Раскрашенная птица

Эту книгу называли «самым жестоким произведением нашего времени». Самое страшное в этой книге то, что на все кошмары войны, читатель смотрит глазами шестилетнего ребенка. Сам Косински (1933 – 1991) получил за нее во Франции престижнейшую премию как лучший иностранный автор. Много лет он, польский эмигрант, возглавлял американский ПЕН-клуб. А когда поднялся скандал и его обвинили в эксплуатации «литературных рабов», Косински покончил с собой способом, который задолго до этого описал в своих жутких книгах…

Отрывок из произведения:

Осенью 1939 года, в начале Второй мировой войны, шестилетнего мальчика из большого восточно-европейского города, как и многих других детей, родители отправили в отдаленную деревню.

Ехавший на восток человек, за большие деньги взялся найти для ребенка временных приемных родителей. Не имея выбора, родители доверили ему сына.

Они были уверены, что, только отправив ребенка в деревню, смогут уберечь его от войны. Из-за довоенной антифашистской деятельности отца мальчика родителям пришлось пуститься в бега, чтобы избежать принудительных работ в Германии или заключения в концентрационный лагерь. Они хотели уберечь сына от предстоящих невзгод и опасностей и надеялись, что, в конце концов семья воссоединится.

Другие книги автора Ежи Косински

Роман американского писателя Ежи Косински (1933–1991), автора «Раскрашенной птицы» и «Садовника», развивает характерные для него темы любви и насилия, соблазна и отчуждения. Главный герой — игрок в поло, странствующий по дорогам Америки, — вступает в схватку с невидимыми врагами — собственной неприкаянной судьбой и безжалостным временем.

* * *

«Игра страсти» — психологический роман с элементами эротического триллера. Америка 70-х годов прошлого века. Главный герой — романтический персонаж, игрок в поло (род хоккея на траве, только на лошадях).

Он странствует по стране на особой конструкции трейлере, зарабатывая игрой с богатыми аристократами. Попутно занимается любовью с многочисленными подругами, как правило молодыми девушками, вовлекая их в свои жестокие садомазохистские игры.

Но одна из них завоевывает его сердце…

Ежи Косинский родился 14 июня 1933 года в Лодзи (Польша), в еврейской семье. Настоящее имя — Ежи Никодем Левинкопф — пришлось сменить в детстве, во время оккупации Польши фашистами.

Ежи Косинский — писатель, познавший шумную славу и скандальные разоблачения. Он сотворил из своей биографии миф и сам стал жертвой этого мифа.

Перед Вами — известный роман Косинского «Ступени», написанный им в 1968 г.

Перевод: Илья Валерьевич Кормильцев

Ежи Косинский родился 14 июня 1933 года в Лодзи (Польша), в еврейской семье. Настоящее имя — Ежи Никодем Левинкопф — пришлось сменить в детстве, во время оккупации Польши фашистами.

Ежи Косинский — писатель, познавший шумную славу и скандальные разоблачения. Он сотворил из своей биографии миф и сам стал жертвой этого мифа.

Перед Вами — известная повесть Косинского «Садовник», написанная им в 1971 г.

Перевод: Илья Валерьевич Кормильцев

Ежи Косинский (1933-1991) — писатель необычной судьбы, познавший умопомрачительный взлет и страшное падение, шумную славу и скандальные разоблачения. Он сотворил из своей биографии миф — и в конечном счете стал жертвой этого мифа, превратившись из любимчика американской критики и читающей публики в изгоя. В сборник включены лучшие произведения писателя: повесть `Садовник` (блестяще экранизированная Холом Эшби), романы `Ступени` (Национальная книжная премия США) и `Чертово дерево`.

Героя в «Свидании вслепую» Косински выбрал себе под стать. Джордж Левантер — донжуан и прохиндей, русский еврей и американский бизнесмен, на визитке титулующий себя «инвестором», а в жизни разыгрывающий то гэбэшника, то террориста, а то и вовсе ценителя игры на фортепиано. Описание его похождений — смесь плутовского романа со сказками «Тысячи и одной ночи». Или, может быть, художественного порно с эпизодами из биографии самого Косинского.

