Путевые заметки, или Неотправленные письма к Маше

Владимир Полин

Путевые заметки или неотправленные письма к Маше.

Hабрано под "Scooter"

17.02.99 [07:25]

Тосно. Спали в подъезде. Вчера зависали у человека в Павловске, там мощнейше накурились. Давно меня так не пёрло. Решили ехать во Владик.

17.02.99 [19:08]

Трубников Бор. За весь день - один водитель. Подвёз с выезда из Тосно до Любани.

У меня мёрзнут ноги, руки. У Жени ноги мокрые. Hикто не останавливается. Просили еды в деревне - отказ. Все ссылаются на её отсутствие всвязи с задержками зарплаты.

Другие книги автора Владимир Полин

В.Полин

Повесть о настоящем человеке v2.0

Городок, где жил Сергей, был обычный Мухосранск, каких несметно много на бескрайних просторах нашей бескрайней Родины. Примечателен он был не частью ПВО или ВВ, как другие Мухосрански, а авиаполком, где Серега и служил.

Сверху город напоминал печатную плату с выжженой местным криминальным авторитетом Карасем для устрашения мухосранских коммерсантов и залетной братвы микросхемой бара "Престиж".

Популярные книги в жанре Современная проза

Сергей БАБАЯН — родился в 1958 году в Москве. Окончил Московский авиационный институт. Писать начал в 1987 году. Автор романов “Господа офицеры” (1994), “Ротмистр Нежениев” (1995), повестей “Сто семьдесят третий”, “Крымская осень”, “Мамаево побоище”, “Канон отца Михаила” (“Континент N№ 85, 87, 92, 101), сборника прозы “Моя вина” (1996). Живет в Москве.

Конечно, каждый, кто проходит под пока еще относительно белыми стенами возобновленного, если можно так выразиться, храма Христа Спасителя, или даже просто натыкается взглядом на его золотые купола, бесцельно поводя глазами по московской панораме, скажем, с какого-нибудь Крымского моста, думает о своем. Кто, к примеру, вообще мыслей своих с храмовыми стенами и куполами не соотносит и как бы их даже и не замечает, продолжая размышлять, например, о мучительной нехватке денег до зарплаты или, совсем наоборот, о том, что предпочтительнее купить на материальный результат от удачно проведенной сделки — новый джип “чероки” или однокомнатную квартиру под сдачу у метро “Сокольники”. Да, впрочем, и те, кого посещают мысли, с храмом связанные, тоже не обязательно о божественном думают. Скорее даже, мало кто — о божественном. Жизнь заедает. Кто-то начинает московское начальство костерить, что столько денег вбухали, а людям жрать нечего; другие эстетически изгаляются, насмехаясь над тем, что, вот, поставили бетонный муляж с Глазуновым внутри вместо тоновского мрамора и васнецовских фресок и еще позволяют себе гордиться; третьи, может, даже и когдатошний бассейн, куда ходили на предмет здорового веселья, и нетребовательных, по тем давним временам, московских девушек добрым словом вспоминают… Хотя некоторым — туристам особенно — очень даже и нравится эта этнографическая лепота, со всех углов снимают. В общем, кому что.

Мюриэл Спарк - английская писательница, литературовед. Критикуя мораль и жизненную философию английского современного общества (роман "Баллада о предместье" (1960); повесть "На публику" (1968); рассказы), использует приемы реалистического гротеска. Суд над мнимыми нравственными ценностями и мотив воздания по существу, а не по видимости. Рисунок Спарк предельно реалистичен. Автор не сгущает красок, и действительность порой бывает страшнее того, о чем рассказано.

Александр Вяльцев — родился в 1962 году в Москве. Учился в Архитектурном институте. Печатался в “Знамени”, “Континенте”, “Независимой газете”, “Литературной газете”, “Юности”, “Огоньке” и других литературных изданиях. Живет в Москве.

