Рано или поздно

Рано или поздно

ПЕРВЫЙ

ВТОРОЙ

МУЖЧИНА

ЖЕНЩИНА

На сцену, с правой стороны, споткнувшись, выскакивает человек в куртке с капюшоном. Он замирает, настороженно оглядываясь по сторонам. Потом садится на пол, ежась, — мерзнет. Появляется второй человек в куртке — капюшон у него надвинут на лицо. Присаживается рядом с первым. ДВОЕ в куртках сидят посреди сцены.

ПЕРВЫЙ. Я думаю, нет.

Пауза.

ВТОРОЙ. Ты думаешь, с ним все в порядке?

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Театр представляет хорошо убранную комнату. В глубине сцены софа и несколько кресел, по бокам зеркала, направо дверь, ведущая в залу, а налево дверь в кабинет.

Явление 1

Видовский и Дальвиль.

Видовский. Всё ли готово для бала?

Дальвиль. Буфет убран, мебель расставлена; всё готово.

Видовский. А что делает Феденька?

Дальвиль. Иван его завивает, я думаю, уже в третий раз.

Видовский. Ах, как это вы позволяете!

Пьеса в пяти действиях

По мотивам Александра Сумарокова

Пьеса для чтения и постановки известного российско-израильского писателя-сатирика, публициста и драматурга Марка Галесника – что-то вроде продолжения классической сказки Андерсена. Повзрослевший мальчик, который когда-то крикнул, что король голый, возвращается в родной город, разворованный портняжками-демократами. Убийственная сатира, превосходный русский язык и врожденное чувство сцены делают это пьесу замечательным чтением для ценителя хорошей литературы.

Издатель обладает правом на издание только электронной версии книги.

«В доме Мацневых на Посадской улице. Четверг Страстной недели, сияющий апрельский день; время к заходу солнца.

Просторный, провинциально обставленный зал-гостиная; у окон много зимних цветов, среди коих фуксия и уже зацветшая герань. Одно окно выходит в стеклянный коридор, идущий вдоль всего дома и кончающийся парадным крыльцом; другие четыре окна выходят на улицу – немощеную, тихую улицу, с большими садами и маленькими мещанскими домишками. Сейчас все заняты тем, что выставляют первую зимнюю раму. Собрались: сам Мацнев, Николай Андреевич, высокий, полный, красивый еще человек, со смуглым цыганским лицом; видимо, обычно носит русский костюм, но сейчас домашне и привычно распущен: красная шелковая, полурасстегнутая в вороте рубашка без пояса, широкие черные шаровары, внизу завязанные тесемочками…»

Великий полководец Амфитрион с триумфом возвращается с войны. Он ждёт у города, чтобы войти в него, в соответствии со всеми полагающимися традициями. В это время к его жене, прекрасной Алкмене, проникает Юпитер, принявший образ Амфитриона. При помощи Меркурия, сопровождающего его, он хочет завладеть красавицей, чей настоящий муж давно уже холоден к ней и больше занят войной и своей славой. Так перед нами начинает разворачиваться классическая комедия, посвящённая, на самом деле, современным и, прежде всего, семейным проблемам, не потерявшим своей актуальности до сих пор.

Петер Хакс – немецкий драматург, поэт и эссеист. В 60-е годы стал основателем социалистического классицизма и считался одним из наиболее значительных драматургов ГДР. Длительное время Хакс был единственным современным писателем, чьи произведения ставились на театральных подмостках не только ГДР, но и ФРГ. Всемирную известность Хаксу принесла его пьеса «Разговор в семействе Штейн об отсутствующем господине фон Гёте».

Перевод с немецкого Эллы Венгеровой

Пьеса «Фредегунда» – еще одно обращение Петера Хакса к событиям давно минувших дней. В центре сюжета – реальная историческая личность – Фредегунда. Дословно это имя переводится со старого верхнего немецкого, как «мирная воительница». Фредегунда была королевой франков в VI веке. Но в начале своего пути она была лишь простой наложницей. Фредегунда погубила жену франкского короля Галсвинту и заняла ее место, нажив себе врагов и продолжив борьбу за власть, которую она получила.

Лидия Мартин, знаменитая актриса. Слегка за 50 или 60.

Даниэл, её сын. 20 с небольшим. Обаятельный, хорошо воспитанный.

Катерина, личный костюмер Лидии.

Пол, отец Даниэла, чуть моложе Лидии.

Роже, режиссёр спектаклей с участием Лидии.

Чарльз, жених Лидии. Весьма почтенного возраста. Очень богат.

Барри, агент Лидии.

Декорации

Действие пьесы не привязано к какому-то конкретному месту или времени. Однозначно может происходить как в наше время, в современной обстановке, так и во второй половине прошлого столетия. И время, и место действия — всецело во власти и видении режиссёра и художника спектакля. В зависимости от выбранного времени может, в определённой степени, меняться и язык героев пьесы.

В разгар Второй Мировой войны в Берлин на встречу с Гитлером приезжает Муссолини. Пока фюрер и дуче заняты своими делами, их любовницы, Ева Браун и Клара Петаччи, коротают время в обществе друг друга и солдата, приставленного прислуживать им и не спускать с них глаз. Постепенно легкомысленная женская болтовня приобретает зловещее звучание.

Постановки и публикации: пьеса написана для Citizens Theatre в Глазго, где и была поставлена впервые — премьера состоялась 20 января 1978 года. Премьера в Вест-энде в Лондоне состоялась 28 апреля 1982 года; в спектакле были заняты Гэри Олдман, Гленда Джексон и Джорджина Хейл.

В России постановок и публикаций нет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Медсестра устало смотрит на меня и ждет ответа.

Я называю свою болезнь.

Она злорадно тянет:

— У-у! Повезло!

Я воспринимаю её юмор спокойно. Мне ужасно не нравится сидеть на этом стуле перед старичком-доктором в пропитанном больничным запахом кабинете. Я говорю:

— На самом деле бывает и хуже.

Медсестра оживляется, но произносит холодно:

— Нет, хуже не бывает.

Доктор наконец-то отрывается от писанины. Ставит штампик в карточку, закрывает её и пристально вглядывается в меня. Я отвожу взгляд в сторону.

Повесть лауреата премии «Дебют» Саши Грищенко «Вспять» на первый взгляд предельно фактографична, однако на деле это попытка преодоления правды факта. Реалии детства и дома, воспоминания и семейные предания втекают в поток земного времени, и вся повесть смотрится развернутой метафорой сыпучести, бегучести, невозвратимости бытия.

Больничная палата. Крашеные жёлтые стены. Огромное окно. У окна стол. Четыре кровати. Тумбочки, стулья.

В палате две женщины. Одна сидит на кровати, смотрит в окно. Другая сидит за столом, перебирает какие-то бумаги. Входит третья. В руках пакеты. Смотрит на кровати, садится на свободную.

Пауза.

ЛЕНА. Нехорошее это место. Перед тобой две здесь лежали. Кое-как родили, и дети с уродливыми отклонениями. Тфу-тфу-тфу, не дай бог. У одной ребёнок родился со сросшимися пальцами, говорят, ломать надо, потом заново складывать — и в гипс. А у другой с двумя головами родился, одна побольше, другая поменьше.

Книга известного шведского писателя-натуралиста, зоолога и кинооператора, рассказывающая об удивительных встречах с самыми разными животными — летучими мышами и росомахами, лаской и гигантской выдрой, капибарой и тапиром. Рассказы проникнуты огромной любовью к животным, редкой наблюдательностью, стремлением автора познать характер своих «героев» — будь то зверь или птица.

Для любителей живой природы.