Растворимый кофе

В тот день Гоша пришел с букетом роз, полукилограммовой коробкой конфет и огромной банкой дорогущего кофе. Освободив цветы из многих слоев шуршащей бумаги и трех газет, которыми они укрывались от мороза, Лиза восторженно ахнула — чайные! Нежно–желтые донца, розоватые кончики лепестков! Ее любимые! — и бросилась разогревать ужин.

На маленькой кухоньке уютно тикали часы, в лучах электрического света блестели подсолнухи — фарфоровое украшение, подаренное им на свадьбу, — на столе исходила паром горка пельменей, скрытая сметаной и петрушечной зеленью, Колька сидел на стульчике, болтал что–то свое, веселое, швырял Кота–в–сапогах на пол и изо всех сил тянулся к вкуснючим конфетам… Вечер получился праздничным. Разрумянившаяся Лиза выставила парадные чашки, открыла банку кофе, и они засиделись допоздна, потягивая бодрящий ароматный напиток и, как в старые добрые времена, болтая обо всем на свете.

Другие книги автора Лана Борисовна Туулли

Убить дракона легко… А вот попробуйте спасти!

Известно: на юго-востоке, в песках Великой Пустыни Эль-Джалада скрыто сокровище древнего царя. Известно также: гномы любят копать. И вот Напа Леоне Фью из клана Кордсдейл под руководством величайшего алхимика-сапиенсолога современности отправляется в Эль-Джалад, чтобы найти Золотой Город царя Тиглатпалассара. Для начала путешественницам предстоит полная опасностей дорога. Вот только вопрос: на чью долю достанутся опасности, и куда заведёт дорога?

Одновременно с экспедицией алхимиков, отправляющихся на поиски Золотого Города, в Ильсияре начинаются соревнования разнообразных магических существ — Судьба должна решить, кто из них станет Покровителем Года. Судьба — вещь коварная, и потому некоторые маги усиленно стараются ей помочь, навязывая собственный выбор.

Несерьезные истории для детей младшего возраста. Любые совпадения имен, географических названий или исторических событий является шуткой.

Он задерживался уже на полчаса. Вся наша компания нетерпеливо поводила носами и бурчала пустыми желудками.

Кто это — мы? Э-э… вообще–то, это секрет. Официально мы значимся как учебная группа некой организации, которая выполняет нестандартные операции. С одной стороны, организация достаточно официальная, чтоб время от времени проводить курсы повышения квалификации для своих сотрудников, с другой — чем меньше народу знают о нашем существовании, тем лучше.

Аннотация 1. Научно-исследовательский Объект занимается всем понемногу - физикой, генетикой, изучением зон природных аномалий и вообще счастьем человеческим. Но однажды на Объекте появляется Кот. Черно-Белый, пушистый и противный. Его б прибить, но руки не доходят… Потом на Объекте появляются куда менее забавные гости, и аспиранту Сашке Глюнову становится не до науки: надо решить, верит ли он в существовании магии, драконов и прочих рыцарей, или люди во всех мирах скроены по одному шаблону, и подвержены одинаковым порокам? Или все беды, вдруг свалившиеся на Сашкину шею - всего лишь игра могущественных Королей и загадочных Звездочетов?

Аннотация 2 (для тех, кто знаком с 3 частью Хроник): о том, как мэтр Лотринаэн искал Октавио Громдевура, к каким катастрофам это привело, и к чьим победам вывело.

Вот мир, которым правит магия. Здесь живут люди, гномы, эльфы, драконы — очень хочется добавить «и их родственники». Но на самом деле здесь живут герои, маги — и, что самое страшное — алхимики…

 Год Оборотня – время измен и изменений.

Усиливается сияние зеркал и серебра. Совершенствуются вокальные данные и шерстяной покров диких зверей. Драконов тянет к перелетам, возможно переселение в новые пещеры. У уродцев и шутов улучшается настроение.

Велика вероятность нежданных смертей, пожаров, землетрясений, нашествий саранчи, леммингов и варварских народов. Возможно обнаружение месторождений фальшивого золота. Утерянные ценности находятся сразу же, повергая хозяев в душевный трепет и большие расходы.

