Путин: враг русских, враг России

1. Путин - враг русских

Правящий режим во главе с Путиным проводит целенаправленную политику, которая приводит к вымиранию русского населения и его замещению мусульманско-тувинским. Антирусская политика, которую начал Горбачев и продолжил Ельцин, при Путине получила официальное оформление в виде так называемого демографического проекта, начатого в 2006 г. И Путин, и Медведев, и их министры неоднократно выражали удовлетворение его результатами.

Другие книги автора Виктор Васильевич Вецкий

Характерная черта современной ситуации в России – вспыхивающие в разных регионах межнациональные и межэтнические конфликты с участием представителей кавказских республик. По сути дела, можно говорить о кавказско-мусульманской экспансии, чертами которой являются:

Сращивание с силовыми структурами. Переселяясь в русские регионы, кавказцы подкупают и ставят под контроль силовые (а иногда и криминальные) структуры, чувствуя себя полными хозяевами. Во время всех межнациональных конфликтов с участием кавказцев местные жители жаловались на то, что полиция выступает на стороне кавказцев. Во время конфликта в Нурлате (Татария, 2013 г.) "полицейские встали на сторону кавказцев и при разгоне их оппонентов прострелили одному из них ногу

Каа! Это Каа! Бегите! Бегите!

Многие поколения юных бандерлогов смирялись и начинали вести себя хорошо, когда старшие пугали их рассказами о Каа…. Они боялись в джунглях только Каа, потому что ни один из них не знал пределов его могущества; ни один не выдерживал его взгляда; ни один не вышел живой из его объятий.

Р.Киплинг

Всегда был убеждён, что основы всех переломных исторических моментов - идеологические, (а не экономические, как учат марксисты) противоречия. Именно идеологические противоречия лежали в основе Великой французской революции, Великой октябрьской революции, а также в основе распада Советского Союза.

14 июня 2014 на Триумфальной площади в Москве состоялся митинг в защиту Новороссии. Все, кто выступал, называли Путина лгуном, трусом, предателем и соучастником военных преступлений. У собравшихся и случайных прохожих эти слова вызывали поддержку. Не было ни одного протеста против такой оценки Президента. Разительный контраст с тем энтузиазмом и воодушевлением, которое царило в обществе в марте – апреле после триумфального возвращения Крыма.

Однажды трехголовый дракон поймал русского, француза и англичанина. "Я отпущу того, кто придумает такой смешной конец истории, что все мои три головы рассмеются. А остальных съем. Вот начало истории: Вы приходите домой и обнаруживаете, что жена лежит в постели с любовником".

Англичанин подумал и сказал:

- Как настоящий джентльмен я разденусь и присоединюсь к жене и её любовнику.

Рассмеялась одна голова дракона

Популярные книги в жанре Публицистика

В последнее время наша духовная литература перестала считаться с современным материализмом и обращает свое внимание на нового врага церкви, борьба с которым для нее, кажется, и неминуема, и неотразима. Мы говорим о спиритизме, который овладел уже целыми миллионами людей в Старом и Новом Свете и что ни день — делает все новые и новые успехи, как за границею, так и у нас в России.

Мы уже не раз указывали на этого модного врага церкви и в беглых заметках время от времени напоминали, что враг этот в одно и то же время и множится, и растет, и вызывает наших духовных деятелей на серьезную с ним переведку. Наши упоминания и заметки, однако, едва ли были так счастливы и удачны, чтобы остановить на себе внимание наших пастырей и ученых. Наши богословы и проповедники до сих пор не полагали особенных усилий оспаривать у этого нового учения его слишком быстрые и неблагоприятные для церкви успехи [Не отнимая достоинства у некоторых статей, напечатанных в наших духовных журналах о спиритизме и о спиритах, а также у двух брошюр, изданных по этому предмету, мы не можем не посетовать, что ни в одном из этих сочинений нет сколько-нибудь веских ударов, направленных прямо против существеннейшей и важнейшей стороны спиритизма, против его философской доктрины, — «против спиритизма как против явления философско-религиозно-нравственно-практического». Этого осязаемого недостатка не восполнили и интересные статьи г. М Лебедева «Спиритизм и спириты», напечатанные в журнале С. Петербургской духовной академии («Христианское чтение» за 1866 год). Несмотря на то, что в этих статьях спиритизм получил едва ли не самое полное определение и по началу этих статей в них можно было ожидать подробной критики всесторонних отношений «новой религии», но надежда эта несколько не оправдалась: критика почтенного автора опять и здесь наивысшую свою силу проявила в разгроме той «странно-суеверной стороны в спиритизме, — собственно спиритской формы, спиритского характера, которые (по упованиям г. Лебедева) со временем пройдут, а содержание спиритизма, большая сторона его доктрины, его отношения к религии и собственно к христианству и относящиеся до этого воззрения его и стремления могут остаться и жить не под именем спиритизма и без отношения к духам»].

Здесь совершенно темно. Я не знаю, где запад и где восток. Видно только небо, покрытое легкими темными облачками. Я спрашиваю:

– Где Москва?

– Вы сейчас стоите к ней лицом, – отвечает голос, – скоро взойдет луна.

Я начинаю видеть кожаное пальто моего собеседника. Мы только что познакомились с ним и долго тыкали в воздух руками, прежде чем они соединились в рукопожатии. Рука у него теплая и твердая. Он майор, командир подразделения истребительной авиации.

Московские старообрядцы ходатайствуют у правительства о дозволении им открыть у себя школы. Дело идет об учреждении школ исключительно для детей старообрядцев, родители которых находят неудобным вверять обучение своих детей учителям, назначаемым начальством, а хотят иметь учителями людей излюбленных и избранных к тому обществом.

