Рассказы

Рассказы «Фаэтон», «Хронология Объединённого Человечества», «Меркнут знаки Зодиака», «Уроды».

Отрывок из произведения:

Фаэтон родился в неполной семье. Но, несмотря на отсутствие отца, он вырос самым красивым, сильным и быстрым юношей своего города. И он ни разу ничем не болел.

Однажды утром, когда над Элладой поднималось солнце, он спросил мать:

— А почему ты никогда не рассказывала мне об отце? Кто он? Где он сейчас

— Видишь, в небе летит экипаж. В экипаже сидит твой отец — Гелиос, бог солнца.

— Мой отец — бог?! Я не верю.

— Клянусь тебе Гелиосом, пролетающим сейчас над нами, что он — твой отец.

Другие книги автора Илья Ефимович Гутман

Аллах акбар! Приближается знаменательное событие — 50 лет с момента создания ИСК — Исламской Социалистической Конфедерации. 50 лет, как мы вошли в братство Аллаха. Мы, представители различных народов, создали великую теократическую республику. Мы — не от мира сего. Мы свободны от земной власти. Над нами царствует только Аллах, выражающий свою волю через Исполнителя.

Балтия, Великобритания, Тихоокеания, Франция, Америка — всё это отсталые государства. В них есть власть. А власть человека ничтожна, несовершенна, какими бы ответственными и гуманными не были правители. Религия в этих странах отделена от государства.

Меня по жизни удивляло, почему в фэнтэзийных произведениях действие почти всегда происходит в средневековье с его дремучим менталитетом, серостью и грязью. Почему у Толкиена, судя даже по киношной трилогии, на рубеже Второй и Третьей эпох было вполне обычное средневековье, а в основном действии Властелина колец, в конце Третьей эпохи — опять то же средневековье?! Куда делся прогресс?! Жизнь развивается медленно, как в каменном веке! Да за эти три тысячи лет можно было в космос выйти! Я долго думал и в конце концов сам ответил на свой вопрос, почему во многих фэнтезийных произведениях царит вечное средневековье.

К Алексу позвонили. Открыв дверь, он обнаружил молодого мужчину с длинными чёрными волосами, аккуратно зачёсанными назад. В руке нежданный гость держал дипломат, а на нём был изображён земной шар.

— Здравствуйте, — сказал мужчина, — я много слышал о вас, Алекс Джонсон, и я хочу, чтобы вы вступили в нашу организацию.

Алекс посмотрел на изображение и произнёс:

— Мистер, я конечно, уважаю представителей власти соседней республики, но я — человек светский, и пока воцерковляться не собираюсь.

Самая последняя редакция романа. Первая и вторая части объединены в первый том. Данный роман принадлежит к жанру фэнтези, однако можно говорить о создании нового поджанра. Действие происходит через одну-две тысячи лет после действий основных произведений фэнтези. В основное время действия (начало XVII века от воплощения Камриэля) менталитет и образ жизни героев ближе к таковым у жителей XIX–XXI веков от Рождества Христова, чем у героев других романов жанра фэнтези. Магическо-технический прогресс семимильными шагами покоряет мир. Передовые достижения магии комбинируются с механикой, что позволяет создать мощное оружие и сильно облегчить жизнь людей. Демократические народы из частей света Вестланд (Запад) и Мизрах (Восток), организовав Великий Альянс, противостоят диктатуре, Чёрной Стране Масхон, возглавляемой тёмным лордом шеддитов Баалом Хаммоном. Ближайшими союзниками свободных людей становятся орки, гордая и свободолюбивая раса воинов и ремесленников, исповедующих друидизм. Одна из главных сил в этом мире — таинственный орден рыцарей Стали и Пламени (на языке Мизраха — паладинов), утверждающий, что все религии сводятся к поклонению Абсолюту, то есть Мировому Разуму, Вселенской Сущности. Юный воин Ларратос Мельд (уменьшительно — Ларри), сержант гиперборейской республиканской армии, возвращается с Крайнего Севера, где идёт бесконечная война с нежитью, после двух лет службы. После того как Ларратоса укусил полярный вурдалак, он приобрёл телепатическую связь с некромантами и нежитью: у них общие сны, и Ларратос видит во сне священную гору Талагмия, могучего чёрного мага известного как лорд Шакир и непонятное создание по имени Карерон. Ларратос Мельд считает себя неудачником: он закончил обычную школу и после этого пошёл в армию обычным солдатом, а он с детства мечтал стать боевым магом. По иронии судьбы Ларратос оказывается в столице — и у его мечты стать боевым магом появляется возможность осуществиться. Но жизнь после этого не становится легче…

