Распутин

Работа А. Амальрика посвящена жизни и деятельности Г. Распутина. Автор обстоятельно рисует общественно-политическую обстановку времени, нравы царской семьи, прослеживает духовную эволюцию Распутина, его отношения с высшими лицами России. К сожалению, А. Амальрик не успел довести повествование до конца. Поэтому публикация А. Амальрика дополняется воспоминаниями князя Ф. Юсупова, организовавшего убийство Г. Распутина незадолго до Февральской революции.

Отрывок из произведения:

Работа А. Амальрика посвящена жизни и деятельности Г. Распутина. Автор обстоятельно рисует общественно-политическую обстановку времени, нравы царской семьи, прослеживает духовную эволюцию Распутина, его отношения с высшими лицами России. К сожалению, А. Амальрик не успел довести повествование до конца. Поэтому публикация А. Амальрика дополняется воспоминаниями князя Ф. Юсупова, организовавшего убийство Г. Распутина незадолго до Февральской революции.

Другие книги автора Андрей Алексеевич Амальрик

Исследование А. А. Амальрика (1938–1980) «Норманны и Киевская Русь» имеет уникальную историю. За эту работу студента МГУ Амальрика в 1963 году исключили из университета, поскольку он отказался в ней что-либо исправлять. С этого эпизода началась биография известного диссидента. Исследование осталось неизвестным широкой публике и до сих пор существовало всего в одном машинописном экземпляре, отсканированном Амальриком и депонированном в США. Целью этой публикации – ввести данную работу в научный оборот и показать, какого интересного профессионального историка-медиевиста мы потеряли в лице ее автора.

Андрей Амальрик

ИНОСТРАННЫЕ КОРРЕСПОНДЕНТЫ В МОСКВЕ

Жена одного американского корреспондента в Москве пригласила в гости молодого русского друга. В воротах дома их остановил милиционер.

- Вы - проходите! - сказал он, обращаясь к американке. - А вы, - он дернул за руку русского, - поворачивайте назад!

Американка пыталась протестовать, но молодой человек сразу же с испуганным лицом зашагал прочь.

- Почему же вы не пожаловались на этого милиционера? - спросил я жену корреспондента, когда она рассказала мне эту историю.

«Записки диссидента» вышли в издательстве «Ардис» уже после гибели автора в автокатастрофе осенью 1980 года. В книге — описание борьбы яркой, неординарной личности за свое человеческое достоинство, право по-своему видеть мир и жить в нем.

Книги писателя и историка Андрея Амальрика широко известны на Западе. Это сборник пьес, «Нежеланное путешествие в Сибирь», историко-публицистическое эссе «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?», сборник критических статей и выступлений «СССР и Запад в одной лодке» и др.

СССР настолько еще отгорожен от остального миpa, что всё, происходящее там, многим здесь, на Западе, кажется чуть ли не более далеким, чем события на луне. Понадобится немало времени, прежде чем на Западе почувствуют, что люди в СССР — такие же человеческие существа, как и жители любой другой страны мира, и нарушение их неотъемлемых прав — оскорбление всему человечеству. Эта мысль лежит в основе всех моих выступлений.

В сборник включены статьи 1975-78 годов, а также старая работа «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?». После моего выезда из СССР вышли ее новые голландское, французское, английское, американское, немецкое, каталонское и финское издания, и я подумал, что есть смысл и в переиздании по-русски Статьи посвящены отношениям между СССР и Западом, Движению за права человека и борьбе с советской репрессивной системой. Хочу сразу же оговориться, что слово «советский» употреблено мной здесь и далее дескриптивно, а не нормативно.

