Размышления о жизни и счастье

Размышления о жизни и счастье

Один философ сказал: «Человек вечно живёт в тумане».

Рано или поздно у человека появляется желание рассеять этот туман. Душа начинает требовать ответов на «вечные» вопросы. Начинается поиск смысла жизни: «Зачем я пришёл на этот свет и куда уйду? Для чего мне дана свободная воля, эмоции, разум? Всем ли нужна вера в Бога? Что такое семейное счастье и как его обрести? Какова связь между творчеством и жизнью?»

Автор книги размышляет над этими вопросами. Он пытается помочь читателю в поиске ответов на вечную загадку жизни.

Кроме того, в книге рассказывается о неизвестных сторонах жизни некоторых известных людей

Отрывок из произведения:

Дорогая Лидия Трофимовна!

Получил письмо из родной Перми, и пробудилась уснувшая совесть моя. Как же так? Целая жизнь пролетела, полмира объехал, на разных людей насмотрелся, а ту, с которой всё началось, милую, добрую Лидию Трофимовну, не навестил!

Скажите, чем я могу оправдаться? Разве что чистосердечным признанием в грехах жизни моей, покаянным рассказом о том, на какие стези приводила Судьба вашего ученика, осмелюсь даже сказать — любимчика, тянутого за уши на медаль.

Популярные книги в жанре Эссе, очерк, этюд, набросок

ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

ПОХОЖЕ, ТОТОШКА. ЧТО МЫ С ТОБОЙ НЕ В КАНЗАСЕ

перевод М. Левина

Шесть месяцев своей жизни я потратил на создание волшебного сна с таким цветом и звучанием, каких еще не видало телевидение. Сон носил имя "Затерянные в звездах", и от февраля до сентября семьдесят третьего года я наблюдал, как этот сон медленно становился кошмаром.

Покойный Чарльз Бомонт, недюжинного таланта сценарист, написавший самое лучшее в "Сумеречной зоне", говорил мне в шестьдесят втором, когда я только-только приехал в Голливуд:

Жила-была однажды прелестная молодая леди, отличавшаяся хорошим вкусом; у нее было множество вполне достойных поклонников. Поскольку годы шли, а семейные расходы не уменьшались, озабоченные родители спросили ее, кто же из окружающих ее молодых людей ей больше нравится. Она ответила, что в том-то и затруднение: она никак не может решить, кто из них лучше; все они очень милы. Она просто не в состоянии остановить свой выбор на ком-нибудь одном. Говоря откровенно, ей хотелось бы выйти за всех сразу, но она полагает, что это неосуществимо.

Кнут Гамсун (настоящая фамилия — Педерсен) родился 4 августа 1859 года, на севере Норвегии, в местечке Лом в Гюдсбранндале, в семье сельского портного. В юности учился на сапожника, с 14 лет вел скитальческую жизнь. лауреат Нобелевской премии (1920).

Имел исключительную популярность в России в предреволюционные годы. Задолго до пособничества нацистам (за что был судим у себя в Норвегии).

«…Сегодня я хочу поговорить о том, что никакого так называемого творчества не существует. Главным образом, я намереваюсь рассказать, что не существует литературного творчества. И, поскольку здесь собрались любители фантастики, то, не желая никого обидеть, скажу кратко и прямо: фантастического творчества нет!

Всех нас вводит в заблуждение наличие так называемых «авторских текстов», которые по установившейся традиции принято считать результатом творческого акта. Между тем тексты возникают благодаря гораздо более загадочному и тонкому процессу, нежели легендарное творчество. Этот процесс протекает на квантово-механическом уровне…»

«Грааль Алькаиды»

Следует осознавать, что левая и правая идея невозможны к совместному компромиссному сосуществованию никаким образом(при условии беспроблемного деления ареала), поскольку по определению правая идея это идея превосходства одного типа людей над другим путём классического фашизма, то есть круговой поруки элит различного уровня(заключающейся главным образом в финансовой или аналогичной поддержке из различных источников, определённых людей, но не всех без исключения), которые одновременно ведут битву внутри своего социального вида, рассчитывая занять более высокую ступень в иерархии пирамиды практического воплощения идеи прибавочной стоимости.

«Истинная божественность действительного демиурга»

Свойство восприятия абсолютизировать совокупность позитивного сигнала входящей реальности в едином не множественном качестве условной самодостаточности несёт безусловную положительную эманацию в отражённом сигнале психической максимы, когда само восприятие корректирует любое коррелятивное совпадение как единственно возможное, определяя этим действительность невозможности хаотического взаимодействия всего во всём, понимая под этим восприятие возможного, то есть естественное поле мегамира, но никак не микро и макро, поскольку надуманность их существования всегда сбивает с толку не полностью свободный разум и провоцирует предположение реального(но не условно-математического)существования чего-либо вне человеческих условий существования, определяемых исключительно сенсорной системой тела, но никак не конструкциями посредниками, дезориентирующими и несущими искажения(то есть дезинформацию относительно поля существования истока человеческого/иного не существует/ восприятия) в чистую его суть, тогда как единственно возможное фиксируется в суперпозиции, растянутой вне времени(поскольку это понятие условное)и пространства(существующее лишь как эмпирическая база точки восприятия)и представляющей единственно возможное и безальтернативное, что по своей сути и есть действительный бог, поскольку и трансляция и фиксация не более как элементы, что достаточно просто для понимания и осознания непрерывности состояния счастья незнания принципов познания.