Маргардт, мир тысячи островов, чьё название переводится с языка богов как «Сумеречная Гавань», служит площадкой борьбы между двумя древними сущностями: Бездной и Абсолютом, Хаосом и Порядком, движением и покоем. Главный герой — мастер-алхимик Сардэк сталкивается с нападением служителей Бездны на родной город и похищением друзей. Но он и сам не так прост.

Ларратос, получивший статус адепта, начинает свои странствия по свету. Сможет ли он исполнить пророчество об Избраннике, уничтожить Хаос и нанести удар в спину Масхона? Или же он станет новым падшим паладином и примкнёт к Хаммону? По пути сам Ларратос становится сильнее — и обзаводится новыми друзьями и врагами. Ему суждено найти древнюю цивилизацию — или же её руины. И раскрыть тайну своего происхождения.

Данный роман выступает продолжением моей предыдущей книги Сталь и Пламя, но в то же время является самостоятельным произведением, не требующим чтения первой книги. Жанр — традиционное эпическое фэнтези с элементами славянского и иронического. Апион Грант, паладин с криминальным прошлым, обитатель мира, где бок о бок жили техника и магия, спасает свою родину от магической катастрофы, похитив ракету Хаоса (волшебный аналог ядерного оружия) и, опасаясь преследования со стороны демонических воителей, выдавливает себя из ткани родного мира, и тропы Межреальности заносят его в мир Элам. Он оказывается в стране Мойрении, напоминающей позднюю языческую Русь. Мойрения, переживающая явление феодальной раздробленности, состоит из девяти княжеств. Поскольку в родном мире Апиона царит викторианская эпоха, он обладает менталитетом, похожий на таковой у современного европейца, в то время, как Элам — мир традиционного фэнтези (где царят магия и средние века). В его речи иногда проскальзывают современные словечки вроде — офигеть, разборки, безбашенный, демократия, тоталитаризм. Но поскольку в его мире наряду с техникой царила и магия, наличие магов и нелюди его не удивляет — и он воспринимает Элам примерно так, как наш человек — реальное европейское средневековье. В Мойрении соседствуют язычество (жрецами местным богам служат маги) и вера в Азариэля (религия, аналогичная христианству, причём, его западному варианту с инквизицией и крестовыми походами).

Алекс Блэкстоун и Том Мэнг были земными колонистами, а также закадычными друзьями. Англичанин Блэкстоун был невысоким и толстоватый человек, с задумчивыми широкими голубыми глазами и немного длинными волосами, закрученными в хвост. Был он довольно-таки хладнокровным. Мэнг же, имевший китайские корни, напротив, был высокий, худой, узкоглазый и коротко постриженный. Его характер был весёлым и жизнерадостным.

Они познакомились, когда пошли в школу. Их взяли в один первый класс. Учились они отлично. Но был у них один недостаток — чрезмерная болтливость. Хотя все ученики на них равнялись.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Герберт Франке

Темная планета *

Пер. Ю. Новикова

В своих бесформенных космических костюмах они стояли посреди голого ландшафта. Плоский спекшийся грунт был изрыт воронками от метеоритов. Некоторые отверстия, окруженные, словно раны, корками по краям, скрывали глубины, недоступные взгляду. При каждом шаге, который они проделывали не без робости, почва под ногами скрипела. И хотя они едва ли слышали этот скрип, но ощущали трение и чувствовали, как размельчается грунт.