Андрей Алексеевич Амальрик

(1938–1980)

Андрей Амальрик

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО А.КУЗНЕЦОВУ

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Я хотел написать Вам сразу же, как услышал по радио Ваше обращение к людям - тем самым и ко мне - и Вашу статью "Русский писатель и КГБ". Я не сделал этого сразу, потому что жил в деревне, откуда мое письмо едва ли дошло бы до Вас. Но, может быть, вышло даже к лучшему, что я пишу Вам несколько месяцев спустя. Во-первых, я услышал - прочесть я не мог - еще Ваши письма в Пен-клуб и г-ну Миллеру и смог лучше понять Вас. Во-вторых, могло бы показаться, что мой голос - голос, обращенный к Вам из страны, которую Вы покинули, прозвучал бы заодно с голосами тех на Западе, кто осудил Вас за Ваше бегство и способ, какой Вы избрали для этого. Это совсем не так. Я считаю, что если Вы как писатель не могли работать здесь или публиковать свои книги в том виде, как Вы их написали, то не только Вашим правом, но в каком-то смысле и Вашим писательским долгом было уехать отсюда. И если Вы не могли просто взять и уехать, как это может сделать любой человек на Западе, то заслуживает только уважения та настойчивость и та хитрость, какие Вы проявили для этого. В том, что Вы воспользовались методом Ваших преследователей и обвели их таким образом вокруг пальца, я думаю, нет ничего предосудительного, а то, что Вы Вашим невозвращением и откровенной статьей превратили зловещий донос в безобидное юмористическое произведение, может нанести вред только существующей в нашей стране магии доносов. Однако во всем, что Вы пишете и говорите, оказавшись за границей, во всяком случае, в том, что я слышал, есть две вещи, которые кажутся мне неправильными и на которые поэтому я хочу Вам со всей откровенностью возразить.

Уважаемый товарищ главный редактор,

Ваша газета делает, как мне кажется, очень полезное дело, постоянно публикуя материалы о происходящих сейчас в Китае событиях, ввиду важности этих событий не только для Китая, но и для всего мира, и в первую очередь для нашей страны. Вместе с тем основная тенденция Вашей газеты представить теперешние события в Китае как случайные и временные — кажется мне совершенно неверной.

Едва ли верной была на страницах нашей печати оценка вообще всей истории послевоенного Китая. Мы вполне можем задать теперь себе вопрос: правильно ли было рассматривать китайскую революцию как один из этапов распространения некоего «интегрированного» коммунизма, а не как националистическую революцию, воспользовавшуюся коммунистической доктриной как средством для объединения Китая и выведения его из векового застоя и зависимости? Если стать на последнюю точку зрения, то в результате китайской революции СССР не только не расширил коммунистическую систему, в которой он был доминирующей силой, а наоборот — приобрел опасного соперника за влияние в мире, прежде всего в Азии. С этой точки зрения, теперешние китайские события нисколько не являются случайными, а есть закономерное продолжение национально-коммунистической революции, в которой все более подчеркиваются ее националистические стороны и все более затушевываются интернациона-листические. В частности, это находит свое выражение в отстранении и ликвидации старых партийных кадров и замене их кадрами, сформировавшимися уже в условиях господства национально-коммунистической идеологии. Этот процесс тем более должен быть понятен нам, что нечто подобное происходило и в нашей стране в период, предшествовавший второй мировой войне. Можно предполагать, что в течение ближайших лет положение в Китае стабилизуется. Тогда отчетливо станет виден следующий этап националистической революции — подготовка к войне как наиболее характерной для молодого национализма форме экспансии. В войне китайские руководители будут видеть как средство разрешения экономических трудностей, так и реванш за вековые унижения китайского народа.

Автора побуждают писать в основном три причины. Во-первых, интерес к русской истории. Почти десять лет назад я написал работу о Киевской Руси; по независящим от меня причинам я вынужден был прервать свои исследования о начале российского государства, зато теперь я надеюсь, что как историк буду сторицей вознагражден за это, став свидетелем его конца. Во-вторых, я мог близко наблюдать за попытками создания независимого общественного движения в СССР, что само по себе очень интересно и заслуживает какой-то предварительной оценки. И в-третьих, мне часто приходилось слышать и читать о так называемой "либерализации" советского общества, вкратце эти рассуждения можно сформулировать так: сейчас обстановка лучше, чем десять лет назад, следовательно через десять лет будет еще лучше. Я постараюсь здесь показать, почему я не согласен с этим.

