Рассказы

Рассказы

От многих старых людей, да и от подруг моих по общежитию я часто слышала, что любовь в молодые годы слепа. Глупо, правда? И смешно, и обидно. Но главное — верно. Что поделаешь, сейчас я и сама это понимаю. Если бы не верно — разве мучилась бы я так? Подумаешь — Абдулла-кавунчи, по-русски — дынных дел большой профессор! Чуть не плачу со злости — не найдется, что ли, других парней, да получше, — в клубе на танцах отбою нет! Но вот вернусь домой, лягу, свет потушу — и такой ком подкатит к горлу, что дышать нечем! Нехорошо это: на людях веселая, а приду домой — плачу. И что в нем нашла? Хотя парень, конечно, славный — глаза красивые, ресницы гуще моих, веселый, а говорит — заслушаешься…

Другие книги автора Ульмас Рахимбекович Умарбеков

Одна из повестей, написанная в последние годы. Главная тема его произведений — жизнь и нравственные поиски наших современников. Герои сборника — разные люди, отдающие все свои силы тому, чтобы торжествовала правда там, где пытается ее подмять бесчестье, чтобы щедрой была родная земля, здоровой и вечной природа.

В повести рассказывается о тяжелой и жестокой борьбе с басмачеством, об интересных человеческих судьбах, которые оказались в центре тех событий.

Произведение написано в жанре приключенческой литературы, и сочетают остроту и динамику событий с глубоким психологизмом.

Историческая повесть «Пустыня» воссоздает события послереволюционной поры в Узбекистане.

Герои романа «Зеленая звезда» (в оригинале — «Человеком быть, это трудно» («Одам бўлиш қийин», 1969)), удостоенной в 1970 году республиканской комсомольской премии, — выпускники школы, делающие первые самостоятельные шаги в жизни.

Странный приснился старику сон — будто находится он в своем саду, яблони к реке сбегают — а на том берегу покойница-жена, Зейнаб, но молодая еще совсем, девушка будто, платье белое на ней — руки к нему протянула, навстречу идет. Старик позвал ее, она бросилась в воду, будто реку переплыть хочет. Что она делает, ведь не умеет плавать, утонет! — испугался старик и тоже в реку кинулся — спасать надо жену. Плывет, а жены нету, не видать ее. Вылез он на берег, — а она тут как тут, в платье белом и в ичигах — подарке его на день рождения в тот год, когда возрастом она равна стала пророку Мухаммеду — шестьдесят два ей исполнилось. Стоит жена, смеется и говорит ему:

Популярные книги в жанре Проза: прочее

 

Николай Владимирович Блохин

 

ЦАРСКОЕ ДЕЛО

сборник рассказов

 

 

Содержание

 

Бумажненькая

Деноминация

Джой и Джемми

Талант

Травка

Царское дело

 

 

 

Бумажненькая

Двое допрашивающих фигуристостью-осанкой, лицом, выражением и крепостью выражений были очень похожи друг на друга. Только один был резко старше, а другой – резко моложе. Говорили-допрашивали оба сразу, то один спрашивал, а другой подначивал, то – наоборот.

— Посмотри-ка! — Таким тоном Джоан Мапл обычно выражала радость. — На нас посягнули!

Ричард Мапл оторвал голову от песка.

По пляжу брела другая пара, помоложе их — смуглые гривастые существа, величавые от старания контролировать себя. Чтобы понять, что они наги, приходилось приглядываться. Частое посещение на протяжении лета нудистской части пляжа, отделенной мысом от пляжа, где загорали в купальниках и где возлежали Маплы с детьми, книжками, полотенцами и лосьонами, позволило этой юной парочке покрыться ровным загаром. Половые признаки, занимающие такое раздутое место в нашей внутренней мифологии — груди, лобковая растительность — на расстоянии, да еще на ярком солнце сводились почти к нулю. Даже пенис молодого человека казался второстепенной деталью. Его спутница выглядела его уменьшенной копией — та же завораживающая упругая походка, та же волнующая компоновка конечностей, живота, торса, плеч, головы.

Маплы были женаты уже девять лет, почти перебор.

— Черт бы все это побрал, черт бы побрал!.. — говорил Ричард своей жене Джоан по пути в Бостон, куда они ехали на переливание крови. — Я езжу по этой дороге пять раз в неделю, и вот опять! Кошмар какой-то! Я совершенно вымотан — эмоционально, умственно, физически. К тому же, она мне даже не тетка. Тебе она и то не тетка.

