Рахат-лукум

С. Дубов

Р А Х А Т - Л У К У М

Когда я шел, именно здесь, всего несколько дней назад, передавали эту мелодию. Я отчетливо помню, как пересек улицу, когда прозвучали первые ноты. Не шлягер какой-нибудь, звучал моцартовский шедевр. Ну в коем-то веке на молодежной радиостанции будут крутить классику?

Да, еще был салют. Он как светомузыка, попадая точно в такт, разрывал мглу, окрашивая все разноцветными отсветами. На время поэтому и глянул: салют, да под Моцарта! Я остановился, что бы насладиться безграничностью бездонного ночного неба, цветными отсветами на стенах и чудесной музыкой.

Другие книги автора Сергей Игоревич Дубов

Сергей Дубов

Находка

То был обыкновенный осенний день. В Москве уже стояла осень, хотя заканчивалась только первая ее неделя. В окне налитое свинцом небо провоцировало на ожидание бабьего лета. По телевизору опять передавали сообщение об очередном убийстве высокопоставленного чиновника, а я ждал прогноз погоды в конце новостей. Телефон неестественно часто зазвенел, даже, пожалуй, для междугородки слишком часто. Удивительное изобретение: ты здесь, а на том конце провода может быть совершенно любое место планеты и ты вдруг, непостижимым образом, переносишься туда и получаешь бесценную возможность пообщаться с кем-то, находящимся от тебя на недосягаемом удалении. Я снял трубку.

Дубов Сергей

День рождения

Какой для вас самый приятный праздник? Я уверен, что на этот вопрос большинство ответит: "День рождения, конечно"!

Конечно! А почему бы и нет. Вам дарят подарки, говорят приятные вещи, но самое главное - у вас появляется возможность собрать самых близких и дорогих людей: друзей, родственников, любимых. Готовиться к такому мероприятию мы начинаем обычно заранее, тщательно продумывая кого пригласить, как рассадить, что поставить на стол и чем угощать гостей. Особая статья - продумывание возможных подарков любимому себе.

Дубов Сергей Игоревич

Epimys Sapiens

Когда я стал видеть, первое, что я различил, это прутья клетки, а ко времени, когда мой мозг стал не только воспринимать, но и анализировать информацию, я уже свыкся с мыслью, что моя жизнь будет протекать в столь ограниченном пространстве.

Нас родилось тринадцать, и я был младшим. Если рождаешься и растешь в среде, которая для тебя неестественна и дискомфортна, волей-неволей стараешься приспособиться к ней. А для того, что бы выжить, на мой взгляд, есть вообще всего лишь два пути: либо принять существующие правила игры и постараться стать похожим на других и не выделяться, либо составлять эти правила самому и отстаивать их любыми возможными способами.

Дубов Сергей Игоревич

Честное Слово

Я проигрался. В пух. До кучи ко всем неприятностям в бильярдной меня развели сегодня, как юнца. Последнее время все шло наперекосяк. Понятно, что жизнь - это черно-белый матрац и ты привыкаешь встречать эти самые черные полосы стоически, с пониманием того, что это временно, и рано или поздно все это прекратится. Так оно обычно и бывает. Обычно. Но не сейчас. Период неудач и разочарований явно затягивался.

Дубов Серегей

S T E N D U P

Все время хотелось вскочить, и если не бежать куда-нибудь, то хотя бы стоять, а про то, что бы сесть я вообще думать не мог. Надо же было ему попасть, именно туда. Еще вчера последствия его ошибки не были так ощутимы, но сегодня к утру ранка сильно воспалилась и проявляла откровенное желание нагноится.

Я бы рад, рад бы удалить инородное тело. Но своими усилиями это сделать не представлялось возможным - уж очень глубоко сидел наконечник, а обратится за помощью из вне, просто не хватало решимости. Согласитесь, что показывать покрасневшую задницу с торчащей из нее стрелой - ну сущий смех.

— Понимаешь, Андрей, его интересуют именно такие места. Ты ведь еще в школе увлекался всякой чертовщиной, постоянно статьи из желтых газетенок притаскивал и истории про невидимые автомобили и крыс, размером с собаку, в метро рассказывал. А Егор Вадимович, вот, занимается как раз такими исследованиями, — запальчиво говорил Жора.

— Да это, когда было-то, вспомнил тоже. Мы с тобой в школе когда учились?

— Да нет же. — Перебил меня Егор Вадимович. — Крысы в метро, кикиморы и другая нечисть меня не интересует. Жора говорил, Вы ведь врач, кажется?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Издавалось в сборнике «Поиск-80». Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1980. — 368 стр.

Рассказ входит в антологию «Аэлита. Новая волна / 003»

Любой вам скажет, кого ни спроси, если он не закоснел в привычке смотреть одни и те же программы по одним и тем же каналам на одном и том же языке из одной и той же страны изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год… На чем я остановился? Ах да. Любой настоящий знаток и ценитель, чутко следящий за новинками стереовидения, скажет вам: истинная сила СВ в его неуловимости, постоянной изменчивости, вечном движении. Только вы подумали, что напали на нечто стоящее, и плюхнулись в кресло с кружкой пива в руке, как передача тускнеет, и вы остаетесь в дураках, увязнув в остатках некогда живого и яркого зрелища. Люди слабые скрипят зубами, пьют пиво и стараются не принимать этого близко к сердцу. Сильные же люди скрипят зубами, вскакивают и начинают переключать каналы. Они знают - гений СВ где-то здесь, он не умирает. Он только переходит из одного места в другое. И сильный не удовольствуется малым, он преодолеет все и найдет настоящую жемчужину. Но как легко, однако, забывается, что и эта передача может вскорости измениться. Да вы и сами не прочь забыть об этом ее свойстве, забыть и поселиться в ней навсегда.

