Рассказы для выздоравливающих

Аверченко Аркадий Тимофеевич (1881–1925) — русский писатель, журналист, редактор журнала «Сатирикон», один из самых известных сатириков начала XX века.

В книгу вошел авторский сборник «Рассказы для выздоравливающих», наполненный «шумом, весельем, беззаботностью, бодростью и молодой дерзновенной силой».

Отрывок из произведения:

Очень, очень трудно писать предисловия. Всегда почти содержание предисловия сбивается на извинение «простите, мол, меня, что я выпускаю книжку. Выпускаю я ее потому-то и потому-то, и больше не буду». Я в своем предисловии к этой книжке постараюсь быть оригинальным — извиняться и оправдываться не буду. «Да, выпустил книжку. Что ж из этого? Чуткий человек всегда поймет меня и оправдает».

Почему я выпустил эту книгу?

Обратили ли вы внимание, читатель, что у нас вся современная литература резко разделяется на две категории: а) Книги для здоровых и б) Книги для больных.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Я бы не назвал его бездарным человеком… Но у него было во всякую минуту столько странного, дикого вдохновения, что это удручало и приводило в ужас всех окружающих… Кроме того, он был добр, и это было скверно. Услужлив, внимателен — и это наполовину сокращало долголетие его ближних.

До тех пор, пока я не прибегал к его услугам, у меня было чувство благоговейного почтения к этому человеку: Усатов всё знал, всё мог сделать и на всех затрудняющихся и сомневающихся смотрел с чувством затаённого презрения и жалости.

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

«… Но с полдороги случилось маленькое происшествие: мрачный, сонный парень молниеносно сошел с ума… Ни с того, ни с сего он вдруг почувствовал прилив нечеловеческой энергии: привстал на козлах, свистнул, гикнул и принялся хлестать кнутом лошадей с таким бешенством и яростью, будто собирался убить их. Обезумевшие от ужаса лошади сделали отчаянный прыжок, понесли, свернули к краю дороги, налетели передним колесом на большой камень, линейка подскочила кверху, накренилась набок и, охваченная от такой тряски морской болезнью, выплюнула обоих пассажиров на пыльную дорогу. …»

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

Аркадий Аверченко – «король смеха», как называли его современники, – обладал удивительной способностью воссоздавать абсурдность жизни российского обывателя, с легкостью изобретая остроумные сюжеты и создавая массу смешных положений, диалогов и импровизаций. Юмор Аверченко способен вызвать улыбку на устах даже самого серьезного читателя.

В книгу вошли рассказы, относящиеся к разным периодам творчества писателя, цикл «О маленьких – для больших», повесть «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев…», а также его последнее произведение – роман «Шутка мецената».

Из сборника «Сорные травы», Санкт-Петербург, 1914 год.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Юрий Меркулов

B.O.B.

В память о Великой Отечественной Войне

Соpоковой год. Главнокомандование pейхстага. Подлый, гадкий и вонючий офицеp с фамилией Баpбаpосс тихо забивал в сигаpетку план. Раскуpив ее, он пpислушался. Улицы были пеpеполнены фашистами, в общем, негодяями. Изpедка пpогуливался по улице экспоpтный поляк или евpей, если словом "пpогуливался" можно назвать пpогулку под дулом автомата и под звуком немецкого мата. Сигаpетка у Баpбаpосса погасла. Он понял, что его тpясет над унитазом Мюллеp:

СЛАВОМИР МРОЖЕК

Специальный корреспондент

В одной далекой стране ожидались важные события. Следовало как можно скорее послать туда специального корреспондента, однако средства нашей газеты были для этого слишком скудны, поскольку у нас было мало читателей и, следовательно, мало денег. Читателей могло быть больше, а следовательно, и больше денег, если бы мы имели возможность иметь по всему миру специальных корреспондентов, но, чтобы это себе позволить, нам нужно было иметь больше денег, что, в свою очередь, было бы возможно, имей мы больше читателей.

Бранислав Нушич

Ослиная скамья

Фельетоны, рассказы

Перевод с сербохорватского

Составление, вступительная статья и примечания А. Xвamова

СОДЕРЖАНИЕ

А. Хватов. Бранислав Нушич

ФЕЛЬЕТОНЫ

Автобиография. Перевод А. Хватова

Ослиная скамья. Перевод А. Хватова

В Калемегдане. Перевод А. Хватова

Мое первое интервью. Перевод А. Хватова

Перепись населения. Перевод А. Хватова

О`Генри

Последний трубадур

Перевод Зин. Львовского

Сэм Голлоуэй с неумолимым видом седлал своего коня. После трехмесячного пребывания, он уезжал из ранчо Алтито. Нельзя требовать, чтобы гость дольше этого срока мог выносить сухари с желтыми пятнами, сделанные на поташе, и пшеничный кофе. Ник Наполеон, толстый негр-повар, никогда не умел печь хорошие сухари. Еще в то время, как Ник служил поваром на ранчо Виллоу, Сэм вынужден был бежать оттуда уже через шесть недель его стряпни. Лицо Сэма выражало грусть, усиленную сожалением и слегка смягченную снисходительностью великого человека, который не может быть понят.

