Рассказы о Карацупе

Опубликовано на: http://zhurnal.lib.ru/s/shehtman_w_m/

От автора:

К сожалению, третий и четвертый рассказы потерялись. Они были про Карацупу и инопланетян и Карацупу и машину времени соответственно.

Отрывок из произведения:

Начальник погранзаставы, расхаживал по помещению, оставляя за собой серо-голубые струи папиросного дыма. Разговаривая, он рубил воздух жилистой ладонью и хмурился.

— Простите, товарищ Карацупа, что пришлось прервать ваш отдых. Я знаю, что Вы только что из наряда, но дело не терпит отлагательств.

Невысокий, коренастый красноармеец в подрезанной шинели, кивнул крупной головой в застегнутом по уставу суконном шлеме.

— Я понимаю, товарищ начальник погранзаставы.

Другие книги автора Вениамин Маевич Шехтман

Дождливая осенняя ночь редко когда бывает хороша. По крайней мере, я с трудом припоминаю не более пары-тройки ночей, когда и ледяной дождь был уместен, и пронзительный ветер не сулил простуду. А уж если ты на чужбине, в городе, где нет ни одного знакомого лица, исключая портье и буфетчика, но первый недоверчив, а к услугам второго не можешь прибегнуть ввиду финансовой несостоятельности — такая ночь совсем уж безрадостна. Благо, хоть не бесприютна. На эту ночь, весь следующий день и еще одну ночь в моем распоряжении комната, аккуратно выкрашенная бежевым, с кроватью под покрывалом того же цвета орехового комля, что и стул, на котором я сижу, и шкаф, в котором стоит мой чемодан и висит куртка на теплой подкладке. Итак, комната есть, и я могу сидеть в комнате, а не прятаться от дождя, скажем, под козырьком бакалейного, будто я жду открытия, чтобы первым купить свежее мыло или цветок, с упрятанными в торфяной брикет корнями. Впрочем, это бы мне не грозило в любом случае: козырьки на ночь скатывают и, подняв, укрепляют в зажимах. Если отдернуть штору, можно смотреть на циклопическую спину мокрого Вильгельма I. Но не хочется — страшно.

Однажды, в мир пришла магия. Никто не знает откуда. Неизвестно, почему так вышло. Но магия пришла. И некоторые люди сумели ею овладеть. Каждый — так как мог. Так, как был готов принять ее.

Вениамин Шехтман

La Replacement

Черно-красный плащ, грязный и разодранный, бился, будто на сильном ветру. Длинные худые пальцы судорожно царапали пыльные каменные плиты пола. Красные глаза на бледном до прозрачности лице, уже утратили осмысленное выражение и потихоньку заволакивались мертвенной серой пленкой. Тонкие иглы клыков окрасились багрянцем от клокотавшей во рту крови. Вампир умирал.

Сначала до Дюбарри дошли слухи. Кто-то увидел гигантского нетопыря, у кого-то пропал ребенок, лесничего нашли на болоте мертвого и обескровленного и еще многое в том же роде. Сперва Дюбарри смеялся, потом задумался и наконец поехал. Поехал в нищую провинцию на востоке Европы, чтобы поохотиться на самую значительную дичь за все сорок лет его бесконечных приключений в погоне за самыми редкими и опасными зверями во всех уголках света.

Вениамин Шехтман

Исполнение желаний

(сюжет С. и Н.Бурнашевых)

Зловеще-прекрсное существо в трепещущем плаще, казалось готово было разорвать сдерживающие его рамки старой гравюры. Баронет тоскливо вздохнул и закрыл ветхий фолиант. Обняв тяжелую книгу, он смотрел в пространство, а мысли его витали среди образов, вызванных тщательно выписанными готическими буквами.

Как бы ему хотелось стать вампиром! Парить беззвездными ночами над разрушенными замками, проноситься над сверкающей в лунном свете рекой и не видеть в ней своего отражения, наводить ужас на крестьян, безжалостно и жестоко карать храбрецов, отважившихся бросить ему вызов...

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Быстро принятое решение - не обязательно глупое...

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

Проповедник останавливает Прохожего.

Проповедник. Здравствуйте. Разрешите представиться. Я член общества «Смерть Христианским Антисемитам!», которое существует при синагоге «Мир Вам!»

Прохожий. (Смотрит на часы.) Вообще-то, я тороплюсь…

Проповедник. Это не страшно. Мы все торопимся. Вы знаете, конечно, в какие ужасные времена мы живем. (Страшным, трагическим голосом). Кругом, по нашему Нью Йорку словно злые шакалы рыскают христианские проповедники. Обманом и кознями они похищают безропотные еврейские души. Вчера, вот, буквально, соседа моего похитили. Прямо на улице. На прошлой неделе сослуживца. Беспредел, вобщем. Не сегодня — завтра самого, глядишь, прихватят…

Холлис пытается убедить своего друга драматурга в том, он пишет неправильно и что люди в обычной жизни так высокопарно не говорят.

Во всех романах и рассказах о молодом литераторе, приехавшем покорить Нью-Йорк, описывается, как он пишет рассказ о воробьях на Мэдисон-сквер и отсылает в редакцию «Сан», за что тут же получает 15 долларов и работу, потому Генри первым делом пошел к этим божественным птичкам...

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация:

Рассказ: Фэнтези. Всё (почти всё), что я знаю о творчестве. Рассказ размещается для участия в конкурсе "Блэк Джек – 3". По итогам голосования жюри занял 1-е место. По решению С.Логинова – 4-е.

Опубликовано в газете "Просто фантастика", N1`2005.

Аннотация:

Поле битвы после сражения принадлежит мародёрам… Ещё один реверанс в сторону фэнтезийной "чернухи". Вероятно, прощальный. Хотя кто знает…

Опубликовано в газете "Просто фантастика", N8/2003

– Мне жаль, – сказал Джон. – Я… я не думал, что… это так. Мне правда очень жаль.

Она ответила:

– Я знаю.

Он стоял на коленях, спиной к ней, и чувствовал, как вжимается в затылок дуло. Она держала пистолет обеими руками, но не из страха, что дрогнет. Что-то скользнуло по его щеке, и даже не открывая глаз он знал, что это было перо из её крыла.

– Я знаю, – повторила Джейн и спустила курок.

За восемь месяцев до этого она лежала на столе, голая, изломанная, мёртвая. То есть это была не совсем она, нет, даже вовсе не она – то, из чего её предстояло сделать. Уголь, который превратят в алмаз, земля, из которой вырастут цветы. Изначальное сырьё. Джон стоял рядом, рассматривая её, и в который раз поражался тому, что собирался сделать.

Вы верите в сказки? Нет, погодите морщиться и переворачивать страницу! Скажите всё-таки: верите? Если да, то – предупреждаю заранее – вам может быть неприятен рассказ «Цветы в её волосах». Тут будет сказка, да. С ложью и намёком, всё как положено. Вот только часто ли мы задумываемся о том, насколько много в сказке лжи? И что именно – ложь? И – самое главное – какова в таком случае правда?

Сентиментальность и цинизм – вещи, как ни странно, родственные. И того, и другого в этом рассказе достаточно. Даже и не знаю, чего больше. Так что пусть вас не обманет название. Или, может, наоборот – пусть обманет. Сколь ни циничная – а сказка, всё-таки… Потому что я вот, знаете ли, верю в сказки. Если уж это единственное, во что остаётся верить. Как вы думаете, это правильно?