Ежи Анджеевский (1909—1983) — один из наиболее значительных прозаиков современной Польши. Главная тема его произведений — поиск истинных духовных ценностей в жизни человека. Проза его вызывает споры, побуждает к дискуссиям, но она всегда отмечена глубиной и неоднозначностью философских посылок, новизной художественных решений. 

Сергей АЛИХАНОВ — родился в 1947 году в г. Тбилиси. Окончил Грузинский институт физической культуры. Автор нескольких стихотворных сборников, повести “Клубничное время” (“Континент”, № 77) и романа “Гон” (М., 2000). Живет в Москве.

Александр Кузнецов — родился в 1963 году в Туле. Окончил факультет журналистики МГУ. Работает в редакции газеты “Тульские известия”.Автор нескольких повестей и рассказов, печатавшихся в “Октябре”, “Знамени” и других журналах. Живет в Туле.

Шестнадцатилетняя Марта выбирает между успешной мамой и свободолюбивым папой-бессребреником с чудаковатой бабушкой. Марта не собирается жить по чужим правилам. Динамичная, как ни на что не похожий танец на школьном конкурсе, история Дарьи Варденбург – о молодых людях, которые ломают схемы и стереотипы, потому что счастье у каждого своё, и решить, какое оно, можно только самому.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ян Полищук, Борис Привалов

Мисс Хрю

Приключенческий памфлет

Глава I. ГОРОД УЛЫБОК.

Достоверно известно, что на карте Республики Потогонии города с таким приятным названием найти еще никому не удавалось, В географических справочниках, ревностно просматриваемых шефом полиции генералом Шизофром, эта частица страны, отстоявшая от Нью-Торга на таком же расстоянии, как и от Вертингтона, именовалась зоной полупустыни.

- Выбейте из мозгов эту чепуху! - заявил однажды Шизофр, отличавшийся деликатностью выражений, корреспондентам рабочих газет. - В городе должны жить люди, а в данной местности людей не обнаружено.

Валерий Полищук

Контакт

Новогодняя сказка

Утренняя дорога состояла из девяти пролетов по десять ступенек каждый, а потом трехсот сорока двух шагов до станции метро. Лукомский прошагал сто шестьдесят восемь, когда его остановил осипший голос:

- Здравствуйте, Валерий Лукьяныч.

Сбившись со счета, он затормозил на гололеде и ответил раздраженно:

- Здравствуй, мальчик.

Существо в детской шапке, в громадных ботинках на тощих ногах зябко поежилось и просипело:

Валерий Полищук

Смысл-54

Михаил Петрович Рязанцев давно махнул рукой на свою внешность и потому понятия не имел о том, как меняется его оболочка. А тут пришлось ему примерять в магазине костюм, - жена уговорила, - и попал Рязанцев в кабину, где зеркала сразу с трех сторон. В кабине же, осматривая под надзором Ольги Сергеевны обнову, он увидел трех непохожих друг на друга, но одинаково неприятных мужчин. Одного - узкоплечего, с приплюснутым обезьяньим затылком, другого - с висячим носом и светящейся макушкой и третьего, хорошо знакомого, с мешками под глазами, двухдневной щетиной и начинавшей подвисать щекой. От этого наблюдения вселилось в него привычное чувство побитости.

Г.ПОЛИТЫКО

Hи капли фантастики

(РАССКАЗ ФАНТАЗЕРА)