Очерк был написан в начале 80-х годов прошлого столетия для журнала «Костёр». Потом я предлагал его в альманахи «Хочу всё знать» и «Глобус». Безрезультатно. Когда у меня появился компьютер, я перевёл его в файловый вид (в МЕ редакторе), хотя уже не питал надежд на публикацию. И вот теперь нашёл текст среди замшелых файлов. Читайте, кому интересно.

Я давно уже заметил, что степень точности выдумок в беллетристике может быть существенно независимой от точности предвидения вообще. Иначе говоря, удачные предсказания могут прятаться в неудачных с литературной точки зрения произведениях (et vice versa). Можно легко привести пару конкретных примеров. В «красной утопии», каковой было написанное мной «Магелланово облако», и которое я, кстати, не разрешаю переиздавать ни в Польше, ни за ее границами (поскольку это «утопия коммунизма»), можно найти по крайней мере два вида прогнозов, которые были реализованы в последующие сорок лет. То, что сейчас называется data base и является основным информационным ресурсом, предназначенным для различных экспертов или «сетевиков» (я имею в виду Интернет), в «Магеллановом облаке» я назвал «трионами». Это можно легко проверить, раскрыв книгу. А так называемая «видеопластика» из «Облака» — это предвосхищение «виртуальной реальности»: мои астронавты, хоть и живут в замкнутом космическом корабле, могут испытывать ощущения, будто находятся в джунглях, на море и т. д. А в еще более соцреалистическом рассказе «Топольный и Четверг», вышедшем в сборнике «Сезам», полном и других столь же скверных новелл, из-за чего я не соглашаюсь переиздавать и их, говорится о сверхтяжелых элементах трансурановой группы, а также о методе, с помощью которого можно «перескочить» через нуклиды, более тяжелые, нежели уран и торий, но распадающиеся с огромной скоростью, то есть неустойчивые, к таким элементам, которые, будучи синтезированными, оказываются устойчивыми, поскольку их ядра не подвергаются самопроизвольному распаду: так вот, повторяю, рассказ убогий, но о таких элементах, как цели нуклеарного синтеза, теперь уже говорят физики.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В одном небольшом городе, в самом центре огромного парка стоял удивительно красивый разноцветный домик. В нём жили два маленьких друга Карандаш и Самоделкин.

Карандаш был самым настоящим Волшебником. У него может быть и не было волшебной палочки, зато был волшебный нос, которым он мог нарисовать любую картинку и она тут же оживала. То есть превращалась из нарисованной, в самую, что ни на есть настоящую вещичку.

Самоделкин тоже был волшебником. У него были волшебные руки, потому что он мог починить и смастерить всё что угодно. Для этого у Самоделкина под рукой всегда были инструменты. Поэтому железного человечка так и прозвали – мастер Самоделкин.

В одном небольшом, но очень красивом городе жили два маленьких волшебника. Звали их Карандаш и Самоделкин. Карандаш был самым настоящим волшебным художником. Вместо носа у него карандаш, и он умеет рисовать оживающие картинки. Что это значит, спросишь ты меня? А это значит, что всё, что Карандаш рисует, в ту же секунду из нарисованного превращается в настоящее. То есть оживает! Художник может нарисовать птичку, и через секунду она улетает. Ещё он может нарисовать мохнатую собаку и она тоже оживает. Да что там собаку, волшебник может нарисовать всё что угодно, хоть целый дом, который уже через секунду из нарисованного превращается в настоящий кирпичный дом. И это настоящее волшебство и если тебе кажется что это так просто, возьми в руки краски и попробуй сам нарисовать оживающий рисунок. Что не получается? То-то же!

– Домовёнок!

Тишина. Ни звука, ни шороха. Только лишь ходики на кухне тикают: Тик – так – тик – так – тик – так!

– Домовёнок, вылезай, ну куда ты спрятался?

– Не вылезу, – пробурчал недовольный голос.

– Я тебя всё равно найду, – упрямо произнесла девочка Маруся.

– Нет, не найдёшь, – булькнул от смеха домовёнок.

– Я все потайные места в квартире знаю, – сказала Маруся, переходя из комнаты в кухню.

– Я маленький, меня ТРУДНО найти, – снова послышался голос домовёнка.

Ночь длилась уже довольно долго, когда мы наконец увидели слабый свет через окружающие дорогу деревья. Замёрзший, промокший до нитки и уставший, я был раздражен бесконечным дождём, длившимся с полудня. Два стрелка ехавшие со мной в «Саламандре», не могли поднять моё настроение; они были пополнением с Вальгаллы, никогда прежде не видели дождь, и находили «жидкий снег» захватывающей новинкой, которую на всём протяжении пути они обсуждали в своей пустой болтовне.