Рассказы

ОлегОлег

Рассказы

СИДОРОЛОГИЯ

\ краткое знакомство с историей и болезнью \ "Сидоров! Как много в этом слове..." А. С. Сидоров-Пушкин

Ивановыми приходят, Петровыми уходят, а Сидоровыми остаются. Так уж повелось с тех пор, как первый мужик глянул на то, что можно сделать из обыкновенного ребра, поправил фиговый, совсем непотребный листок да и брякнул: - Разрешите представиться - Адам Сидорович Сидоров. И пошло-поехало. Пошло текло банальная вода, регулярно менялись вожди банановых племен, потому как курение трубки мира не исключает канцерогенных взглядов со стороны, а также зарождались и приходили в упадок цивилизации... "У Падок", кстати, называлась первая таверна, которую содержали Сидоровы под чужой фамилией и подставным лицом, так называемой маской. Они же были первыми актерами, осознавшими, что быть самим собой в критические дни не всегда приятно, что бы там ни говорили. Время, в общем, шло. Над головами Сидоровых сгущались тучи, на них грозно поглядывал "глаз" урагана, но они упрямо искали места под солнцем. Один из них Моисей, дошел до того, что сорок лет шлялся с толпой однофамильцев по пляжу, стараясь идти в ногу со временем. Такова легенда. Потом было много чего, но Сидоровы всегда вовремя платили налоги и оказывались под рукой у Господа Бога. Они были неистребимы, как солдаты, вооруженные ложками с инкрустацией: "Мое. Сидоров." Так, например, в седую старину один из них забрел в настоящую глухомань. - Кто таков? - строго спросили его. - Сидоров, - от неожиданности не стал врать он. - Чего? - переспросили аборигены. - Сидоров, - уже спокойнее крикнул бродяга. - Ась? - глухие манцы приставили к волосатым ушам розовые ладошки. - Тьфу, урюки чертовы! - А-а, Рюрикович! Так ну-ка бегом на престол! И чтобы шапка Мономаха не пустовала! Любой первый-встречный историк подтвердит тот факт, что тому Сидорову от шапки Мономаха отвертеться не удалось. Так надолго прервались его связи с остальными одноплеменниками. И только много позже один из потомков, в меру оторванный от народа, наслушался семейных преданий и попытался восстановить связь путем вырубывания окон. Чем это кончилось знают все. Страну, откуда можно было вылезти через форточку, затопила волна внебрачных детей. Были они разного роста, цвета и вероисповедания, но всех роднила общая черта - большая сума, от которой они советовали встречным каликам перехожим не зарекаться. В народе ее прозвали правильно - сидор. Позже это дало повод особо наглым Сидоровым претендовать на то, что баскетбол - их старая семейная игра, потому как предки издревле швыряли в сидоры все, что ни попадя, не исключая и мячей, ежели такие подворачивались проворным ручкам. Это так, к слову о полке Сидорова. Дворцовые интриги и перевороты, революции и войны не обошли Сидоровых стороной, но они стояли насмерть, продолжая множиться, почковаться и распространяться. Наиболее морозоустойчивые представители бессмертного семейства первыми проникли на Аляску. Окинув хитро прищуренным оком неведомые дали, Сидоровы по-братски обнялись с алеутами и потащили флаг своей цивилизации вглубь материка. Там