Одно из последних произведений знаменитого американского писателя Ежи Косински (1933–1991). Психологический триллер, впечатляющая "рок-н-ролльная мистерия", в которой музыка становится мотивом преступления, а жизнь музыканта уподоблена игровому бильярдному автомату.

Популярные книги в жанре Современная проза

Джеймс Планкетт

Плач о героe

Перевод с английского Г.Островская

Мистер О'Рорк распахнул дверь класса в тот самый миг, как брат Куинлан собирался открыть ее изнутри. Они вздрогнули от неожиданности, столкнувшись пороге, и пожелали друг другу доброго утра. Хотя мистер О'Рорк встречался с братом Куинланом ежедневно чуть не всю свою жизнь, он одарил его широкой, какой-то деланной улыбкой и прокричал приветствие с сердечностью, способной заморозить в жилах кровь. Затем они оба вышли в коридор поговорить.

Джеймс Планкетт

ПОЛКРОНЫ

Продавец в книжной лавке оказался человеком подозрительным. Засунув руки в карманы серого халата, он буравил тебя понимающим взглядом так, что ты сразу чувствовал себя в чем-то виноватым.

- Учебник по алгебре Холла и Найта, - смущенно пробормотал Майкл.

Продавец холодно, оценивающе посмотрел сначала на книгу, потом на Майкла.

"Загнать хочет. Утащил из дома, чтобы деньги просвистать на кино и сигареты", - говорил его взгляд. Рука потянулась к книге.

Джеймс Планкетт

ПРОСТЫЕ ЛЮДИ

За дверью раздались шаги Тонмана Бирна, и Маллиган отвлекся, перестал слушать сидевшую напротив него женщину. Он незаметно перевел взгляд на потолок, в глазах промелькнуло облегчение. Битый час он сидел в своем убогом кабинете за обшарпанным столом, на котором теснились телефон, посеревший от пыли диктофон и несколько амбарных книг, где велась регистрация всех дел шестого отделения их профсоюза, сидел и слушал эту женщину - о том, чтобы сбежать, не могло быть и речи. Она была вдова и искала работу для сына. Маллигана она посещала далеко не первый раз.

Александр Покровский

Минуя Делос

...У них была течь. Они всплыли и, продолжая двигаться в надводном положении, попытались устранить неисправность. Полезли втроем наверх. Двоих смыло. Страховочный пояс Сереги обнаружили в корме. Видимо, его протащило по всей верхней палубе, прежде чем стряхнуть в винты...

Из дневника Сережи Бог-ва,

помощника командира корабля,

пропавшего в море осенью 1983 года

...никогда не будет рожать. Это мучило меня чрезвычайно. Я лежал и повторял про себя: "Она никогда не будет рожать. Она никогда не родит". И сразу же перед глазами вставало ее лицо со смущенной, виноватой улыбкой, какой она ответила на мой вопрошающий взгляд там, в больнице, где мы встретились через несколько дней после операции, которую врачи все-таки над ней проделали. Они говорили мне: "Вероятность успеха - двадцать процентов" - и прятали глаза; и меня тогда, помнится, поразило слово "вероятность". Я бы никогда не подумал, что его можно отнести к тому бесконечно теплому, мягкому ощущению, часто сменяемому беспокойством, каким-то горловым, внутренним почти всплеском зарождающемуся во мне всякий раз, когда речь заходит о ребенке.

Татьяна Полушина

Безымянная фея

Сумерки. По затхлой листве шлепают Андрей со Светкой. Ребята стараются выбирать дорогу почище, но снова и снова попадают в склизкое месиво перегнивших листьев и грязи. Что поделаешь, если дожди зарядили мелкой моросью. Осень.

Светка шла впереди, поддерживала длинный подол плаща и тихонечко припевала.