Львов А. Бульвар Целакантус: Повести и рассказы. / Художник К. Соостер. М.: Молодая гвардия, 1967. - (Библиотека советской фантастики). — 176 стр.

«Бульвар Целакантус» — первый сборник фантастических рассказов молодого писателя.

Товарищи читатели!

Редакция фантастики, приключений и путешествий просит вас присылать краткие отзывы о книгах, а также свои предложения по улучшению их содержания и оформлении.

Наш адрес: Москва, А -30, Сущевская, 21. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Массовый отдел.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

— Они напоминают мне гадаринских свиней,[1] — объявила Милдред Пелам.

Прервав осмотр битком набитого пляжа, подступавшего к террасе кафетерия, Роджер Пелам взглянул на жену.

— Почему ты так говоришь?

Какое-то время Милдред продолжала читать, потом опустила книгу.

— Ну, а разве нет? — риторически спросила она. — Они похожи на свиней.

Пелам едва улыбнулся при этом слабом, но характерном проявлении мизантропии. Он внимательно посмотрел на торчавшие из шортов собственные белые коленки, на полные руки и плечи жены.

Главная тема научно-фантастических рассказов молодого украинского писателя Александра Тесленко — биоконструирование, отношения человека с удивительным миром, созданным его умом и талантом. Сюжеты рассказов вытекают из устремлений нашего современника, из его интенсивного научного поиска, из его чувства высокой ответственности за жизнь человека, за судьбы мира.

эта повесть, описывающая приключения двух братьев Ника и Эрика Отфридсона, представляет собой вторую часть трилогии про никсов – стражей водных путей ведущих в волшебный мир. События разворачиваются во время второй мировой войны

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Дубовский

Харловка-99

(Дневник путешествия, длиной в месяц)

Харловка'99

"Mission Impossible"

Маршрут: Оленегорск - пос. Ловозеро - р. Нивка - р. Воронья - р. Уйма - Собачий р.Няльмйок - р. Харловка - Мурманск Состав экспедиции: Состав:

Кто Что Где был раньше Бирюков Дмитрий Злой Адмирал Охта; Сев. Шуя (2 раза); (далее Бирюков) Кузема; Цага-Пана-Варзуга; [email protected] Малая Тунгуда; Мста Дубовский Сергей Техническое Сев. Шуя; Цага-Пана-Варзуга (Старик) обеспечение, [email protected] оператор Шишкин Александр Завхоз, Сев. Шуя (2 раза); Кузема; (Шура) отдыхает Цага-Пана-Варзуга; Мста [email protected] от семьи Карпович Стас Лесничий, танцы, Сев. Шуя; Цага-Пана-Варзуга; (Карп) пляски и рога Мста Ким Дмитрий Красный флаг и Первый раз (Ким) все такое Романова Татьяна Много споров с Цага-Пана-Варзуга (Таня) кулинарами

Меня разбудило дребезжание упавшей на пол мыльницы. Приподнявшись на локте, я увидел, что кто-то лезет в окно. На фоне звездного неба отчетливо выделялась человеческая фигура. Незнакомец стоял на четвереньках. Руки и одежда его светились бледным синеватым сиянием. Отбросив одеяло, я вскочил.

В окно веяло ночной сыростью, колюче мерцали звезды, под кроватью верещал сверчок. Все было реально, кроме светящегося человека на подоконнике.

У меня не было сил даже крикнуть, когда испускающее сияние существо прыгнуло на пол и, оставляя мерцающие следы, прошло вглубь комнаты. Потом оно не спеша разделось и улеглось на кровать. Визгливо заскрипели пружины.

ЕВГЕНИЙ ДУБРОВИН

Столик с видом на трамвай

БЕССОННИКИ

Экономист из шестого отдела Виталий Иванович, человек тихий, даже застенчивый, подошел к моему столу и скромно спросил:

- Может, чего надо, Павел Григорьевич?

- Да нет,- удивился я.- Ничего мне не надо, Виталий Иванович.

С экономистом у меня были строго официальные отношения, я не являлся его начальником и поэтому, естественно, решительно ничего мне не надо было от Виталия Ивановича.

Ю.Дубровин

Эти трое

Августовский полдень. Солнце.

Сидя на скамейке, Иван Матвеевич Курилов спорит с Сашей Любимовым.

Час назад Саша проходил по бульвару и увидел своего учителя члена-корреспондента Академии наук, тихо и смиренно прогуливавшегося в тени деревьев. Поздоровался, поговорил о жаре. Сейчас сидит на солнцепеке, на раскаленной скамейке, не замечая прохожих, криков играющих рядом ребят.

Они в пути. Кругом шелестят заросли формул, выкладок, уравнений... Под ногами прогибается зыбкая почва предположений, догадок, сомнений. Коварные ямы, лабиринты и тупики, ложные тропы и непроходимые кустарники замедляют их движение к истине.