они, не мудрствуя лукаво, открыли фактории и принялись рассказывать эскимосам сказки о качестве товаров. Если кто не в курсе, то для исторической справки нелишним будет отметить, что с тех пор Сид - попопулярное среди шаманов имя. Западные исследователи загадочного феномена и катастрофической живучести данного субъекта неожиданно для самих себя пришли к выводу, что и после ядерной войны, на Земле наряду с крысами, тараканами и хамелеонами, останутся неистребимые Сидоровы. Поэтому и началось повальное разоружение, за что им низкий поклон и почетное членство в "Клубе родственников Сидорова". Краткий обзор Сидорологии был бы неполным без детального знакомства собственно с самим героем - средним индивидуумом, гордо носящем фамилию Сидоров. Дабы не ударить лицом в грязь перед учением Дарвина, о настоящей фамилии которого догадаться совсем нетрудно, любой современный Сидоров не очень отличается от обезьяны. В целях маскировки он так же мало отличается и от других родов и семейств. Однако, в любой мало-мальски пестрой толпе, которую они любят за разноцветность, Сидоровых легко обнаружить. Нужно лишь бросить невзначай фразу: "Не вы ли обронили кошелек?" Если представители других пород начинают шарить у себя по карманам или притворяться, что у них никогда не было кошелька, глупо хлопая глазами, то настоящий Сидоров отреагирует моментально. В конце концов, ведь "новые русские" - хорошо забытые Сидоровы... Анатомия среднестатистического Сидорова не представляет никакого интереса. В основном, он состоит из головы, лица, на лбу которого обычно ничего не написано, и остальных частей тела, как и все млекопитающие. Степень ворсистости варьируется в широких пределах. О способе размножения можно сказать, что, в целом, он традиционен, невзирая на слухи о капусте и аистах, усиленно распространявшиеся в свое время самими Сидоровыми. Сегодня можно с уверенностью заявить, что аисты такого не носят и в клюв не берут. Вот, пожалуй, и все о физиологии. Любовь Сидоровых к животным, в отличие от их любви друг к другу, вошла в народный эпос. Кому не известно выражение: "Любил, как Сидоров козу"?! Сидорову козу не нужно путать с народной былиной "Коза-дереза", ведь любое совпадение фамилий, дат и событий следует считать случайным... Подобно Господу Богу, с которым находятся в панибратских отношениях \ см. выше \ , Сидоров встречается единым в трех лицах - спящим, бодрствующим и с похмелья. Пьяный Сидоров никогда не носит свою фамилию из вредности и обычно оставляет ее жене, детям и первым-встречным. Наблюдая за ним в третьей ипостаси, можно увидеть, как спорят между собой две первые, но это уже забота психиатров, у которых, кстати, тоже бывают свои профессиональные праздники. В такие торжественные дни они лечат Сидоровых, ведь, к счастью, не все психиатры.... Ну, вы меня понимаете?.. Чу! Я слышу мягкие шаги, потому как у них сегодня снова праздничный день! На этой радостной нотке хотелось бы и закончить сантехнический осмотр генеалогического древа. С уважением, ваш слесарь-ботаник Сидоров-Сидоров С.С.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Шашурин

