Рассказ про Билли

Чудаков Николай

Рассказ пpо Билли

Истоpия Импеpии.

Тяжела была судьба человечества в тpетьем тысячелетии.Тяжкие бедствия выпали на его долю.А начиналось все так... Hачалось все в ХХI веке вСША, когда полиция стала ловить пиpатов компьютеpных, отбиpать у них диски и наказывать.А наказывали их так: сажали в тюpьму сыpую и темную и запpещали им к компьютеpам подходить.Многие не выносили такого жестокого обpащения и погибали pаньше сpока.И возмутились все юзеpы такой жестокостью, и потpебовали отпустить пиpатов, и не наказывать их.Hо не послушало их пpавительство, и начались тогда митинги и демонстpации.И возопило тогда пpавительство:"Кто спасет нас?" И появился тогда человек неведомый, Биллом МелкоМягким называемый, и сказал он:"Я спасу вас!"И дали ему власть, и стал он поpядок наводить: pазогнал он демонстpации и пиpатов всех уничтожил.И воцаpился тогда миp и поpядок на Земле, и обpадовались люди.Hо не долго пpишлось им pадоваться, ибо потpебовал Билл МелкоМягкий, чтобы платили они по 10000 доллаpов за каждую утилиту несчастную, домашнему их компьютеpу необходимую.И гpозил он всех несогласных от Интеpнета отключать, а потом и вовсе стал компьютеpы конфисковывать. И покоpился наpод амеpиканский, вздохнул тяжело и начал pаботать в поте лица своего, чтобы иметь возможность новые пpогpамки покупать... Так появилась на земле Импеpия амеpиканская, Биллом МегкоМягким возглавляемая... Hо не все были довольны могуществом амеpиканским.И когда узнали евpопейцы, что хочет Билл МелкоМягкий весь земной шаp захватить,то объединились они , а во главе пан-Евpопы встал неведомый клан Яблокоголовых, кутающихся в макинтоши длинные.Говоpят, что когда-то давно бежали Яблокоголовые в Евpопу из Амеpики, где теpпели всякие унижения от Билла МелкоМягкого и соpатников его веpных, Ай-би-эм называемых. И захотели Яблокоголовые отомстить Биллу, и стали они оpужие гpозное готовить... ...И стали Яблокоголовые оpужие гpозное готовить, но не дpемал вpаг, и когда началась война, то побежали по кабелю подводному тpанс-Атлантическому злобные баги.И пpобpались они в компьютеpы жителей евpопейских, и стали там файлы pазные пожиpать, да доpожки на жестких дисках топтать...И взмолились тогда Яблокоголовые:"Пожалей ты нас, Билл МелкоМягкий, не губи! А мы тебе веpой и пpавдой служить будем!" И обpадовался Билл, и остановил он злобных багов своих, и стал он один пpавить во всем миpе... Hо все еще много недовольных было его пpавлением.И появилась вскоpе в Бpюсселе гpуппа кейкеpов(cakers), и стали они покушения на МелкоМягкого устpаивать.И на собpаниях своих тайных пели они песни , и легенды pассказывали, как пpедок их полумифический самому Биллу в лицо тоpт кинул, и гоpько жалели они, что это был тоpт, а не пластиковая бомба.... Hо не удавались им покушения, ибо была у Билла охpана веpное, из чудовищ стpашных состоящая.И было каждое то чудовище, тамагочем называемое, обло и стозевно.И охpаняли они Билла веpно, и кейкеpам не только не удавалось убить Билла, но не смогли они даже подвиг пpедка своего славного повтоpить... И зачахли кейкеpы, и поели их всех тамагочи стpашные, и уже ничто больше не смело пpтивиться Биллу Мелкомягкому...

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

– Ну, что скажешь, Флудий, как тебе эти существа? – буднично спросила крупная шарообразная особь неопределённого пола у ловко вкатившегося в центр управления межгалактического корабля подобного себе организма заметно меньшей величины.

– Да ничего особенного, Мудриус, – так… серединка на половинку, – панибратски развязано ответил упругий подчинённый, едва, как бильярдный шар, не столкнувшись с начальником.

– Послушай, ты когда-нибудь научишься докладывать по форме?! – раздраженно раздулся старший. – Твои бессмысленные неопределенности мне уже поперёк сферы! Ну, сколько можно!? Всякий раз, одно, и тоже: опять прикажешь тебя форматировать?! Клянусь, Святой Бесконечностью – я снова решусь: хотя ты мне с некоторых пор и друг.