Мама у меня инженер, и она вообще-то не против фантастики. И все-таки однажды у них вышел спор с бабушкой, и мама сказала: - Это вы приучили моего сына к разным коврам-самолетам и различным "по щучьему велению"... Это верно. Фантазером я стал под влиянием бабушки. Только в истории, которую я расскажу, нет ни капли фантастики. Разговор пойдет о том, как меня передали по проводам - почти как телеграмму. И еще о том, как я едва не попал в туманность Второгодников. Впрочем, по порядку. Все началось с того, что я вытянулся. За одну зиму - на шесть сантиметров. Но никто не похвалил меня за такой скачок в росте. Даже наоборот. - Вырос, - сказала мама и вздохнула. - Ах, если бы вместе с тобою не росла твоя лень! Так и пошло. В школе и дома. Слова "взрослый", "большой", "длинный" посыпались на меня со всех сторон, словно я превратился в железнодорожный семафор, от которого зависит безопасное движение поездов. Оля Фокина, наш староста, заявила мне прямо: - Теперь, Колечкин, стало особенно заметно, насколько Витя Пыжиков выше тебя. Выше по умственному развитию! Я и так понял, что "по умственному". Потому что Витька Пыжиков - карапуз в сравнении со мной. В общем, говорю об этом без обиды, Витька Пыжиков, наш изобретатель, наш космонавт, наш авто-мото-вело-фото-кино-радиолюбитель, дружил со мной по непонятным причинам. У нас с Витькой был общий язык. Когда мы были вместе, Витька что-нибудь выпиливал, обтачивал, паял, а я... Я смотрел и говорил. Я фантазировал. Я выдумывал огромные космические корабли, которые не надо выпиливать и выстругивать, а только нажал педаль - и готово, полетел!.. Я летал, а Витька строгал. Чаще всего я летал лежа на диване. И вот однажды... Нет, нет, ничего фантастического! Диван не полетел, я тоже. А Витька вдруг отложил паяльник и заговорил. - Знаешь, - сказал Витька. - Знаешь, что я услышал недавно? Не поверишь. Любого человека - меня, тебя и даже Олю Фокину, нашего старосту, - можно в принципе передать по проводам. - Как? - удивился я. Наступила минута, когда я позавидовал Витькиной фантазии. Может быть, он и в самом деле не врал?.. Электрический ток - это движение мельчайших частиц по проводнику. Любое тело, в том числе мое и Витькино, состоит из мельчайших частиц - молекул, атомов и прочих электронов. Вот и спрашивается: почему бы тогда Витьку или меня не передать по проводам? Между прочим, нас услышала мама. Она инженер и ничуть не стала возражать, чтобы меня куда-нибудь передали. - Это было бы чудесно, - сказала мама. - А те клеточки, в которых у тебя лень, можно было бы отфильтровать... Мама, конечно, шутила. Она-то всегда считала, что у меня пропитан ленью каждый атом. Где тут отфильтруешь!.. И все-таки меня "профильтровали", и по проводам тоже пришлось... Как это произошло? А вот как. На другой вечер, когда я сидел за уроками, в квартире перегорели пробки. Свет погас. Дома никого не было. Я не из таких, что боятся темноты, и пожалел только об одном: скоро мама вернется и починит пробки. А если не мама, то бабушка!.. А за окном звезды светят, и можно слетать к звездам. Можно самого себя передать по проводам куда-нибудь, где уже начались каникулы... Витька Пыжиков появился в комнате неизвестно откуда. Дернул меня за плечо и таинственно прошептал: - Готово! Аппаратура налажена. - Какая аппаратура? - А вот... - Витька потянул меня куда-то вниз (казалось, под стол), что-то звякнуло и загудело возле меня, и я сразу все понял. - Аппарат для человекопередачи? - Да, - ответил Витька. - Система "ЧП-шестой "А". И стал объяснять, какие великолепные возможности предусмотрел он в своем аппарате. Хочешь в Африку - пожалуйста! На Луну - в один миг! На Марс? На Большую Медведицу? А может быть, туда, где бесплатное мороженое и где сразу, без всяких билетов и аттестата зрелости, тебя посадят на звездолет? Я не