Перетомленное бигуди

Собственно, рыбачок, который мне все рассказал и показывал даже место действия - на бывшем пригородном песчаном карьере, - настаивал, что правильней было бы говорить: утомленное бигуди, потому как _перетомленное_ - значит томленное чересчур долго, передержанное в кипятке, а утомленное выдержанное столько, сколько надо, так же как переваренное и уваренное, например, мясо, и никак не хотел понимать, что у него получается не только двусмыслица, но придается пластмассовому предмету одушевленность - этакое испуганное суетой жизни бигуди.

Александр Шленский

Обезьяна и бочка

Однажды я, Чжуан Чжоу, увидел себя во сне бабочкой - счастливой бабочкой, которая порхала среди цветков в свое удовольствие и вовсе не знала, что она - Чжуан Чжоу. Внезапно я проснулся и увидел, что я - Чжуан Чжоу. И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он бабочка, то ли бабочка, которой приснилось, что она - Чжуан Чжоу. А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой, несомненно, есть различие. Вот что такое превращение вещей!

Александр Шленский

Охота на колбасу

(Краткая антология мировых традиций в научно-популярном изложении)

Как известно, профессиональная охота является профессией не менее древней, чем всем известная древнейшая профессия. Тем, кто не верит, можно это легко доказать, основываясь на том факте, что люди занимались охотой задолго до появления земледелия, ремесел и денежного обращения, и поэтому расплатиться с представительницей древнейшей профессии в те далекие времена можно было только частью добычи, принесенной с охоты. Охота как род занятий изучена в мельчайших подробностях в этнографическом, историко-культурном, национальном, географическом и экономическом аспектах, написано множество подробных трудов об охотничьих традициях, принадлежностях, о названиях, внешнем виде, повадках и вкусе добычи, исследованы социальнопсихологические типы охотников на всяческую живность во все времена и почти во всех регионах, за исключением тех, где пользуется популярностью охота на естествоиспытателей, изучающих охотничьи традиции туземцев.

Александр Шленский

Радиальная симметрия

Когда мы смотрим в словарь, то "счастье-несчастье" - это, кажется, пара антонимов, как добрый и злой, свет и тьма. Человек вообще склонен глядеть на мир двоично. Это просто - разделить мир на такие пары. И если такой взгляд распространяется и на мир невидимый, становится способом осмыслить само существование души человеческой, то философы и богословы называют это дуализмом или манихейством.

Александр Шленский

Размышления над дыркой в стене

Профессор математики Фриц Гросскопф допоздна задержался в лаборатории, готовя очередной кафедральный отчет. Он не доверял компьютеру и пересчитывал некоторые формулы на своем калькуляторе, которому доверял всецело. Время от времени он доставал из кармана платочек, легонько сморкался в него, а затем протирал уголком платочка очки. При этом он каждый раз ронял калькулятор на пол. Нагибаясь в очередной раз, чтобы поднять с пола упавший калькулятор, Гросскопф обратил внимание на дырку в стене, которую просверлили днем служащие, разводившие в помещении локальную сеть. Он сунул в дырку палец, немного помедлил, вынул палец и зачем--то пересчитал на пальце суставы. Получилось целых три -- как--то даже слишком много. Профессор поколебался, он не был уверен, относится ли ближний к ладони сустав к пальцу или к самой ладони, и надо ли поэтому было его считать. Потом взглянул на калькулятор. Калькулятор показывал корень из трех. Гросскопф поразмышлял, как получилось это число, и пришел к выводу, что, это результат падения прибора на пол. Тем не менее, число ему понравилась, и он решил вставить его в отчет. По крайней мере, хуже не будет - решил профессор. Потом он еще немного подумал и повернул голову к соседнему столу:

Александр Шленский

Унылые заметки о несовершенстве мира ввиду отсутствия баланса

DD/MM/YYYY

Надумал я вести дневник, но непростой, а особый, и записывать в него не все мысли, а только грустные. Зачем мне это надо, я и сам пока не знаю, ведь времени и так не хватает катастрофически. Но может быть, это мне как-то поможет от тоски и уныния. А вместо даты я решил ставить просто формат даты, как в компьютерной программе, но не из оригинальности, а просто - потому что я расчитываю записывать сюда не события своей жизни, а скорбные мысли о вечном, а для таких мыслей дата совсем не важна. Исходные данные: мне за сорок, я бывший научный работник, ныне просто программист, жизнь провожу за компьютером, здоровье не блещет, жизнь уже не радует, смерть еще не страшит. Довольно часто меня поражает собственное равнодушие и даже, пожалуй, бездушие к другим, ведь раньше этого не было, поэтому странно замечать это за собой. Но в выходной день, когда после недельного сидения за компьютером, прерываемого едой и шестичасовым сном, пошатываясь, бредешь на прогулку по окрестностям, то понимаешь, что равнодушие это от усталости, а не от врожденной душевной тупости, и тогда внутри вдруг открывается какой-то предохранительный клапан, который всю неделю был натуго закрыт, и из моего личного внутреннего котла неожиданно вырывается перегретый пар, и как только он выйдет, вдруг весь как-то обмякаешь и начинаешь себя жалеть, а потом и других. Но не долго, часа два, не больше. На больше сил не хватает. Вообще-то, жалость сама по себе - чувство довольно бессмысленное, но с годами оно у меня изменилось. Если раньше было жалко отдельных людей, то теперь, с возрастом, их уже не так жалко, потому что все вокруг так быстро меняется, что всех пожалеть уже невозможно - никакой жалости не хватит. И поэтому я жалею уже не себя, и не других, и вообще, жалею не "кого" и не "что", а "о чем". Более конкретно, я жалею о том, что мир так несовершенен, а человечество не видит и не желает замечать глубинные истоки этого несовершенства и пытается решать проблемы с поверхности, увеличивая тем самым совокупное несовершенство, а отнюдь не уменьшая. Что я называю - с поверхности? Я имею в виду, что наблюдается отчетливая тенденция либо решить проблему радикально, раз и навсегда, либо, если не получается, замаскировать ее и сделать вид, что она решена - вместо того, чтобы постараться найти приемлемый баланс. У меня много грустных мыслей, но эта - из всех самая грустная. Вот с нее я и решил начать этот унылый и странный дневник..

