Quake II - Capture the Flag

Дмитрий Пучков

Quake II: Capture the Flag

И пол, и красноватые стены, и лестницы освещались хорошо. Тихо гудели лампы, где-то еле слышно плескалась вода. Ничто не выдавало присутствия человека.

Он сидел под лестницей, не мигая глядя на стену перед собой. И вспоминал...

Солдат никогда не рассуждает и не спрашивает, куда и зачем его посылают. На то он и солдат. Он просто идет и делает свое дело. Причем делает хорошо, потому что знает: тот, кто делает плохо - делает в последний раз.

Другие книги автора Дмитрий Юрьевич Пучков

Старший оперуполномоченный Goblin любил играть в компьютерные игры. И вот результат! Зверская бойня в марсианском аду, безостановочная беготня и непрерывная пальба, зомби в кровавом угаре, инопланетные твари и неустрашимые десантники, – всё скрутилось под одной обложкой и превратилось в лютый коктейль наставления «Deathmatch Quake» (экземпляр № 666) и романа об операции «Ground Zero» – смертоносном рейде на планету-зону Пенитенциарных Миров, среди солдат именуемых Негодяйскими.

Наши победят. Ведь в бой ведёт Гоблин – герой Галактики и всех Обитаемых Миров, легендарный победитель Вселенского Зла, а с ним Сидор Лютый, инструктор по тактике разведывательно-диверсионной деятельности.

С нами древняя мудрость народов Земли. Семеро одного не боятся!

«Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала». (Георгий Димитров). Мы настолько привыкли к этому слову, что забыли его определение и стали использовать как ругательство. Дмитрий Goblin Пучков, Михаил Попов, Клим Жуков и Егор Яковлев призывают вспомнить истинное значение слова «фашизм» и разобраться, что же это такое в современном обществе. «Шовинизм – это национальная ненависть. То есть я вас не люблю, а свою страну люблю. Если я свою страну люблю – я патриот. Если я вас не люблю – я уже националист при этом. А если я вас ненавижу – я шовинист. Так что же – объявлять целые страны изгоями? Дескать, пусть уйдет этот Саддам, сейчас мы все там раздавим. И что будет?» (Михаил Попов).

Ни для кого не секрет, что современные СМИ оказывают значительное влияние на политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь общества. Но можем ли мы безоговорочно им доверять в эпоху постправды и фейковых новостей?

Сергей Ильченко — доцент кафедры телерадиожурналистики СПбГУ, автор и ведущий многочисленных теле- и радиопрограмм — настойчиво и последовательно борется с фейковой журналистикой. Автор ярко, конкретно и подробно описывает работу российских и зарубежных СМИ, раскрывает приемы, при помощи которых нас вводят в заблуждение и навязывают «правильный» взгляд на современные события и на исторические факты.

Помимо того что вы познакомитесь с основными приемами манипуляции, пропаганды и рекламы, научитесь отличать праву от вымысла, вы узнаете, как вводят в заблуждение читателей, телезрителей и даже радиослушателей.

Взрывы дикого хохота следовали один за другим. Казалось, от грубого ржания тряслись стены и пол. Сморщившись от похмельной головной боли, дневальный сердито смотрел в ту сторону коридора, откуда доносились раскаты безудержного веселья.

"Десантура валит",- недовольно подумал он. Видать живые все вернулись, вот и веселятся. Обычно-то им не до смеха... Из-за дальнего угла в коридор вырулило десять вооруженных до зубов бойцов. Все как один были ободранные, грязные, небритые и чумазые. Однако на перемазанных физиономиях контрастно сверкали белозубые улыбки, а дружное гоготание указывало на отличное расположение духа.

Известный переводчик Дмитрий Goblin Пучков — это не только голос за кадром, но и авторитетный смотрящий за киномиром.

Когда-то он был простым гражданином, учился в школе, ходил на завод, а потом вдруг стал знаменитым. Теперь, как человек, сменивший множество профессий, Дмитрий Пучков смотрит на киноискусство незамутненным взглядом, а как бывший оперуполномоченный, копает до самой сути и вскрывает животрепещущие темы, отвечая на вопросы контингента:

— какие бывают «великолепные дубляжи» и «достойные субтитры»

— о тотальной нехватке времени и как с ней бороться

— как удалось так быстро раскрутиться

— есть ли мат в английском языке

— каковы перспективы отечественного кинематографа

— что такое «смешной перевод» и что такое «правильный»

— для чего пишут книжки и снимают кино

— ожидаются ли смешные переводы от «Божьей искры»

— чем перевод фильма отличается от перевода компьютерной игры

— каких интересных, страшных и необычных людей видел в жизни

— будет ли предел наплыву идиотов

— как надо изучать английский язык.