Пролетающие машины обрызгивали ее светом встречных фар, подсвечивая на миг покачивающуюся фигурку. Дождь ей не вредил, она была где-то в другом месте.

Дмитрий Попандопуло

Христо-борец

Геленджикские рассказы

Одесса 2000

Дмитрий Спиридонович Попандопуло

родился (1935) и вырос в городе Геленджик Краснодарского края.

Отец, грек по национальности, погиб на фронте в Великую Отечественную войну.

Мать, санитарка санатория, одна растила двоих сыновей.

Оба стали офицерами Советской Армии.

Дмитрий прослужил более тридцати лет, в отставку ушел в звании подполковника. В годы службы закончил Московский полиграфический институт, факультет графики, последние годы был военным редактором. В газетах и журналах печатались его очерки, заметки, рисунки.

Александр Попов

Мой первый прыжок с парашютом

Цитаты из В.С. Высоцкого "Затяжной прыжок"

Хорошо, что за ревом не слышалось звука,

Что с позором своим был один на один:

Я замешкался возле открытого люка -

И забыл пристегнуть карабин.

Мне инструктор помог -- и коленом пинок -

Перейти этой слабости грань:

За обычное наше "Смелее, сынок!"

Принял я его сонную брань.

И оборвали крик мой,

Евгений Попов

Яеныть

рождественская антиутопия

Представьте себе, товарищи, конец второго тысячелетия от Р.Х.!

И как роскошная машина одного богатого миллионера пересекает площадь Белорусского вокзала, ныне носящую гордое имя Колхозника Лукашенки.

Что? Как? Почему? Внезапно роскошная машина остановилась, взвыв тормозами. Но вовсе не потому, что какой-нибудь безработный бросился под ее колеса. В Москве действительно было тогда много безработных, но еще больше было красивых машин, и они всегда стояли на перекрестках, образуя пробки. Не то, что сейчас.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любовь Тимофеевна Космодемьянская

Повесть о Зое и Шуре

Дети Л.Т.Космодемьянской погибли в борьбе с фашизмом, защищая свободу и независимость своего народа. О них она рассказывает в повести. По книге можно день за днем проследить жизнь Зои и Шуры Космодемьянских, узнать их интересы, думы, мечты.

Содержание

Вступление

Осиновые Гаи

Новая жизнь

Снова дома

Дочка

Горькая весть

Сын

Космолинская Вера Петровна

Нетопырь

Полет остер, как свист клинка,

И ветер чист, и жизнь тонка,

Быть может, не всегда легка,

Но крылья мне помогут!

Оставлю замок до утра.

Ночь необъятна и быстра...

Пускай несут меня ветра,

Хоть в небеса, хоть в омут!

И в небесах, и на земле,

И во вселенской вечной мгле,

Везде, где слышали о зле,

И обо мне слыхали.

Но чепуха добро и зло!

Книга Т. Б. Костейна посвящена эпохе наивысшего могущества гуннского союза, достигнутого в правление Аттилы, вождя гуннов в 434 — 453 гг. Кровожадный и величественный Атилла, прекрасная принцесса Гонория, дальновидный и смелый диктатор Рима Аэций — судьба и жизнь этих исторических личностей и одновременно героев книги с первых же страниц захватывает читателя.

Вячеслав Костиков

Не будем проклинать изгнанье...

Пути и судьбы русской эмиграции

Книга В. Костикова "Не будем проклинать изгнанье..." является, можно сказать, первой попыткой непредвзятого рассказа о русской эмиграции. Написана она в форме свободного эссе. Это живой и эмоциональный рассказ о путях и судьбах русской эмиграции "первой волны". Уделяя особое внимание культурной и нравственной жизни русского зарубежья, автор не оставляет без внимания и судьбу "маленького человека" эмиграции. Читатель найдет в книге много бытовых подробностей из жизни эмиграции, познакомится с судьбами детей эмигрантских, этого "незамеченного поколения". В книге ясно ощутимо стремление осмыслить место эмиграции в общем потоке русской культуры, ее вклад в культурное наследие человечества.