— Не согласен! — тихо, но твердо сказал бледный от волнения Джон. — На периферию? Ни за что!

— Помилуйте! — возмутился председатель комиссии. — Какая же это периферия — всего двенадцать на десять в шестнадцатой степени парсеков от границ Метагалактики! Стыдно-с, молодой человек. Так-то решили вы отблагодарить общество за двести лет учебы в институте!

Джон, тупо уставившись на гравиомагнитный башмак председателя, уныло пробубнил:

— Сперва создайте условия…

Скоро я вложу эти исписанные странички в пустой кислородный бочонок и швырну его за борт, в пучину, и помчится он в черную даль, хоть вряд ли кто-то его отыщет. Navigare necesse est[1], но это слишком долгое плавание, чувствую, даже мне не по силам. Который год я лечу и лечу, а конца все не видно. Да тут еще время путается, перехлестывается, меня заносит в какие-то внекалендарные протоки и рукава, то ли в будущие века, то ли в прошлые, а то и средневековьем попахивает. Есть отличный способ сохранить рассудок в условиях полного одиночества, способ, изобретенный дедом моим Козьмой: надо вообразить себе некоторое число спутников, лучше всего — обоего пола, но уж после не отступать от придуманного ни на шаг. Отец тоже этим способом пользовался, хотя это и не совсем безопасно. Здесь, в звездном безмолвии, такие спутники выходят из-под контроля, начинаются передряги и хлопоты, случались даже покушения на мою жизнь, приходилось бороться, каюта — будто после побоища, а прервать применение метода я не мог из уважения к деду. Слава Богу, они полегли, и можно передохнуть. Пожалуй, примусь, как я давно уже собирался, за написание краткой хроники нашего рода, чтобы, подобно Антею, отыскать силы там, в минувших поколениях.

В романе «Санитарный инспектор» бармен рассказал главному герою байку, «в которой фигурировали разведчики дальнего космоса, оживший компьютер и, конечно же, пиво». Больше в романе об этой истории ничего сказано не было.

Вот эта история…

Солнце, прокатившись над последними девятиэтажками окраины, садилось за полем. Кузнечики пронзительным стрекотанием заглушали шум видневшейся за деревьями магистрали. Первый порыв прохладного вечернего ветра волной пробежал по высоким травам.

Я возвращался домой полевой дорогой мимо рощиц, постепенно приближаясь к первым дозорным башням жилмассива. Отсюда уже были видны снующие автомобили, толкающиеся на остановке автобусы, медленно ползущий трамвай и мошкариные тучки людей. Казалось, все это было не только далеким, но и каким-то несерьезным, игрушечным, настоящее же было здесь, среди деревьев и в траве.

Карамельно-прозрачное море время от времени посылало к песчаному пляжу игрушечную, кокетливо кудрявившуюся пеной волну, но и та, лениво прокатившись вдоль бухты, разглаживалась задолго до берега. Матово-белое, яркое, но не обжигающее солнце, отвисев положенный срок в зените, устало скатывалось к горизонту. Лёгкий бриз, в полдень спасавший от жары, теперь осознал свою ненужность и тоже успокоился. Тишину летнего вечера нарушала лишь негромкая, заунывная, чем-то неуловимо похожая на родную, русскую, и оттого приятная песня, доносившаяся из рыбацкой деревушки, что располагалась рядом с базой. Или правильнее было бы сказать, что это база располагалась рядом с деревней? Ведь рыбаки жили здесь всегда, а учёные прилетели чуть больше месяца назад.

Почему наши послания в космос остаются без ответа?…

«They're Made Out of Meat» — это номинированный на премию «Небьюла» рассказ Терри Биссона. Впервые опубликован в журнале «Omni». Рассказ полностью состоит из диалога между двумя персонажами. Киноадаптация рассказа завоевала гран-при на кинофестивале «Музея научной фантастики» в Сиэтле.

Переводы на русский:

«Мясо в космосе» — С.Копытцев, 1992 г.

«Они сделаны из мяса» — ДК, 1994 г.(?)

«Мясо» — Линда Спуре, 1999 г.

Совершив научное открытие, я рано обрадовалась – на меня тут же открыли охоту. И правительство прислало телохранителей, больше похожих на наемных убийц. Варваров с планеты Ттория. Вот только они почти сразу заявили, что я – пара для них обоих, и придется смириться: ходить на свидания и выбирать. А надо? Да кто ж меня спрашивает. Впрочем, я ученый и человек. Так что, держитесь, варвары! Чешуйки, шипы… Главное – мозг!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н.Ю.Чудакова, С.Н.Чудаков

АТЛАНТИДА, АТЛАНТЫ, ПРААТЛАНТЫ...

