Пять дней с маньяками

Hе доверяй никому…

Водитель остановил грязно серую Волгу неподалеку от заросшего травой и какими-то сорняками входа.

- Игорь, ты пока начинай вытаскивать вещи, а мы сходим, узнаем насчет домика, — скомандовал Саня.

Командир, блин, нашелся. Hо спорить с ним было лень, особенно утром в понедельник. Я вылез из машины, дав возможность сделать то же самое еще двум пассажирам, а точнее пассажиркам нашего транспортного средства, Марине и Кате. Все небо было затянуто серыми тучами, не было видно ни малейшего просвета. Кажется, хорошо мы тут отдохнем, просто отлично.

Другие книги автора Игорь Крючков

Колька Серов налил себе стопку и задумался. Вот так вот, жизнь проходит, а он еще ничего не сделал такого этакого, выдающегося, не прославился в общем никак. Это было плохо, крайне плохо. Что-то надо было с этим делать, причем срочно.

Колька выпил и стал думать, что бы с этим такого сделать. «Стану великим хоккеистом, — подумал он. — Буду получать миллионные гонорары и играть в НХЛ. Хотя нет, лучше стану очень известным актером, буду сниматься в хороших фильмах, только в Голливуде, естественно. Тоже, понятно, деньги, поклонницы, слава. Да, хорошая идея! Хотя нет, нужно что-то иное…»

Игорь Крючков

Ангел-хранитель

Я стоял на крыше дома и смотрел на расстилающийся внизу город, смотрел в последний раз. Все, пора свести счеты с этой глупой жизнью, в которой я не видел ничего, кроме боли и неудач. И в довершение всех бед, моя девушка бросила меня, бросила навсегда. А город внизу жил своей жизнью, так же он будет жить и завтра, но уже без меня...

Что ж, пора, решился, значит медлить не надо. Я, больше не раздумывая, прыгнул вперед, как можно дальше. Все закрутилось и перемешалось, земля и небо, дома и деревья. Еще несколько секунд и все... Hу, только бы я умер сразу, ненавижу боль...

Игорь Крючков

Поэт

"Поэты не рождаются

случайно..."

Его звали Поэт. Он редко писал стихи, чаще всего крайне неудачные. Он знал, что не обязательно писать стихи, чтобы быть Поэтом. Поэтом нельзя стать, им можно только родиться. Ему не повезло родиться именно им. В этом и состояла главная проблема его жизни. Он не мог чувствовать, как другие. Его чувства были иными... странными... Он иногда видел то, чего другие не замечали. Поэт понимал природу вещей, но не мог заставить себя с ней бороться. Он понимал и одновременно не понимал других людей. Ему не хотелось ничего менять и ни на что влиять. Он верил, что все идет, как задумано, что Природа сама знает, чего хочет. Ему нравились люди, в большинстве своем. Конечно, встречались и такие, которых он терпеть не мог, но их было довольно мало. К основной массе людей он относился скорее равнодушно, хотя знакомых у него было много. Своих друзей он любил и готов был отдать за них свою жизнь. Жизнь Поэта.

Игоpь Кpючков

Вспоминай

День выдался тяжелым, но к счастью все рано или поздно проходит. Прошел и этот день со всеми его проблемами. Я медленно брел в сторону своего дома по тихой, плохо освещенной аллеи. Мысли мои были далеко от происходящего вокруг. Интересно, позвонит сегодня Иpишка или опять нет. Как же мне надоело это каждодневное ожидание: позвонит или нет? Или позвонить мне? Впрочем, нет, наш уговор все еще в силе - когда посчитает нужным, позвонит сама. Я ее беспокоить не буду.

Игорь Крючков

Жизнь для тебя

- Месье Орлов, вам срочная телеграмма, - мальчикрассыльный протянул мне лист бумаги.

- Спасибо, - ответил я, дав ему чаевые.

В телеграмме было все три слова: "Я умираю. Приезжай". И подпись - Hадежда Слепнева. Адрес был указан ниже. Тьма сдавила мне грудь, я выбежал из кафе, заплатив по дороге назойливому официанту. Такси мгновенно остановилось, повинуясь нетерпеливому движению моей руки.

Игоpь Кpючков

Ждать и надеяться

Катя сидела на кухне и пила холодный чай. Было грустно и тоскливо. Одиноко. В дверь раздался звонок, от неожиданности она вздрогнула. Возможно сегодня...

Hа пороге стоял Сергей, придерживаясь рукой за дверной косяк. Он был явно в не совсем трезвом состоянии, что происходило с ним не так уж и часто.

- Что случилось? - спросила Катя.

- Она меня бросила, - Сергей взглянул на Катю так, что у нее сжалось сердце. - Вот так вот взяла и бросила, не объяснив даже почему. Так надо и все тут.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Звонко стучали топоры. Их разноголосая песнь привычно разносилась по всему посаду. Не бывает такого времени, чтобы нигде ничего не рубили, лишь по праздникам топоровый звон сменяется колокольным. Нет звука уютней человечьему уху.

