Рассказы

Гелхвидзе Самсон Прокофьевич родился 26 марта 1958 года в городе Тбилиси, в семье служащего.В 1975 году закончил 9-ю среднюю школу г. Тбилиси и в том же году поступил В Грузинский Политехнический Институт (ГПИ) им. В.И.Ленина, на строительный факультет, который с отличием окончил в 1980 году по специальности “Промышленное и гражданское строительство”. В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию, утвержденную Высшей аттестационной комиссией (ВАК) при Совете Министров СССР. С 1980 года по сегодняшний день работал в разных учебных заведениях и научно-исследовательских институтах АН страны. Является автором многих научных трудов и изобретений. Свои первые шаги в поэзии и прозе начал делать с 1984 года.На суд читателей представляется первый сборник рассказов автора “Торговцы болью”, в котором автор пытается, по его высказыванию, предпринять попытку изловить, хоть на миг, летящее стрелою время.Предложенный автором сборник рассказов для него является той синицей в руках, которую ему удалось изловить из улетевшей журавлиной стаи жизни прошлого. Отзывы и пожелания просим присылать на адрес отправителя.

Отрывок из произведения:

ПРОСТИ МЕНЯ, ТАМАРА

Покашливая, с трудом передвигаясь по комнате, чуть не разлив чашку горячего чая, едва не без радости добравшись до помятой постели, Сидамон поставил-таки чашку на тумбочку, завалился в постель и вскрикнул от неожиданной боли, прострелившей ему поясницу.

– О Боже, кончится это когда-нибудь, -с тоскою подумал он.

Голова раскалывалась на части, тело бросало то в жар, то в холод, затекшие от продолжительного лежания бока стонали, моля о пощаде.

Другие книги автора Самсон Прокофьевич Гелхвидзе

“ Поэзия – призвание моё, моё предназначение, То, ради чего с небес на землю, командировала меня судьба.” “Сущность моя есть – моя боль и мои чувства, без которых я, далеко не я.” Самсон Гелхвидзе “СПЛОШНОЕ СЕРДЦЕ ГУДИТ ПОВСЕМЕСТНО” (От редактора) Эти слова Владимира Маяковского как нельзя более подходят для характеристики стихотворений и поэм Самсона Гелхвидзе, впервые предстающего перед читателями в качестве поэта. “Первой ласточкой” на книжной полке художественой литературы явился сборник рассказов “Торговцы болью” (Тбилиси, 2002), а теперь видим пробу пера в стихотворчестве. Носитель сугубо земной профессии строителя, имеющий научные вклады в эту область техники и ученую степень, как оказалось, значительную часть своей жизни проводит … в небе, носимый крыльями вдохновения, а, может быть, и самим Мерани… Условно “разложенные по полочкам”=разделам “Стихоисповедания” стихотворения могли бы возмутиться и потребовать “перестройки”, но… что сделано,= то сделано! Автор исписал много=много перфокарт, импонирующих ему как носители первородных строк, а дальше включились в работу РС и редакторы, и произошла “прописка” по полочкам… “Звуки сердца” = это не только раздел сборника, это = его существо. Медитация поэта охватывает в первую очередь чувства человеческие: любовь, сострадание, радость общения с природой и Небом. Смятенная душа поэта долгое время смутно стремившаяся к Небу, к высоким чувствам, к великим жертвам, получила успокоение и выход к Отцу Небесному. Самсон стал истовым прихожанином одной из Тбилисских православных церквей. Во многих медитативных стихотворениях Самсона “Небесная тема” получила явное выражение и, по его мнению, поэтическое творчество подсказано ему Свыше, является божественным даром. Отсюда и само название сборника. “Поэзия = призвание мое, мое предназначение, То, ради чего с небес на землю командировала меня судьба…” “Поэзия во мне = от Бога” “…Счастья большего После любви и преданности Богу, В поэзии хочу я отыскать!..” Самсон глубоко верит сам и убеждает читателя, что жизнь общества без Него, без соблюдения Заповедей = ущербна, неполноценна, а порой преступна, приводит к потрясениям и кризисам. Это читаем в его “Гражданственных строфах”. “Сообщества людей = без Бога не бывает…” “Люди, не стреляйте в ваших братьев…” Особое место в поэзии Самсона занимают традиционные медитативно=лирические вопросы: истоки вдохновения, творческие порывы, сущность поэзии. Он делится своим чувством глубочайшего удовлетворения, когда вдохновенно исписаны перфокарты и свою любимую, вызвавшую к жизни поэтические строки, он может бережно и надежно спрятать на полочке: “Я отнесу тебя в тетрадь… на полку верхнюю, подальше уложу”… Здесь проявляется и светлый юмор Самсона, как в стихах о сквозняке = госте НИИ, о своем имени и др. Сердечные “пробы и ошибки” представлены в сборнике искренними, поистине исповедальными, строками, волнение поэта порой выплескивается через край сердечной чаши. “Попрежнему любовью болен Ко всем и ко всему, Но, как и раньше, не любим!..” “… Я лишь писал, надеялся и верил, В мечту несбывшейся любви,” “Сущность моя есть моя боль и мои чувства, Без которых я = далеко не я…” Способность к горячей сердечной самоотдаче друзьям и всем, нуждающимся в помощи, проявилась в строфах, не лишенных некоторой горечи. Видимо, не всегда ответом бывала благодарность… А жаль! Такое проявление альтруизма нечасто в нашем сверхжестоком ХХ1 веке. “Я видел человеческие слезы, Людское горе я испил до дна…” “Я жертвовал собой себе на радость… И в этом чувствовал свое я назначенье… Чем больше делал дел, тем требовали больше…” При чтении любовной и медитативной лирики бросаются в глаза “стихийность” творчества Самсона. Его “стихийные стихи” не знают “гребенки” версификации, они вихрасты и порой неуклюжи, автору недосуг их “причесывать”. “Столпотворение мыслей Моей заброшенной души…” “В лавине этих строк Не все ошибки замечаю,= Скорее, пропускаю их”. Строки обгоняют друг друга, часто повторяются, попадая под жестокое перо редактора, но в них всегда чувствуется биение полного “несгораемой болью”, чувствительного и преданного сердца. В одном из стихотворений Самсон несколько раз повторяет: “Найдите женщину, Душою женственней меня!” Очень хочется, чтобы из толстой авторской папки в следующий поэтический сборник аналектов перекочевали “причесанные” самим автором “творения”. В этом сборнике читатель уже найдет много поэтических находок, неожиданных образов и метафор, а, главное, = светлых чувств. И еще хочется пожелать поэту радостно, глубоко и долго глядеть в расширенные, преданные зрачки глаз = в “два подсолнуха на синем мраморе”, которые ему однажды довелось увидеть!.. Равнодушие = самое страшное человеческое чувство, его должны побороть все земляне, чтобы опровергнуть грустные строки Самсона: “Жизнь человека = черный ящик самолета, Пока живешь = никого не интересуешь…” Жизнь человека = яркий, светлый след! Тем более, = поэта, кем создается Поэзия: = “Моя, твоя, чужая!” Глеб Коренецкий