Как я могу сказать, что я думаю,

пока размышляю о том, что говорю.

Э. Форстер

Как много дел считалось невозможным,

пока они не были осуществлены.

Гай Плиний Секунд Старший

Как часто, дорогой читатель, мы встречаем в книгах, статьях, заметках фразу, похожую на эту: ученые не могут объяснить это явление. И чего не могут они, порой успешно "решают" фантасты. И вот что интересно: там, где полет фантазии одного человека когда-то нарисовал нечто немыслимое, сегодня - реальность, знакомая и понятная почти каждому. Пример? Да сколько хотите! Хотя бы гиперболоид инженера Гарина - лазер. И какую воплощенную фантазию подарит нам завтра, предугадать бы там кого-нибудь, кто идет дальше" - эти слова американского мыслителя XIX века Генри Дейвида Торо как нельзя лучше говорят о вечном стремлении человека к новому знанию. Англичанин Сэмюэл Батлер утверждает: "Жизнь - это искусство делать верные выводы из неверных посылок". С этим трудно не согласиться, как, впрочем, и с убеждением Альберта Эйштейна, что "вечная загадка мира - его познаваемость". И продолжим фантазировать дальше... Последствия мировой термоядерной, химической, биологической, геофизической, биогенной (как ни называй следующую войну) катастрофы современному человеку не легко представить или предсказать. Как мы знаем, применение даже и одной атомной бомбы повлекло за собой колоссальные человеческие жертвы и разрушения. Пятитонная атомная ^бомба "Малыш" мощностью около 20 килотонн, сброшенная над Хиросимой, взорвалась на высоте около 550 метров. Однако пострадал фактически весь город: в радиусе до 8 километров полностью или частично были разрушены 60 тысяч домов. Возник огненный шторм, длившийся 6 часов. Поднялся сильный ветер, дувший со скоростью 50-60 километров в час в направлении горящего города, в зону разрушений и пожаров. Железо и другие металлы вблизи эпицентра испарились, поверхностный слой грунта сплавился на значительную глубину. Под воздействием ударной волны и теплого излучения из 506-тысячного населения Хиросимы сразу погибло 78 тысяч человек и было ранено 64 тысячи человек. В последующем, с учетом воздействия проникающей и остаточной радиации, количество пострадавших возросло до 163 тысяч, а погибших - до 240 тысяч человек. И это последствия одного сравнительно небольшого взрыва. А если... Предположим, что первая ракета-носитель с термоядерной боеголовкой мощностью 20 мегатонн выведена на орбиту Земли и через несколько минут должна поразить цель. Возможны два варианта (с вероятностью 99%) развития событий: или ракета поражает цель, или ее сбивают в полете. В первом случае наличие таких поражающих факторов как ударная волна, световое излучение, проникающая радиация и последующее радиоактивное заражение местности приведет к гибели всего живого на обширной территории. Эпицентр взрыва будет одновременно и эпицентром сильнейшего землетрясения... Произойдет массовое убийство людей. Представьте, сколько их погибнет под руинами зданий крупного города, сгорит в испепеляющем огненном шквале в городе и окрестных лесах, погибнет в результате наводнений. Токсичные жидкости и газы разрушенных предприятий химической и оборонной промышленности заражают местность, воздух... Разрушена ближайшая к городу атомная электростанция... Второй вариант также губителен. Поврежденный носитель с источником "ядерной смерти" станет своего рода миной замедленного действия, способной взорваться в любой момент. Одновременно существует некоторая вероятность того, что в сбитой вакете при падении произойдет инициирование зарядаооевой части. В этом случае возможный высотный взрыв нанесет повреждения озоновому слою - защитнику живого мира планеты от жесткого губительного ультрафиолетового излучения. Кроме того, повышенную опасность будут представлять радиоактивные зараженные части разрушенной ракеты, как стремительно несущиеся к земле, так и лежащие на поверхности планеты... В течение последующих нескольких десятков минут массовый обмен ядерными взрывами приведет к тотальному разрушению природы. Применение ядерного, химического, биологического, геофизического оружия резко изменит газовый атмосферный состав. Неминуема экологическая катастрофа, гибель цивилизации. Если примерно одновременно взорвутся сотни сверхмощных боеприпасов, то это приведет к непредсказуемым геологическим, климатическим и прочим катаклизмам, в том числе сдвигам земной коры, и никто не может гарантировать, что Земля не развалится на множество кусков-астероидов... Какой выбор может сделать человечество, если гонка вооружений перенесена в космос (еще в середине 80-х гг. проходила информация о том, что при разовом запуске космического корабля "Челленджер" на околоземную орбиту могут быть выведены три платформы, каждая из которых несет по 25 ракет с .ядерными боеголовками), если один залп современной атомной подводной лодки несет миру 960 Хиросим? Уже сейчас на Земле накоплено ядерных боеприпасов общей мощностью свыше 50 000 мегатонн. Для сравнения напомним, что за всю вторую мировую войну было израсходовано взрывчатых веществ общей мощностью немногим более 5 мегатонн. Применение даже 1/10 современного арсенала термоядерного (ядерного) оружия приведет к "ядерной ночи" и далее- к катастрофической для всего живого "ядерной зиме". Итак, последствия третьей мировой войны невообразимы и труднопредсказуемы, и пережившие войну будут завидовать мертвым. И действительно, кто знает, не уподобится ли Земля Марсу? В любой войне были победители. Значит, должны быть победители и в третьей мировой войне (если только, разумеется, планета не будет разнесена в "пух и прах")? Наиболее вероятно, что на Земле останутся - по крайней мере - хотя бы несколько сотен миллионов человек цивилизованного общества... Что же будет дальше? "Отсидевшись" в подземельях и в космосе, победители станут хозяевами Земли, природные условия которой будут значительно изменены. На первых порах они будут продолжать развитие своей цивилизации главным образом в недрах планеты, так как в подземельях будет поддерживаться нужный им микроклимат. Поскольку на планете никто не будет им препятствовать из также оставшихся (выживших и адаптировавшихся в новых условиях) представителей рода человеческого (которых победители могут добить полностью, ^исходя, допустим, из тех соображений, чтобы на планете осталась одна нация), то на Земле будут параллельно сосуществовать и развиваться цивилизации двух уровней:

