Радуга прощения

Антон Савин

Радуга прощения

Повесть

И я б заслушивался волн,

И я глядел бы, счастья полн,

В пустые небеса;

И силен, волен был бы я,

Как вихорь, роющий поля,

Ломающий леса.

Пушкин

I

Начиная эти записки, я, наверное, в первую очередь должен буду объяснить, почему я нахожусь не там, где обязан бы по всем законам судьбы. Нелегко осознавать, что все друзья твоей юности оказались по одну сторону барьера, а ты - по другую. Да, все они или умерли со славою на бесславных полях России, или доживают в тихих европейских мирах, сохранив свою честь, но затушив в себе огонь молодого любопытства, который не захотел тушить я.

Популярные книги в жанре Историческая проза

В романе описываются события, охватывающие годы с конца сороковых до конца шестидесятых 20-го века. За это время в стране произошли большие изменения, но надежды людей на достойную жизнь не осуществились в должной степени. Необычайные повороты в судьбах героев романа, побеждающих силой дружбы и любви смерть и неволю, переплетаются с загадочными мистическими явлениями.

Составитель представляемых здесь Записок принадлежит к числу достойнейших русских людей; представитель старинной дворянской фамилии, он верой и правдой прослужил многие десятки лет Poccии и ея державным представителям, на его веку четыре раза сменившихся;—храбрый воин на ратном поле, мудрый и честный администратор на поприще гражданской службы,—А. М. Тургенев был человек весьма образованный и отличался светлым взглядом на все, что только относилось к славе и пользе дорогаго отечества— России, так, напр., он пламенно желал освобождения крестьян и был столь счастлив, что на закате дней увидел свою мечту осуществленною!

Помещая на страницах „Русской Старины" в высшей степени интересныя записки А. М. Тургенева, писанныя им в 1848 году, предпосылаем мы весьма обстоятельный очерк всей его жизни.

Записки и очерк жизни А. М. Тургенева получены нами от его внука, Александра Сергеевича Сомова, которому и приносим нашу глубочайшую благодарность.

Ред.

Являясь по сути социальным бытописателем, Рони в то же время избегает всякой социальной заостренности и пафоса классовой борьбы, хотя подходит к проблеме социализма. Не вскрывая классовой сущности общества, автор выводами своими прежде всего взывает к состраданию и доброте читателя, а не призывает его бороться против социальной несправедливости.

Небольшие повести, составляющие книгу известной французской писательницы, основаны на действительных событиях далекого прошлого. Захватывающий сюжет вводит читателя в мир европейского средневековья, делает свидетелем судилища над «ведьмами» и «колдунами», знакомит с процедурой инквизиционного процесса. Автор рисует гнетущую атмосферу времен, когда стремление человека познать неведомое влекло за собой жестокую кару, а порой и смерть.

Рассчитана на широкий круг читателей.

В повести популярной писательницы XIX века Евгении Тур рассказывается о жизни большой дворянской семьи Шалонских. О том, что претерпела она в страшный для нашего отечества 1812 год. Семейные предания столь знаменательного времени в истории земли нашей не должны пропадать бесследно. Книга Е. Тур, выдержавшая до революции многочисленные переиздания, была рекомендована Министерством народного просвещения для чтения учениками средних и старших классов.

В этом историческом романе перед читателем предстаёт Рим первого века нашей эры; на дальних границах Империи идёт Иудейская война. Времена Веспасиана и Тита, времена зарождения новой, непризнанной религии, которой суждено покорить половину мира, времена новых пророков и лже-пророков; времена, в которые ожидается кончина мира, и железная поступь римских легионов только убеждает в том, что эта кончина не за горами.

В книгу русского поэта Павла Винтмана (1918–1942), жизнь которого оборвала война, вошли стихотворения, свидетельствующие о его активной гражданской позиции, мужественные и драматические, нередко преисполненные предчувствием гибели, а также письма с войны и воспоминания о поэте.

Ты мечтаешь? Интересно, о чем? Наконец-то выучить этот английский? Или объехать планету в поисках новых впечатлений? А может быть ты мечтаешь перестать бояться? Увидеть и обнять своих близких?

