Рассвет в дебрях буша

— Капитан Браун! — торжественно провозгласил краснолицый толстяк полковник. Он попытался придать своему широкому курносому жабьему лицу строгое выражение и медленно встал, выставив над грубо сколоченным столом круглое брюшко, туго обтянутое курткой десантника.

Майк, сидевший сбоку от стола, а не как подсудимый перед трибуналом, встал, отдавая официальную дань воинскому званию и положению членов комиссии.

Полковник Жакоб де Сильва, известный охотник до жизненных радостей, слыл в Колонии человеком непримиримым во всем, что касалось офицерской чести. И генерал ди Ногейра частенько именно ему поручал деликатные миссии, связанные с поведением офицеров колониальной армии, которое вызывало сомнение, но не попадало со всей очевидностью под юрисдикцию военного трибунала.

Другие книги автора Евгений Анатольевич Коршунов

События, о которых рассказывает Евгений Коршунов, происходят в вымышленной африканской стране. Но они типичны для всех бывших «колониальных территорий» в Африке, где колонизаторы не брезгуют ничем, чтобы помешать прогрессу.

В описываемой стране явственно угадывается Ангола, которая как раз в те годы добилась независимости, а под «Лузитанией» подразумевалась Португалия. Так называлась она еще в римские времена (по имени кельтского племени лузитанов).

«Наемники» — заключительная книга трилогии о приключениях журналиста Петра Николаева в Гвиании. Международные нефтяные монополии не желают терять контроль над огромными запасами гвианийской нефти. Они пытаются оторвать от страны богатые нефтеносные районы и силами наемников создать марионеточное государство. Петр Николаев и его друг Анджей Войтович, которые оказались во время раскола Гвиании в марионеточной «Республике Поречье», стали заложниками мятежного «президента» Эбахона.

Писатель Евгений Коршунов рассказывает об использовании силами империализма банд наемников против развивающихся стран Африки.

На Западе в числе прочих издан роман Ф. Форсита «Псы войны», прославляющий, романтизирующий и рекламирующий наемничество. На примере операций наемников против Гвинеи, Анголы, Заира, Бенина и других африканских стран Е. Коршунов показывает, кому в действительности служат «псы войны», кто и в каких целях их содержит и использует. Книга написана на основе документов, сообщений зарубежной печати, признаний самих наемников, а также личных впечатлений автора.

Коршунов Е.А. «Псы войны»... Кому они служат? (Досье, которое рано сдавать в архив). М. : Советская Россия, 1979. — 108 с. — (По ту сторону). Тираж 50 000 экз. Цена 20 к. — ISBN отсутствует.

От автора Книга эта была для меня самой «тяжелой» из всего того, что мною написано до сих пор. Но сначала несколько строк о том, как у меня родился замысел написать ее. В 1978 году я приехал в Бейрут, куда был направлен на работу газетой «Известия» в качестве регионального собкора по Ближнему Востоку. В Ливане шла гражданская война, и уличные бои часто превращали жителей города в своеобразных пленников — неделями порой нельзя было выйти из дома. За короткое время убедившись, что библиотеки нашего посольства для утоления моего «книжного голода» явно недостаточно, я стал задумываться: а где бы мне достать почитать что- нибудь интересное? И в результате обнаружил, что в Бейруте доживает свои дни некогда богатая библиотека, созданная в 30-е годы русской послереволюционной эмиграцией. Вот в этой библиотеке я и вышел на события, о которых рассказываю в этой книге, о трагических событиях революционного движения конца прошлого — начала нынешнего века, на судьбу провокатора Евно Фишелевича Азефа, одного из создателей партии эсеров и руководителя ее террористической боевой организации (БО). Так у меня и возник замысел рассказать об Азефе по-своему, обобщив все, что мне довелось о нем узнать. И я засел за работу. Фактурной основой ее я решил избрать книги русского писателя-эмигранта Бориса Ивановича Николаевского, много сил отдавшего собиранию материалов об Азефе и описанию кровавого пути этого «антигероя». Желание сделать рассказ о нем полнее привело меня к работе с архивными материалами. В этом мне большую помощь оказали сотрудники Центрального государственного архива Октябрьской революции (ЦГАОР СССР), за что я им очень благодарен. Соединение, склейки, пересказ и монтаж плодов работы первых исследователей «азефовщины», архивных документов и современного детективно-политического сюжета привели меня к мысли определить жанр того, что у меня получилось, как «криминально-исторический коллаж». Я понимаю, что всей глубины темы мне исчерпать не удалось и специалисты обнаружат в моей работе много спорного. Зато я надеюсь привлечь внимание читателя к драматическим событиям нашей истории начала XX века, возможности изучать которые мы не имели столько десятилетий. Бейрут — Москва. 1980—1990 гг.

— Тише вы там!

Майор Хор яростно выдохнул эту фразу в микрофон, прицепленный к пропотевшему воротнику пятнистой, видавшей виды куртки десантника. И черная тень каноэ, скользившего позади метрах в двадцати, словно споткнулась: ровный и ритмичный всплеск весел враз прекратился, было видно, как в ночной темноте с их лопастей скользила, голубовато фосфоресцируя, вода.