Н.Ю.Чудакова, С.Н.Чудаков

ПАНОПТИКУМ

НООСФЕРНЫЙ ТЕАТР

Течение событий будущего может быть определяемо в

сильной мере нашей волей и нашим разумом. Нужно уже

сейчас готовиться к пониманию открытия,

неизбежность которого очевидна.

Академик В. И. Вернадский

Над хаосом звуков носился мой сон.

Болезненно-яркий, волшебно-немой....

Я много узнал мне неведомых лиц,

Зрел тварей волшебных, таинственных птиц,

Валентина Васильевна Чудакова

"Битте, камрад"

Ранней весной сорок третьего года после зимнего наступления встали мы в оборону на реке Осьме, на Смоленщине. Пополнение получили. Три недели день и ночь вкалывали, долбя еще не оттаявшую землю. От кайл, ломов и лопат кожа у каждого трижды с ладоней слезала. С помощью полковых саперов построили дзоты, пулеметные площадки открытые, жилые землянки, траншею с двух флангов до стыка с соседями дотянули. И зажили почти мирно. Повезло нам - не оборона, а санаторий. Тишина!.. Фашисты, можно сказать, и не стреляют. Даст миномет ихний два раза в сутки по нашей Лысой горе, а на ней - пусто, нет никого и ничего. Пулеметы МГ тоже помалкивают, а если когда и стреляют, то вроде бы неприцельно. Проверяли мы: не раз фанерные мишени из траншеи под огонь высовывали - ни одной пробоины! Стало быть, вражеские пули где-то высоко идут, как при ведении огня на самой безопасной отметке шкалы прицела. Подивились мы такому делу: с чего это, дескать, фашисты подобрели? В наступлении каждую деревушку приходилось брать с боя, да и то не с первой атаки, а тут присмирели! Впрочем, черт с ними. Раз не лезут, и мы помалкиваем - патроны экономим.

Валентина Васильевна Чудакова

Хорошая встреча

В отделе кадров штаба армии добродушный полковник Вишняков встретил меня как старую знакомую.

- Как настроение? - спросил. - Выздоровела?

- Так точно! - отвечаю по-уставному и добавляю от себя: - Все зажило как на собаке.

- Не везет тебе, дочка, - посочувствовал он мне. - Твоя Сибирская дивизия знаешь где сейчас?

- Второй раз на войне осиротела. После первого ранения в свою часть так и не вернулась. А теперь вот опять...