Популярные книги в жанре История

Октябрь 1917-го, завершившийся Гражданской войной, в 1920-м окончательно разделил Российскую империю на победивших красных и проигравших белых. Монархисты, анархисты, аристократы, демократы, гвардейцы, казаки, литературные и артистические знаменитости, религиозные мыслители, вольнодумцы срочно покидали «совдепию». Многих путь изгнанничества привел в столицу Франции. Среди осевших в культурной столице мира, как издавна называли Париж, оказался и цвет русской культуры: Бунин, Куприн, Мережковский, Гиппиус, Цветаева, Ходасевич, Тэффи, Бердяев, Ильин, Коровин, Бенуа, Шагал, Сомов, Судейкин, Дягилев со своим прославленным балетом, Шаляпин… В настоящем издании Алексей Зверев, известный писатель, литературовед, профессор филологии, знаток русского зарубежья, живописует на документальной основе быт русских изгнанников, дает представление не только о способах выживания, но и о литературном, философском осмыслении миссии русской эмиграции. «Мы не в изгнании, мы — в послании», — выразил общую мысль Мережковский (не случайно выражение приписывают и Гиппиус, и Берберовой, и др.). Книга, написанная ярко, живо, предметно, снабженная редкими фотографиями, без сомнения заинтересует читателя.

Тайные статьи Парижского трактата. Навязав Франции 30 мая 1814 года мирный договор в Париже, союзные державы, входившие в состав коалиции 1813 года, достигли той цели, которую, начиная с 1792 года, преследовали все коалиции и которой Англия и Россия в 1804–1805 годах дали совершенно четкое определение: ввести Францию в ее старые границы, «сковать» ее в этих пределах, поставить ей преграды на тот случай, если она снова попытается ворваться в Бельгию или захватить левый берег Рейна, и, наконец, держать под своей опекой и изолировать монархию Бурбонов, ослабленную уже условиями, при которых она была восстановлена. Конституционная хартия, данная Людовиком XVIII, должна была ограничить власть французского короля в первую очередь в вопросах внешней политики. Восстановленная в интересах мира, монархия Бурбонов была непопулярна именно вследствие того, что ее восстановление было связано с этим миром. «Более чем столетний опыт, — писал Кауниц в 1791 году, — не раз дававший всей Европе почувствовать перевес, который в общей системе политического равновесия доставляли Франции, при господстве абсолютного монарха, географическое положение и неисчерпаемые ресурсы этого королевства, этот опыт убедил в особенности Австрию, что для полного и продолжительного спокойствия собственных владений последней наиболее благоприятными являются такое ослабление и усложнение внутренних пружин грозной французской монархии, которые были бы способны в будущем отвлечь ее силы от внешних авантюр». Так думала в 1791 году Австрия и так же смотрела на дело Англия: обе помнили об эпохе Людовика XIV. А в 1814 году, после Республики и Наполеона, это стало общим мнением Англии, Австрии, Пруссии и России. «Отныне, — сказал в 1815 году император Александр о конституционной монархии восстановленных Бурбонов, — эта нация, достигнув внутреннего мира, перестанет питать агрессивные замыслы против Европы».

60-летию Курской битвы Красной Армии с немецко-фашистскими захватчиками, которая продолжалась 50 дней (5.07.—23.08.43 г.) и стала решающей в обеспечении коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, посвящается эта книга.

В начале битвы, развернувшейся на территориях четырех областей России и трех областей Украины, с обеих сторон участвовало более 4 млн человек, более 13 тыс. танков и САУ, 70 тыс. орудий и минометов, 12 тыс. самолетов. Танковые сражения в ходе битвы были непревзойденными по напряжению и по количеству участвовавших в них.