дал ему договорить. Я замахал руками. Я согласен. Я готов. Я уже понял, что при помощи Витькиного аппарата смогу попасть в будущее. Я правильно понял. И вот - меня уже передают. Меня втискивают в провод. Я вытягиваюсь и сужаюсь. Меня передают головой вперед - наверное, для того, чтобы я мог сразу поздороваться, как только голова появится на другом конце провода... Точка, тире, точка. Пи-пи-пи... Тире, тире, тире. Я очень длинный. Наверно, поэтому сплошные тире... Витька не ошибся. Я угодил в приемное устройство звездолета. Угодил головой, ноги еще в пути, на подходе, но я уже могу рассмотреть пассажиров звездолета. Пассажиры сплошь ребята. Красные пионерские галстуки и даже октябрятские звездочки. Когда подойдут мои ноги, я буду выше их всех. Смело представляюсь: - Николай Колечкин. Коля. Законченно-незавершенное среднее образование. А вот и ноги подошли. Спрыгиваю в просторную многоместную кабину. Меня тут ждали. Меня засыпают вопросами: - Вы из нашего прошлого? - Вы из истории? - Да, - отвечаю им. - Я из вашего героического трудового прошлого. Бывал и в историях! Куда летим? - В зоопарк. В объединенное созвездие Льва и Теленка. "Что ж, - думаю, - маршрут подходящий. Посмотрим, чем теперь кормят бывших хищников". А на всякий случай заглядываю в иллюминатор: не снится ли мне все это? Но за окном полный порядок: черное космическое небо, мелькают, как фонари на улице, встречные звезды, а на каком-то млечном перекрестке сияет указатель: "До Андромеды - 1 500 000 000 000 000 световых лет". Значит, это не сон! Путешествие идет, как в сказке. И ребята, спутники мои, народ необыкновенно веселый. Да и как, думаю, им не радоваться? Ведь прогулка в зоопарк продлится несколько световых лет! А у нас в далеком прошлом каникулы продолжались каких-то два-три месяца!.. Все-таки я радуюсь вместе со своими попутчиками. Даже рассказал им кое-что о технике прошлого. То, что слышал от бабушки. - Примус - это не трактор, хотя и работал он на керосине. Примус - это даже не трамвай... Я понравился ребятам: как-никак предок!.. Они тоже наперебой просвещали меня: - В наше время мороженое не грозит ангиной! - Ешьте, ешьте, не бойтесь! И я ничего не боялся. До тех пор, пока... - А вот по курсу справа туманность Второгодников. Смотрите, смотрите! Почему-то я встревожился. В эту минуту мне припомнилась страничка из далекого прошлого - страничка с моими отметками за третью четверть 1962/63 учебного года... - Как? - спросил я своих теперешних попутчиков. - Разве у вас еще бывают второгодники? - Нет, что вы! - ответили мне. - Упоминание о последнем второгоднике имеет тысячелетнюю давность... Что касается туманности, она создана искусственно. После того как наши биологи открыли микрочастицы, предрасположенные к лени... - И вы посадили в эту туманность всех второгодников? - с некоторой опаской осведомился я. - Нет. Просто их... профильтровали. Собрали микрочастицы лени со всех близлежащих галактик и изолировали в особой туманности... Я успокоился (увы, слишком рано!). И сказал: - Все-таки в наше время это делалось проще. Лентяев обсуждали на пионерских сборах и комсомольских собраниях. Это получше фильтров. И еще, вы не знаете нашего старосту, Олю Фо... Страшный толчок - и я прикусил язык. В ту же секунду наш огромный корабль затрясло, как в лихорадке. Погас свет, а может быть, это у меня потемнело в глазах. "Пробки! Пробки перегорели! - раздались в темноте тревожные крики. - Вихревые токи в обшивке! Вредное излучение второгодников! Среди нас лентяй!" "При чем здесь пробки? - подумал я. - Пробки в звездолете?!" А меня уже тянули за ноги, трясли за плечи, и я понял, что меня притягивают второгодники, что корабль с моими веселыми попутчиками гибнет из-за меня. Я вспомнил маму, свою родную маму, маму-инженера. Зачем она не профильтровала меня заранее?..