Александр Шленский

Восхождение Луны на небеса

В том месте, куда я хожу гулять, есть пляж. То есть, он именно и есть там, потому что я хожу туда гулять. А впрочем, я неправ. Это я туда хожу гулять, потому что он там есть, а если бы его там не было, я бы туда не ходил, потому что тогда мне бы и делать там было нечего.

Пляж до того длинный, что он так и называется "Длинный пляж". Вход на длинный пляж стоит три зеленых рубля. Ни зонтика, ни топчана за эти деньги не дают, и поэтому я их никогда не плачу и всегда вхожу на пляж через выход, где билетов не продают и не проверяют их наличие. Впрочем, через выход заходят почти все, но никто почему-то с этим не борется.

– Всего лишь день назад, всего лишь день назад, – пропели акустические колонки голосом Макаревича, а затем голос смолк, уступив место инструментам. Неторопливая, нежная, задумчивая, пронзительно печальная кода… Чистый хрусталь текущей воды, подсвеченный последними розоватыми лучами навеки заходящего солнца – реквием милым мечтам и наивному юношескому счастью…

Я еще раз раскрыл брошюру и просмотрел описание изобретения. Когда мне надо было что-то обдумать, я всегда ставил сборник с любимыми песнями. Между тем, изобретение, описанное в этой брошюре, было ничуть не менее фантастично чем машина времени или вечный двигатель.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Она

