Путеводитель по Ничему

Путеводители — это такая странная литература, где без конца повторяются одни и те же фразы, которые могут заморочить голову совершенно одуревшему туристу…

Отрывок из произведения:

Если бы нашелся храбрец, способный прочитать несколько сотен книжек, которые их авторы с достойным удивления нахальством именуют путеводителями, уверен, что такой читатель совершенно бы одурел и только бы и делал, что повторял фразы и великолепные обороты, какими пользуются составители путеводителей но замкам, дворцам и городам.

Итак, поглупевший и одуревший читатель без устали повторял бы такие вот выражения:

«Мои глаза взирают искрящимся взором на пленительную панораму…»

Другие книги автора Ярослав Гашек

"Похождения бравого солдата Швейка" (1883-1923) - самое популярное произведение чешской литературы, переведенное почти на все языки мира. Великий, оригинальный и хулиганский роман. Книга, которую можно воспринять и как "солдатскую байку", и как классическое произведение, непосредственно связанное с традициями Возрождения. Это искрометный текст, над которым смеешься до слез, и мощный призыв "сложить оружие", и одно из самых объективных исторических свидетельств в сатирической литературе.

Герой романа знаменитого чешского писателя Ярослава Гашека бравый солдат Швейк фигура одновременно комическая и трагедийная. Этот «маленький человек» литературы XX века — носитель народной смекалки и оптимизма — зримо известен всему миру по незабываемым иллюстрациям Йозефа Лады. Роман вошёл в сокровищницу мировой литературы.

Есть и ещё одно мнение об этой книге — это литература для настоящих мужчин, потому как казарменный юмор солоноват на женский вкус.

Более ранний (1937 год) перевод самого известного романа о Первой Мировой войне. К сожалению, только второй том. В настоящее издание вошло окончание романа, написанное Карелом Ванеком. В FB2 документ окончание перенесено без изменений из файла, подготовленного 13.05.2008 Busya, OCR & Spellcheck Инклер (http://lib.rus.ec/b/103246)

Собственно с этой повести и начались «Похождения бравого солдата Швейка»

Бравый солдат Швейк перед войной.

Отправляясь гулять, не забудьте взять с собой носовой платок, особенно когда простужены и вас мучает насморк…

Я. ГАШЕК

В аду

Среди множества душ, заключенных в пятом отделении - для наиболее закоренелых грешников, - находилась и душа начальника полиции Гофбайэра.

Начальник пятого отделения ротмистр черт Пршецехтел на совещании дьяволов не мог ею нахвалиться. Поэтому ей были представлены кое-какие льготы, и в котел с кипящей серой ее погружали только раз в месяц. Остальные дни она летала над котлом и следила, не высовывают ли иные грешные души голову либо руки и ноги, чтобы немного охладиться.

Пан Гафнер, член-учредитель общества изобретателей, сделал несколько открытий, однако они не принесли ему желанного успеха. Тогда он решил осчастливить мир очередным своим изобретением — набрюшным поясом от тупости…

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Юрий Меркулов

B.O.B.

В память о Великой Отечественной Войне

Соpоковой год. Главнокомандование pейхстага. Подлый, гадкий и вонючий офицеp с фамилией Баpбаpосс тихо забивал в сигаpетку план. Раскуpив ее, он пpислушался. Улицы были пеpеполнены фашистами, в общем, негодяями. Изpедка пpогуливался по улице экспоpтный поляк или евpей, если словом "пpогуливался" можно назвать пpогулку под дулом автомата и под звуком немецкого мата. Сигаpетка у Баpбаpосса погасла. Он понял, что его тpясет над унитазом Мюллеp:

СЛАВОМИР МРОЖЕК

Специальный корреспондент

В одной далекой стране ожидались важные события. Следовало как можно скорее послать туда специального корреспондента, однако средства нашей газеты были для этого слишком скудны, поскольку у нас было мало читателей и, следовательно, мало денег. Читателей могло быть больше, а следовательно, и больше денег, если бы мы имели возможность иметь по всему миру специальных корреспондентов, но, чтобы это себе позволить, нам нужно было иметь больше денег, что, в свою очередь, было бы возможно, имей мы больше читателей.