Победа Красной Армии в Курской битве досталась нашему народу дорогой ценой — 255 тыс. человек советские войска потеряли безвозвратно. Потери вермахта — 500 тыс. человек.

Уникальные архивные материалы (оперативные сводки Генштаба Красной Армии, сообщения Совинформбюро, документы, захваченные у противника), расположенные в книге в хронологическом порядке, расскажут читателю день за днем об одной из крупнейших битв Второй мировой войны. В книге также представлены биографии военачальников, командующих фронтами и армиями, воинов, удостоенных звания Героя Советского Союза за подвиги, совершенные в сражениях на Курской дуге.

Майя — великие астрономы, математики, архитекторы и… предсказатели? В настоящее время известна вся хронология зарождения, развития и заката цивилизации майя с точностью до года. Но какое послание для нас, ныне живущих, зашифровано в последней дате их календаря — 13 августа 2012 года? Мир замер в ожидании.

Книга советского историка А. А. Зимина (1920–1980) посвящена последней четверти XVI в. — времени экономического и политического кризиса, в который ввергла Россию опричнина. Глубокое знание эпохи и источников, ее отразивших, позволило автору ярко осветить путь Бориса Годунова к власти, проанализировать закономерности формирования феодальной формации в России и проследить развитие предпосылок первого массового антифеодального движения начала XVII в.

Для историков, специалистов смежных наук, а также широкого круга читателей.

