Рассказы

ОлегОлег

Рассказы

СИДОРОЛОГИЯ

\ краткое знакомство с историей и болезнью \ "Сидоров! Как много в этом слове..." А. С. Сидоров-Пушкин

Ивановыми приходят, Петровыми уходят, а Сидоровыми остаются. Так уж повелось с тех пор, как первый мужик глянул на то, что можно сделать из обыкновенного ребра, поправил фиговый, совсем непотребный листок да и брякнул: - Разрешите представиться - Адам Сидорович Сидоров. И пошло-поехало. Пошло текло банальная вода, регулярно менялись вожди банановых племен, потому как курение трубки мира не исключает канцерогенных взглядов со стороны, а также зарождались и приходили в упадок цивилизации... "У Падок", кстати, называлась первая таверна, которую содержали Сидоровы под чужой фамилией и подставным лицом, так называемой маской. Они же были первыми актерами, осознавшими, что быть самим собой в критические дни не всегда приятно, что бы там ни говорили. Время, в общем, шло. Над головами Сидоровых сгущались тучи, на них грозно поглядывал "глаз" урагана, но они упрямо искали места под солнцем. Один из них Моисей, дошел до того, что сорок лет шлялся с толпой однофамильцев по пляжу, стараясь идти в ногу со временем. Такова легенда. Потом было много чего, но Сидоровы всегда вовремя платили налоги и оказывались под рукой у Господа Бога. Они были неистребимы, как солдаты, вооруженные ложками с инкрустацией: "Мое. Сидоров." Так, например, в седую старину один из них забрел в настоящую глухомань. - Кто таков? - строго спросили его. - Сидоров, - от неожиданности не стал врать он. - Чего? - переспросили аборигены. - Сидоров, - уже спокойнее крикнул бродяга. - Ась? - глухие манцы приставили к волосатым ушам розовые ладошки. - Тьфу, урюки чертовы! - А-а, Рюрикович! Так ну-ка бегом на престол! И чтобы шапка Мономаха не пустовала! Любой первый-встречный историк подтвердит тот факт, что тому Сидорову от шапки Мономаха отвертеться не удалось. Так надолго прервались его связи с остальными одноплеменниками. И только много позже один из потомков, в меру оторванный от народа, наслушался семейных преданий и попытался восстановить связь путем вырубывания окон. Чем это кончилось знают все. Страну, откуда можно было вылезти через форточку, затопила волна внебрачных детей. Были они разного роста, цвета и вероисповедания, но всех роднила общая черта - большая сума, от которой они советовали встречным каликам перехожим не зарекаться. В народе ее прозвали правильно - сидор. Позже это дало повод особо наглым Сидоровым претендовать на то, что баскетбол - их старая семейная игра, потому как предки издревле швыряли в сидоры все, что ни попадя, не исключая и мячей, ежели такие подворачивались проворным ручкам. Это так, к слову о полке Сидорова. Дворцовые интриги и перевороты, революции и войны не обошли Сидоровых стороной, но они стояли насмерть, продолжая множиться, почковаться и распространяться. Наиболее морозоустойчивые представители бессмертного семейства первыми проникли на Аляску. Окинув хитро прищуренным оком неведомые дали, Сидоровы по-братски обнялись с алеутами и потащили флаг своей цивилизации вглубь материка. Там они, не мудрствуя лукаво, открыли фактории и принялись рассказывать эскимосам сказки о качестве товаров. Если кто не в курсе, то для исторической справки нелишним будет отметить, что с тех пор Сид - попопулярное среди шаманов имя. Западные исследователи загадочного феномена и катастрофической живучести данного субъекта неожиданно для самих себя пришли к выводу, что и после ядерной войны, на Земле наряду с крысами, тараканами и хамелеонами, останутся неистребимые Сидоровы. Поэтому и началось повальное разоружение, за что им низкий поклон и почетное членство в "Клубе родственников Сидорова". Краткий обзор Сидорологии был бы неполным без детального знакомства собственно с самим героем - средним индивидуумом, гордо носящем фамилию Сидоров. Дабы не ударить лицом в грязь перед учением Дарвина, о настоящей фамилии которого догадаться совсем нетрудно, любой современный Сидоров не очень отличается от обезьяны. В целях маскировки он так же мало отличается и от других родов и семейств. Однако, в любой мало-мальски пестрой толпе, которую они любят за разноцветность, Сидоровых легко обнаружить. Нужно лишь бросить невзначай фразу: "Не вы ли обронили кошелек?" Если представители других пород начинают шарить у себя по карманам или притворяться, что у них никогда не было кошелька, глупо хлопая глазами, то настоящий Сидоров отреагирует моментально. В конце концов, ведь "новые русские" - хорошо забытые Сидоровы... Анатомия среднестатистического Сидорова не представляет никакого интереса. В основном, он состоит из головы, лица, на лбу которого обычно ничего не написано, и остальных частей тела, как и все млекопитающие. Степень ворсистости варьируется в широких пределах. О способе размножения можно сказать, что, в целом, он традиционен, невзирая на слухи о капусте и аистах, усиленно распространявшиеся в свое время самими Сидоровыми. Сегодня можно с уверенностью заявить, что аисты такого не носят и в клюв не берут. Вот, пожалуй, и все о физиологии. Любовь Сидоровых к животным, в отличие от их любви друг к другу, вошла в народный эпос. Кому не известно выражение: "Любил, как Сидоров козу"?! Сидорову козу не нужно путать с народной былиной "Коза-дереза", ведь любое совпадение фамилий, дат и событий следует считать случайным... Подобно Господу Богу, с которым находятся в панибратских отношениях \ см. выше \ , Сидоров встречается единым в трех лицах - спящим, бодрствующим и с похмелья. Пьяный Сидоров никогда не носит свою фамилию из вредности и обычно оставляет ее жене, детям и первым-встречным. Наблюдая за ним в третьей ипостаси, можно увидеть, как спорят между собой две первые, но это уже забота психиатров, у которых, кстати, тоже бывают свои профессиональные праздники. В такие торжественные дни они лечат Сидоровых, ведь, к счастью, не все психиатры.... Ну, вы меня понимаете?.. Чу! Я слышу мягкие шаги, потому как у них сегодня снова праздничный день! На этой радостной нотке хотелось бы и закончить сантехнический осмотр генеалогического древа. С уважением, ваш слесарь-ботаник Сидоров-Сидоров С.С.

