Развратный роман

В 1904 году Алистер Кроули решил придумать для своей жены самую экстремальную эротическую фантазию на свете, радикально расширив сексуальный словарь. В «Развратном романе» кожемяка пропарывает ловушку для угрей и зондирует гнилушкино дупло, кишкодер играет с мохнатой муфтой в повара и бабульку, курощуп извергает шотландский бульон. Читателей, узревших собственную свинскую похоть, доведенную до абсурда, Кроули излечивал от викторианской стыдливости и чувства греха.

«Развратный роман» вошел в сборник «Подснежники из сада викария», который тайком отпечатали небольшим тиражом во Франции. Почти все экземпляры были конфискованы при пересылке и уничтожены, и книга до своего переиздания — в 1986 году — оставалась известной лишь коллекционерам эротики. Русский перевод «Развратного романа» публикуется впервые.

Отрывок из произведения:

— Господи, хорошо–то как! — воскликнула Графиня в тот миг, когда, осторожно удерживая свою жирную жопу над аскетичным лицом Архиепископа, выхаркнула из глотки выпяченной пизды огромный комок жирных соплей в раззявленный рот полузадушенного священнослужителя.

— Я рад, дочь моя, что ты довольна, — ответил он, проглотив облатку ее эмоций. — Однако мой почтенный пудендум тоже требует внимания…

— …и получит его, отец мой! — сказала леди и, тотчас схватив стержень с пурпурным набалдашником, стала энергично тереть его перпендикулярно длине, увеличивая темп и нажим, а джентльмен все больше распалялся. Но, несмотря на все ее старания, вскоре он изверг небольшую струйку настоящей вязкой спермы, которую Графиня ловко поймала левой ноздрей и втянула через нос с таким же смаком, с каким денди эпохи Регентства нюхали табак.

Другие книги автора Алистер Кроули

За названием этой книги, давно уже ставшей одним из классических трудов современного эзотеризма, не кроется никакой мистики и чёрной магии: всем известно, что "мысль изречённая есть ложь". Лишь мысль, ещё не облечённая в слова, может быть истинной. Отсюда - надежда на то, что слово, намеренно искажённое, может оказаться ближе к Истине...

Основная работа Кроули, которая содержит наиболее внятное и систематическое изложение его мистического учения. Работа посвящена основным вопросам ритуальной магии — воззванию к богам, вызыванию духов, операциям очищения, освящения и посвящения, бескровному и кровавому жертвоприношению, каббалистическому анализу "слов силы", путешествиям в астральном теле, ясновидению, предсказанию будущего и магическому самовоспитанию.

Инструкции по начальному изучению Каббалы, Принятию Божественных форм, Вибрации Божественных Имен, а также Ритуалов Пентаграммы и Гексаграммы и их использованию в работе и воззвании, метод получения так называемых астральных видений; инструкция по практике, называемой Восхождение на Планы.

В романе "Лунное дитя" во всех подробностях рассказывается о жизни оккультистов.

Сирил Грэй, талантливый молодой маг (в котором мы, естественно, узнаем черты самого Кроули) противостоит магу Дугласу, стоящему во главе "Черной ложи", и мечтающему приобрести власть над миром.

Это правдивая история.

Она была изменена ровно настолько, сколь того требует тайна имен.

Это ужасная история; но это также история надежды и красоты.

Она раскрывает с пугающей ясностью бездну, на краю которой дрожит наша цивилизация.

Но тот же самый Свет освещает путь человечества: и мы будем сами виноваты, если шагнем через край.

Сия история говорит правду не только об одной из человеческих слабостей, но (по аналогии) обо всех других; и ото всех них есть лишь один путь избавления.

Как сказал Гленвиль: "Человека полностью не одолеют ни ангелы, ни сама смерть, кроме как через слабость его собственной ничтожной воли".

Твори, что ты желаешь, да будет то Законом.

Алистер Кроули

Сборник переводов работ выдающегося оккультиста и духовного учителя Алистера Кроули (1875–1947), которые представляют собой оригинальное прочтение классических трактатов и терминов китайской эзотерики и позволяют рассмотреть их связь с современными оккультными взглядами.

Эта книга будет полезна как для людей, увлекающихся мистической культурой Востока, так и для интересующихся духовными традициями Запада.

http://fb2.traumlibrary.net

1. Сие есть тайна Святого Грааля, который священный сосуд Нашей Леди, Багряной Жены, Бабалон, Матери Мерзостям Земным, Невесты Хаоса, той, что ездит на нашем Господине Звере.

2. Ты соберёшь всю кровь твоей жизни в золотую чашу Её блуда.

3. Смешаешь свою жизнь с жизнью Вселенной, не утаив ни единой капли.

4. И тогда онемеет твой мозг, и смолкнет стук твоего сердца, и жизнь полностью выйдет из тебя, и ты будешь вышвырнут на помойку, где птицы воздуха станут клевать твою плоть, и твои кости будут белеть на солнце.

Популярные книги в жанре Контркультура

Похоже, что это чей-то ответ Проектам "Глобализация" и "Россия"

Тяжела и неказиста жизнь известного артиста — в данном случае легенды гангста-рэпа по имени Орал-Би. Но уж как тяжела и неказиста жизнь тридцатилетнего с небольшим интеллектуала Уолли Московича, пишущего за Орал-Би его легендарные тексты, — этого и вовсе цензурными словами не передать. Большие деньги. Ужасная скука. Стрессы и нервы. И — наконец — срыв. Похищен любимый пес Уолли — умница, по праву носящий кличку Доктор Барри Шварцман. Тихий «литературный негр» большого рэпа выходит на охоту за похитителями. И при этом поневоле начинает использовать на практике все мыслимые и немыслимые штампы жанра гангста!