— Вроде как дальняя родственница, — уточнила Джоан.

— Проклятие, у тебя вся Новая Англия ходит в дальних родственниках, мне что же, весь остаток жизни потратить на спасение их всех?

Сборник "Сказки" SPROOKJES

АНИТА

ЯЩИЧЕК

БОГАТЫЙ СОБИРАТЕЛЬ ЕЖЕВИКИ

АНГЕЛ

СМЕРТЬ СКАЗОЧНИКА

СНЕЖНОЕ РОЖДЕСТВО

СЫН ВОСКРЕСЕНЬЯ

ВОЛК В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

Теперь аккуратно будем. Потому что вперед! Пора, и пусть поэтому светит! Каждый ведь что-то умеет?.. Или не все хороши?

Так одна моя знакомая полагала, что кому-то дано, а кому-то — отсутствие предположено. Так и жила, как все, — это правда. Но теперь с Хорошею судьба мне велит… Не слишком близко пока, потому что боимся оба. Знакомых много у нас позади, которые слишком смело полагали что-либо на чей счет.

Я определённо родился ровно двадцать пять лет назад. Меня кличут — не дозовутся разного рода трубы; в произведениях своих я как не в сказке силен, а в жизни — боимся оба. Опытны мы зато: не случится — беды не будет. Не будем классифицировать. Что мы классики, ходики, самолёты, океаны любви? Не ночевало. Ату!

— Идем, — сказал я собаке. — Кого нам бояться!

И никто из гостей, шастающих по задворью, даже не взглянул на нас, и сквозь чащу картофельной ботвы проломились мы к лазу в заборе. Лаз был укромен и мал: пролезет ли собака? Длинно вытягиваясь, она проскользнула, а там и я пролез — и потрусили рядышком по твердо прибитой коричневой дорожке кривого переулка.

Это была рослая серая овчарка с вогнутой, как седло, широкой хребтиной. Два дня назад привел ее во двор дядя Харис, будущий, или теперь уже настоящий, муж тети Марвы, сидящий сейчас в нижнем этаже нашего большого дома, где совсем ведь недавно ладно и мирно жили тетя Марва, бабушка Бедер и Амина. Они там посиживают, едят и пьют, лишь бабушка Бедер и две-три старушки-пособницы ходят взад и вперед — от очагов с угощением, от клети, где находится наш погреб и где в углу, в желтой сухой соломе, нежатся кошки моей матери, — старухи носят плов и блины в прохладные сумеречные комнаты, где сидит и сидит дядя Харис, и сидит, видать, терпеливо радуясь, мать Амины.

В сборник вошли лучшие произведения «малой прозы» Г. Канта, которую отличают ироничность и разговорность манеры изложения, острота публицистической направленности.

О Д И Н Н А З Е М Л Е

Счастьем зовётся страна недоступная,

В жизни земной, только призрак обманчивый,

Вечно зовущий в погоню за будущим, и,

Заманив, позади остающийся.

(Лена Масленникова. 14 лет)

П Р О Л О Г

Это произошло в те горестные для Земли времена, когда с Вершины Мира стали сползать

гигантскими языками ледники. Царящая на Земле райская жизнь с тёплым влажным климатом,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повесть о тщательной подготовке и побеге военнопленных из гитлеровского лагеря…

Повесть - рассказ о тяжелом, полном драматизма поединке юноши - разведчика с опытным гитлеровским диверсантом…

Их любовь была предначертана судьбой.

Жизнь, кажется, вновь возвращается в прежнее русло, когда Меган Розенберг переезжает в Ирландию. Она удивлена тем, что чувствует себя как дома в новой школе, после долгих лет, проведенных в Америке.

Она вливается в новую компанию друзей, в которой её внимание стразу же притягивает таинственный и красивый Адам ДеРис.

Но вскоре Меган узнает, что её чувства к Адаму связанны с судьбой, которая уже давно предрешена — и что страсть и сила, что свели их вместе, могут стать основной причиной их гибели.

М ак с Л у к а д о

БЕССТРАШНЫЕ

Представьте, что в Вашей жизни больше нет страха

Перевод с английского

Мах Lucado

Fearless

Originally published in English by

THOMAS NELSON, Inc. Nashville, TN, USA.

All rights reserved. This Licensed Work published under license.

Все мы так или иначе чего-то боимся, всех нас терзают страхи — каждого свои. Но

Макс Лукадо спешит нас порадовать: от страха есть противоядие! В своей новой книге