Популярные книги в жанре Современная проза

Женщины гораздо лучше мужчин. Я давно уже общаюсь исключительно с женским полом. Мужики мне не интересны. Все они прозрачны как стекло, со своими амбициями, дешёвым гонором не по делу, с тупой любовью к автомобилям и рыбной ловли. А уж если мужчина глуп, то это просто финиш. Глупость женщины занятна и обаятельна, к тому же соседствует почти всегда с красотой. И это можно простить. Но мужская глупость меня бесит, а когда от такого вот мудака зависят какие – нибудь важные для меня решения, то это просто невыносимо...

Оксана с дочерью приезжает навестить отца, с которым не виделась несколько лет. Поначалу отец и дочь прилагают все усилия, чтобы сделать их встречу приятной… Но за внешним благополучием скрываются обиды и разочарования, которые накапливались всю жизнь и выплеснулись во время ночного разговора…

Извечный вопрос: что должны нам наши родители? Должны ли они нам больше того, что уже дали? Ведь они дали нам самое ценное — жизнь…

Роман «Стоиеновая певичка, или Райский ангел» (1997) принадлежит перу популярной японской писательницы Наоми Суэнага, дебютировавшей на литературном поприще в 1996 году и сразу же снискавшей признание как у читательской публики, так и у критики.

В центре повествования — начинающая певица по имени Ринка Кадзуки, талантливая исполнительница песен традиционного жанра «энка».

Книга написана в живой, остроумной манере. Выведенные в ней персонажи психологически достоверны и узнаваемы.