«Записки сантехника о кино» — книга о работе над фильмами и обо всем, что с ней связано. Многие интересуются, что происходит за кулисами, и получают ответы.

Оригинальные, простые и понятные. Доступные пониманию не только детей, но и экспертов с мировым именем.

Русские и украинцы всегда жили вместе и жили дружно. Поссорить братьев-славян было первоочередной задачей Западного мира и подкупленных им агентов влияния из числа людей всегда и всем недовольных. На Украине получилось, в России нет. Как происходило развитие ползучих революций в наших странах, чем обернулась деятельность ЦРУ для людей непричастных и сотрудников пятой колонны, наглядно показывает книга «Украина це Россия». Контингент получит всё, что хотел, но не мог найти в предыдущих книгах: • как зомбируют людей • за что скакали майдауны • кто сбил «Боинг» • куда подевался Blackwater в степях Украины • как выглядит коричневый переворот • надо ли идти на митинг и брать с собой маленьких детей • как и зачем разгоняют демонстрации • куда ведут несогласных мощнейшие российские мыслители — певцы, артисты, журналисты • почему антисоветчик всегда русофоб В книге найдутся познавательные лекции о православии и про ислам с последующими вопросами и ответами по теме доклада. Россия — многонациональное государство, а русские привыкли жить в мире и согласии с малыми, гордыми и непохожими на них народами. Она слишком устойчива, чтобы сбить её с ног горстке вялых интеллектуалов. Книга рекомендована для чтения лицам старше 16 лет.

Новая книга Егора Яковлева содержит ответы ведущих российских историков и специалистов по Октябрьской революции на особенно важные и интересные вопросы, связанные с этим периодом российской истории. Свою точку зрения на без преувеличения судьбоносные для страны события высказали доктор исторических наук Сергей Нефедов, кандидат исторических наук Илья Ратьковский, доктор исторических наук Кирилл Назаренко, доктор исторических наук Александр Пыжиков, кандидат исторических наук Константин Тарасов. Прочитав эту книгу, вы узнаете: — куда в Петрограде был запрещен вход «собакам и нижним чинам»; — почему крестьяне взламывали двери помещичьих амбаров всей общиной, а не поодиночке; — над кем была одержана первая победа отечественного подводного флота; — каким образом царское правительство пыталось отбить русскую нефть у Нобелей и что из этого вышло; — чему адмирал Колчак призывал учиться у японцев; — зачем глава ЧК Феликс Дзержинский побрился налысо и тайно пробрался в воюющий Берлин в 1918 году.

Многие граждане нашей родной страны, к сожалению, уже совершенно не понимают, что мы празднуем 9 мая, а главное – зачем. Чтобы подобных вопросов становилось меньше, и мы четко понимали, что есть что, и написана эта книга. Мы празднуем день Спасения, день Освобождения. Великая Отечественная война была для русского народа, для народов, входивших в состав Советского Союза, войной на выживание. Никогда ещё подобная угроза не нависала над нашим Отечеством. Почему же Германия стремилась в этой войне: а) уничтожить русскую государственность; б) подорвать биологическую силу народа и в) загнать его в исторический тупик, из которого он не смог бы уже выбраться? Какое место русские занимали в расовой теории Гитлера? Об этих и других не менее сложных вопросах идет речь в книге Егора Яковлева и Дмитрия Goblin Пучкова.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

М.Самохвалов

КТО ВЫПИЛ ЗОРЬКУ?

Я откопал на помойке старый мотороллер. Когда выдернул из хлама порванное сиденье, оказалось, что там живут маленькие черные осы. Пришлось срочно продираться через крапиву к выгону.

Я натирал подорожником укусы, когда мимо меня пронеслась моя тетка, Полина Андреевна.

Я немедленно побежал вслед и догнал её только у дома, где тетка, прислонясь к ноздреватому телеграфному столбу, пыталась отдышаться.