Два великих до неприличия актерских таланта.

Модный до отвращения режиссер.

Классный до тошноты сценарий.

А КАКИЕ костюмы!

А КАКИЕ пьянки!

Голливуд?

Черта с два! Современное «независимое кино» — в полной красе! КАКАЯ разница с «продажным», «коммерческим» кино? Поменьше денег… Побольше проблем…

И жизнь — ПОВЕСЕЛЕЕ!

Ссыльных можно назвать неким продолжением жизни Джимми из романа «Группа Коммитментс», который в 1991-м был экранизирован The Commitments (Обязательства) режиссёром Аланом Паркером (Жизнь Дэвида Гейла, Стена и пр.)

Яша и Серега учат гурзуфцев магическому слову, затем принимают участие в обряде похорон. Один из символов вдруг оживает, и на сцену выходит вполне реальная женщина по имени Нина. Друзья не верят в ее существование, так как на их кодовом языке «Нина» означает совсем другое.

Порой в этих текстах неожиданно обрывается поток причудливого юмора, сменяясь подлинно драматическими нотами, поскольку после восьмидесятых наступили девяностые, и жизнь одних героев повествования круто изменилась, а других – и вообще закончилась.

 В тот день я прощался с черными птицами. Черные птицы кружили над дивизионным плацем. Черными квадратами окон грустили мне вслед серые параллелепипеды казарм. Я уходил. Они оставались.

 Немного болела голова после выпитой ночью, после отбоя, водки. Водку поставил прапорщик. Мы были его последним призывом здесь, часть расформировывали.

 Майское солнце скальпелями лучей резало зеленые покровы листвы. Яркие блики плясали по гнилой воде в сточных канавах. Что-то кончалось, оставаясь позади пройденной дорогой, что-то неведомое вставало вдали, за домами, темным силуэтом в шляпе, прячущим лицо. Я думал о черных птицах.

Еврейско-германские отношения во взаимоотношениях пары девушек.

Первая книга о неформалах в российской провинции 1990-х.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Америку охватила пандемия. В тысячи и тысячи взрослых и детей вселились демоны, принимающие известные каждому американцу с детства образы персонажей из фильмов, книг и комиксов. В душе у кого-то поселился Индиана Джонс, а у кого-то — Росомаха… Кто-то стал Люком Скайуокером, а кто-то — Суперменом… И нет такого экзорциста, который помог бы жертвам этого тотального умопомешательства. Впрочем… а так ли это плохо? Ведь самые прославленные и обаятельные герои американской поп-культуры всегда были «хорошими парнями». По крайней мере… почти все они. Вот с этим «почти» и начинаются проблемы. Потому что есть ведь и «плохие парни»…

Многоуровневая, многослойная фантастика.

Дэрил Грегори умеет задавать вопросы и заставлять читателей думать над ответами.

«Asimov's Science Fiction»

Берегитесь, мистер Летэм! Дэрил Грегори — новая звезда интеллектуальной НФ, писатель, умеющий придавать поп-культурным штампам глубину, какой фантастика не знала со времен Филиппа Дика.

Чарлз Колман Финли

Фильтрационный лагерь для иммигрантов в Камосаки. Сержант иммиграционной полиции Куросима только что проводил своего подследственного в помещение на втором этаже первого корпуса.

Лагерный надзиратель Соратани, лязгнув замком, запер железную решётчатую дверь и похлопал Куросиму по плечу. Потом сдвинул на затылок фуражку и, поигрывая ключами, насмешливо спросил:

— Ну как, всё без толку?

Куросима не ответил. Он вслушивался в унылые шаги — словно какой-то зверь брёл в свою конуру. Шаркающие звуки, удаляясь по коридору, вдоль которого тянулись камеры, становились всё тише и вдруг смолкли, будто утонув в послеполуденном зное.

Вызов к начальнику оказался для Анжея Мурковски полной неожиданностью. Hедавно выполнив очередное задание, фрегаттен-лейтенант спецотдела экспертизы и информации Имперского флота Мурковски, по прозвищу "эксперт", наслаждался отдыхом, когда пришел вызов, причем по личному коду шефа. Радиотелефон спецсвязи разразился противным писком когда Анжей уже парковал машину на покрытую лужами стоянку. В просторном саквояже его дожидалась кипа исторических романов и пара пузатых бутылок "Герцога Рета", семилетней выдержки. Нажав пару кнопок на панели радиотелефона, Мурковски уяснил, что его желает видеть сам начальник отдела. Со вздохом оглянувшись на саквояж, фрегаттен-лейтенант включил дворники и поднимая тучи брызг с места рванул по залитой дождем дороге.

Об этой смерти никто не должен был узнать, — но вышло иначе…

При случайных обстоятельствах в земле обнаружено иссохшее тело жестоко убитой пожилой женщины.

Поначалу инспектор Марк Лэпсли и сержант Эмма Брэдбери могут сказать о преступнике только одно: он великолепно разбирается в ядах и прекрасно знает, что нужно сделать, чтобы жертву невозможно было опознать.

Однако охота за безжалостным убийцей — последнее, что нужно Марку, страдающему от редкого нервного расстройства и все глубже погружающегося в мир своей болезни.

Но и это еще не все. Очень скоро полицейским становится ясно: перед ними — одно из звеньев длинной цепочки преступлений.

И убийца не намерен останавливаться…