Работы из книги «Театр и его Двойник»

Одна из причин удушливой атмосферы, в которой мы живем без надежды на обжалование или побег, – атмосферы, к созданию которой все мы, даже самые революционные из нас, приложили руку – заключена в почтении ко всему написанному, сформулированному или нарисованному, к тому, что обрело форму, – как если бы всякое выражение не исчерпало себя вконец, не подошло к той точке, в которой всем вещам следует испустить дух, чтобы затем вернуться и начать все с начала.

Другие книги автора Антонен Арто

Сборник произведений Антонена Арто (1896–1948) — французского актера, режиссера, поэта, драматурга, прозаика, философа и публициста — включает сочинения разных жанров: сюрреалистические пьесы, театральные манифесты, лекции и главное произведение Арто «Театр и его Двойник» — изложение театральной системы в сочетании с философской картиной мира. Книга «Театр и его Двойник» представлена в новом переводе, адекватно передающем поэтический язык и интеллектуальную глубину оригинала. Остальные произведения публикуются на русском языке впервые. Тексты Арто снабжены подробными комментариями. В Приложение включены работы об Арто английского искусствоведа Мартина Эслина и грузинского философа Мераба Мамардашвили.

Многочисленные авторы на протяжении многих веков описывали бесчинства, зверства и безумства римских императоров. Четырехлетнее правление Гелиогабала, убитого в восемнадцать лет, сопровождалось инцестом, содомией, дебошами и анархическим осмеянием государственной власти. Яркая биография Гелиогабала, написанная Антоненом Арто, самым точным образом соотносит бесчинства Гелиогабала, опирающиеся на его верования, с потрясениями, сокрушающими современные империи, современные народы и современные взгляды.

Переложение готического романа XVIII века, «Монах» Антонена Арто - универсальное произведение, рассчитанное и на придирчивость интеллектуала, и на потребительство масскульта. Основатель «Театра Жестокости» обратился к сочинению Грегори Льюиса в период, когда главной его задачей была аннигиляция всех моральных норм. Знаменитый «литературный террорист» препарировал «Монаха», обнажил каркас текста, сорвал покровы, скрывающие вход в лабиринты смерти, порока и ужаса. «Монаха» можно воспринимать и как образец «черной прозы», объединяющей сексуальную одержимость с жесткостью и богохульством, и как сюрреалистическую фантазию, - нагнетание событий, противоречащих законам логики.

Перевод романа издается впервые.

Я уже рассказывал, что именно Жрецы Тутугури открыли мне путь Сигури, так же как несколькими днями раньше Господином Всех Вещей мне был открыт путь Тутугури. Господин Всех Вещей — это тот, кто управляет внешними связями, существующими между людьми: дружбой, состраданием, милосердием, верностью, благочестием, благородством, работой. Его могущество прекращается на пороге того, что у нас в Европе понимается как метафизика или теология, но его власть над глубинными пластами человеческого сознания намного сильнее, чем влияние любого из европейских политических вождей. В Мексике никто не может быть посвящен, то есть миропомазан жрецами Солнца и отмечен символизирующим смерть ударом жрецов Сигури, ударом, который очищает и готовит, до тех пор пока его не коснется меч старого индейского вождя, правящего миром и войной, Правосудием, Браком и Любовью. В его руках сконцентрированы силы, которые управляют людьми, — они то приказывают им любить друг друга, то лишают их разума. Жрецы Тутугури заклинаниями могут вызывать Дух, который, создавая людей, выбрасывает их в беспредельность пространства — Душа же должна выхватить человеческое существо и перераспределить его в самое себя. Действие жрецов Солнца заключает душу в кольцо и останавливается у границ нашего «я», где уже поджидает, собирая отзвуки, Господин Всех Вещей. Именно в этом месте меня ударил старый мексиканский вождь, заново открыв мне сознание: я не мог постичь Солнце вследствие неудачного появления на свет. Кроме того, иерархический порядок вещей требует, чтобы когда через тебя пройдет ВСі, то есть множество, которое суть вещи, ты возвратился к одной простой — Тутугури, или Солнцу, и потом, прекратив существование, воскрес посредством таинственной реассимиляции. Загадочная реассимиляция входит в Сигури, как и Миф о возобновлении, потом прекращении, и, наконец, окончательном лишении всего, чем обладает человек. Я говорю о ней, как не прекращают кричать и заверять в ее существовании жрецы во время Танца в течение всей Ночи. (Ибо танец занимает всю ночь, от захода до восхода солнца, но он не просто длится всю ночь, он отнимает ее, как отнимают ценой жизни сок у плода). Искоренение собственности возводит до бога и превосходит его, ибо бог и особенно бог [2]

Тараумара — племя индейцев, живущих на севере Мексики, в штате Чиуауа.