Для работы с учебником необходимо представлять некоторые специфику исторической науки и особенности структуры данного пособия. Необходимо учитывать неоднозначность выводов ученых-историков по многим проблемам отечественной истории. Наши знания о прошлом человечества основаны на изучении исторических источников, созданных в соответствующие эпохи и в конкретных странах. Но огромное большинство объектов материальной и духовной культуры, которые могли бы содержать информацию о своих создателях, не сохранились в результате войн, набегов и революций. Огромную разрушительную силу представляет собой само Время. Наиболее "красноречивыми" кажутся письменные памятники. Но они создавались живыми людьми со своими взглядами, представлениями и в свих целях. Поэтому летописи, трактаты, мемуары и даже деловые документы часто противоречат друг другу, о многом умалчивают, а кое-что искажают. Даже когда речь идет о XIX или XX веках, оставивших огромное количество письменных свидетельств, сложно восстановить истинные и точные факты. На их освещение в документах воздействовали особенности личности авторов, политические концепции, распространенные в обществе и многое другое. Поэтому, используя сложные, в том числе математические методы исследования, историки вынуждены реконструировать факты исчезнувшей действительности. Подчас анализ производится лишь при помощи косвенных свидетельств и аргументов. На выводы оказывают влияние различные мировоззренческие, философские, политические и пр. взгляды историков. В этой связи совершенно естественно, что одни и те же события прошлого различные ученые интерпретируют по-разному, предлагая иногда взаимоисключающие выводы и оценки. Без этого историческая наука не могла бы нормально развиваться. В годы советской власти были "закрыты" многие темы, не допускалось отклонение от многих выводов, "одобренных партией", а историческая наука, по словам И.В. Сталина являлась "грозным оружием в борьбе за социализм", и, как было записано в официальных документах, главной своей задачей считала "изучение предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции". Но и в эту эпоху проводились плодотворные научные споры и дискуссии, существовали различные научные "школы", советская историческая наука добилась серьезных успехов на многих направлениях. В школьные учебники, при этом, включалась лишь одна, официально принятая "выверенная" точка зрения. Теперь политические условия в нашей стране коренным образом изменились. Очень трудно найти два учебных пособия по отечественной истории, где бы мнение авторов совпадало по всем или большинству вопросов. Как ориентироваться в учебниках, противоречащих друг другу по ряду вопросам? Наш учебник отличается от многих других тем, что по многим спорным проблемам курсивом в прямоугольной рамке приводится точка зрения, с которой авторы данного учебного комплекта не согласны, но которая встречается в других учебниках и пособиях. После изложения такого мнения кратко перечисляются аргументы и контраргументы. Развернутые доводы может сформулировать сам учащийся, внимательно изучив тему. Важно, что в работе над пособием использовались как последние достижения отечественных и зарубежных специалистов по истории России, так и богатое наследие советской и дореволюционной исторической науки. Авторы попытались представить результаты в сбалансированном виде, избегая безудержного и необоснованного новаторства, и учитывая, в то же время, выявленные и проанализированные в последние годы исторические факты и их связи. Как следует работать с данным пособием. В работе необходимо использовать одновременно несколько частей данного пособия. 1. Начать надо с внимательного, возможно, неоднократного прочтения темы. 2. При повторном прочтении, обращайтесь к справочному материалу, чтобы сформировать правильное понимание терминов, получить больше информации об исторических лицах – "героях" исторического процесса. 3. Затем, используя любую из изданных хрестоматий, изучите исторические источники, относящиеся к данной теме. Они помогут вам уточнить, расширить и углубить свои представления о некоторых важных вопросах отечественной истории, почувствовать "дыхание эпохи", а также снабдят материалом, который позволит вам украсить свой ответ цитатами. 4. Обдумав основные вопросы темы, ответьте на вопросы, предлагаемые после каждой темы, выполните задания. 5. Если материал, содержащегося в данном пособии, кажется вам недостаточным, а также, если у вас есть возможность и желание расширить свои знания, обратитесь к литературе, указанной после каждой темы. Для проведения правильного анализа событий и процессов по истории России, необходимо представлять себе целостный характер исторического процесса, глубокую взаимосвязь между экономическим, социальным, политическим, культурным развитием нашего общества. Все стороны целостной общественной жизни находятся в многоплановом и разнообразном взаимодействии и взаимовлиянии. Неверно было бы выделять один из компонентов общественной системы как "ведущий", "главный" или "определяющий". Некоторые историки и философы основой движущей силой общественного развития считали и считают совершенствование орудий труда, приводившее к несоответствию между уровнем производительных сил (орудий, средств производства, в том числе, земли, умениями и навыками производителей) и производственными отношениями (между производителями и собственниками средств производства). По мнению этих авторов экономика (базис) определяла развитие политики, культуры и т.д. (надстройки). Как свидетельствует история России, культура, психология нашего народа, государство, политика оказывали воздействие на хозяйственное развитие нашей страны не меньшее, чем влияние хозяйства, его уровня, форм организации и методов ведения на эволюцию государственности или духовной культуры. Изучая отечественную историю, обращайте внимание на это взаимодействие. Помните также, что на историческое развитие нашей страны воздействовали многие факторы, определившие его особенности. Ученые справедливо отмечали влияние – географического положения (на территории России нет естественных внутренних преград); – природно-климатических условий, от которых зависели не только люди далекого прошлого, им подвластны и наши современники, вооруженные сложными орудиями труда. – многонационального и многоконфессионального состава населения страны; – эти, а также другие условия во многом сформировали своеобразный "русский характер", социально-психологический и социокультурный архетип, оказывающий значительное воздействие на действия и поступки наших соотечественников и их предков; – соседство с теми или иными народами (греками-византийцами, кочевниками, немцами, поляками и др.), представлявшими угрозу самостоятельности, а подчас и существованию страны, и – передававшими нам свои знания и элементы культуры. В заключение – последнее пожелание, не связанное непосредственно с учебным процессом, экзаменами и пр. Изучая отечественную историю, помните, что это – наша история, история наших предков, история страны, где будут жить наши потомки. Прошлое России не кануло бесследно, результаты деятельности наших отцов, дедов и прадедов проявляются в современном развитии российского общества. Вы – будущие творцы истории вашей современности. Какой она будет, зависит, в том числе от того, как вы "выучите" уроки Истории, как вы будете воспринимать и оценивать прошлое нашей страны и нашего народа.