Она была юна, он - еще молод. Она неслась по жизни, как по большему приключению, как по скоростному шоссе. Hа встречу смешным ошибкам и горьким разочарованиям. Hе соблюдая никаких правил и линий разметки, она на полных порах влетала в самые крутые повороты, набивая себе шишки и раздирая вкровь нежную кожу. Hо, оправившись от ударов, она снова и снова неслась на поиски очередного виража, ведомая нескончаемым любопытством и жаждой познания жизни. Она была юна, прелестна, задорна и обворожительна в своей безумной страсти узнать все обо всем, в жгучем желании не пропустить что-нибудь важное или просто интересное в этой странной гонке, которой была для нее жизнь... Он шел по жизни размерено и не спеша. С уверенностью и с одновременной осторожностью делая каждый следующий шаг. Как хозяин, очень хорошо знающий свой ветхий, давно требующий ремонта дом с подгнившими половицами - он знает, что идти опасно, но он точно знает на какие половицы наступать еще можно. Юношеская щенячья жажда жизни у него давно прошла. Hе раз обжегшись на страстях и пороках, разбив вдребезги машину своей мечты на очередном вираже, он выстроил себе дворец... нет, крепость, в которой он жил, в которую он никогда и никого не пускал и из которой сам никогда не выходил. Там было вполне уютно. Вон там, в нише на первом этаже, за розовой отливающей перламутром дверью, в просторной комнате обитали его мечты, надежды и грезы. Половину второго этажа, изпещренного как мозаикой разноцветными дверьми, занимали апортаменты его снов. От тяжелых кошмаров, до сказок детского смеха. Просторы центрального зала обжили все те, чьи тени были ему дороги, с кем хотелось бы остаться навсегда. С ними в тесной компании бывало чертовски приятно посидеть за чашкой вечернего чая. По лестницам и коридорам носились стайки шумных и болтливых повседневных забот изредка одергиваемых неуклюжими долговязыми проблемами. Остальную половину второго этажа занимала одна большая комната с единственной массивной намертво замурованной дверью. Там, в вечном заточении, жила его пямять... Лишь изредка он позволял себе чуть-чуть приоткрыть потайную дверку во внешний мир и он подолгу с любопытством подглядывал через эту щелку за теми, кто остался там. Его забавляла безсмысленность суеты тех странных существ, которые, казалось, только и занимались тем, что искали для себя разочарования, обиды и новые утраты. Казалось, что боли только раззадоривали в них желание поиска новых больших и маленьких трагедий. "Чертовы мазахисты!" - думал он про себя - "Слава Богу, что мне всего этого уже не надо. У меня все есть. Мне и без этих страстей хорошо. Хватит, нахлебался!" Однажды, в очередной раз приоткрыв свою секретную дверь, он был мгновенно ослеплен и парализован потоком теплого яркого света, ворвавшегося к нему из образовавшегося проема. Hеведомо откуда взявшийся ветер распахнул дверь настеж. У него не было сил сопротивлятся этому. Стены крепости дрожали, как при землетресении. По ту сторону двери стояла ОHА. Ворвавшийся свет разбил и сорвал с петель стальную дверь второго этажа, освободив вечного пленника... Стены осыпались и таяли. Через несколько мгновений от величавого строения не осталось и следа...

ОПАСНЫЕ СВЯЗИ

Есть ли связь между потреблением алкоголя и отношением людей к злободневным проблемам?

На этот вопрос попытались ответить социологи ВЦИОМ Вэтой публикации использованы результаты исследований ВЦИОМ. Все опрошенные были поделены по частоте употребления алкогольных напитков на четыре группы:

1. "непьющие" (22%) - лица, никогда или практически никогда, по их свидетельству, не употребляющие никаких алкогольных напитков;

Сборник

Операции окружённых сил: Немецкий опыт в России

Примечания переводчика: Если я не ошибаюсь, основным автором является генерал-лейтенант Oldwitg von Natzmer. Поскольку книга является не только исследованием, но и памятником холодной войны, текст оставлен в точности, как и в американском оригинале без исправления ошибок и неточностей. Так что, когда авторы называют села "городами" - это вопрос не ко мне, а к бывшим немецко-фашистским оккупантам и их переводчикам на английский. Все немецкие и английские названия приведены рядом с русским и в оригинале во избежание путаницы. Почти все географические названия (особенно деревень и сел) взяты из английского и не сверялись с русскими. Обоснованные поправки принимаются. В случаях, когда название должности на английском было непонятно переводчику приведен английский вариант. Обоснованные поправки принимаются. Переводить немецкие книги с английского безусловно ненаучно, но насколько мне известно, оригинальный немецкий текст так и не был издан. К тому же, на безрыбье и рак очень даже ничего.

Описание реки Лобва ( Урал )

Итак представляю: река Лобва (верховья).

Описаний на нее нет даже в нашем Свердловском турклубе. В других местах думаю тоже. Район - граница Среднего и Северного урала, гора Конжаковский камень, город Карпинск. Карты района сейчас изданы Уралгеодезией "Конжаковский камень" 1:200000 и "Окрестности Краснотурьинска" 1:200000.

Пройдено нами :

По малой воде - июнь-июль, по средней воде - май-июнь (в паводок мы не ходили, только посмотрели. По нашему мнению сожность первого участка была не ниже IIIкc.