В 1936 году французский поэт и режиссер Антонен Арто отправился к ним, чтобы изведать «путь Сигури» — приобщиться к тайнам жрецов, использующих в своих ритуалах галлюциноген пейотль. Над книгой о своем опыте Арто начал работать в психиатрической лечебнице, в которую был заключен вскоре после возвращения из Мексики.

* * *

Вся жизнь таруамара вращается вокруг эротического ритуала пейотля. Корневище пейотля — гермафродит, оно напоминает и мужские, и женские гениталии. Тайна индейцев заключается именно в этом ритуале. Пейотль возвращает «я» к его истинным истокам. Ты больше не сомневаешься в том, кто ты такой. Индейцы тараумара живут так, словно уже умерли. Они не воспринимают реальность и черпают магические силы из презрения, которое испытывают к цивилизации.

Антонен Арто

Издание осуществлено в рамках программы «Пушкин» при поддержке Министерства иностранных дел Фраиции и Посольства Франции в России

Antonin Artaud Les Tarahumaras

Gallimard

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Ручейник – личинка мотыля, живет только в чистой воде, и клев на него знатный. Но его среду обитания так загадили, что теперь легче найти мадагаскарского таракана, чем его. Вот и человек, вдруг спохватившись, обнаруживает, что расщепляется его культурный слой. На стадии распада проявляется все больше аномалий. Возможно, в фантасмагории метаморфоз, сопровождающих этот процесс, человек очутился на грани исчезающего вида? «...Люди, как крысы, что-то чувствуют и... меняются. Готовятся к чему-то или просто так им жить легче?».

Дурненковские герои-чудики, видимо, пытаются то ли удержать прежний, то ли создать новый образ homo sapiens, куда-то таинственно ускользающий. Реалии прошлого, настоящего и даже потустороннего причудливо переплетаются, хотя и кажутся ничем не связанными в разрозненных сценах пьес, неожиданно резких витках фабулы и замысловатых финалах. И во всем – заманчивая недосказанность и неизменная, подспудно мерцающая лиричность авторов.

В высшей степени симптоматичным и политически актуальным было появление в радиодраматургии этого времени темы сейлемской трагедии конца XVII века, когда пресловутая «охота на ведьм» привела к массовой истерии, всеобщей подозрительности, страху и доносам, к гибели многих невинных людей в этом маленьком городке в штате Массачусетс…

В радиопьесе Уилфрида Петтита «Сейлемский кошмар» мастерски передана эта расчетливо инспирируемая атмосфера массового психоза, охватившего жителей Сейлема.

Базилио, правитель страны.

Сильвио, его сын.

Клотальдо, приближенный Базилио

Шут

Придворные

Военачальник

Виночерпий

Казначей

Беатриче, куртизанка

Дамы, фрейлины

Пажи

Женщины из народа, бедные работницы

Народ, ремесленники, воины, мужики, горожане и др.

Действие происходит во владениях Базилио, в сказочной стране. Между прологом и действием 1 проходит 17 лет.

Марина Ивановна Цветаева (1892 – 1941) – великая русская поэтесса, творчеству которой присущи интонационно-ритмическая экспрессивность, пародоксальная метафоричность.

1 СЦЕНА

Торговый центр. На улице – ливень. Феликс и Люче стоят в очереди в кассу, вцепившись в коляску с покупками. Похоже на потоп.

ЛЮЧЕ. Говорила – возьми зонтик.

Пауза.

ЛЮЧЕ. Из-за тебя вечно что-нибудь происходит.

ФЕЛИКС. С кем поведешься, от того и наберешься. Виноват. Я заказал дождь. Выложил столько, чтоб еще и молнию добавили. А что – не нравится?