Ночь была глухой и безлунной, и Майк еще раз порадовался этому. Конечно, побережье, перерезанное узкими заболоченными местами, охваченное скользкими переплетениями мангровых зарослей, не охранялось, но все же кому охота умирать от шальной пули перепуганного африканского полицейского, вздумавшего вдруг проявить бдительность.

В центре повести молодой человек, наш соотечественник, впервые попавший за рубеж, в Гвианию, страну вымышленную, но удивительно реальную. Его ждет в далекой африканской стране не развлекательный туристский вояж, а месяцы напряженной университетской учебы. Но, едва ступив с трапа самолета на землю, он оказывается замешан в самую гущу политической интриги, умело дирижируемой из-за кулис английской разведкой. Все переплеты этой интриги, в которую невольно попадает аспирант Института истории Петр Николаев, составляют сюжетную канву повести.

Почти пять лет прошло с тех пор, как Петр Николаев впервые побывал в Гвиании. Но размеренная жизнь старшего научного сотрудника, особенно после всего того, что ему пришлось увидеть и пережить за недолгое время пребывания в Африке, с каждым днем все больше и больше тяготила. И молодой журналист искренне обрадовался, когда ему предложили работу заведующего бюро Информационного агентства в Гвиании. За пять лет все изменилось — старый президент Симба умер, в Гвиании обнаружились огромные запасы нефти. Не желая терять контроль над ресурсами, британское правительство подготовило операцию «Золотой лев», цель которой — расколоть Гвианию, спровоцировать кровопролитие и позволить ввести в страну иностранные войска. Петр Николаев как всегда оказался в гуще событий…

С первых страниц трилогии читатель попадает в водоворот неожиданных событий, которые разыгрались в вымышленной африканской стране Гвиании. Главный герой всех трех книг Петр Николаев в первой повести — аспирант столичного университета Гвиании, в двух последующих — советский журналист, работающий в этой же стране. Острые и неожиданные повороты событий в этих произведениях связаны с борьбой народа за свою независимость.

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Круглый камень с глухим стуком ударился о натянутый как барабан трупными газами мертвенно-бледный живот утопленника. Многоголосый радостный визг приветствовал точное попадание в цель негритянского мальчика с курчавыми, словно тронутыми ржавчиной, волосами. Ни одному из его приятелей еще не удалось попасть в живот трупа, лежащего у самой воды и наполовину засыпанного песком. Мертвец был похож на огромную отвратительную медузу, выброшенную на берег. Для маленьких сомалийцев, которые каждое утро болтались по пляжу севернее Могадишо и внимательно изучали все, что выбрасывал на берег Индийский океан, эта страшная находка явилась неожиданным развлечением. Рыжий мальчуган снова прицелился. Его приятели радостно завопили и затопали ногами, когда камень опять попал в труп, на этот раз в голову.

Новая книга Михаила Пархомова возвращает нас к суровым дням Великой Отечественной войны. Ее герои — бойцы невидимого фронта, люди, которые скромно говорят о себе, что “причастны к разведке и контрразведке”. Автор рассказывает об их мужестве и настойчивости, о том, как они с честью выходят из самых сложных и запутанных положений. Он ведет читателя в осажденную Одессу, в снега Подмосковья, в пески Кара-кумов — туда, где в те неблизкие уже годы решалась судьба войны. С теплотой и симпатией раскрывает он сложные и вместе с тем цельные характеры военных моряков Василия Мещеряка и Петра Нечаева, судьбы которых прослеживаются в романе наиболее полно, а также тех, кого они встречали на своем ратном пути.

Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – вымысел.

 Не следует искать каких-либо аналогий с жившими когда-то или живущими сейчас реальными людьми, которых, возможно, встречал ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Не следует также искать каких-либо аналогий с происходившими когда-то или происходящими сейчас реальными событиями, свидетелем которых, возможно, был ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Это лишь плод фантазии Автора, собравшего вместе эти события и этих людей и представившего их твоему вниманию. Они неотделимы, как друг от друга, так и от данного повествования, вне которого существовать не могут.

* * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – правда.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о людях, живших когда-то или живущих сейчас, и чрезвычайно похожих на тех, с которыми ты встретишься здесь.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о событиях, происходивших когда-то, либо реально происходящих сейчас и чрезвычайно похожих на те, о которых ты прочтешь здесь.

 Фантазия Автора сводится лишь к тому, что он по собственному разумению собрал эти события и людей вместе и представил их твоему вниманию. На самом же деле большинство из них не имели и не имеют друг к другу никакого отношения, а чаще всего и не подозревают о существовании друг друга.

* * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Оба приведенных выше суждения справедливы, и тебе самому решать, какое из них тебя больше устроит. Я же, по общепринятой традиции, могу только указать, что:

 "ОПИСАННЫЕ ПЕРСОНАЖИ И СОБЫТИЯ ВЫМЫШЛЕНЫ,

 А ЛЮБЫЕ СОВПАДЕНИЯ – СЛУЧАЙНЫ"

Рассказы о советских пограничниках.

