Пять-двадцать пять

Автор пьесы «Пять двадцать пять» – молодой петербургский драматург Данила Привалов – жанр пьесы определил как «депрессивная комедия с хорошим концом». В пьесе есть неизбежные обстоятельства современной жизни: массовая культура, эстетика телевизионных шоу, наркотики, одиночество, непонимание…Но – это только обстоятельства, в которых разворачивается история любви юноши и девушки, современная история Ромео и Джульетты. 

Эта пьеса – о самом главном в жизни: о любви, о важности Жизни, и о том, что о своих чувствах нужно уметь говорить во время. Жизнь дается один раз и как ею распорядиться – решать нам…

Отрывок из произведения:

Посвящается ушедшему 2002 году и солнцу, нарисованному на окне.

Депрессивная комедия с хорошим концом в 2-х действиях и 4-х сценах.

Все действующие лица пьесы не имеют реальных прототипов. Совпадения случайны, следовательно закономерны.

Действующие лица:

Коля.

Таня.

Пандус.

Толстый.

Первый.

Второй.

Другие книги автора Данила Привалов

Обоснованная претенциозность и критическое отношение к традиционной драматургической форме Данилы Привалова, давшие повод сравнить первые постановки его пьес с нью-йоркским дебютом Сэма Шепарда – это «наш ответ» Петербурга ново-драматическому истэблишменту в Москве. Пьесы представляют собой почти избыточный набор содержательного шокинга, реализованного точным чередованием приемов Брехта с Куртом Вайлем и Кэрил Черчилл, Гришковца и Тарантино с Оливером Стоуном. Тренировка, оборачивающаяся экспериментом, дозволяет автору – который еще и профессиональный актер и режиссер – не рассматривать текст, как нечто выделенное из спектакля, а считать составляющей его производства.

Данила Привалов – лауреат Конкурса Молодых Петербургских Драматургов. Спектакль по пьесе «Люди древнейших профессий» в постановке Михаила Угарова идет в театре Школа современной пьесы (Москва).

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Трагедия в пяти действиях

По мотивам драмы Вольтера «Семирамида»

Действующие лица:

Первая.

Вторая.

Третья.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Первая. Это все не просто так. Я не знаю, что это такое… Какая между нами связь?

Третья. Какая между нами связь?

Вторая. Я его очень люблю, и он меня очень любит…

Первая. Но все это не просто так… Я его чувствую на расстоянии. Недавно он мне приснился. Мы сидели у него дома за столом, ели, смеялись… Такой сон. И я стала ему звонить. Не дозвонилась. А потом, когда все-таки дозвонилась, оказалось, что он меня разыскивал, потому что написал новые стихи и хотел мне их прочесть.

Гротескно-сатирическая "зверино-марионеточная" комедия «Знаменитые» (1975) австрийского писателя Томаса Бернхарда обращена к театральному и музыкальному миру, предстающему в эпоху его предельной коммерциализации как всеохватная ярмарка тщеславия, самолюбования, зависти и злословия. Ансамбль персонажей пьесы исполняет многоголосую партитуру этого опереточно-саморазоблачительного действа зло и весело, даже задорно, и Бернхард не скупится на многообразные художественные средства, расцвечивающие текст.

Кандида Марасиган, дочь Лоренсо, старая дева.

Паула Марасиган, дочь Лоренсо, старая дева.

Пепанг, их замужняя старшая сестра.

Маноло, их старший брат.

Битой Камачо, друг семьи.

Тони Хавиер, квартирант в доме Марасиганов.

Пит, редактор журнала «Санди Мэгэзин».

Эдди, журналист.

Кора, фотокорреспондент.

Это история Доры. Доры, у которой немножко «не все дома», которая, может, и не является красавицей, однако способна очаровать каждого, кто имеет с ней дело, которая долгое время была смирным ребенком, но которая в один прекрасный момент со всей своей невинностью бросается в омут «взрослой» жизни. Жестокой проверке подвергаются моральные устои семьи, внутренний закон всех, кто так долго составлял окружение Доры, был единственным ее миром.

Пьесы Алексея Слаповского идут на сценах многих театров мира и, конечно, в России (около 30 театров). Эта драматургия балансирует на грани драмы и трагикомедии, она довольно сильно отличается от его же экранизированных сценариев, где все, по выражению автора «ласково, нежно и утешительно». Слаповский-драматург, не скованный необходимостью быть в формате, свободен, он, если взять название одной из пьес, «Не такой, как все». И эти пьесы, что важно, интересно читать, поскольку идея-фикс Слаповского: вернуть драматургии статус полноценного литературного вида.

Холм в лесу. В холме пещера, вход в которую скрыт кустами. Рядом с холмом сломанный, необычайно большой мухомор.

К холму выходят два подростка, Руслан и Людмила, с лукошками в руках. Они собирали грибы и заблудились, поэтому идут неуверенно.

ЛЮДМИЛА. Мне кажется, мы уже были здесь.

РУСЛАН. Не были.

ЛЮДМИЛА. Нет, были. Вот мухомор (указывает на гриб), который ты сбил в прошлый раз.

РУСЛАН

«Грех» – незаконченная пьеса Леонида Филатова по мотивам произведений Ивана Бунина.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новые произведения популярного фантаста, ранее выступавшего под псевдонимом Дж. Коуль, вновь погружают читателя в атмосферу невероятных приключений и звездных битв. Герой романа «Несущий Смерть» Керл Вельхоум — непобедимый звездный гладиатор, с успехом сражающийся и с коллегами на арене, и с вражескими киборгами, и с самой Смертью.

Роман о советских воинах, прошедших боевой путь в Афганистане. В центре фабулы романа – художник Веретенов, который едет на «необъявленную войну», чтобы запечатлеть происходящее на холсте и повидаться с сыном, находящимся в воюющих частях. Глазами художника-баталиста и рисуются те события, что развертывались в те дни в районе Герата, воссоздаются образы советских солдат и командиров.

При художественном оформлении книги использованы уникальные фотографии, сделанные А. Прохановым на месте действия, – писатель неоднократно бывал в воюющей стране.

Расхожее утверждение, что народ жив, пока смеется над собой, сегодня надо применять осторожно: слишком заигрались, слишком много позволяем над собой смеяться: От щекотки тоже смеются. Таков смех у большинства современных эстрадных юмористов. Проза Сергея Прокопьева тоже вызывает улыбки и смех, но здесь смех — удивление, смех — восхищение, смех — грусть. Автор любит своих героев и никогда не позволит над ними насмешки.

«Чудес на свете много, их все не перечесть». Большая часть этой книги посвящена «чудесам» нашей нескучной жизни: НЛО, экстрасенсам, «народным» целителям, «истинным» вероучениям, выборам.

Рассказы Сергея Прокопьева просты и одновременно по-чеховски мудры. Вместе с писателем мы весело смеёмся над нелепицами нашей жизни, над незадачливыми персонажами, которые всё время попадают в какую-либо историю. Но за смешными бытовыми эпизодами можно увидеть мятущуюся человеческую душу, задуматься над смыслом человеческой жизни, над смыслом нашей эпохи.