, ни улиц и площадей, ни шума проносящихся сквозь белесое марево ниспадающей воды автомашин - ничего не осталось. Неясные пятна, меняющиеся как стеклышки в калейдоскопе - не то торопливые прохожие, спешащие по делам, несмотря на отвратительную погоду, не то городские малолитражки, не то просто блики капель не стекле. Мир исчез, остался лишь монотонный неумолчный стук капель - бамм-бамм-бамм - о карниз и глухой, низких тонов - о толстое оконное стекло - бум! - бум! бум! - куда реже и тише предыдущего, но отчего-то не смешиваясь и не поглощаясь им. Все стекло было залито, заляпано косыми струями, которые праздный гуляка-ветер с неугомонной решимостью бросал и бросал, целясь в фасад ветхого четырехэтажного дома постройки конца прошлого века.

Михаил Николаевич ГРЕШНОВ

НАДЕЖДА

Увлекательная работа - придумывать географические названия: Мыс Рассвета, Озеро Солнечных Бликов... Мы только и делали, что придумывали, придумывали. Не только мы - Северная станция тоже. Вся планета была в распоряжении землян - в нашем распоряжении.

- Ребята! - кричала с энтузиазмом Майя Забелина. - Холмы Ожидания хорошо?

- Река Раздумий?

- Ущелье Молчания?..

- Хорошо, - говорили мы. Подхваливали сами себя: работа нам нравилась, планета нравилась. Нравились наши молодость и находчивость. Давали названия даже оврагам: Тенистый, Задумчивый.

Это мутно-червонное крошево под ногами хрустело и разлеталось. Высотные дома, магазины, пустые проезжие части – все было покрыто им. Красиво и жутко. Желтая Москва.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Лебедев

МИССИЯ

Не знаю с чего начать, а времени осталось совсем мало.

Фиолетовое небо наливается пурпуром. Близится красный час.

В тот же час, но, кажется, сотни циклов назад, я смотрело, как сгущается туман над Кругом Рождения и, сложив крылья, молилось Единому за всех приходящих в мир.

А когда туман рассеялся, и крики новорожденных разорвали тревожное молчание, двое из семерых оказались уродами. У одного крылья вывернуты под невозможным углом, у другого - неправильной формы голова свернута набок, а вместо ножек болтаются культи.

Алексей Лебедев

НЕОГРАНИЧЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

(сценарий)

На черном фоне - паспорт гражданина Советского Союза. Звучит гимн; постепенно мелодия искажается, затухает. Становится слышен шелест, шепот множества голосов. Паспорт светится: его сияние багровое, как и обложка. Он открывается: на первой странице можно прочесть - "Ковалев Александр Платонович". Страница переворачивается: там, где должна быть фотография, вклеен кусок серой пленки. Шепот становится громче. Появляется рука, пальцы ее дрожат. Наконец, указательный палец касается серого прямоугольника. Пространство на миг заполняется багровым светом, потом он пропадает; наступает тишина. На фотографии четкое изображение человека. Он одет в черный пиджак и галстук. Взгляд его полон усталости и презрения.

Алексей Лебедев

СУДЬБА КАЛИФОРНИИ

Стены моей палаты цвета морской волны.

Они мягкие и упругие, чтоб я не смог причинить себе вреда.

Я лежал на своей койке и думал о судьбе Калифорнии.

Меня прервали. Послышалось гудение, щелчок - и тяжелая дверь отворилась. На пороге возник военный с хмурым лицом и погонами генерала, а вслед за ним - испуганный врач.

- Встать! - по-военному грубо рявкнул генерал.

Алексей Лебедев

ТОМАС

Долгожданная встреча в верхах состоялась. Был заключен договор о дружбе и взаимопомощи. Договор был скреплен брачными узами между принцем этой страны и принцессой соседней. По такому случаю королевским указом была объявлена неделя празднеств, и казнь Томаса отложили.

Это была его последняя неделя, но, как ни странно, о смерти не думалось. Еще семь дней, еще шесть, еще пять... Он заполнял их на свой вкус, придумывая множество дел, больших и маленьких. Пользуясь своими привилегиями дворянина, он перечитал еще раз все свои любимые книги, с каждой переживая целую жизнь, непохожую на другие, что недоступно простому человеку. Так он попрощался со своими друзьями.