На войне все средства хороши. В тайной войне — тем более. Страх ревность, жажда мщения — очень часто заглушают трезвый голос разума.

Потрясенный трагической гибелью родителей и изменой жены, пилот ВВС США Гриффит ищет забвения в злачных местах Бангкока. И он его находит… в жарких объятиях обворожительной парижанки мадам Гали.

Она же суперагент КГБ СССР «Гвоздика».

Единственное, что она просит за любовь и ласки — угнать в СССР новейший истребитель F-16, на котором летает «милый друг».

В основу романа положены подлинные события.

Повесть дает авторскую версию событий 2010–2011 годов: массовые волнения в Арабских странах; крупнейший слив закрытой информации о методах и работе американских дипломатов через Викиликс (т. н. Cablegates); экстрадиция российского коммерсанта Бута в США и судебный процесс в Нью-Йорке; заключение контракта на разработку рубинового месторождения в Таджикистане израильской компанией, и её последующее вытеснение из Таджикистана и концерна «Алроса»; ликвидация Усамы бен-Ладена в Пакистане; арест российских нелегалов в США и их последующий обмен; бегство в США начальника отдела российского СВР Потеева А., курировавшего зарубежную резидентуру нелегалов; ликвидация зам. начальника ГРУ генерала Иванова Ю. Е., прибывшего в Сирию с рабочим визитом; террористические акты в России и Таджикистане, происходившие в это же время.

Впервые под одной обложкой два романа из цикла о бывшем следователе прокуратуры Валентине Ледникове. Лондон и Париж привлекают внимание дельцов всех мастей. Они устраивают игры, ставки в которых – давно не деньги и бриллианты, а – жизни. Любимые дикие развлечения русских олигархов… Наследника одного из них разыскивает Ледников в Лондоне в тот самый момент, когда экс-кагэбэшник Литвиненко отравлен полонием.

…В Париже тоже неспокойно – арабы громят предместья французской столицы. А на Юрия Иноземцева, старинного школьного друга Ледникова, совершено покушение. Тем временем в одном из дворянских домов бывшему следователю представляют новоявленную первую леди Франции. Ту самую, о которой, едва познакомившись, президент сказал: «Эта женщина будет моей».

В сборнике читатель встретится с еще одной разновидностью детективов — «шпионскими» романами П. Кенни «Пекло», Ж. де Вилье «Рандеву в Сан-Франциско» О. Ле Бретона «Пражское солнце».

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

На этот раз полем тайной войны между разведками стран НАТО и СССР стала Румыния. Ради создания в стране антисоветской оппозиции льется кровь…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Осквернитель праха» — своеобразный детектив, в котором белый подросток спасает негра, ложно обвиненного в убийстве.

Уильям Фолкнер (1897–1962) — один из самых крупных американских писателей XX века. Действие его произведений разворачивается в вымышленном писателем округе Йокнапатофе, воплотившем в себе, однако, все реальные черты американского Юга. Человек «в конфликте с самим собой, со своим собратом, со своим временем, с местом, где он живет, со своим окружением» — вот основной объект творческого исследования Фолкнера. Рассказы, повесть «Медведь» и роман «Осквернитель праха», вошедшие в эту книгу, тоже относятся к «йокнапатофской саге».

Эти тринадцать (1930)

• Победа

• Ad Astra

• Все они мертвы, эти старые пилоты

• Расселина

• Красные листья

• Роза для Эмили

• Справедливость

• Волосы

• Когда наступает ночь

• Засушливый сентябрь

• Мистраль

• Развод в Неаполе

• Каркассонн

Доктор Мартино (1934)

• Дым

• Полный поворот кругом

• Уош

Сойди, Моисей (1942)

• Было

• Огонь и очаг

• Черная арлекинада

• Старики

• Осень в дельте

Ход конем (1949)

• Рука, простертая на воды

• Ошибка в химической формуле

Семь рассказов (1950)

• Поджигатель

• Высокие люди

• Медвежья охота

• Мул на дворе

• Моя бабушка Миллард, генерал Бедфорд Форрест и битва при Угонном ручье

Феликс снова попытался сосредоточиться (последний час он был занят исключительно этим). Он надеялся, что все-таки сочинит стихотворение, хотя никакому поэту и в голову бы не пришло сесть за работу в восемь часов вечера.

«Волны распластываются на безлюдном пляже…»

Перо зацарапало по сложенному вчетверо листку бумаги, девственно белому, как фата невесты. Вторая строка никак не придумывалась. После долгих усилий ему удалось ненадолго отвлечься от звуков трех или четырех виброфонов, сотрясающих двор; но до чего же трудно заставить себя думать о безлюдном пляже и пене набегающих волн на фоне ритма пучи-пучи! Однако окончательно похоронил вторую строку разговор двух сервороботов. Они вопили во всю мощь своих динамиков, и болтовня их навела его на мысль о неореалистическом романе, героями которого были бы две скромные прислуги. Потом их разговор, пахнувший луком и кухонным тряпьем, прервался, и тут же началась многосерийная телепередача с треском револьверных выстрелов и голосами, ревущими или сюсюкающими с пуэрториканским акцентом.