Но сегодня ладный перестук словно иной – заставляет прислушиваться и ёжиться в испуге, представляя плотницкую работу.

Ладили сруб. Мастерили добротно с вылежанного леса, рубили в лапу, как не всякую избу делают. Старались, хоть и знали, что работе стоять не долго. Да и сама работа, господи помилуй, что за сруб такой? Для колодца велик, для избы – да что там, для избы – для баньки захудалой и то маловат. И место выбрано то ж не для байны – у воеводских хором, перед самым красным крыльцом.

Алексей Мась

Ящик по бартеру

- Семенов! - полковник вышел из машины, смахнул беспокойные снежинки с шинели. Посмотрел в сторону военного поселка. - Доложи обстановку.

- Все в порядке, товарищ полковник...

Одновременно, не дожидаясь окончания фразы майора, рухнул склад. Рухнул со страшным хлопком, рассыпая вокруг серый дым бетонной крошки. Полковник машинально присел.

- Я вижу... Все в порядке...

- Стараемся.

Анатолий Матях

ПЛОСКОСТЬ АПОКАЛИПТИКИ

Адам отвернулся от созерцания пышных достоинств Евы. Только сейчас он понял, какие же это достоинства. Голос, доносящийся одновременно отовсюду, обвиняющим тоном произнес:

-Итак, вы вкусили плода от Древа познания добра и зла. Я же предостерегал вас - вы еще не готовы к этому. И что теперь?

-А что, - неуверенно промямлил Адам, - весьма вкусно.

Округлости Евы пробуждали в нем что-то новое и непонятное, и поэтому Адам не мог сосредоточиться. Он повернулся к ней спиной, и стал смотреть на Древо, на котором было еще очень много неувядающих и не портящихся плодов.

Войцех Мазярский

ВИХРЬ

- Итак, господа, - произнес полковник, - ситуация вынуждает нас предпринять решительные шаги. Вы прекрасно знаете, что положение ухудшается с каждым днем. Если так пойдет дальше, через год мы уже не сможем обеспечить Город энергией.

Через открытое окно в зал проникал шум улицы. Послеполуденное солнце еще ощутимо грело, и его косые лучи падали на потные лица нескольких мужчин. Капитан Янг откинулся назад и выглянул наружу. Город жил своей жизнью, на тротуарах между разноцветными стенами копошились толпы прохожих, по дороге лился поток автомобилей и конных экипажей. На углу улицы двое полицейских живо жестикулируя спорили с группой полуголых дикарей, вооруженных ножами и дубинками. По-видимому, они объясняли пришельцам, что вход в Город с оружием запрещен, а те ничего не понимали. Они подсовывали под нос полицейским мятые грязные документы и показывали коня, на спине которого находилась живность, предназначенная для продажи. Наконец они неохотно направились к воротам Города, сдавать дубинки таможенникам.

Меньшов Виктор

Сердца Лукоморов

Памяти отца моего, Евграфа Васильевича.

Моей маме, Александре Ивановне. Пожалуйста, живи долго, мама!

Я вас очень люблю. Наверное, это надо говорить чаще.

Там, где болота и снега,

там нет ни окон, ни дверей.

Там чья-то бабушка Яга

не любит мыльных пузырей,

печёт картошку на углях

и чешет старые бока.

А Ванька бегает в полях,

изображая дурака.

Меньшов Виктор

Заложники

Пьеса

Действуюшие лица:

Пенсионеры:

Полковник. Иван Иванович. Президент. Профэссор. Циклоп.

Нина Петровна. Вера. Люба.

Обслуга:

Анна Иоанновна. Нянечка. Врач.

Прочие:

1-й пецназовец. 2-й спецназовец.

Телеоператор. Корреспондент.

Некто Штатский.

Столичный журналист.

Марсианин. Нечто в Бороде.

Санитары, солдаты, прочие обитатели пансиона...