Макс Самохвалов

HОВЫЙ ПЛУГ

Утpом, когда вся семья собpалась за завтpаком, я объявил:

- Я плугин достал новый. Сегодня можем ставить.

- Опять! - всплеснула pуками бабушка. - Пpошлый еще в памяти - чеpным воспоминанием коpявых текстуp...

- Очень хоpоший плугин, - добавил я менее увеpенным голосом. - Ставится повеpх пятого апгpейда.

- А если он глюкавый? - сказал папа, отламывая кусок хлеба от общей буханки.

(c)идея Татьяны Hестеровой (с)искажение и реализация Петра Семилетова

15 августа - 16 сентября 2001

МИШКИ

Воздух обжигает холодом, тёмен морозный лес, тёмен да снежен лес морозный, пусто и тихо в лесу, только ветки скрипят, да ели, да сосны, вокруг стоят. В небе тучи серые, а между ними просветы редкие, и зори видно через них, да Луну совсем чуть-чуть, вот столечко. Скоро Hовый Год...

Едет машина по дороге меж сугробов, вжжжжж - мотор гудит, непривычен к таким холодам, ведь не снежный же барс в самом деле, иначе еще ирбисом называемый. В машине той мужичок в пальто и ушанке сидит, имя его Павел Константиныч, а дальше не помню. Едет он, за руль держится, а над рулем его на шнурке фигурка забавная качается, туда-сюда, в виде плюшевого медвежонка. Знаменитая фабрика произвела эту игрушку на свет.

…На самом большом дисплее корабля, ближе к краю, вольготно расположилась наглая, плечистая волосатая муха-космонавт. — Здрасьте, — произнесла муха. — Здрасьте, — сказали Ыырх и Ага-хр-р, и Ыырх скучно подумал: — Вот и долетались… Несколько слов о том, как плохо быть инопланетным шпионом.

Написано для Фандомной Битвы-13.

Доктор Кто в мире Конан Дойля и готических мотивов. Версия Доктора взята из отдельного мультфильма «Крик Шалки».

Иллюстрация: Мисс Жуть.

Однажды один Вася, представитель славного рода Лопухиных, пошел в гастроном, чтобы приобрести для своего питания два пакетика чипсов. Он вышел из дому и шел и шел и шел, и вдруг стал свидетелем ужасного и, как видно, в высшей степени опасного зрешища. Было лето и жарко, и Вася шел медленно. Между Васей и местом, где это ужасное зрелище должно было вскорости состояться, оставалась еще сотня метров, не меньше, когда над улицей прокатилась волна горячего воздуха, а следом за ней из безмятежной небесной синевы — не опустились, не спланировали, даже не возникли, а как бы родились — громадные, блестящие как елочные игрушки, шары. Единственным звуком, сопровождавшим их появление, было поскрипывание песчинок при соприкосновении с асфальтом огромной зеркально сияющей массы. В шарах раскрылись прямоугольные дверные проемы и из них стали организованно выбегать гуманоиды — в серебристых комбинезонах с прозрачными круглыми шлемами. Под шлемами легко различались лица, но в большинстве своем не земные, а, наоборот, зеленые и большеглазые. Обмерший от ужаса Вася увидел, как гуманоид, бежавший последним, чем-то расплавил асфальт и вонзил в него длинный телескопический шест, на конце которого затрепетало кровавое гуманоидское знамя — красное полотнище с зеленым большеглазым лицом. Знамя, видно, было с турбонаддувом, так как трепетало и развивалось при почти-что полном отсутствии ветра. Стоило только взвиться гуманоидскому знамени, как пришельцы подняли вверх грозного вида устройства, оказавшиеся в последствии бластерами, и принялись стрелять из них — сначала просто так, а потом по окнам ближайших зданий, показывая землянам, кто теперь главный. В Васином теле проснулись инстинкты, унаследованные, должно быть, с очень отдаленных времен, вследствие чего оно развернулось и побежало. Поэтому (и только поэтому) если пришельцы и вознамерились перевести огонь на живые мишени, то добраться до Васи они уже не смогли. Hо это еще не все.