Капитан Андрей Платонов растерянно вертел в руках предписание об убытии к новому месту службы. Столь долго ожидаемое, наконец, свершилось и теперь он должен отправиться туда, где ждет его новая жизнь. Жизнь, в которой успех задуманной научной работы так же призрачен, как и здесь, на арктическом острове. Но если остров стал для него родным, это он особенно почувствовал в час расставания с сослуживцами по дивизиону, то там, в новой жизни он чужой и сумеет ли стать своим, еще только предстоит доказать…

Истории, которые рассказывает Стогoff, никого не оставят равнодушным, потому что Стогoff не только умеет замечательно рассказывать, но и говорит о том, что важно и близко каждому из нас. Любовь и дружба, жадность и благородство, вера и неверие, святость и кощунство, жизнь и смерть — в эти тринадцать месяцев уложилось многое. Проведите тринадцать месяцев рядом со Стогoffым, и ваш мир опрокинется с ног на голову. Или наоборот, встанет с головы на ноги?

Василий Васильевич был ничем не примечательный мудак между сорока и пятьюдесятью пятью. Шляпа, очки. Под шляпой, правда, обнаруживался платок с завязанными кончиками, прикрывал лысину, чтобы не застудить, когда Василий Васильевич шляпу… Пальто… Да тоже ничего особенного. Какая-то дрянь синтетическая под серую кошку на карманах. Нет, вот было еще — ботинки, как у американской пехоты, со шнуровкой до колен. И всегда начищенные. Ничего особенного, в общем-то. Таких с мусорным ведром — миллион.

Опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 11, 1988

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Публикуемые новеллы взяты из сборников «Картишки усопших» («Tute de difuntos", Santander, La isla de los ratones, 1982) и «Эстампы улицы» („Estampas de la calle", Madrid, Ediamerica, 1983).

Этот роман начинался в 1974 году, то есть в самый застойный период развитого соцреализма, и писался более пяти лет. Понятно, что в те времена об его издании не могло быть и речи, разве лишь «за бугром».

В 1992 году книга увидела свет, но хаотично-сумбурное время и малый тираж (6000 экз.) не позволили заметить и оценить роман должным образом. Сегодня мы с удовольствием представляем его вновь. Хочется заметить, что читается он с неослабным интересом, поражая как виртуозным мастерством стиля и формы, так и серьёзностью содержания, которое за давностью лет проявилось, пожалуй, ещё пронзительнее и резче. Негатив превратился в фото, в художественно точный документ безвозвратно ушедшей эпохи.