Популярные книги в жанре Современная проза

1. Что имеем не ценим, потерявши плачем.

Когда Саня-Фея Мэя не так давно была на дне рождения Ромки, то сразу же заметила, что её папа и ромкина мама очень понравились друг другу. Всё получилось именно так, как и мечтала Саня - у неё наконец-то появилась новая мама, потому что вскоре родители детей поженились, и Ромка с мамой переехали жить в санин дом под красной черепичной крышей на Львовской улице. Вот и исполнилось очередное предсказание будды Гуанинь, которое Фея Мэя получила в Ароматной Пагоде во время своего недавнего путешествия в далёкий Вьетнам: "Дома родители и брат будут рады встрече".

 Глушков укрывался в длинном пустующем складе. У деревянного строения отсутствовали обе торцовые стены, и сырой ветер океана насквозь продувал его, как огромную трубу.

 К исходу вторых суток Глушков стал думать, что мог бы легко убить себя, и он несколько раз примерял смерть к своему утомленному съеженному естеству, поднося холодный ствол автомата к сухому горячему рту, или ко лбу, или упирая его в грудь, вдавливая стальное жерлышко глубоко в свалявшиеся ворсинки шинельки. И при этих репетициях он не чувствовал ни страха, ни омерзения, которые могли бы отрезвить его, он будто опьянел от близости и простоты смерти — стоило легко надавить пальцем на чуть загнутую железку, чтобы вступить в некие двери, или точнее не в двери, а в темный неровный провал в каменной стене, в пещеру, которая смутно маячила в его воображении. И если что–то удерживало его, то лишь призрачная щемящая надежда на что–нибудь фантастичное, способное выхватить его из ямы отчаяния, куда он свалился.

Кнут Гамсун (настоящая фамилия - Педерсен) родился 4 августа 1859 года, на севере Норвегии, в местечке Лом в Гюдсбранндале, в семье сельского портного. В юности учился на сапожника, с 14 лет вел скитальческую жизнь.

Полина Клюкина не пишет про любовь полов своего поколения. Она пишет про поколение своих родителей. Её короткие рассказы заставляют сопереживать и бередят душу. Наверное, от того, что в них нет стандартных сюжетных схем, а есть дыхание жизни.

В 2009 году она стала финалистом Независимой литературной премии «Дебют».

На деревянном с золотом троне восседал старец. Старец, не старец Один. Можно было бы сказать — Бог, но он сам ссылался на своего Бога.

Можно было бы сказать — Колдун, но, по чести сказать, — язык не повернется. Никому и никогда от него не то, чтобы плохо, неприятно не было.

Ум его был огромен и велик, и представлял собою несметное воинство. Но даже воинство это склонялось пред силою, именуемою любовью…

Пещера, в которой восседал на деревянном троне Один, напомнила писателю Элевсинские театры. Те самые места массовых посвящений, что некогда получили название Мистерий.

История, начинающаяся как мрачная мистика, вдруг оборачивается философской притчей, способной подарить чувствование Покоя и Благодати тому, кто разбирается в языке символов.