«Московские ведомости», впервые заявившие об этом местном московском событии, обобщают этот факт с общим вопросом о раскольничьем образовании и, обсуждая этот вопрос с разных точек зрения, заключают свою статью предположением, что возникающий вследствие приведенного ходатайства москвичей вопрос всеконечно получит разрешение, которым удовлетворится скромное искательство старообрядцев. Мы с своей стороны также желали бы верить, что ведомство, от которого будет зависеть решение этого дела, не откажет московским старообрядцам в их нынешнем ходатайстве, а разрешением этого случая разрешен будет и вообще вопрос о раскольничьих школах. Но мы поостережемся, однако, предрешать результат, который ждет возникший интересный вопрос. Мы знаем, что и так называемый «дух времени», и скромность, и законность ходатайства, и характер отношений правительства к расколу, — все это дает право питать те надежды, которые выражены «Московскими ведомостями», но… мы помним, как вопрос этот поднимался в прежние годы… В 1862 и 1863 году дух времени был тот же, или, по крайней мере, почти тот же; заявленные тогда требования раскола были так же скромны и умеренны, как и нынешние, а правительство и тогда так же, как и ныне, было проникнуто характером веротерпимой мягкости, и… несмотря на все это, старообрядцы, просившие позволения учредить школы для своих детей, не получили этого дозволения.

Недавно я держал в руках собственную смерть. Держал, смотрел и понимал: будущего — нет.

Армянский вестник

№2 1998г.

Просто диву даешься, до чего изобретательны стали бакинские потомки Чингис-хана в мучительных потугах вызвать сочувствие международного сообщества, а заодно и доказать некую исконность, “историчность” своих притязаний на земли коренных народов Закавказья.

В конце марта президент Азербайджана издал два бесподобных указа. Одним он учредил почетное звание “шехид 20 января” (шехид значит погибший за родину или что-то в этом роде, иными словами – герой). Другим указом учрежден еще один день памяти жертв геноцида (см. “НГ”, 3.04.98). Не подумайте только, что г-н Алиев вдруг решил покаяться за своих турецких старших братьев, виновных в преступлении геноцида против армян, или за своих предшественников на посту президента Азербайджанской Республики, которые так и не понесли ответственности за армянские погромы в Сумгаите, Гяндже, Баку, Геташене, Мартунашене, Арцвашене и т.д. Отнюдь нет! Он придумал свой геноцид, которому якобы не раз подвергались азерские тюрки, и, подтвердив одну, установил вторую официальную дату, когда этот артефакт надо отмечать.

Мы уважаем наших знаменитых земляков как-то выборочно. Сначала, кроме Чернышевского, никого как бы и не знали. Затем, позабыв автора «Что делать?», долго говорили о Столыпине и наконец увековечили его.

Герой сегодняшнего небольшого исследования саратовских ученых был и врагом большевиков, и политическим оппонентом Столыпина.

Может, поэтому в Советской России его имя было под запретом и в новой не вспоминают. Хотя сделал он для родины немало.

Статья о «ляпах» фантастов при написании собственных произведений и попытка классифицировать эти ляпы.

«Быть может, у меня ничего не получилось, но я так не думаю.

Перед вами – итоги моих болезненных размышлений о нашем с вами Отечестве.

Чтоб понять, кто мы и зачем, нужно было заново пересобрать все представления, и я бережно, с тщанием ребёнка, пересобрал.

В какой точке бытия находимся мы и куда следуем. Что есть Родина. Какое отношение мы имеем к Древней Руси. Насколько близки к нам князья династии Рюриковичей и кто для нас Грозный Иоанн. Как мы из дня нынешнего видим “белых”, и что нам думать о “красных”. И прочие попутные вещи, осмыслять которые мы не перестанем ещё долго: Великая Отечественная и бесовские пляски вокруг неё, украинский, погрязший во лжи, вопрос, Владимир Семёнович Высоцкий, российские демократы, русский, берега потерявший, рок, земля у нас под ногами и звёздочка у нас над головой.

Беспощадные русские вопросы, милосердные русские ответы».

Захар Прилепин

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любовь творит чудеса. Известная фраза. Но какого это в отношении ангела? Непростого ангела.

Повесть о необыкновенных приключениях Вити Сметанина и его друзей на каникулах в городе и деревне.

В книгу ранней прозы крупнейшего русского писателя и ученого Андрея Синявского вошли написанные с 1955 по 1963 год рассказы и повесть «Любимов».

Эти произведения были переданы автором за границу и с 1959 года начали там публиковаться под именем Абрама Терца, некоторые сначала в переводах.

Произведения Терца этой поры отличаются необычайной степенью внутренней свободы. Социальное несовершенство советской жизни предстает в них не как следствие перекосов системы, а как следствие, в первую очередь, изначальной несвободы людей. В творчестве Синявского последовательно выражен культ свободной личности, самоценной и суверенной.

Абрам Терц обнаружил себя как настоящий модернист, впрочем, ведущий свою родословную от таких реалистов, как Гоголь и Щедрин, и ощущающий генетическую связь с такими писателями, как Замятин, Булгаков, Платонов.

Нельзя не заметить перекличку между антиутопией Терца «Любимов» и платоновским «Котлованом».

Представляем широкому кругу читателей произведения Андрея Синявского, давно не публиковавшиеся в нашей стране.

Пьеса «Игра снов» отличается глобальностью, фаустовской космичностью сюжета. Это одно из наиболее совершенных творений Августа Стриндберга, по его словам, «дитя моей величайшей боли».