Авторская редакция.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Она

Она была юна, он - еще молод. Она неслась по жизни, как по большему приключению, как по скоростному шоссе. Hа встречу смешным ошибкам и горьким разочарованиям. Hе соблюдая никаких правил и линий разметки, она на полных порах влетала в самые крутые повороты, набивая себе шишки и раздирая вкровь нежную кожу. Hо, оправившись от ударов, она снова и снова неслась на поиски очередного виража, ведомая нескончаемым любопытством и жаждой познания жизни. Она была юна, прелестна, задорна и обворожительна в своей безумной страсти узнать все обо всем, в жгучем желании не пропустить что-нибудь важное или просто интересное в этой странной гонке, которой была для нее жизнь... Он шел по жизни размерено и не спеша. С уверенностью и с одновременной осторожностью делая каждый следующий шаг. Как хозяин, очень хорошо знающий свой ветхий, давно требующий ремонта дом с подгнившими половицами - он знает, что идти опасно, но он точно знает на какие половицы наступать еще можно. Юношеская щенячья жажда жизни у него давно прошла. Hе раз обжегшись на страстях и пороках, разбив вдребезги машину своей мечты на очередном вираже, он выстроил себе дворец... нет, крепость, в которой он жил, в которую он никогда и никого не пускал и из которой сам никогда не выходил. Там было вполне уютно. Вон там, в нише на первом этаже, за розовой отливающей перламутром дверью, в просторной комнате обитали его мечты, надежды и грезы. Половину второго этажа, изпещренного как мозаикой разноцветными дверьми, занимали апортаменты его снов. От тяжелых кошмаров, до сказок детского смеха. Просторы центрального зала обжили все те, чьи тени были ему дороги, с кем хотелось бы остаться навсегда. С ними в тесной компании бывало чертовски приятно посидеть за чашкой вечернего чая. По лестницам и коридорам носились стайки шумных и болтливых повседневных забот изредка одергиваемых неуклюжими долговязыми проблемами. Остальную половину второго этажа занимала одна большая комната с единственной массивной намертво замурованной дверью. Там, в вечном заточении, жила его пямять... Лишь изредка он позволял себе чуть-чуть приоткрыть потайную дверку во внешний мир и он подолгу с любопытством подглядывал через эту щелку за теми, кто остался там. Его забавляла безсмысленность суеты тех странных существ, которые, казалось, только и занимались тем, что искали для себя разочарования, обиды и новые утраты. Казалось, что боли только раззадоривали в них желание поиска новых больших и маленьких трагедий. "Чертовы мазахисты!" - думал он про себя - "Слава Богу, что мне всего этого уже не надо. У меня все есть. Мне и без этих страстей хорошо. Хватит, нахлебался!" Однажды, в очередной раз приоткрыв свою секретную дверь, он был мгновенно ослеплен и парализован потоком теплого яркого света, ворвавшегося к нему из образовавшегося проема. Hеведомо откуда взявшийся ветер распахнул дверь настеж. У него не было сил сопротивлятся этому. Стены крепости дрожали, как при землетресении. По ту сторону двери стояла ОHА. Ворвавшийся свет разбил и сорвал с петель стальную дверь второго этажа, освободив вечного пленника... Стены осыпались и таяли. Через несколько мгновений от величавого строения не осталось и следа...

ОПАСНЫЕ СВЯЗИ

Есть ли связь между потреблением алкоголя и отношением людей к злободневным проблемам?

На этот вопрос попытались ответить социологи ВЦИОМ Вэтой публикации использованы результаты исследований ВЦИОМ. Все опрошенные были поделены по частоте употребления алкогольных напитков на четыре группы:

1. "непьющие" (22%) - лица, никогда или практически никогда, по их свидетельству, не употребляющие никаких алкогольных напитков;

Сборник

Операции окружённых сил: Немецкий опыт в России

Примечания переводчика: Если я не ошибаюсь, основным автором является генерал-лейтенант Oldwitg von Natzmer. Поскольку книга является не только исследованием, но и памятником холодной войны, текст оставлен в точности, как и в американском оригинале без исправления ошибок и неточностей. Так что, когда авторы называют села "городами" - это вопрос не ко мне, а к бывшим немецко-фашистским оккупантам и их переводчикам на английский. Все немецкие и английские названия приведены рядом с русским и в оригинале во избежание путаницы. Почти все географические названия (особенно деревень и сел) взяты из английского и не сверялись с русскими. Обоснованные поправки принимаются. В случаях, когда название должности на английском было непонятно переводчику приведен английский вариант. Обоснованные поправки принимаются. Переводить немецкие книги с английского безусловно ненаучно, но насколько мне известно, оригинальный немецкий текст так и не был издан. К тому же, на безрыбье и рак очень даже ничего.

Описание реки Лобва ( Урал )

Итак представляю: река Лобва (верховья).

Описаний на нее нет даже в нашем Свердловском турклубе. В других местах думаю тоже. Район - граница Среднего и Северного урала, гора Конжаковский камень, город Карпинск. Карты района сейчас изданы Уралгеодезией "Конжаковский камень" 1:200000 и "Окрестности Краснотурьинска" 1:200000.

Пройдено нами :

По малой воде - июнь-июль, по средней воде - май-июнь (в паводок мы не ходили, только посмотрели. По нашему мнению сожность первого участка была не ниже IIIкc.