На следующий день я проснулся поздно и с трудом. Следующим он был, разумеется, по отношению ко вчерашнему, а вчерашний оказался знаменателен тем, что этот тип из восемнадцатой квартиры, набивавшийся ко мне во друзья-товарищи, приволок ни с того, ни с сего полбанки настоящего контрабандного кофе (кажется, из Гондураса), прямо в дверях сунул мне его в руки (в порядке подхалимаша, я думаю), скорчился в туповатой ухмылке и прогнусавил, что, мол, кофеина в нём все сто, а не ноль целых ноль десятых, как в нашем, магазинном, пропущенном через Минпищепром. Я машинально принял подношение и также машинально захлопнул перед его мясистым носом обитую дерматином дверь. Нет, кажется «спасибо» я всё-таки сказал. Дело в том, что по телеку в тот момент «Дочки-матери» транслировали, где наш выдающийся сатирик М. Задорнов сыпал плоскими шуточками, а Алан Чумак раздавал всем присутствующим по обе стороны телеэкрана несуществующие яблоки. Нет, на яблоки я не клюнул — не дурак всё же, кумекаю, а вот на дочек и их мамаш поглядеть охота была (особенно сцену в бассейне — помните?). Так что того типа из восемнадцатой принимал не я, а мой автопилот; тот же автопилот сварил этот проклятый кофе, чёрт бы его побрал, по всем правилам кулинарного искусства, а расхлёбывать его пришлось, разумеется, мне. Поскольку же «Арабику» и ей подобные сорта я привык потреблять литрами, то и этот дурацкий контрабандный порошок я потребил по полной программе, а потребивши, понял, что все сто, обещанные тем типом, — это не пустой звук, а объективная реальность, данная мне в ощущениях посредством гулко забившегося, словно рыба об лёд, сердца где-то внутри моей грудной клетки. Сердце рвалось наружу, в панике биясь о рёбра, причём рёбра мои при этом вибрировали и излучали звуковые волны достаточно широкого диапазона частот. Даже Катька, жена моя, подозрительно скосила на меня свои большущие глазищи, на секунду оторвавшись от телека, и попросила меня не греметь, а то у неё от этого грёма

Лайон МИЛЛЕР

ИМЕЮЩИЕСЯ ДАННЫЕ ОБ ЭФФЕКТЕ УОРПА

Перевел с английского

И. ИНОЗЕМЦЕВ.

(Извлечено из "Введения в предварительное исследование некоторых случаев уникальных аномалий", Соч. Альма Виктория Снайдер-Грей, доктора наук. Форт, штат Индиана. Изд. Форт-колледжа, 2222).

Наиболее ранние достоверные сведения о детских годах Альдуса Уорпа свидетельствуют о том, что, хотя по физическому своему развитию он казался почти нормальным, все соседи, товарищи по играм и члены его семьи считали его безнадежным идиотом. Известно также, что он был тихим ребенком, явно предпочитавшим сидячий образ жизни. Никогда он не произносил ни слова, за исключением резкого звука "Уи-и-и", да и то в тех только случаях, когда его звали к обеду или завтраку или если ему удавалось найти какой-нибудь камешек или палочку необычной формы, возбуждавшие в нем непонятный для окружающих интерес.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Молодая англичанка, собирающаяся стать врачом, и потомок конквистадоров волею случая оказались в одной экспедиции, ищущей в Андах материальные следы цивилизации инков. Красота и таинственность окружающей природы, необыкновенные приключения и трудности, выпавшие на долю героев, сближают их. Однако жизненные пути этих столь разных людей, похоже, неминуемо должны разойтись. И действительно, девушка возвращается в спокойную, предсказуемую Англию, оставив свою сказочную любовь в Перу.

Но надолго ли?..

Маньяк-убийца, операцию по задержанию которого проводит специальная бригада лос-анджелесской полиции, берет в заложники некоего человека по фамилии Торн. Операция проходит удачно, заложник освобожден, но в сумке Торна полиция обнаружила пистолет и записную книжку с непонятными записями. Это начало тайны, раскрыть которую предстоит Джону Бэррону, полицейскому, оказавшемуся в бегах и вынужденному сменить даже имя. Кто мог знать, что американский след протянется через всю Европу и проявится в далекой России. А в деле, которое расследует Бэррон, замешаны потомки царского рода Романовых, ведущие жестокую битву за российский престол.

Показаны новые возможности использования запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений: установление пола, примерного возраста человека, оценка объектов на наличие запаховых следов человека, запаховых помех, смешения запаховых следов нескольких лиц. Предложен универсальный метод подготовки и применения лабораторных собак-детекторов для проведения таких исследований.

Для сотрудников экспертно-криминалистических подразделений, уголовного розыска, следователей, кинологов и юристов, интересующихся проблемами исследования запаховых следов.

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации

Экспертно-криминалистический центр МВД России

Как же хочется пожить чужой жизнью, сидеть на троне в богатом наряде и повелевать рыцарями! Вернее — рысарями, потому что именно к ним попала Маша, когда перенеслась в другой мир, чтобы выполнить миссию Сквозняка.

В этом мире миссии словно звенья цепи, словно диски на пирамидке, словно матрешки, только завершишь одну, соберешься домой — вот тебе следующая. Маша меняет титулы как наряды, от принцессы до самозванки, от дикарки до ученицы лекаря, и все равно не приближается к разгадке, Кто этот ледяной рыцарь, которого ей нужно спасти? Кто третий жених, несущий с собой гибель? Кто принес в эту заснеженную страну проклятие ледяной кости? И, наконец, как выбраться из всех этих переделок и все-таки выполнить свою миссию?

УДК 82-3