Марианна Орлова

КТО СТУЧИТСЯ В МОЗГ КО МHЕ

ИЛИ

КОЕ-ЧТО ОТHОСИТЕЛЬHО ОБЩЕHИЯ С СУЩЕСТВАМИ ИHЫX МИРОВ

Пункт 1. Об основных типах гостей.

a) Одержание. Появление обычно спонтанное, подчинение сознания максимальное. Появление одержащего бывает обычно кратковременное или одноразовое, если, конечно, он не ставит себе целью подчинить именно это сознание. Так как при одержимости хозяин сознания не может или почти не может контролировать действия гостя (хотя одержащие могут быть не только плохими, но и хорошими), подобные контакты опасны уже хотя бы тем, что чужая личность, лишенная контроля твоего сознания, может навредить тебе уже тем, что заставит делать то, что тебе не свойственно или непроизвольно поменяет энергетику организма. Отсюда вывод: играться с одержимостью можно только в самом крайнем случае и то лучше под присмотром какого-нибудь, условно говоря, специалиста, чье сознание в данный момент свободно.

Андрей Попов, Сергей Василько, Сергей Куликов

Зевнул и Слух

Как-то серым утром, в котором серым было все, кроме темноты, когда болшим серым Пентюхом был объявлен официальный утр, но природа (в т.ч. и первое солнце, их было два) об этом еще не знала, в своей теплой кровати проснулся некто Зевнул Слонько. Так его назвали предродители, ибо именно таков он и был. Он потянулся и зевнул, т.е. широко открыл свой рот, а вовсе не он сам, и по-утренненему громко хрюкнул. На этот громкий утреннений хрюк из под кровати выползло небольшое мохнатое существо и, устремив на Зевнула Слонько преданные выпуклые глазки, хрюкнуло в ответ:

Аpтем Пpохоpов

ПРИШЕСТВИЕ

- Зачем ты пришел?

- Потому что ты звал меня.

- Hо я не звал тебя.

- Hет, звал. Иногда, для того чтобы позвать меня, нет

необходимости произносить слова.

- Как это.

- Достаточно просто очень захотеть, и я приду.

- Да, я очень хотел, чтобы ты пришел.

- Вот видишь.

- Hо все равно, как ты узнал?

- Я почувствовал.

- Ты можешь чувствовать?

Аpтем Пpохоpов АКА Slу2m

РЕКЛАМHАЯ КЛЯУЗА

ВЫПУСК 5

Вечеp. В темной подвоpотне к гуляющему паpню подходят тpое бандитской наpужности, один с кастетом впеpеди, двое с отpезками тpуб сзади. Тот, что с кастетом говоpит: - Мужик, знаешь, что нам сейчас нужно? - Э... Освежить дыхание? - Ответ невеpный, мужик. И по пpавилам нашего шоу, тебе пpидется снять с себя несколько пpедметов одежды. Кожаная куpтка, часы, бумажник подойдут. Живо! Стимоpол Пpо Зэк! Свежее дыхание облегчает pаздевание...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Король умер, да здравствует король!.. Впрочем, какой именно король здравствует? Тот, что в призрака превратился? Или его убийца, самозванец, который вроде бы слегка тронулся умом? А тут еще земля ожила… И ведьмы… И принц-наследник, подрабатывающий актером… Нет, всё, мы умываем руки. Сами читайте.

Герои сказок Александра Костинского — добры, великодушны и человечны. Они всегда готовы прийти на помощь слабому, выходят с честью из самых сложных положений.

В сборник вошли сказочные повести «День Первого Снега», «Невидимое дерево» и «Дядюшка Свирид, Барбарисские острова и белый чайник».

В этой книге рассказывается о древних божествах индоевропейцев, послуживших прототипами славянских богов. Автор анализирует русские мифы и приходит к удивительному открытию мифы эти отражают реальное положение вещей на тот момент, когда они были созданы. К сожалению, мифы эти в наше прагматичное время никто не рассматривает серьёзно, а между тем они содержат кладезь бесценной информации, которую сохранила и донесла до нас народная традиция.

Планета Дорсай — последний оплот справедливости во Вселенной. Воины Дорсая защищают населенные миры от посягательств земных властей, ведущих захватническую политику. Они спасают Галактику от религиозных фанатиков, возжелавших навязать свою веру распространившемуся среди звезд человечеству. Они противостоят безумцам, объявившим себя повелителями всех и вся. Потому что они — герои. А герои всегда приходят туда, где в них нуждаются.

Военно-фантастический сериал Диксона по праву считается одним из лучших в истории мировой фантастики. Он стал образцом жанра military science fiction.