Геннадий ГАЦУРА

НАБЛЮДАТЕЛЬ

Фантастический рассказ

- А вы уверены, что это самое

безопасное место на планете для нашего

Наблюдателя?

- Думаю, что да...

(Из разговора в центре

галактической разведки.)

- Молодой человек, вы не могли бы...

- Мне некогда, я спешу на заседание...

- Девушка...

- Извините, я приезжая.

Мужчина в зеленой шапке-ушанке наконец выбрался из мчащегося неизвестно куда потока людей, огляделся по сторонам и тут заметил человека, который стоял с двумя кружками желтоватого напитка и улыбаясь наблюдал за его безуспешными попытками вступить в контакт.

Наталья ГАЙДАМАКА

ЗЕЛЕНОЕ НА ЧЕРНОМ

Какой был дождь!

Щедрый, теплый, он хлынул так, что ничего не стало видно сквозь трепетную серебристую завесу. Но скоро солнце нашло просвет в тучах - и косые струи дождя вспыхнули в его лучах осколками радуги.

Посреди умытого дождем сада в густой зелени прятался домик под красной черепичной крышей. На крылечке стояли четверо.

- Вот это дождь! - радовался Рэм. - Правильно говорят: слепой. Идет и не видит, что солнце светит. Смотрите, радуга! Это к счастью...

Эдмонд ГАМИЛЬТОН

ДЕВОЛЮЦИЯ

Вообще-то у Росса характер был - ровнее некуда, но четыре дня путешествия на каноэ по тайге Северного Квебека начали его портить. На этом, четвертом, привале на берегу реки, когда они выгрузились на ночевку, он потерял самообладание и наговорил своим спутникам много чего лишнего.

Когда он говорил, его черные глаза моргали, а привлекательное молодое лицо, уже изрядно заросшее щетиной, мимикой дополняло речь. Оба биолога поначалу слушали его в полном молчании. На лице Грея, молодого блондина, выражалось отчетливое негодование, но Вудин, старший из биологов, слушал хладнокровно, глядя своими серыми глазами прямо в обозленное лицо Росса.

Север Гансовский

Таньти

Внизу она на всякий случай подошла к дежурному.

Он читал книгу, оторвался от нее. Несколько мгновений на его лице было отсутствующее выражение, потом он сосредоточился на ее вопросе и покачал головой.

- Нет. Для тебя ничего нету.

После он сообразил, что было бы лучше, если б эти слова прозвучали сочувственно, и улыбнулся.

Но она уже шла по залитой вечерним солнечным светом улице, прямая, тоненькая, с холодным взглядом больших глаз.

Дети рассыпались по пляжу, некоторые даже решились войти в полосу прибоя. Длинные зеленые волны мерно накатывали на берег. Солнце, плывущее в бездонном синем небе, заливало желтым песок ярким светом. Очередная волна беззвучно обрушилась на берег, вода в обрамлении белой пены растеклась по песку. Учитель захлопал в ладоши. Резкие звуки далеко разнеслись в солнечной тишине.

– Перемена закончилась... быстро одевайтесь. Гросбит-9, тебя это тоже касается... Начинаем урок.

Неархос Георгиадис

Жертвы невмешательства

Перевод с греческого Л. Чудковой

Посмотрите на дым, клубами рвущийся из моря, закоптивший небо, заслонивший солнце. Там находится одно из самых горестных мест на земле. Говорят, это маленькое островное государство погибло по вине его лидеров, которые всегда почему-то принимали самые худшие из всех возможных решений, совершали самые ошибочные, самые неразумные действия. Но было бы слишком примитивно все валить на лидеров. Любой мыслящий должен спросить себя: "Что за причина заставляла опытных политиков всякий раз поступать наперекор разуму?" Меня этот вопрос не застанет врасплох. Я знаю, что тот, кто вызвал разрушения, пришел с другой планеты. Мне известны некоторые подробности этой трагедии, и, я думаю, настала пора открыть их всем.