Ни одно событие нельзя считать свершившимся и законченным. Ни одна сделка не будет заключена так, как предполагают договаривающиеся стороны. Ни один первоначальный план не приведет к желаемому результату. Ни одна победа не окажется окончательной.

«Практическая астрология: Восхищение Будущим»

— Что это такое? — закричал Павел Петрович. И повторил, добавив в голос децибел:

— ЧТО ЭТО?!

Чаплина — Клементина-Сигизмунда Радзивилл — Смоленская, в домашних условиях предпочитающая отзываться на милое прозвище Чапа, гордо посмотрела на свое потомство, тряхнула длинной надушенной белой челкой и счастливо гавкнула. Пятеро кутят, ползающих по синему, в серебристых звездочках, матрасику плетеной корзинки, на возглас Павла Петровича не отреагировали.

Популярные книги в жанре Рассказ

Когда «Донна» вышла на орбиту, в ее цистернах оставалось всего полтонны воды – в обрез на посадку. Орбита была почти круговая, со средней высотой около двухсот километров, наклоненная к экватору на пятьдесят градусов. На втором витке локаторы корабля засекли маяк.

Была вахта Тома, поэтому он придвинул к себе микрофон, включил транслятор галактического кода и начал вызывать:

– Борт «Донна» к планете… Борт «Донна» к планете… Прошу аварийную посадку для заправки…

– Ого, – равнодушно говорит Рита и протягивает мне пачку.

Я киваю, достаю сигарету, и мы закуриваем.

– Втроем? – без малейшего интереса переспрашивает она и недоверчиво прищуривается.

Знай я Риту похуже, уже бы плюнула ей в глаза.
Эй, подруга, да какого я перед тобой распинаюсь, завопила бы я и бросила – пусть не в глаза, пусть на тротуар – едва закуренную сигарету. Такую и бычком-то не назовешь, а плевок, кстати, до глаз все равно не долетит, так и вижу, как слюни – боже, и этой гадостью наполнен мой рот, – растекаются по толстым стеклам Ритиных очков.

«Она — отличная писательница, умеющая тонко подмечать подробности и ярко передавать речь героев и обладающая ощущением тайны, такой притягательной для большинства людей», — пишет о Роуз Тремейн журнал «Космополитан».

Наиболее известным произведением Роуз Тремейн является роман «Сезон бассейнов» (1985) — о коммивояжере по продаже бассейнов, одержимом навязчивой мечтой построить сверхроскошный бассейн для себя; она также опубликовала два сборника рассказов: «Дочь полковника» (1984), который был удостоен премии Дилана Томаса, и «Сад виллы Моллини», изданный в прошлом году и очень высоко оцененный критикой. Из этого последнего сборника и взят рассказ «Слушая звуки природы».

Грузовик катил будто по облакам. Над горами сгущался запах дождя. Далекие безгромовые молнии дробили даль, будто экран телевизора. И все это проходило перед глазами, ничего не оставляя в памяти. Только какой-то внутренний сейсмограф механически записывал все, чтобы старательно воспроизвести потом.

Грузовик заносит на поворотах, и я невольно ищу плечо моего спутника. Он старый, лицо с впалыми щеками в глубоких морщинах. В глазах туманная наволочь осеннего неба, потерянность душевно сломленного человека. Опустошенность. Страшная опустошенность, способная вызвать растерянность у любого, на ком они остановятся. В сущности, это ощущение приходит от того, что они смотрят и не видят тебя. Не потому, что старик слепой, нет, а просто ты для него не существуешь. Наверно, у него есть свой собственный мир, который держит его в кулаке, и он не может из него вырваться.

Жизнь в горах затихала.