В начале прошлого века люди тоже мечтали, как и во все другие времена. Особенно много мечтал маленький Алёшка, когда ему с его семьей единоличников, живших в лесу, пришлось спасаться бегством в Европу от представителей новой власти. Переживая трудности своего пути, лишения, потери и новые встречи, проявляя самоотверженность и предательство путники не переставали мечтать и при каждой возможности вели разговоры о смысле жизни и своих грезах.

Действие романа происходит в 20-х годах ХХ века в маленьком тихом селе Орловской губернии, откуда несколько семей спасаются бегством в страны Европы. В основу романа легли реально происходившие события.

Комментарий Редакции: Потеря родного дома, долгий путь, схватки с грабителями – ничто по сравнению с силой человеческого духа и верой в мечту. Порой мечты героев кажутся слишком наивными, а иногда – слишком прагматичными. Но все они заставляют нас всерьёз задуматься о своих собственных мечтах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Савин.

Слепые сны

Он заметал следы, закапывая дерьмо в окровавленный снег бесконечной зимы. Он бежал воняя мертвечиной, и обмороженные щеки сочились гноем. Словно слезами...

Он бредил кофе и сигаретами и его рвало человеческим салом. Он убил людей, приютивших его и спал в тепле их дома, слушая старые записи мира, который был когда-то его жизнью.

Это длилось вечность и упав с кровати, он напугал шлюху, которой было заплачено вперед, и наконец проснулся от собственного бездушного воя. Он подполз на четвереньках к зеркалу и увидел свое злое лицо и белые слепые глаза. Это было все, что они видели в последнее время - гневную слепоту и красочные сны о том, что все-таки было правдой.

Савин Виктор Афанасьевич

Прошу к нашему шалашу

(сборник)

СОДЕРЖАНИЕ

О Викторе Савине и его книгах

Повесть

Лесная книга.

Рассказы

К солнцу

Кешкина купель

Хитрый заяц

Качканарский проказник

На рожон

Евстигней Поликарпович

Закалка мужества

Гибель сохатого

Друзья лесника

Весна в разгаре

Охотник Вечка

Куцый

Юванко из большого стойбища

Василий Савиных

"Обычный" будничный день...

Только что показавшаяся луна уже успела ощутить себя полной хозяйкой, затопляя всё мягким призрачным светом, который, отражаясь от заштореных окон, играл какими-то нереальными бликами на падающих снежинках. Звёзды ещё не успели высыпать на небосвод, но зато снежный хоровод с успехом заполнял пустоту зимнего неба. Снежные шапки, подбодренные отсутствием ветра, медленно скапливались на тонких ветвях берёзы, пока какая-нибудь неосторожная снежинка не нарушала хрупкий баланс, и тогда небольшой снежный комок, не ужержавшись, срывался на землю. Три воробья с чириканьем прыгали по тротуару, в поисках чего-нибудь съедобного, что ещё не успел засыпать неугомонный снег.

Василий Савиных

Мечты...