Андрей Геращенко

(г.Витебск, Белоруссия)

Ночь быстрой луны

(повесть)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

БЫСТРАЯ НОЧЬ И МЕДЛЕННОЕ УТРО

Сегодня Гусеву не спалось. Во-первых, ещё не успели улечься страсти по поводу указа Лукашенко о снятии Мацкевича, Шеймана и генпрокурора, а косвенно это могло сказаться и на работе отдела Гусева, а во-вторых нужно было что-то делать с Поповым. Утром Попов заявился прямо в здание УКГБ и потребовал, чтобы Гусев спустился к нему вниз. Когда же по просьбе Гусева Попову сказали, что Вячеслава нет на месте, тот оставил пространное сообщение следующего содержания: "Вячеслав, я имею важные сведения о контрабандной торговле спиртом. Необходимо быстро принимать решение. Встретимся завтра в парке, как обычно - возле фонтана. Ровно в двенадцать. Я специально отпрошусь с работы! Попов."

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

После распада Советского Союза жанр фэнтези семимильными шагами развивается в нашей стране. Именно по нему сейчас ставят самые высокобюджетные фильмы голливудские (и что греха таить, наши) режиссёры; организуются сообщества толкиенистов или поклонников Гарри Поттера. Не менее популярно, чем классическое, и космическое фэнтези: во время последней переписи населения в Австралии около сотни тысяч граждан в качестве вероисповедания указало «джедаизм».

Ее обнаружили в 1938-ом. И тут же взяли под строжайший контроль. С тех самых пор это самая охраняемая государственная тайна. В сверхсекретных документах НКВД-КГБ-ФСБ это место фигурирует как АТРИ — Аномальная Территория Радиоактивного Излучения. А в не менее секретных документах европейских спецслужб подобные места получили обозначение Z.O.N.A. (Zone of Obscure Nature's Anomalies) — зона темных природных аномалий.

Там слились, как реки, в одно целое два мира — наш и параллельный. Все вещи там не те, чем кажутся. Там не везде спасает от бешеной радиации и сверх надежный защитный костюм. Там бьют огненные гейзеры, там людей разрывают на атомы невидимые поля. Привычные растения и животные мутировали там во что-то невообразимое, там бродят разумные и не очень существа из параллельного мира. А что творится за пределами обжитой территории знают только немногочисленные егеря — те, кто рискует углубляться в пределы Z.O.N.A., настоящих размеров которой никто так до сих пор не знает.

На службу в егеря берут кадровых военных. Мало, кто из них возвращается в привычный мир. А если и возвращаются, то со стертой памятью. Большинство же погибает. Однако есть и такие, для кого это место отныне становится домом. Они уже не представляют жизни без странствий по АТРИ, без стычек с хуги, зомби и мутантами, без поисков хабара — всех этих «перышек», «погремушек», «леденцов» и «залипал». Этим людям уже никогда не вернуться к прежней жизни. Да они и сами этого уже не хотят. Отныне если они и найдут свое счастье, поймают свою удачу, то только здесь — в страшной и одновременно притягательной Z.O.N.A…

Роман Ярослава Кратохвила «Истоки» посвящен жизни военнопленных чехов и словаков в революционной России 1916–1917 годов. Вместо патетического прославления «героического» похода чехословаков в России Кратохвил повествует о большой трагедии военнопленных — чехов и словаков, втянутых в контрреволюционную авантюру международной реакции против молодой России, и весьма неприглядной роли в этом чехословацких буржуазных руководителей, а так же раскрывает жизненные истоки революционного движения, захватывавшего все более широкие слои крестьянства, солдат, как русских, так и иноземных.

По ночам Тане кто-то звонит. Но из трубки слышится только похоронный марш. Кто этот неизвестный и что ему понадобилось? Связано ли это с предыдущим расследованием Компании с Большой Спасской? А может, Танины родители попали в какую-нибудь неприятную историю? Ясно одно: девочке грозит опасность. Шестеро друзей спешат ей помочь. Так начинается новое расследование.