Вы держите в руках своеобразный путеводитель по болевым точкам современной женщины. Каждая глава посвящена отдельной проблеме. Как полюбить свое тело и увидеть его красоту? Как отстоять свои личные границы без вреда отношениям с окружающими? Зачем притворяться кем-то другим, если можно быть собой и получать удовольствие от жизни? Книга не решит в одно мгновение все ваши проблемы, но позволит под другим углом взглянуть на них. Не нужно быть идеальной, чтобы быть счастливой.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Прекрасная незнакомка на пороге дома… Приятный сюрприз? Возможно. Вот только в глазах ее тайны, за спиной тьма, а тень ее – сама смерть.

Ловец душ знает, что после смерти жизнь только начинается. Но переходить на ту сторону грани не спешит. Однако с появлением новой помощницы его то и дело пытаются убить. Она строптива, опасна и, кажется, не слишком-то высокого о нем мнения. Уволить ее? Ни за что. Ведь рядом с ней он по-настоящему жив.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Оп.: Легенды и сказания в памятниках сирийской агиографии // Палестинский сборник. Вып. 30 (93). Л. 1990 (Перевод выполнен по изданию:Testi orientali inediti sopra i sette dormienti di Efeso… Р. 18 – 23)

Перевод Р. К. КИКНАДЗЕ И В. С. ПУТУРИДЗЕ Исследование и указатели Р. К. КИКНАДЗЕ ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Ш. В. Дзидзигури (главный редактор), М. Д. Абашидзе, 3. Н. Алексидзе, Г. Н. Джибладзе, В. И. Дзидзигури, Т. С. Каухчишвили, Р. К. Кикнадзе, (зам. гл. редактора), Г. А. Меликишвили, Г. А. Надарейшвили, Э. В. Хоштария Редактор серии Р. К. Кикнадзе Редактор тома Г. Г. Аласаниа Рецензенты: доктора исторических наук: К. К. Куция К. А. Чхатарайшвили Сочинение известного грузинского историка и государственного деятеля XVII века Парсадана Горгиджанидзе «История Грузии» является ценным источником для изучения истории как Грузии, так и стран Закавказья, Ирана и Турции. Печатается русский перевод «Истории Грузии» П. Горгиджанидзе, в которой описываются события XIV-XVII веков.

Гурунц Леонид Караханович известный армянский писатель родился в 1912 году. Свою творческую карьеру начал в Баку. После выхода в свет его первой книги под названием “Карабахская поэма” (Москва) начались гонения на автора. Как вспоминает сам Гурунц “появление “Карабахской поэмы”… было равносильно самому неслыханному преступлению, я попал в “черный список”. И если я избежал высылки, то совершенно случайно…” Привычные методы руководителей Азербайджана в своих действиях против армян – прибегать к помощи самих же армян – в случае с Леонидом Гурунцем не срабатывали. Гурунц отказался, например, поставить свою подпись под разгромной статей против Мариэтты Шагинян, затем против Георгия Холопова, автора романа “Огни бухты”. Роман этот – об Азербайджане, сперва его хорошо приняли, но вдруг дознались, что автор его – армянин… “Предатель из меня не вышел. – пишет Леонид Гурунц, – Зря, выходит, обласкали меня. Пора кончать. Через три дня я полетел с должности.” Дальнейшее пребывание в Баку становилось опасным, и Гурунц окончательно переехал в Ереван. В Ереване вышли в свет его сборник новелл и рассказов “Сказки старого дуба” (1980г.); избранные произведения в 2-х томах (1983г.); “Облака моей юнности” (1972г.); “Сказание о моем селе” и другие. Много книг Леонида Гурунца было опубликовано в Москве: “Карабахские перекрестки” (дилогия, 1981г.), “Камни моего очага” (рассказы, 1959г.), “Горы высокие” (роман, 1963г.), “Ясаман – обидчивое дерево” (сборник, 1971г.), “Карабах, край родной: карабахские тетради” (1966г.), “Карабахская поэма” и другие. После смерти писателя в его архиве были найдены рукописи, которые Гурунц при жизне так и не опубликовал. Сам он об этом писал, что многие записи, какие он сделал, "конечно, света не увидят". – Я их пишу не для дня сегодняшнего и не для печати. Я подобен тому космонавту, который, выйдя на орбиту, уже не подчиняется земному притяжению. Я счастлив от такой свободы, будто выросли крылья, и я лечу, не зная помех.

XI век в истории Грузии является временем богатым весьма важными событиями. В конце X – начале XI вв. завершается длительный исторический процесс объединения грузинских земель и создания грузинского феодального государства «Сакартвело» (Грузия).

В 80-х годах X века объединились в одно государство две крупнейшие грузинские политические единицы – царство Эгрис-Апхазети и Картлийское эрисмтаварство (вся Западная Грузия и центральная часть Грузии, от р. Арагви до начала Боржомского ущелья) и большая часть Картвельского царства (Юго-Западная Грузия). В начале XI века к нему присоединилась остальная часть Картвельского царства (без южной части Тао), а также Кахети и hЕрети.