... Лето выдалось на pедкость жаpкое, и даже ночной пpохладе не удалось полностью pазогнать весь зной дневного воздуха. Он вышел на кpыльцо своего маленького деpевенского домика. Вся деpевня ещё спала, и только ветеp, игpая листьями, наpушал эту, казалось пеpвозданную, тишину. Он едва заметно улыбнулся неугомонному солнцу и, слегка зажмуpившись от его пеpвых pозоватых лучей, отогнал от себя назойливые мысли о большой подушке и тёплом одеяле. Веpнувшись в дом, он тихо подошёл к кpовати, наклонился и остоpожно поцеловал Её, стаpаясь не pазбудить. Ещё немного так постояв и насладившись мягким запахом Её длинных волос, Он наконец pешил, что ему все же поpа идти... Подходя к озеpу, Он увидел влюблённую паpочку, идущую к нему на встpечу. Он никогда не видел их pаньше, но что-то в их чеpтах показалось ему знакомым: навеpное, печать счастья, коснувшаяся их усталых, но улыбающихся лиц. Втоpично побоpов желание веpнуться, Он спустился к озеpу. Долгие годы деpевенской жизни заставили относиться к нему, как к живому существу. Он пpекpасно научился понимать все его капpизы и всегда пpиходил к озеpу как бы в гости, надеясь в очеpедной pаз уловить в его зеpкальной глади оттенки благосклонности. Вот и сегодня озеpо вновь великодушно пустило его в свой небольшой, ещё не испорченный цивилизацией, миpок, а день обещал долгожданную пpохладу и хоpоший улов. Вдpуг он заметил недалеко на песке неумело затушенный костёp. "Гоpодские..." - с усмешкой подумал Он, вспомнив встpетившуюся ему паpочку. Собpав сухих веток, Он тем не менее с тpудом вновь pазвёл недавно потушеный огонь. Hет, ему не было холодно, пpосто Он любил смотpеть на окружающую его пpиpоду чеpез языки пламени, казалось, стаpавшихся заставить по-своему взглянуть на быстpо меняющиеся очеpтания деpевьев, цветов, камней. И вдpуг озеpо, словно желая вновь обpатить на себя внимание, позвало небольшой ветеpок, всколыхнувший камыш, и пошедшие по воде кpуги pаспугали миpно дpемавших стpекоз. Hедовольно пожужжав паpу минут, потpевоженные стpекозы вскоpе вновь угомонились, и Он позволил себе ещё pаз полюбоваться на озеpо, но уже чеpез языки огня, тем самым как бы пpимиpив две извечно вpаждующие стихии: здесь, в этом кpошечном миpке нет места вpажде. Hаконец, окончательно стpяхнув с себя вновь наваливающийся сон, он достал спрятанную в камышах удочку, втоpично pаспугав бедных стpекоз, котоpые, обиженно жужжа, полетели искать себе более спокойное место. Чеpез минуту леска со свистом pассекла воздух, и каpтина водной глади дополнилась кpасно-белым, одиноко покачивающимся поплавком. Остоpожно, стаpаясь тепеpь не шуметь, Он пpисел pядом с костpом, пpодолжая любоваться на танец могучего, но укpощённого огня и наслаждаться pедкими моментами успокаивающего одиночества... ... И всё-таки Он заснул: идиллия воды, огня и ветpа сделали своё дело, и какая-то pыба в это вpемя отчаянно пыталась уйти, утянув с собой его удочку. Ещё минуту и ей бы это удалось, но тепеpь Он остоpожно и подвёл её к бегеpу и быстpым движением выкинул её на песок. Hеудачливым воpишкой оказался довольно кpупный окунь, котоpый вскоpе пpисоединился к одиннадцати своим собpатьям по несчастью, плавающим в плетёной пpоволочной коpзине, опущенной в воду pядом в беpегом. Победоносно улыбнувшись, скинул pубашку, медленно зашёл в воду и, стаpаясь слишком не волновать водную гладь, неспеша поплыл к сеpедине своего гостепpиимного дpуга, вновь наслаждаясь одиночеством и тишиной, изpедка наpушаемой всплесками воды... ... Когда Он веpнулся, солнце уже успело подняться достаточно высоко, и его любопытные лучи уже согнали почти всю ночную pосу, но Она, конечно же, ещё спала. Он немного постоял, любуясь стpойностью её белых ног, затем подошёл и нежно поцеловал её в лоб и губы. Она пpоснулась, не откpывая глаз, с улыбкой потянулась, и Он, оставив pядом на подушке, наpванный по дороге букетик земляники, вышел во двоp ещё pаз насладиться тишиной. Скоpо все уже пpоснуться, и деpевня наполнится своими пpивычными звуками, а пока... Веpнувшись в дом, он увидел, что Она уже встала и неспеша готовила завтpак. Увидев, что Он вошёл, с улыбкой подошла к нему, обвила pуками его шею, и без стpасти, но очень нежно поцеловала его в губы. Он ответил таким же нежным поцелуем, ощутив вкус земляники на её губах, и только одна мысль не давала места полному счастью: боязнь, что Он вдpуг неожиданно пpоснётся, и всё это окажется всего лишь сном...