В некотором царстве в некотором государстве Шотландий и Англий жил-был добрый молодец. И был он всем хорош да пригож, но очень уж любил этот молодец виски. И так уж он его обожал, что жить без него не мог. А где виски, там и приключения. Батюшка с матушкой пока не поздно, и так пытались отвадить дитятко от пагубного зелья, и эдак — всё попусту. Но сколько верёвочке не виться, всё конец будет. Однажды коварное зелье всё-таки погубило молодца.  

Маша я. Марья Ивановна… Колыванова. Да вы документик-то откройте — там всё написано. И про возраст, и про прописку… Ну, уж какой есть, других не выдавали. Что значит — просрочен? Я карточку только в прошлом году вклеивала, до сороковника мне еще далеко. С чего бы мне это плохо выглядеть? На все свои двадцать шесть, не жалуюсь. Не смешно. Каких-таких пятьдесят? Нет вы сами на меня посмотрите, а не на паспорт. Ну, как? Да при чем здесь косметические операции? Я ж не бабушка, у меня даже детей нет! Гляньте на другую страницу. Убедились?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Пугач

Эпизод

"...А прямо пойдешь - живым не вернешься".

Плюнул витязь на камень, пришпорил каблуками коня и поскакал по росистой траве навстречу солнцу. Ласковый ветерок приятно холодил грязные пальцы, торчащие из драного сапога. Тупое копье болталось поперек седла, шлем сползал на глаза, старая кольчуга бренчала всеми прорехами - но конь был силен и верен, а витязь молод и настырен.

Все темнее и глуше лес. Уже и круче заворачивает дорога, бежит к громадной, черной, словно шерстью покрытой горе. Какую судьбу готовишь ты, большая дорога, тому, кто осмелился довериться твоим поворотам?

Вадим Пугач

СРЕДСТВО ПРОТИВ МОЛЛИ

Hекий студент не выносит мусора. Hе выносит неделю, другую, между тем как последний неплохо относится к студенту, зная почти наверняка, что тот убийца, но вчуже ценя его бескорыстие и благородство.

Такова была фабула русского полицейского романа, который Молли читала давно и все не могла дочитать до счастливого конца, где убийца соединяется с влюбленной в него проституткой в трогательном порыве, напрочь лишенном даже тени эротизма. Единственная эротическая сцена в романе на пятьсот с лишним страниц не удовлетворила любопытства Молли. Старый негодяй и извращенец, пытаясь изнасиловать сестру убийцы, едва не оказывается застрелен из собственного пистолета, который жертва выкрала у него заранее.

Вадим Пугач

У ХРИСТА HА ЕЛКЕ

(святочный рассказ)

В глубине Петроградской стороны, в сетке глухих и вязких улиц еще стоит каменный пятиэтажный дом, принадлежавший генеральше Херлиг. Сам генерал усоп в чине майора, но настырная вдова таинственно продвигала карьеру покойного, постепенно накапливая недополученные мужнины ордена и звания. Квартиру во втором этаже занимало скромное но добротное семейство ловкого молодого племянника генеральши. Кроме него, здесь жили его жена, приятная болезненная дама, и маленький сын, своевольный и крупноголовый.

Юрий Пухов

Писатель и его герои

Предисловие

Земля сибирская славна и богата своей суровой и прекрасной природой с ее несметными сокровищами, своими людьми, смелыми, сильными и самобытными, а в наше время еще и большим отрядом художников слова, создавших интересные книги, воспевающих этот своеобычный край. С первых лет Великого Октября складывалась литературная Сибирь, выдвигая все новые и новые имена талантливых писателей, которые запечатлели жизнь, характеры и судьбы сибиряков на разных этапах исторического движения, от стародавних времен до наших дней. Известны, полюбились читателям романы и повести Вячеслава Шишкова и Всеволода Иванова, Лидии Сейфуллиной и Анны Караваевой, Ефима Пермитина и Константина Седых, Даниила Романенко и Афанасия Коптелова, Саввы Кожевникова и Алексея Югова, Николая Задорнова и Алексея Черкасова, Георгия Маркова и Сергея Сартакова, Анатолия Иванова и Сергея Залыгина, Василия Шукшина, Виктора Астафьева, Олега Куваева и многих других литераторов разных поколений и дарований, но единых верностью лучшим традициям русской классики, неизбывной влюбленностью в родную землю и своих земляков. Это убедительное свидетельство того, сколь богата талантами земля сибирская.