Пять-двадцать пять

Автор пьесы «Пять двадцать пять» – молодой петербургский драматург Данила Привалов – жанр пьесы определил как «депрессивная комедия с хорошим концом». В пьесе есть неизбежные обстоятельства современной жизни: массовая культура, эстетика телевизионных шоу, наркотики, одиночество, непонимание…Но – это только обстоятельства, в которых разворачивается история любви юноши и девушки, современная история Ромео и Джульетты. 

Эта пьеса – о самом главном в жизни: о любви, о важности Жизни, и о том, что о своих чувствах нужно уметь говорить во время. Жизнь дается один раз и как ею распорядиться – решать нам…

Отрывок из произведения:

Посвящается ушедшему 2002 году и солнцу, нарисованному на окне.

Депрессивная комедия с хорошим концом в 2-х действиях и 4-х сценах.

Все действующие лица пьесы не имеют реальных прототипов. Совпадения случайны, следовательно закономерны.

Действующие лица:

Коля.

Таня.

Пандус.

Толстый.

Первый.

Второй.

Другие книги автора Данила Привалов

Обоснованная претенциозность и критическое отношение к традиционной драматургической форме Данилы Привалова, давшие повод сравнить первые постановки его пьес с нью-йоркским дебютом Сэма Шепарда – это «наш ответ» Петербурга ново-драматическому истэблишменту в Москве. Пьесы представляют собой почти избыточный набор содержательного шокинга, реализованного точным чередованием приемов Брехта с Куртом Вайлем и Кэрил Черчилл, Гришковца и Тарантино с Оливером Стоуном. Тренировка, оборачивающаяся экспериментом, дозволяет автору – который еще и профессиональный актер и режиссер – не рассматривать текст, как нечто выделенное из спектакля, а считать составляющей его производства.

Данила Привалов – лауреат Конкурса Молодых Петербургских Драматургов. Спектакль по пьесе «Люди древнейших профессий» в постановке Михаила Угарова идет в театре Школа современной пьесы (Москва).

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

АННОТАЦИЯ

Однажды на день рождения мне подарили старинную чернильницу. По форме судя, не скучного XIX, а вычурного XVIII столетия. В нем вещица эта была дешевой: стекляшка в бронзе. По прихоти случая стеклянная часть уцелела, а металлический лепесток ручки пострадал. Нет, не вельможа, питомец Фортуны, макал в нее перо, а житель чердака, бедняк-литератор.

Сколько глубокомысленных трактатов извлек из нее этот старатель с небрежно напудренной косой, сколько торжественных од и мелодических элегий!

Бесследно пропал инженер Евгений Петрицкий — незаменимый на производстве работник и отличный семьянин. Жена, по совету подруги, обращается к знакомому следователю. И вскоре выясняется страшная правда…

По пьесе снят фильм Куда исчез Фоменко? (1981).

Участвуют в аукционе:

Ильич— 54 лет

Педичев— 98 лет

Нюра — 65 лет

Клавдия— 101 года

Франциско— 34 лет

Рэйчел — 23 лет

Усяма— 48 лет

Фидель — 60 лет

Ваня — 22 лет

Сад, человек-волк— 22 лет

В сборник вошло четыре пьесы драматурга В. Бурыличева, из них две комедии и сказка для детей. Построенные на жизненных ситуациях и конфликтах, эти написанные в разные годы пьесы выдержали проверку временем. Они звучат актуально и современно и в наши дни. Сборник призван пополнить репертуар народных театров.

В некотором царстве, в некотором государстве введена новая награда — провести ночь с идеалом красоты. На этот раз награда досталась профессору Е. Жуку 59 лет от роду… Мелодрама в двух действиях с эпилогом [пьеса]. Написана в 1972 г.

Комната ювелира Руперта, который, разлегшись на софе, курит табак. У окна сидит племянница его Розина и шьет в пяльцах.

Руперт. Правду сказать, племянница, хотя тебе исполнилось уже двадцать лет, но ты все еще не довольно разумна. Как можно почтенное звание ювелира ставить на ряду с простым званием колбасника или трубочиста? Будь тебе известно, что более тридцати лет назад, как начал я каждый воскресный день, бывая в кирке, приносить господу богу благодарственные молитвы, за то, во-первых, что он сотворил меня немцем, во-вторых, что судил быть мне ювелиром, а не кем-нибудь другим, в-третьих, что соблаговолил даровать мне возможность рассуждать здраво о политике! Видишь ли, сколько во мне одном высоких преимуществ, а ты неразумная…

Площадь в Каире. У правой стороны главная мечеть.

При входе стоят муфтий{2} и великое множество имамов{3} и сантонов[1], поодаль толпы народа разных званий и исповеданий, что приметно по их одежде.

Имамы стоят смиренно, потупя взоры; народ волнуется, а сантоны делают наподобие беснующихся необычайные прыжки и размашки руками, показывая вид яростный.

Муфтий.

В книгу ленинградского драматурга Георгия Трифонова вошли комедии «Ах, этот Бах», «Обязательное свидание», «Большие обиды» (пьеса была удостоена премии на Всероссийском конкурсе). В этих произведениях гротеск, сатирическая острота и хлесткая ирония сочетаются с добрым юмором и мягким лиризмом. В сборнике опубликованы также одноактные пьесы. Их отличает широкое тематическое разнообразие. Это серьезный разговор о мужестве и преданности Родине в годы революции и Великой Отечественной войны («Мост разводится в полночь», «Минное поле»), о вдохновенном труде и жизни молодежи («Первая красавица»), об острых противоречиях социальной жизни за рубежом («Шоссе через лес»).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новые произведения популярного фантаста, ранее выступавшего под псевдонимом Дж. Коуль, вновь погружают читателя в атмосферу невероятных приключений и звездных битв. Герой романа «Несущий Смерть» Керл Вельхоум — непобедимый звездный гладиатор, с успехом сражающийся и с коллегами на арене, и с вражескими киборгами, и с самой Смертью.

Роман о советских воинах, прошедших боевой путь в Афганистане. В центре фабулы романа – художник Веретенов, который едет на «необъявленную войну», чтобы запечатлеть происходящее на холсте и повидаться с сыном, находящимся в воюющих частях. Глазами художника-баталиста и рисуются те события, что развертывались в те дни в районе Герата, воссоздаются образы советских солдат и командиров.

При художественном оформлении книги использованы уникальные фотографии, сделанные А. Прохановым на месте действия, – писатель неоднократно бывал в воюющей стране.

Расхожее утверждение, что народ жив, пока смеется над собой, сегодня надо применять осторожно: слишком заигрались, слишком много позволяем над собой смеяться: От щекотки тоже смеются. Таков смех у большинства современных эстрадных юмористов. Проза Сергея Прокопьева тоже вызывает улыбки и смех, но здесь смех — удивление, смех — восхищение, смех — грусть. Автор любит своих героев и никогда не позволит над ними насмешки.

«Чудес на свете много, их все не перечесть». Большая часть этой книги посвящена «чудесам» нашей нескучной жизни: НЛО, экстрасенсам, «народным» целителям, «истинным» вероучениям, выборам.

Рассказы Сергея Прокопьева просты и одновременно по-чеховски мудры. Вместе с писателем мы весело смеёмся над нелепицами нашей жизни, над незадачливыми персонажами, которые всё время попадают в какую-либо историю. Но за смешными бытовыми эпизодами можно увидеть мятущуюся человеческую душу, задуматься над смыслом человеческой жизни, над смыслом нашей эпохи.