Городок с остатками римских стен и развалинами древних ворот располагал к размышлениям о пути человеческом, о множестве трудных судеб, отгоревших на этой грешной земле. Она, эта земля, позовет и меня когда-то, и я не смогу отказать ей, как до сих пор никто ей не отказывал. А солнце все так же будет ходить по небу, а тени деревьев на земле будут то вытягиваться, то сжиматься под его пламенным оком. Вот и сейчас его око устало и сонно смотрит на мир из-за синеватой гряды гор, и все в городке как бы обволакивается сонливостью. Она чувствуется в походке людей, в их длинных, вялых тенях, в приглушенном шуме голосов. Разъехались курортники, схлынула летняя суета. И только у целебных теплых источников все еще взблескивают в руках больных белые кружки с длинными носиками. Исцелятся ли здесь эти люди? Сумеют ли продлить свое земное существование? И разве не является наша земля лишь одним мостиком на их человеческом пути? Прогуливаться с такими мыслями — занятие не из приятных, особенно если ты надеешься уехать отсюда здоровым.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Замкнутый

Вера Эльберт

        С детства ему не везло, – со всех сторон он был окружён близкими, друзьями, учителями и родственниками, которые неизменно придавали дурное значение его словам. Совестливый и деликатный по натуре, он и помыслить не мог о том, чтобы кого-то обидеть, – он боялся этого, как огня, хотя геенной огненной в то безбожное время его никто не пугал. Ему просто говорили, что он не прав, что своими словами он непременно обидел человека, а если тот и не показал, что обижен, то только потому, что достаточно хорошо воспитан для этого.

В этой книге вы сможете погрузиться во внутренний мир совершенно незнакомого человека. Вы прочтете его прожитые моменты и моменты, о которых он только мечтает. Вы сможете узнать его окружение, с которыми он проводил свои вечера. Но помимо погружения в другой мир, вы сможете прочесть мысли, которые часто посещали его разум. Мысли о вещах, которые люди стали часто забывать.

Рассказы сборника «Тени» принадлежат перу замечательного польского писателя Корнеля Филиповича (1913–1990), мастера короткого жанра, одного из крупнейших прозаиков XX века. Сборник вышел посмертно в 2007 году, он был составлен женой писателя Виславой Шимборской — знаменитой поэтессой, лауреатом Нобелевской премии. В этой книге, пишет Шимборская, рассказано о «тех, кого автор знал лично, с кем его связывала многолетняя дружба либо всего одна минута, извлеченная со дна собственных или чужих воспоминаний. Все они давно пребывают в царстве теней, доступном уже только литературе». Действие рассказов Филиповича происходит в Польше в разное — и военное, и мирное — время на протяжении полувека, персонажи — евреи, поляки, немцы, их психологические портреты выразительны и точны, что, в частности, помогает понять природу неоднозначных отношений давних «соседей».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В тридцать третий том первой серии включено лучшее из того, что было создано немецкими и нидерландскими гуманистами XV и XVI веков. В обиход мировой культуры прочно вошли: сатирико-дидактическую поэма «Корабль дураков» Себастиана Бранта, сатирические произведения Эразма Роттердамского "Похвала глупости", "Разговоры запросто" и др., а так же "Диалоги Ульриха фон Гуттена.

Поэты обличают и поучают. С высокой трибуны обозревая мир, стремясь ничего не упустить, развертывают они перед читателем обширную панораму людских недостатков. На поэтическом полотне выступают десятки фигур, олицетворяющих мирские пороки, достойные осуждения.

Вступительная статья Б. Пуришева.

Примечания Е. Маркович, Л. Пинского, С. Маркиша, М. Цетлина.

Иллюстрации Ю. Красного.

Это не болезнь. Если у вас что–то болит, то вы не можете об этом не думать. И пока боль не утихнет, вы — её пленник. Это нечто другое. Вы ходите, едите, говорите с людьми и при этом всё нормально. И только вам покажется: пронесло! Всё кончено! Новая жизнь! Или ещё что–то на мотив этого, как чей–то образ, чужой и к вам лично никакого отношения не имеющий, всплывёт из небытия, и всё опять покатится вниз, в прошлое … иногда дьявол искушает меня поверить в Бога.

Меня отдали супругой нашему старому и порочному Вожаку за уплату семейных долгов. Я предпочла смерть, но судьба распорядилась иначе . . .

Об скрытой, но весьмa хaрaктерной для aмерикaнской политической системы стороне пaртийных съездов по выдвижению кaндидaтов в президенты и повествуют в своем ромaне, aмерикaнские писaтели Флетчер Нибел и Чaрлз Бейли, уже известные у нaс по рaнее публиковaвшимся произведениям "Семь дней в мaе", "Ночь в Кэмп-Дэвиде" и "Исчезнувший".