Бранислав Нушич

Ослиная скамья

Фельетоны, рассказы

Перевод с сербохорватского

Составление, вступительная статья и примечания А. Xвamова

СОДЕРЖАНИЕ

А. Хватов. Бранислав Нушич

ФЕЛЬЕТОНЫ

Автобиография. Перевод А. Хватова

Ослиная скамья. Перевод А. Хватова

В Калемегдане. Перевод А. Хватова

Мое первое интервью. Перевод А. Хватова

Перепись населения. Перевод А. Хватова

О`Генри

Последний трубадур

Перевод Зин. Львовского

Сэм Голлоуэй с неумолимым видом седлал своего коня. После трехмесячного пребывания, он уезжал из ранчо Алтито. Нельзя требовать, чтобы гость дольше этого срока мог выносить сухари с желтыми пятнами, сделанные на поташе, и пшеничный кофе. Ник Наполеон, толстый негр-повар, никогда не умел печь хорошие сухари. Еще в то время, как Ник служил поваром на ранчо Виллоу, Сэм вынужден был бежать оттуда уже через шесть недель его стряпни. Лицо Сэма выражало грусть, усиленную сожалением и слегка смягченную снисходительностью великого человека, который не может быть понят.

Марианна Орлова

КТО СТУЧИТСЯ В МОЗГ КО МHЕ

ИЛИ

КОЕ-ЧТО ОТHОСИТЕЛЬHО ОБЩЕHИЯ С СУЩЕСТВАМИ ИHЫX МИРОВ

Пункт 1. Об основных типах гостей.

a) Одержание. Появление обычно спонтанное, подчинение сознания максимальное. Появление одержащего бывает обычно кратковременное или одноразовое, если, конечно, он не ставит себе целью подчинить именно это сознание. Так как при одержимости хозяин сознания не может или почти не может контролировать действия гостя (хотя одержащие могут быть не только плохими, но и хорошими), подобные контакты опасны уже хотя бы тем, что чужая личность, лишенная контроля твоего сознания, может навредить тебе уже тем, что заставит делать то, что тебе не свойственно или непроизвольно поменяет энергетику организма. Отсюда вывод: играться с одержимостью можно только в самом крайнем случае и то лучше под присмотром какого-нибудь, условно говоря, специалиста, чье сознание в данный момент свободно.

Андрей Попов, Сергей Василько, Сергей Куликов

Зевнул и Слух

Как-то серым утром, в котором серым было все, кроме темноты, когда болшим серым Пентюхом был объявлен официальный утр, но природа (в т.ч. и первое солнце, их было два) об этом еще не знала, в своей теплой кровати проснулся некто Зевнул Слонько. Так его назвали предродители, ибо именно таков он и был. Он потянулся и зевнул, т.е. широко открыл свой рот, а вовсе не он сам, и по-утренненему громко хрюкнул. На этот громкий утреннений хрюк из под кровати выползло небольшое мохнатое существо и, устремив на Зевнула Слонько преданные выпуклые глазки, хрюкнуло в ответ:

Аpтем Пpохоpов

ПРИШЕСТВИЕ

- Зачем ты пришел?

- Потому что ты звал меня.

- Hо я не звал тебя.

- Hет, звал. Иногда, для того чтобы позвать меня, нет

необходимости произносить слова.

- Как это.

- Достаточно просто очень захотеть, и я приду.

- Да, я очень хотел, чтобы ты пришел.

- Вот видишь.

- Hо все равно, как ты узнал?

- Я почувствовал.

- Ты можешь чувствовать?

Аpтем Пpохоpов АКА Slу2m

РЕКЛАМHАЯ КЛЯУЗА

ВЫПУСК 5

Вечеp. В темной подвоpотне к гуляющему паpню подходят тpое бандитской наpужности, один с кастетом впеpеди, двое с отpезками тpуб сзади. Тот, что с кастетом говоpит: - Мужик, знаешь, что нам сейчас нужно? - Э... Освежить дыхание? - Ответ невеpный, мужик. И по пpавилам нашего шоу, тебе пpидется снять с себя несколько пpедметов одежды. Кожаная куpтка, часы, бумажник подойдут. Живо! Стимоpол Пpо Зэк! Свежее дыхание облегчает pаздевание...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фельетон, посвященный реакционной чешской журналистке Ольге Фастровой, написанный в форме некролога.

Учитель Пилоун, преподававший в гимназии страстно обожал грамматику. Любую грамматическую ошибку он считал чуть ли не личным оскорблением…

Третьеклассники Заградка и Розточил задались благородной целью сжить со света своего классного наставника Губера. Это было бы совершенно безнадежным делом, если бы пан Грубер не ухаживал за старшей сестрой Заградки — Руженой…

Не было в Средневековье государства мощнее Литвы. Вступив в унию с Польшей, принудив к союзу Молдавию, каждый год оно прирастало новыми землями на юге, востоке и севере. Ватага атамана Заозерского была пылинкой в сравнении с ним. Однако наш современник Егор Вожников, волею случая оказавшийся в средневековой Руси, уже успел допустить ошибку, заточив дочь Витовта в монастырь. Теперь великий князь Литовский и Русский горит желанием ему отомстить. Помочь Егору в этом противостоянии могут только горстка алмазов и подаренная купцу Михайле Острожцу в далеких краях индийская девушка Манджуша…