ЛЮЧЕ

(Квартира. Уютная, со вкусом обставленная. В оформлении чувствуется южный колорит: есть пальмы, лианы, ананасы… Появляется ЧУЧА – лохматый, помятый. За спиной у него ранец.)

ЧУЧА. Кажется, повезло… Никого! (Начинает сбрасывать ранец. Ему удается это сделать, ранец с грохотом падает на пол. Входит БАБУШКА.)

БАБУШКА (с ужасом.) Что случилось?! Что с тобой, Чуча?!

ЧУЧА. Ничего не случилось. Вот: пришел…

БАБУШКА. Посмотри на себя в зеркало!

В сборник входят впервые издаваемые в русском переводе произведения японских драматургов, созданные в период с 1890-х до середины 1930-х гг. Эти пьесы относятся к так называемому театру сингэки – театру новой драмы, возникшему в Японии под влиянием европейской драматургии.

Пьеса, «Оноэ и Идахати» (1915), написана Окамото Кидо (1873–1939), драматургом, тоже посвятившим свое творчество исключительно театру Кабуки и тоже пытавшимся внести нечто новое в традиционную драму. История трагической любви куртизанки Оноэ и молодого самурая Идаю Харады основана на фактическом происшествии, случившемся в 1746 году, когда любовники, не видя возможности соединиться навеки, решили вместе уйти из жизни.

Муж, Котов Сергей Прокофьевич, он же Котик, он же Джон "Калико Джек" Рекхэм.

Жена, Котова Анна Амбруазовна, в девичестве Бонина, она же Лапа, она же Анна Бонни.

Действие первое

На сцене — стандартная обстановка гостиной в городской квартире среднего достатка. На стенах, вперемежку с семейными портретными фотографиями, висят декоративные сабли с кинжалами, а также — большое зеркало. Из комнаты — три двери: справа — на кухню, сзади — в коридор, слева — в спальню. Перегородка между кухней и гостиной проходит по сцене, так что зрителю видны обе комнаты. Помимо двери в этой же перегородке прорублено продолговатое окно. Муж и Жена сидят перед включенным телевизором. Муж дремлет в кресле. Жена, наоборот, напряженно наклонившись вперед, смотрит на экран. Из телевизора доносится зловещий шепот, душераздирающий крик, затем музыка — фильм кончается. Жена встает с дивана и выключает телевизор.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

На бескрайних просторах Аляски, под суровым юконским небом пересекаются пути героев: восемнадцатилетней аристократки, отказавшейся от богатства ради любви, и чикагского журналиста. Их судьба оказывается во власти таинственного призрака прошлого и неожиданного страшного предсказания…

В книге раскрывается происхождение и значение собственных имен – личных имен, отчеств и фамилий, имен мифологических персонажей, наименований географических объектов на территории нашей страны и на всей планете (названий земель, городов, морей, гор, озер, рек); даются сведения из истории названий многих мест в Москве.

Для школьников, студентов и педагогов, а также для всех, кого влекут тайны рождения слов.

Cатирические портреты известных политиков, общественных деятелей, художников и артистов в интервью с журналистом и писателем Александром Никоновым.

Граждане!

Должен признаться, что за свою не слишком долгую, но весьма насыщенную писательскую жизнь я встречался со многими известными людьми. Причем, от некоторых знаменитостей получил несказанное удовольствие. Иные – прямо Райкин и Жванецкий в одном флаконе! Мог ли я не поделиться своими впечатлениями с тобой, читатель? Глупый вопрос. Да я был бы последней свиньей, если бы этого не сделал!

Я не свинья.

Александр Никонов

Ты же талантливая, Света, вырви у жизни свой шанс! Легко сказать, вырви шанс. Как? И много ли шансов на счастливую жизнь у проводницы поезда? Внешность – далеко не модельная, возраст – совсем не юный. Уже за сорок. Причем серьезно за сорок. Иллюзий никаких, а вот мечты еще остались. Обычные женские мечты – обрести любовь и счастье. О! Это не так мало. Любовь... Счастье... Глупо сорокалетней дамочке мечтать о принце, о харизматичном красавце, который бросит к ногам весь мир. Да и вокруг по большей части невыразительные лица, мелкие личности... А может, ну их, этих красавцев? Подальше от стандартов! Дай себе больше свободы, и в один прекрасный день ты увидишь алые паруса!