Биография генералиссимуса Франко (1892–1975) написана немецким историком X. Т. Дамсом. Впервые на русском языке издается оригинальная работа о жизни и деятельности одного из крупнейших политиков Испании XX века — каудильо и главе государства, на протяжении почти сорока лет вершившего судьбами страны, — Франсиско Франко Баамонде.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Капитальный труд посвящен анализу и обобщению деятельности Тыла Вооруженных Сил по всестороннему обеспечению боевых действий Советской Армии и Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны.

Авторы формулируют уроки и выводы, которые наглядно показывают, что богатейший опыт организации и работы всех звеньев Тыла, накопленный в минувшей войне, не потерял свое значение в наше время.

Книга рассчитана на офицеров и генералов Советской Армии и Военно-Морского Флота.

При написании труда использованы материалы штаба Тыла Вооруженных Сил СССР, центральных управлений МО СССР, Института военной истории МО СССР, Военной академии тыла и транспорта, новые архивные документы, а также воспоминания участников Великой Отечественной войны.

Книга содержит таблицы. (DS)

Концы страниц размечены в теле книги так: , для просмотра номеров страниц следует открыть файл в браузере. (DS)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эрик Эмблер

Изумрудные небеса

Перевел с англ. А. Шаров

Помощник комиссара Скотланд-Ярда Мерсер молча смотрел на карточку, которую принес ему сержант Флекер. На картонке было выведено: "Доктор Ян Чиссар, полиция Праги". Выглядела она вполне безобидно, и посторонний наблюдатель, знавший лишь, что доктор Чиссар был беженцем из Чехии, где долго и добросовестно служил в пражской полиции, наверняка удивился бы, увидев, как на румяной физиономии помощника комиссара появляется неприязненная мина. Впрочем, посторонний наблюдатель удивился бы лишь в том случае, если бы не знал, при каких обстоятельствах помощник комиссара впервые встретился с чешским сыщиком. Неделю назад тот представил Мерсеру рекомендательное письмо от всемогущего сэра Герберта из министерства внутренних дел, и с тех пор помощник комиссара начинал пыхтеть от злости всякий раз, когда слышал имя чеха.

Игра с потусторонним миром — захватывающая игра. Но однажды такая игра может стать последней: Восемь людей отказались верить в это . Восемь людей вышли на грань меж двух миров, на тонкую линию, отделяющую мир живых от мира мертвых. Они знали, что хотели, — и добились своего. Но сила, пришедшая из — за порога тьмы, оказалась слишком сильна для человеческого контроля. И тогда в круг восьми, незваная, вошла девятая — смерть:

ЧАБУА АМИРЭДЖИБИ

Афоризмы

Чабуа (Мзечабук) Ираклиевич АМИРЭДЖИБИ (род. 1921) - грузинский писатель. В своем главном произведении - романе "Дата Туташхиа" - провел героя через постижение глубочайших духовных истин, раскрыл перед ним бездны бытия.

Встречаются люди в высшей степени одаренные, но не умеющие распорядиться своими способностями разумно. Одно дело - врожденный дар, другое - умение им управлять. Два человека, в равной мере одаренных, могут быть нравственно совершенно не схожи, и каждый из них на свой лад использует отпущенное ему дарование.

Интервью с Чабуа Амирэджиби

"Человек из легенды"

"Чабуа нервно собирал листы рукописи и бормотал: "Кто знает, что из этого выйдет!"

Это не было позой или жестом о том, что подумают другие. Это было настоящее сомнение.

Сейчас кажется, что тогда всё было просто...

Но в то время слабый, тусклый луч света проник из замёрзшего окна. Человек, которому было что сказать, не мог произнести ни слова - им владели сомнение, недоверие и безнадёжность. И еще постоянная вера была его поддержкой в те времена, а также внутренняя непоколебимость, закалённая долгими годами жизненного опыта и зигзагами удачи. Так не бывает, чтобы на долю одного человека выпало столько злоключений. Возможно, это и приключенчество, врождённое в крови с древних времён, передающееся из поколения в поколение и всегда сопровождающее Главнокомандующего, путешественника и писателя."